Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Правоприменительная практика

Судья Э.З. Бурганова

дело № 7960 учет № 57

 

Кассационное определение

 

 

29 июля 2010 года                                                                                                                                                                            город Казань

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе:

председательствующего Л.Ф. Хамзиной

судей Г.А. Романовой, В.А. Терехина

при секретаре судебного заседания З.Ш. Бикмухаметовой

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу Л.Ф, Хамзиной гражданское дело по кассационной жалобе представителя Нотариальной палаты РТ на решение Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 18 мая 2010 года, которым иск Нотариальной палаты РТ к нотариусу Набережночелнинского нотариального округа РТ М.И. Стерховой о лишении права нотариальной деятельности оставлен без удовлетворения, Встречные исковые требования нотариуса Набережночелнинского нотариального округа РТ М.И. Стерховой к Нотариальной палате РТ об отмене решения в части также оставлены без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, заслушав объяснения представителя Нотариальной палаты РТ, выступление М.И. Стерховой, судебная коллегия -

 

УСТАНОВИЛА:

 

Нотариальная палата РТ обратилась в суд с иском к нотариусу Набережночелнинского нотариального округа РТ М.И. Стерховой о лишении права нотариальной деятельности.

В обоснование исковых требований указано, что в ходе проведенной проверки работы М.И. Стерховой, занимающейся частной практикой в Набережночелнинском нотариальном округе РТ, выявлено нарушение последней требований статей 5 и 6 Основ законодательства РФ о нотариате в части не обеспечения тайны совершаемых и совершенных действий. Помошь в оформлении документов (подготовку проектов документов для дальнейшего нотариального удостоверения, правовое консультирование, в том числе по вопросам о наследовании) осуществляют лица, не являющиеся работниками нотариальной конторы. В частности, нотариусом заключен договор  возмездного  оказания  услуг  с  ООО  «Агентство «Эксперт».

Работники этого ООО в трудовых отношениях с нотариусом не состоят, не являются сотрудниками нотариальной конторы.

По результатам проверки Правлением Федеральной Нотариальной Палаты организация деятельности нотариуса М.И. Стерховой признана неправомерной. Поскольку в деятельности МИ. Стерховой выявлены существенные нарушения законодательства, повлекшие нарушения прав и законных интересов граждан, Нотариальной палатой РТ поставлен вопрос о лишении нотариуса, занимающейся частной практикой в Набережночелнинском нотариальном округе РТ, права нотариальной деятельности.

М.И. Стерхова не согласилась с заявленными требованиями, обратилась со встречным иском к Нотариальной палате РТ об отмене решения Правления Нотариальной палаты РТ от 18 июня 2009 года, в частности, трех пунктов вопроса №5, в обоснование указав, что пунктом 1 вопроса №5 протокола расширенного заседания Правления Нотариальной палаты РТ решено указать нотариусу М.И. Стерховой на недопустимость нарушения решения собрания членов Нотариальной палаты РТ от 21 апреля 2006 года «О необходимости ежемесячного представления нотариусами РТ в Нотариальную палату РТ справки о доходах в письменном виде», однако данное решение ею не исполнено ввиду неполучения текста такого решения для ознакомления. Согласно пункту 2 вопроса № 5 оспариваемого Протокола в УМЮ РФ по РТ информация о количестве совершенных нотариальных действий нотариусами, занимающимися частной практикой в Республике Татарстан, направлена без учета количества совершенных нотариальных действий в период с января по апрель 2008 года и с января по апрель 2009 годе нотариусом М.И. Стерховой. Однако в ее адрес поступил лишь один соответствующий запрос за период с января по апрель 2008 года, полеченный ею 08 июня 2009 года. Указанные сведения были представлены М.И. Стерховой в начале 2009 года в отчете за 2008 год. Кроме того, М.И. Стерхова полагает незаконным пункт 3 вопроса №5 указанного Протокола о допущении ею грубых нарушений действующего законодательства, что явилось основанием для инициирования Нотариальной палатой РТ указанного иска, поскольку данный вывод не обоснован какими-либо доказательствами со ссылкой на норму права, запрещающего заключать договоры на оказание услуг с организациями, осуществляющими техническое обслуживание нотариальной деятельности.

Представители Нотариальной палаты РТ - Н.В. Жихарев, Р.З. Садикова, О.П. Кулагина и А.В. Шибаев - требования по первоначальному иску поддержали, встречный иск не признали.

М.И. Стерхова первоначальные исковые требования не признала, требования по встречному иску поддержала

Представитель третьего лица - Федеральной Нотариальной Палаты - в суд не явился, представил ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие, поддержав исковые требования Нотариальной палаты РТ.

Представитель УМЮ РФ по РТ в судебное заседание не явился.

Суд в удовлетворении первоначальных и встречных исковых требований отказал.

В кассационной жалобе представителя Нотариальной палаты РТ ставится вопрос об отмене решения суда в части отказа в удовлетворении исковых требований Нотариальной палаты РТ. В обоснование указано, что при рассмотрении дела судом неправильно применены нормы материального права, нарушены требования процессуального закона, а вывод суда об отсутствии в деятельности нотариуса нарушений действующего законодательства не соответствует материалам дела.

Судебная коллегия считает, что решение суда подлежит отмене в части отказа в иске по первоначальным требованиям.

Отказывая в удовлетворении первоначального иска, суд исходил из того, что М.И. Стерхова к дисциплинарной ответственности не привлекалась, иных оснований, предусмотренных в статье 12 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, которые свидетельствовали бы о грубых нарушениях действующего законодательства нотариусом, не установлено. Кроме того, суд указал, что лишение права заниматься нотариальной деятельностью является крайней мерой, которая не может быть применена, если допущенные нарушения носят малозначительный характер или вредные последствия таких нарушений устранены. Отмечено также, что оснований ползать, что нотариусом М.И. Стерховой при осуществлении профессиональной деятельности не обеспечивается тайна совершаемых нотариальных действий, не имеется. Кроме того, указано, что подобная практика существует в деятельности и других нотариусов. По мнению суда ни Основами законодательства РФ, ни иными законодательными актами привлечение нотариусами других лиц для подготовки проектов документов для дальнейшего совершения нотариального действия и заключение с ними гражданско-правовых договоров не урегулировано и не запрещено. Подобный запрет, предусмотренный Профессиональным кодексом нотариусов РФ, не может быть принят во внимание, поскольку кодекс не может быть отнесен к законодательному акту.

Отказывая в удовлетворении встречных требований, суд обоснованно указал, что оспариваемое решение Правлением нотариальной палаты принято в пределах компетенции, с соблюдением соответствующей процедуры, в нем содержатся законные требования, права нотариуса М.И. Стерховой принятыми решениями не ущемляются. Судебная коллегия с выводами суда в указанной части согласна. Решение суда в этой части никем не оспорено.

Однако при принятии решения в части отказа в иске Нотариальной палате РТ судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, а также допущено неправильное применение норм материального права. Указанные основания в соответствии с пунктами 1 и 4 части 1 ст. 362 ГПК РФ влекут отмену решения суда.

Согласно статье 5 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 года № 4462-1 (с дальнейшими изменениями) нотариусу при исполнении служебных обязанностей, а также лицам, обитающим в нотариальной конторе, запрещается разглашать сведения, оглашать документы, которые стали им известны в связи с совершением нотариальных действий, в том числе и после сложения полномочий, или увольнения, за исключением случаев, предусмотренных настоящими Основами.

Сведения (документы) о совершенных нотариальных действиях могут выдаваться только лицам, от имени или по поручению которых совершены эти действия.

В силу статьи 16 указанных Основ нотариус обязан оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных, интересов, разъяснять им права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий, с тем, чтобы юридическая неосведомленность не могла быть использована им во вред.

Нотариус выполняет свои обязанности в соответствии с настоящими Основами, законодательством субъектов Российской Федерации и присягой. Нотариус обязан хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в в связи с осуществлением его профессиональной деятельности.

В соответствии с положениями статей 12 и 17 Основ нотариус, занимающийся частной практикой, слагает полномочия по собственному желанию, либо освобождается от полномочий на основании решения суда о лишении его права нотариальной деятельности в случаях: 1) осуждения его за совершение умышленного преступления - после вступления приговора в законную силу; 2) ограничения дееспособности или признания недееспособным в установленном законом порядке; 3) по ходатайству нотариальной палаты за неоднократное совершение дисциплинарных поступков, нарушение законодательства, а также в случае невозможности исполнять профессиональные обязанности по состоянию здоровья (при наличии медицинского заключения) и в других случаях, предусмотренных законодательными актами Российской Федерации

В случае совершения нотариусом, занимающимся частной практикой, действий, противоречащих законодательству Российской Федерации, его деятельность может быть прекращена судом по представлению должностных лиц, либо органов, указанных в главе VII настоящих Основ.

Из материалов дела видно, что приказом № 84 от 11 мая 1994 года М.И. Стерхова с 23 мая 1994 года назначена на должность нотариуса, занимающегося частной практикой в Набережночелнинском нотариальном округе РТ.

Из представленных в материалах дела справок усматривается, что комиссией в составе уполномоченных лиц проведена проверка работы нотариуса М.И. Стерховой. В ходе указанной проверки выявлено нарушение нотариусом требований статей 5 и 6 Основ законодательства РФ о нотариате в части не обеспечения тайны совершаемых и совершенных нотариальных действий.    Установлено, что помощь в оформлении документов,

опосредующих совершаемые нотариальные действия, нотариусу оказывают лица, не являющиеся работниками нотариальной конторы. В частности, нотариусом заключен договор возмездного оказания услуг с ООО «Агентство «Эксперт», в соответствии с которым данная организация оказывает нотариусу услуги по техническому обслуживанию его нотариальной деятельности, осуществляя, в частности, подготовку проектов документов для дальнейшего нотариального удостоверения, правовое консультирование, в том числе, по наследственным вопросам и оформлению документов.

Кроме того, вопрос о неправомерности действий нотариуса М.И. Стерховой по организации работы в части обеспечения тайны нотариальных действий был рассмотрен Правлением Федеральной Нотариальной Палаты. По результатам комплексной проверки истцом по отдельному поручению Правления Федеральной Нотариальной Палаты профессиональной деятельности нотариуса с посещением его конторы, Правлением Федеральной Нотариальной Палаты организация деятельности нотариуса М.И. Стерховой признана неправомерной. В связи с этим истцу предложено рассмотреть вопрос об обращении а суд с иском о лишении М.И. Стерховой права нотариальной деятельности.

18 июня 2009 года состоялось расширенное заседание Правления Нотариальной палаты РТ, на котором под вопросом № 5 были обсуждены материалы Федеральной Нотариальной Палаты в отношении М.И. Стерховой, в результате чего было решено: указать нотариусу М.И. Стерховой на недопустимость нарушения решения собрания членов Нотариальной палаты РТ от 21 апреля 2006 года «О необходимости ежемесячного представления нотариусами РТ в Нотариальную палату РТ справки о доходах в письменном виде»; направить в УМЮ РФ по РТ информацию о количестве совершенных ' нотариальных действий нотариусами, занимающимися частной практикой в Республике Татарстан без учета количества совершенных нотариальных действий за периоды с января по апрель 2008 г. и 2009 г. нотариусом Набережночелнинского нотариального округа М.И. Стерховой, о чем информировать УМЮ РФ по РТ;  обратиться в суд с ходатайством о лишении нотариуса Набережночелнинского нотариального округа М.И. Стерховой права нотариальной деятельности за нарушение действующего законодательства по статье 12 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате.

При принятии решения об отказе в удовлетворении первоначальных требований суд не учел следующее.

Нотариат в Российской Федерации служит целям защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц, обеспечивая совершение нотариусами, работающими в государственных конторах либо занимающимися частной практикой, предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации, что гарантирует доказательственную силу и публичное признание нотариально оформленных документов. Осуществление   нотариусами нотариальных функций от имени государства предопределяет их публично-правовой статус и обусловливает необходимость организации государством эффективного контроля за деятельностью, включая деятельность нотариусов, занимающихся частной практикой и в качестве таковых принадлежащих к лицам свободной профессии.

Вследствие особого статуса нотариуса установленные Основами требования к деятельности нотариуса носят публично-правовой характер, что означает, что неисполнение требований Основ (в частности ст. 5 и ст. 16 по обеспечению нотариальной тайны), несовместимо с предназначением и ролью нотариуса.

Причем нарушения подобного плана (не обеспечение нотариальной тайны) следует признать существенным, поскольку это один из основополагающих принципов нотариальной деятельности.

В силу чего судебная коллегия не может согласиться с доводом суда о том, что нотариусом М.И. Стерховой не допущено грубое нарушение законодательства.

Не оспаривается то обстоятельство, что нотариусом заключен договор с ООО «Агентство «Эксперт» (коммерческой частной организацией) о возмездном оказании услуг, в соответствии с которым эта организация оказывает нотариусу услуги по подготовке проектов документов для дальнейшего нотариального удостоверения, правовое консультирование, в том числе по наследственным вопросам и по оформлению документов. Указанные обстоятельства подтверждены имеющимися в материалах дела  доказательствами.

Поскольку именно нотариусом допущены к сведениям конфиденциального характера граждан, обратившихся к нотариусу за оказанием конкретных услуг, иные лица, не состоящие с нотариусом в трудовых отношениях, можно сделать обоснованный вывод, что по вине М.И. Стерховой допущено разглашение сведений, которые стали известны в связи с совершением нотариальных действий.

При кассационном рассмотрении дела нотариус указала, что подобная практика по привлечению к технической работе по подготовке документов сторонних лиц имеет место быть и у других нотариусов, однако подтвердила также и то обстоятельство, что подобную практику пытаются исключить.

Следует отметить, что и ранее нотариусу М.И. Стерховой было указано на подобное нарушение, допускаемое ею в нотариальной деятельности. Так, протоколом заседания Правления Федеральной Нотариальной Палаты от 10-13 декабря 2008 года подобная практика работы нотариуса М.И. Стерховой признана не соответствующей законодательству. Тем не менее, она от этого не отказалась, продолжает допускать такие же нарушения.

Довод ответчицы о том, что на законодательном уровне не предусмотрен запрет на привлечение ею к осуществлению технической работы иных лиц, не  может быть принят во внимание. Системное толкование законодательных актов, регулирующих нотариальную деятельность, позволяет сделать однозначный вывод, что подобное привлечение нотариусом к нотариальной деятельности лиц, не состоящих в трудовых отношениях с нотариусом, является неправомерным. При этом нарушается один из базовых принципов нотариальной деятельности - сохранение в тайне сведений, ставших известными нотариусу при осуществлении им своей деятельности.

С учетом изложенного решение суда, которым отклонены первоначальные требования, признать законным и обоснованным нельзя. Решение суда в этой части подлежит отмене.

Поскольку имеющие значение для дела обстоятельства установлены, судебная коллегия полагает необходимым, отменив решение суда в этой части, принять новое решение об удовлетворении заявленных Нотариальной палатой РТ требований о лишении права нотариальной деятельности нотариуса М.И. Стреховой.

Руководствуясь ст. 360, 361, п.п. 1 и 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

Решение Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 18 мая 2010 года по данному делу в части отказа в иске Нотариальной палаты РТ отменить, вынести новое решение об удовлетворении заявленных требований.

Лишить права нотариальной деятельности нотариуса Марины Ивановны С'терховой, занимающейся частной практикой в Набережночелминском нотариальном округе РТ.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

 

Председательствующий Л.Ф. Хамзина

Судьи Г.А. Романова, В.А. Терехин



© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100