Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Людмила Зюзина: «Работу в нотариате всегда ставлю на первое место»

05.10.2006

Людмила Зюзина: «Работу в нотариате всегда ставлю на первое место»

 

Одним из принципов профессиональной деятельности нотариуса, изложенных в Профессиональном кодексе нотариуса, было обязательство избегать личного участия в деятельности политических партий и объединений, вовлечения в политическую деятельность. Однако современные реалии вынудили нотариальное сообщество исключить этот пункт из Профессионального кодекса.О том, почему это было сделано и каким видится место нотариуса в российской политике, мы беседуем с президентом Тульской областной нотариальной палаты, депутатом Тульской областной думы Людмилой Юрьевной Зюзиной.

 

Людмила Юрьевна, вы у нас первый нотариус, пришедший во власть. Как этот шаг соотносился с существовавшим принципом «нотариус вне политики»?

 

— Я была не первой. Насколько мне известно, президент Нотариальной палаты Еврейского автономного округа А.В. Гуршпан давно обладает мандатом Законодательного собрания своего региона. К сожалению, нам мало известно об опыте ее работы. Одно время Профессиональный кодекс нотариуса не поощрял нашего участия в политической деятельности. Я же придерживаюсь идеи, что взаимодействие нотариата и власти крайне важно. И это необходимо донести до каждого представителя нотариального сообщества. Без деятельного участия нотариата в работе властных структур невозможно изменить образ нотариуса, повысить его авторитет. Не секрет, что имидж нашего института в последнее время серьезно страдает. Тому есть много причин. Юрист, специалист высокого уровня, коим, несомненно, является нотариус, получая думский мандат, становится заметной и необходимой фигурой. Меняется отношение как к конкретному нотариусу, так и к нотариату в целом. На заседаниях нашей Думы уже никого не удивляет, что спикер, поворачиваясь ко мне, спрашивает: «Людмила Юрьевна, я правильно сказал?» Это позволяет судить о повышении статуса и авторитета нашей профессии. Я, когда представляюсь, говорю, что я нотариус, а потом уже — депутат Областной думы. Выполняя функции законодателя даже на местном уровне, нотариус сталкивается с множеством законопроектов и имеет возможность корректировать их как юрист.

 

В чем главное преимущество нотариуса, избранного в законодательный орган? Какая выгода от этого для нотариального сообщества?

 

— Качество работы законодательных органов буквально вынуждает нас участвовать в их деятельности. Иначе законодатель примет такой документ, который просто откинет нотариат далеко назад. Внутрипартийные противоречия, да и просто обывательское отношение сказы-ваются на принимаемых нормативных актах. Ведь, как правило, имеющееся юридическое образование у депутатов — второе или третье. Они никогда не работали юристами, получили дипломы и считают, что имеют юридическое образование. А настоящих юристов-профессионалов мало.

Если посмотреть на контингент нотариусов, это преимущественно люди, работающие по специальности по 20–30 лет. Работая над законопроектом, они могли бы внести неоценимый вклад в законотворческую деятельность. Нотариус — это «крючкотвор», он всегда скрупулезно проверяет документы перед тем как отдать их гражданину. Это качество очень помогает мне при работе в законодательном комитете Тульской областной думы. Редактируя тот или иной законопроект, я изучаю его с точки зрения дальнейшего применения. К сожалению, не могу сказать, что все идет гладко. Порой катастрофически не хватает времени. Однако, несмотря ни на что, стараюсь советоваться со всеми будущими исполнителями каждого конкретного закона. Согласитесь, что качество законов от этого только улучшается. При этом методичная, скрупулезная работа практически с каждым законопроектом позволяет своевременно реагировать на выпады оппонентов. И в результате авторитет и возможность отследить рождение закона позволяют с уверенностью принимать вызовы времени. Взять хотя бы закон, согласно которому количество нотариусов будет назначаться субъектами Федерации. Даже если этот закон и внесет администрация, есть возможность его надлежащим образом скорректировать. Мы в состоянии на равных дискутировать с исполнительной властью. В самых верхних эшелонах областной власти мы доказали, что нотариус — это высокое звание. Не хочу сказать, что областная власть относится хорошо именно ко мне, она стала позитивно относиться к нотариату в целом.

 

А можно ли на уровне законодательного органа субъекта Федерации влиять на качество федеральных законов?

 

— Здесь очень важно наличие профессионалов среди депутатов. Недавно ознакомилась с инициативой, по-моему, Красноярского парламента. Закон о деятельности судебных приставов был написан с такой тщательностью и пониманием, что сразу видно — в законодательном органе есть профессионал, который хорошо представляет, как судебные приставы должны выполнять те или иные действия. Ознакомиться, а затем дать свое заключение по проекту было очень приятно. По нотариату на сегодняшний день перспектив гораздо меньше. Инициативы или уже принятые в одном из чтений законопроекты вызывают много нареканий. В своих заключениях мы стараемся обратить внимание на недостатки. Но субъектов, готовых к пониманию и сотрудничеству, не более пяти. Вот если бы нотариусы находились в законодательной власти хотя бы на уровне области, в Государственную Думу приходили бы заключения, не позволяющие нотариату терять свои позиции.

Некоторые говорят: «Да что там, в корзину все идет». Неправда. Если все субъекты РФ ответят, что данный законопроект нужно поправить, то куда деваться? В силах каждого президента палаты провести работу со своим Законодательным собранием. Инициатива, пришедшая из подавляющего числа регионов, не может просто «лечь под сукно». Мы уже достаточно потеряли — большинство норм принимаются не во благо нотариата. Нас постепенно вытесняют из гражданского оборота. И если мы и дальше будем в стороне от места, где «пекутся» эти законы, мы не сможем существовать дальше.

Масса нужных законопроектов и инициатив просто уходит в песок. Необходимо брать эти проекты «за ручку» и доводить до конечной цели.

 

В какой момент вы поняли, что нужно баллотироваться в Областную думу? Что послужило отправной точкой?

 

— Однажды довелось побывать в Швейцарии на семинаре «Нотариус и власть». Потрясло то, что сообщество швейцарских частнопрактикующих нотариусов имеют в законодательных собраниях кантонов не менее трех человек в качестве депутатов.

В то же время в законодательном органе обсуждался вопрос о снижении ставок взимания тарифов за нотариальные действия. У швейцарцев ни тени сомнения: «Все нормально! — говорят. — Мы отстоим!» Перед отъездом нам сообщили, что вопрос решился благополучно. А почему? Потому что нотариусы не выпускают из виду подобные проекты на всех уровнях. Никакой суеты, все спокойно работают. Абсолютно никаких потрясений, подобных нашим российским.

Собственное решение далось трудно. Политика — это, как говорят, грязное дело. Пришлось столкнуться с этим лично. На первых выборах с небольшим отрывом я уступила лишь кандидату «Против всех». Это было сложно назвать поражением. Протестные голоса были направлены против власти в целом. Поэтому второй раз даже сомнений не было, что выиграю. Коллеги в большинстве своем отнеслись к этой идее с пониманием. Поддержали, несмотря ни на что. Теперь, когда разговор заходит про Государственную Думу, слышу, что это надо было делать давно. Ведь им видно лучше, чем кому бы то ни было, чего мы добились, придя в Областную думу. Если по России сообщество начнет работать в этом же направлении, то статус нотариата поднимется уже на другой уровень.

 

Предположим, что в Нижней палате Федерального Собрания появятся нотариусы. Что это даст?

 

— В-первую очередь, изменится отношение к нотариату в целом. Появятся реальные рычаги воздействия на законотворческий процесс. Пример — адвокаты. Долгое время не могли сдвинуть законопроект об адвокатуре. Как только в Государственной Думе оказались адвокаты, у них все пошло как по накатанному. Мы же который год слышим о необходимости восстановления нотариальной формы доверенности на управление транспортным средством. После трагедии в Беслане Министерство внутренних дел выступило с инициативой принять закон о противодействии терроризму, одним из пунктов которого должна была быть обязательная нотариальная форма на управление транспортном. Закон о терроризме приняли. Но законодательная инициатива, которая нам необходима, до сих пор находится в профильном комитете Государственной Думы и лежит без движения, как будто все о ней забыли. Этого бы не случилось, будь в Государственной Думе парламентарии из числа нотариусов.

Нотариусы России давно должны понять: свою судьбу, занятость в плане хозяйственного оборота с недвижимым имуществом, взимание тарифов за нотариальные действия и многое другое можно построить заново лишь тогда, когда нотариат будет находиться на гребне законотворческой волны. Некоторые коллеги полностью возлагают ответственность на Федеральную нотариальную палату. Но ведь как бы мы ни хотели, что бы ни сулили депутатам, мы никогда ничего не добьемся, пока не окажемся внутри системы. Тем более что сейчас вертикаль власти строится на основе партийных списков. Внутрипартийная работа имеет колоссальное значение. Если партии, занимающей лидирующее положение в Госдуме, объяснить, да объяснит это их соратник по партии, депутат и нотариус, что делать нужно так, а никак не иначе, — результат ждать себя не заставит. Поэтому призываю всех нотариусов России задуматься о будущем и направить свою деятельность в русло работы в структурах власти. Правлению Федеральной нотариальной палаты также необходимо решить проблему о подготовке нотариусов из России для выдвижения их кандидатур в Государственную Думу. Страшно только вначале, но готовиться к этому надо уже сейчас, потому что завтра может быть поздно.

 

Тяжело совмещать основную работу нотариуса и депутатскую деятельность?

 

— Любому нотариусу, который будет выполнять функцию депутата, будет тяжело. Я осталась на своем рабочем месте и исполняю в Законодательном собрании депутатские обязанности — это колоссальная нагрузка. Ни сна, ни отдыха. Тем не менее, став депутатом, я могу с уверенностью сказать, что изменился мой внутренний мир и мое отношение к людям. Когда выдается возможность общаться с людьми, на многие вещи начинаешь смотреть иначе. На мой взгляд, и, думаю, со мной многие согласятся, если сидишь в кабинете и вокруг только твой мир, то поневоле начинаешь думать, что для людей ты, прежде всего, человек, наделенный властью, чиновник. Что такое чиновники, не мне объяснять. Ты не понимаешь, что там, за окном. А когда встречаешься с людьми во дворах, слушаешь о их бедах, видишь протекающие крыши и дома на подпорках, когда послушаешь избирателей — становишься мягче и ближе к людям, к их бедам и проблемам. Заряжаешься необыкновенно.

 

Какие вопросы нужно обязательно решить нотариальному сообществу, перед тем как заняться политикой?

 

— Первый и самый принципиальный вопрос: надо ли нотариусам идти в Федеральное Собрание России, т.к. это стоит немалых средств и больших затрат времени тех нотариусов, которые будут кандидатами в депутаты. Кроме того, необходимо решить вопрос о гарантиях для нотариусов, которые идут во власть. Политическая деятельность требует полной отдачи. Если человек отстаивал интересы сообщества, то мы должны твердо гарантировать ему возможность вернуться на свою основную работу — нотариуса. Возможно, надо дать право работать помощнику, пока нотариус работает в органах законодательной власти.

С этим вопросом я уже обратилась в Правление ФНП. Думаю, что члены Правления прислушаются к моему обращению. Вероятнее всего, решение будет приниматься на общем собрании полномочных представителей нотариальных палат субъектов РФ. По крайней мере, я очень на это надеюсь.

Автор: Нотариальный Вестник

Вернуться
Нотариальный Вестник №10 2006


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100