Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

4-я часть Гражданского кодекса, перспективы и ожидания

05.09.2006

4-я часть Гражданского кодекса, перспективы и ожидания

 

Н.В. Бегунова

 

В России скоро существенно изменится правовое регулирование сферы интеллектуальной собственности и авторских прав.

Данная сфера собственности в настоящее время практически беззащитна в нашей стране, и именно в преддверии вступления России в ВТО президентская администрация выступила инициатором создания проекта 4-й части Гражданского кодекса РФ (далее — Проект).

Значительное число мнений высказывается по поводу нового правового регулирования отношений в сфере интеллектуальной деятельности на страницах печатных изданий, затрагивается этот вопрос и на телевидении, и даже пользователи Всемирной Паутины не обделили это событие своим вниманием. В адрес Проекта звучат ряд критических, неоднозначных и порой просто злобных замечаний.

Их можно условно разделить на предложения и замечания, высказываемые профессионалами, занимающимися научной деятельностью, и теми, кто непосредственно «живет по закону», то есть практиками. Но создать закон, который устраивал бы всех и по всем вопросам, — не удалось еще никому. Да это и не возможно в принципе.

Нет сомнений в одном: разработчиками проделана титаническая работа, Проект представляет собой практически «свод законов в законе», то есть основан на концепции полной кодификации действующего гражданского законодательства об интеллектуальной собственности.

Создание единой системы законодательства об интеллектуальной собственности, сосредоточенной в одном источнике, — это назревшая необходимость. Дело в том, что законодательство в целом за последние десятилетия существенно обновилось, однако это коснулось в основном имущественной сферы, оборота товаров. Логично, потому что имущественный оборот в силу своей динамичности, а также в условиях постоянно меняющегося рынка объективно потребовал регулирования едиными правилами и нормами.

В сфере же интеллектуальной собственности все больше регулировалась статика, то есть принадлежность прав, а не их оборот. В 90-х годах были приняты новые законы, касающиеся интеллектуальной собственности, однако мы помним, как тогда принимались законы. В сегодняшних условиях рыночных отношений важен именно оборот.

В связи с этим Проект устанавливает целый ряд норм, направленных на расширение и усиление защиты прав авторов и других обладателей исключительных прав, и как следствие разработчики 4-й части ГК РФ уделили особое внимание нормам по усилению ответственности за нарушение прав авторов, других обладателей исключительных прав. Такие меры реально необходимы, так как результаты интеллектуальной деятельности становятся предметом быстро растущего и меняющегося рыночного оборота. Еще более значимым это становится в виду все чаще встречающейся в жизни ситуации, когда интересы авторов вступают в противоречие с интересами коммерческих, экономических структур и организаций.

Самым важным достижением Проекта в данной связи является заложенный в нем принцип первоначального возникновения именно у автора исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности. К третьим лицам данное право может переходить только на условиях договорных отношений или по другим условиям, установленным законом.

Таким образом, именно договору теперь будет отводиться особая роль в отношениях по распоряжению результатами интеллектуальной деятельности.

Ведь автор сам по себе мало что может. Обычно он вынужден вступать в различные коммерческие отношения, чтобы его произведения должным образом использовались и приносили доход. Проект 4-й части ГК исходит из того, что автор всегда остается автором, даже если произведение создано им в силу служебных обязанностей или на заказ. Автору всегда должны принадлежать личные неимущественные права, такие, как право на имя, а также право на неприкосновенность произведения, которое сейчас приходится восстанавливать.

Значительно возрастает защищенность авторов в гражданско-правовых отношениях, так как Проект последовательно проводит в соответствующих нормах правило о том, что автор-работник, не являющийся правообладателем, имеет право на получение от работодателя вознаграждения за создание и использование результата труда (служебного задания). Данное правило распространяется на автора вне зависимости от того, сам работодатель будет использовать служебный результат или это право перейдет к третьим лицам.

Несмотря на то, что существует достаточно большое количество голосов против данного Проекта, хочется отметить, что в принципе новый закон представляет собой сведенное в один источник уже действующее законодательство в сфере интеллектуальной деятельности. Новеллы касаются, по большому счету, введения новых правовых институтов, практики применения которых пока вообще не было в нашей стране. Поэтому однозначно высказывать мнение об отрицательности воздействия «нововведений» на российский рынок интеллектуальной собственности преждевременно.

Однако мнение специалистов, работающих в сфере авторского права, сводится к тому, что им фактически не оставили времени для каких-либо ответных действий: документ так и не был представлен на рассмотрение участникам рынка и, даже несмотря на отрицательные отзывы профильных министерств, получил «зеленый свет». В связи с этим эксперты опасаются, что добиться концептуальных изменений в Проекте будет невозможно. Все это может не только испортить отношения с зарубежными партнерами, которые уже выражают недоумение в связи с данной ситуацией, но и породить полную неразбериху на российском рынке — ведь авторское право касается практически всех областей деятельности человека.

Участники рынка считают, что в нынешнем виде Проект просто неработоспособен. «В данном виде он неприемлем, — считает региональный директор Международной ассоциации производителей фонограмм (IFPI) по России и СНГ Игорь Пожитков. — Он не соответствует международным конвенциям по вопросам авторского права, которые подписывала Россия, хотя нормы действующего закона созданы с их учетом». Такого же мнения придерживается адвокат из компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Екатерина Тиллинг. «Принятие проекта повлечет за собой изменения не только в авторском праве, но и в банковском законодательстве, законах, касающихся акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью, Налоговом кодексе, — прокомментировала она RBC daily. — Также возникнет проблема контроля по правоприменительной практике, и, естественно, в связи с этим можно ожидать увеличения контрафактной продукции на рынке».

Уже сейчас иностранные компании выражают озабоченность по поводу складывающейся ситуации. Прежде всего, в связи с вступлением в ВТО, к требованиям которой у нас так долго «подгоняли» законодательство в сфере интеллектуальной собственности.

Весьма вероятно, что соответствующие меры примет и Международный альянс защиты интеллектуальной собственности (IIPA), который регулярно указывает на крайне высокий уровень пиратства в нашей стране. «В течение ряда лет мы говорили, что наше законодательство в области авторского права современное и учитывает все изменения на рынке. Теперь же нарушится вся его логика, будут отменены специальные законы, то есть возникнет тот самый провал в правоприменительной практике», — прокомментировал RBC daily Игорь Пожитков. — В ответ на это можно ожидать санкций в отношении России». Он также не исключает, что определенные меры могут принять и в рамках Всеобщей системы преференций (GSP) — это будет означать, что последствия наспех разработанного документа распространятся и на другие отрасли экономики.

Правильность мнения специалистов проверит только время. А пока хотелось бы остановиться на некоторых практических моментах Проекта.

К числу наиболее важных изменений в главе Проекта об авторском праве можно отнести определенное закрепление возможности отчуждения исключительного права на произведение в полном объеме на основании договора. То, что ныне законодатель четко определяет вопрос возможности отчуждения основного имущественного права автора, имеет определяющее значение для признания этого права оборотоспособным объектом.

По логике вещей это означает, что будет вполне возможно распространить на исключительное право нормы о залоге, а также о возможности обращения на него взыскания.Данное положение в общей форме закреплено в ст. 1284 Проекта.

Но, учитывая презумпцию защиты интересов и прав автора, в этой же статье предусмотрено, что обращение взыскания на исключительное право, принадлежащее автору (или его наследникам), не допускается.

Взыскание возможно производить на такие права лишь в том случае, если они перешли в полном объеме или предоставлены по лицензионному договору третьим лицам.

Статья 1291 Проекта регламентирует положения отчуждения оригинала произведения. Главным принципом в данном случае является принцип сохранения за лицом, осуществляющим отчуждение оригинала на основании договора купли-продажи, дарения, авторского заказа, исключительного права на произведение. Но при этом законодатель предоставляет сторонам возможность решить этот вопрос и на иных условиях.

Проект устанавливает, что при отчуждении оригинала произведения его собственником, обладающим исключительным правом на произведение, но не являющимся его автором, исключительное право должно перейти к приобретателю оригинала произведения, если договором не предусмотрено иное.

Относительно соавторов Проект определяет следующее: ст. 1229 Проекта говорит, что в случае, если исключительное право на результат интеллектуальной деятельности принадлежит совместно нескольким лицам, каждый из правообладателей вправе использовать такой результат по своему усмотрению, если иное не предусмотрено ГК РФ или соглашением между ними. Статья 1258 Проекта содержит такое исключение. Оно касается соавторов произведений науки, литературы и искусства. Данные произведения, созданные в соавторстве, используются совместно.

Распоряжение также должно производиться соавторами совместно, а доходы, полученные от использования таких произведений, распределяются между соавторами поровну, если иное не предусмотрено соглашением.

Данная позиция, думается, получит значительные трудности при реализации на практике, так как разработчикам следовало бы конкретизировать выражение «распоряжаться совместно».То есть представляется, что фиксация в законе четкого определения вида права собственности, на основании которого соавторам принадлежит произведение, избавило бы от возможных неопределенностей при реализации предоставленных соавторам полномочий.

Анализ норм Проекта, посвященных наследованию прав в сфере интеллектуальной собственности, показывает, что разработчики уделили немало внимания данному виду гражданско-правовых отношений.

Проект 4-й части не только развивает, но и конкретизирует, отражает особенности, присущие интеллектуальным правам как объектам наследственного правопреемства.

Статья 1122 ГК РФ определяет, что в состав наследства входят только принадлежащие наследодателю имущественные права.

Преимущества норм, содержащихся в Проекте, в том, что они впервые в кодексе определяют имущественный характер исключительных прав. Из всего комплекса прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, прежде всего, выделяется являющееся имущественным исключительное право как принадлежащее правообладателю право использовать этот результат или средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Наряду с исключительным правом существуют также личные неимущественные права, которые не входят в состав наследства, а также иные права, которые также не могут быть отнесены к личным неимущественным правам.

Таким образом, можно говорить о том, что в состав наследства правообладателя могут входить исключительные права: на произведение науки, литературы и искусства; на результаты исполнения; на фонограмму; на изготовление базы данных; на публикации; на изобретение, полезную модель, промышленный образец; на селекционное достижение; на товарный знак и знак происхождения товара; на коммерческое обозначение, исключительное право на доменное имя.

Особенностью таких объектов, как товарный знак и коммерческое обозначение, является их использование для обозначения участниками коммерческих отношений товаров, услуг, работ. Следовательно, применительно к наследственным правоотношениям это определяет особый статус наследодателя — им может быть только индивидуальный предприниматель.

Такие личные неимущественные права, как право авторства и право на имя, право на неприкосновенность, право на защиту фонограммы, по наследству не переходят. Охраняются такие права, в отличие от исключительного права, бессрочно. Правообладатель (наследодатель) имеет возможность указать в завещании лицо, на которое он возлагает обязанность осуществлять защиту и охрану авторства, имени автора и неприкосновенности произведения. При отсутствии таких указаний или отказе назначенного лица производить охрану охрана после смерти правообладателя производится заинтересованными лицами, включая наследников автора и их правопреемников.

По наследству, согласно норме Проекта, могут переходить только те результаты интеллектуальной деятельности, реализация которых затрагивает имущественные интересы наследников, то есть по наследству переходит право следования, право на получение патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец, а также право на получение патента на селекционное достижение.

Проект не называет в качестве объекта наследования права на получение вознаграждения за создание и использование служебного результата интеллектуальной деятельности. Однако имущественный характер этого права дает основания полагать, что переход его по наследству охраняет имущественные интересы создателя результата и, естественно, гарантирует права его правопреемников.

Что касается вопроса о возможности перехода к государству исключительного права на произведения науки, литературы и искусства, то следует отметить, что Проект вводит ограничения на переход к государству данных объектов. Так, в случае отсутствия наследников как по закону, так и по завещанию исключительное право на произведение и на результат исполнения прекращается, а соответствующий результат интеллектуальной деятельности переходит в общественное достояние.

Однако завещать государству данное исключительное право вполне возможно.

Проект предусматривает теперь особые правила относительно сроков действия исключительного права.

Исключительное право на произведение науки, литературы и искусства действует в течение 70 лет, считая с 1 января года, следующего за годом смерти автора, а на произведения, обнародованные анонимно или под псевдонимом, — в течение 70 лет после его обнародования.

В отношении произведений, созданных в соавторстве, исключительное право действует в течение жизни автора, пережившего других авторов, и 70 лет, считая с 1 января года, следующего за годом его смерти.

В отношении других результатов интеллектуальной деятельности срок действия исключительного права отсчитывается с определенного момента, связанного с моментом создания соответствующего результата, обнародования или регистрации.

Проект предусматривает возможность продления срока действия исключительного права для наследников тех авторов и исполнителей, которые были незаконно репрессированы и реабилитированы посмертно, а также работали во время Великой Отечественной войны или участвовали в ней.

Проект предусматривает особенность действия исключительного права на средства индивидуализации: товарный знак, доменное имя, наименование места происхождения товара. Данная особенность заключается в том, что срок действия права может быть продлен неограниченное количество раз.

Исключительное право переходит к наследникам правообладателя в данном случае на ту часть срока, которая не истекла ко дню открытия наследства.

Хочется отметить, что красной нитью Проекта в сфере наследственных отношений проходит мысль о том, что закон особо стоит на стороне наследников первоначального правообладателя.

При этом возможность передать по наследству права и результаты интеллектуальной деятельности предоставляются всем без исключения обладателям исключительных прав — как непосредственным авторам соответствующих результатов, так и приобретателям исключительного права на основании гражданско-правовых сделок.

Подтверждение презумпции защиты интересов наследников самих правообладателей (авторов) содержится в нормах ст. ст. 1284, 1319, 1291 Проекта. Так, запрет обращения взыскания на исключительное право авторов и исполнителей распространяется Проектом на наследников указанных правообладателей, их наследников в пределах срока действия исключительного права.

Однако в отношении прав требования автора и исполнителя к другим лицам по договорам об отчуждении исключительного права Проект не содержит аналогичных запретов.

Автор: Бегунова Н.В.

Вернуться
Нотариальный Вестник №9 2006


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100