Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

О некоторых вопросах, связанных с применением отдельных норм гражданского законодательства и иных норм права, применяемых в нотариальной практике

13.07.2006

О некоторых вопросах, связанных с применением отдельных норм гражданского законодательства и иных норм права, применяемых в нотариальной практике

 

Обзор подготовлен законодательно-методическим отделом Федеральной нотариальной палаты

 

Об объеме сведений о ценных бумагах, указываемых нотариусами в свидетельствах о праве на наследство

В формах реестров для регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств и удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах, утвержденных Приказом Министерства юстиции РФ 10 апреля 2002 г. № 99, не конкретизируются признаки и характеристика каждого вида имущества, учитываемые нотариусами при оформлении свидетельств о праве на наследство по отношению к конкретному наследственному имуществу.

В целях унификации правоприменительной практики Федеральная нотариальная палата считает необходимым высказать свое мнение об объеме включаемых в свидетельство о праве на наследство сведений, необходимых для идентификации ценных бумаг.

Идентификация эмиссионных ценных бумаг может быть осуществлена на основании государственного регистрационного номера — цифрового, буквенного или знакового кода, присваиваемого конкретному выпуску эмиссионных ценных бумаг, подлежащих государственной регистрации, объединяющему все ценные бумаги одного эмитента с одинаковым объемом прав их владельцев и с одинаковой номинальной стоимостью (ст. 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», далее — Закон). При этом прохождение государственной регистрации выпуска эмиссионных ценных бумаг, то есть присвоение ему индивидуального государственного регистрационного номера, является одним из обязательных этапов эмиссии (ст. 19, п. 4 ст. 20 Закона). Если, в соответствии с Законом, конкретный выпуск эмиссионных ценных бумаг не подлежит государственной регистрации, выпуску присваивается идентификационный номер, выраженный так же, как государственный регистрационный номер выпуска, в цифровом, буквенном или знаковом коде (части 5, 26 ст. 2 Закона).

По мнению Федеральной нотариальной палаты, государственный регистрационный номер или идентификационный номер выпуска ценных бумаг подлежит обязательному указанию в свидетельстве о праве на наследство в качестве характеристики входящих в наследство ценных бумаг.

При исчислении размера нотариального тарифа за выдачу свидетельства о праве на наследство принимается стоимость ценных бумаг, определенная специалистом-оценщиком в порядке пп. 10 п. 1 ст. 333.25 Налогового кодекса РФ (пп. 5 п. 1 ст. 333.25 Налогового кодекса РФ). Определенная специалистом-оценщиком стоимость, исходя из которой исчислен нотариальный тариф, указывается в свидетельстве о праве на наследство.

От стоимости ценных бумаг, определенной оценщиком, следует отличать номинальную стоимость ценной бумаги, которая представляет собой одну из индивидуализирующих характеристик ценной бумаги конкретного выпуска эмиссионных ценных бумаг в случаях, если ее наличие предусмотрено законодательством (ч. 5 ст. 2 Закона). Таким образом, если ценная бумага имеет номинальную стоимость, она наряду со стоимостью, определенной специалистом-оценщиком, указывается в свидетельстве о праве на наследство в качестве идентифицирующей наследственное имущество характеристики.

В свидетельстве о праве на наследство помимо вышеуказанных сведений целесообразно, по мнению Федеральной нотариальной палаты, указывать иные, содержащиеся в выписке из реестра, предоставленной нотариусу держателем реестра владельцев именных ценных бумаг, характеристики, идентифицирующие ценные бумаги: наименование органа, осуществившего государственную регистрацию выпуска ценных бумаг; наименование эмитента ценных бумаг, вид, категорию (тип) ценных бумаг; количество ценных бумаг каждого выпуска; сведения об обременениях их обязательствами, а также другую необходимую для идентификации наследуемых ценных бумаг информацию.

 

О размере нотариального тарифа, взимаемого частнопрактикующими нотариусами при свидетельствовании подлинности подписей лиц, указанных в списке лиц, осуществляющих сбор подписей избирателей

При нотариальном удостоверении, в соответствии с п. 7 ст. 37 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (далее — Закон), сведений о лицах, осуществлявших сбор подписей, и подписей этих лиц, которые должны содержаться в соответствующих списках, нотариусом должна быть совершена удостоверительная надпись по форме № 76, утвержденная Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 28.09.2005 г. № 183.

Федеральная нотариальная палата полагает, что при совершении данного нотариального действия должно применяться положение пп. 21 п. 1 ст. 333.24 Налогового кодекса РФ, которое предусматривает взимание государственной пошлины в размере 100 руб. за свидетельствование подлинности подписи на документах и заявлениях, за исключением банковских карточек и заявлений о регистрации юридических лиц, если такое свидетельствование обязательно в соответствии с законодательством Российской Федерации. Исходя из буквального смысла данной нормы, а также с учетом ее лингвистического анализа Федеральная нотариальная палата полагает, что указанный размер государственной пошлины установлен за свидетельствование подлинности одной подписи на любых документах, а не нескольких подписей на одном документе.

Согласно ч. 2 ст. 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, за совершение нотариальных действий, для которых законодательством Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма, частнопрактикующий нотариус взимает нотариальный тариф в размере, соответствующем размеру государственной пошлины, предусмотренной за совершение аналогичных действий в государственной нотариальной конторе.

Исходя из изложенного Федеральная нотариальная палата считает, что при свидетельствовании подлинности подписей лиц, содержащихся в списке лиц, осуществляющих сбор подписей избирателей, нотариальный тариф в размере 100 руб. взимается частнопрактикующим нотариусом, в соответствии с пп. 21 п. 1 ст. 333.24 Налогового кодекса РФ, за свидетельствование подлинности подписи каждого гражданина.

 

О возможности удостоверения доверенностей должностными лицами органов местного самоуправления, выданных участниками долевой собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения

Федеральным законом от 24 июля 2002 г. № 101–ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» предусмотрено, что определенные ст. ст. 9, 12 и 16 этого закона сделки с земельными долями могут осуществляться на основании доверенности, выданной участником долевой собственности другому участнику долевой собственности или иному лицу и удостоверенной должностным лицом органа местного самоуправления.

По мнению Федеральной нотариальной палаты, применение положений вышеуказанного федерального закона, касающихся удостоверения доверенностей должностным лицом органа местного самоуправления, возможно в случаях отсутствия в соответствующем населенном пункте нотариуса и если конкретное должностное лицо, совершающее такое нотариальное действие, уполномочено на это органом местного самоуправления. Такой вывод основывается на анализе законодательства Российской Федерации, в частности, на требовании ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, которыми предусмотрено, что в случае отсутствия в населенном пункте нотариуса нотариальные действия совершают должностные лица органов исполнительной власти, уполномоченные на совершение этих действий.

Вопрос о возможности совершения отдельных нотариальных действий, предусмотренных ст. 37 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (в том числе удостоверение доверенностей), должностными лицами органов местного самоуправления, уполномоченными на совершение этих действий, в случае отсутствия в населенном пункте нотариуса освещен в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного суда Российской Федерации, утвержденном Постановлением Президиума Верховного суда Российской Федерации 07.04.2004 г. (Бюллетень Верховного суда РФ № 7, 2004 г., с. 29–30).

В указанном обзоре, в частности, отмечено, что «права должностных лиц органов местного самоуправления на совершение в соответствии с законодательством нотариальных действий прямо закреплены в п. 10 ст. 54 Федерального закона «О местном самоуправлении в Российской Федерации» от 06.07.1991 г. № 1550–1 (с изменениями от 28.08.1995 г. и 08.12.2003 г.)», и обращено внимание, что названные в обзоре нормативные правовые акты, закрепляющие правомочия органов местного самоуправления по совершению нотариальных действий, продолжают действовать и изменений в части названных норм не претерпели.

Поскольку новый Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», отменяющий Федеральный закон «О местном самоуправлении в Российской Федерации», вступает в силу с 1 января 2009 г. (см. ФЗ от 12.10.2005 г. № 129), следовательно, п. 10 ст. 54 указанного Закона «О местном само-управлении в Российской Федерации» в настоящее время действует.

Должностное лицо органов местного самоуправления может быть как выборным, так и работающим по контракту (трудовому договору), выполняющим организационно-распорядительные функции. Наименование, полномочия и порядок деятельности должностных лиц местного самоуправления регулируются Уставом муниципального образования (ст. ст. 1, 8 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 28.08.1995 г. в ред. от 21.07.05 г.).

 

О необходимости установления нотариусами правил внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма

В соответствии с Федеральным законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (п. 1 ст. 7), разрабатывать Правила внутреннего контроля и программы его осуществления, назначать специальных должностных лиц, ответственных за соблюдение указанных правил и реализацию указанных программ, а также предпринимать иные внутренние организационные меры в указанных целях обязаны организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом.

Федеральная нотариальная палата полагает, что эти требования на нотариусов не распространяются. Выявление фактов, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, или с финансированием терроризма, возможно только самим нотариусом и только при совершении им нотариальных действий при соблюдении правил, предусмотренных Основами законодательства Российской Федерации о нотариате. Следовательно, сам нотариус фактически является ответственным за осуществление внутреннего контроля, указанного в названном законе.

Нотариус, совершая нотариальное действие, устанавливает личность обратившегося за совершением нотариального действия гражданина, его представителя или представителя юридического лица, проверяет правоспособность юридического лица, то есть производит идентификацию обратившихся к нему лиц, фиксирует и хранит в установленном порядке сведения, полученные при совершении нотариальных действий.

Таким образом, при наличии у нотариуса любых оснований полагать, что сделки, указанные в п. 1 ст. 7.1. упомянутого закона, осуществляются или могут быть осуществлены в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, необходимая информация направляется нотариусом в установленном порядке в соответствующий уполномоченный орган.

 

О правомерности заключения нотариусом договора доверительного управления акциями с лицом, не обладающим лицензией на осуществление деятельности по управлению ценными бумагами

Согласно п. 1 ст. 1013 Гражданского кодекса РФ, ценные бумаги (в том числе акции), а также права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами (далее — ценные бумаги), могут быть объектом доверительного управления, в том числе при возникновении наследственных отношений.

Согласно ст. 1173 ГК РФ, в качестве учредителя доверительного управления ценными бумагами, являющимися наследственным имуществом, нотариус, в соответствии со ст. 1026 ГК РФ, заключает договор доверительного управления названными ценными бумагами.

В ст. 1025 ГК РФ предусмотрены специальные правила, регламентирующие доверительное управление ценными бумагами, исходя из которых особенности доверительного управления ценными бумагами определяются законом. Особенности доверительного управления ценными бумагами установлены Федеральным законом «О рынке ценных бумаг» (далее — Закон). Одной из таких особенностей является то, что круг лиц, которые могут осуществлять деятельность по доверительному управлению ценными бумагами, ограничен юридическими лицами — профессиональными участниками рынка ценных бумаг, которые должны иметь соответствующую лицензию.

Вместе с тем в ч. 3 ст. 5 указанного Закона предусмотрено, что, если доверительное управление связано только с осуществлением управляющим прав по ценным бумагам, наличие лицензии на осуществление деятельности по управлению ценными бумагами не требуется. Данное положение Закона дает основание полагать, что доверительное управление, направленное только на осуществление управляющим прав по ценным бумагам, не является деятельностью, связанной с участием на рынке ценных бумаг, а потому регулируется общими нормами о доверительном управлении, содержащимися в ГК РФ. В связи с этим Федеральная нотариальная палата полагает, что в таком случае договор доверительного управления наследственным имуществом — ценными бумагами может быть заключен нотариусом с лицом, не имеющим лицензию профессионального участника рынка ценных бумаг на осуществление деятельности по управлению ценными бумагами. В договоре доверительного управления должны быть четко определены полномочия доверительного управляющего.

 

Об определении способа оценки наследственного имущества в случаях исполнения завещательного отказа, определения размера выделяемой наследнику обязательной доли и раздела наследства по соглашению между наследниками

Гражданский кодекс РФ не содержит единого подхода к способу определения оценки наследственного имущества. Так, в отношении места открытия наследства используется рыночная стоимость наследственного имущества (ст. 1115); когда, в соответствии со ст. 1176, наследнику выплачивается стоимость его унаследованной доли (пая), выплата осуществляется исходя из действительной стоимости унаследованной доли (пая) в хозяйственных товариществах (обществах) и производственных кооперативах; при составлении описи наследственного имущества (ст. 1172) оценка наследственного имущества производится по соглашению между наследниками. При отсутствии соглашения оценка наследственного имущества или той его части, в отношении которой соглашение не достигнуто, производится независимым оценщиком за счет лица, потребовавшего оценки наследственного имущества, с последующим распределением этих расходов между наследниками пропорционально стоимости полученного каждым из них наследства.

Способ определения стоимости наследственного имущества при исполнении завещательного отказа (ст. 1138 ГК РФ), при определении размера обязательной доли (ст. 1149 ГК РФ), при разделе наследства (ст. 1165 ГК РФ) законом не предусмотрен. Из анализа названных статей усматривается необходимость определения стоимости указанного в этих статьях наследственного имущества, но способ его оценки и вид стоимости не установлен, и поскольку в этих нормах предусматривается объем наследственного имущества, причитающегося каждому из наследников, размер наследственных долей или размер причитающейся наследнику компенсации, можно сделать вывод о том, что положения названных статей регулируют имущественные отношения наследников как участников гражданских правоотношений. Следовательно, решение вопроса об определении стоимости конкретного наследственного имущества в таких случаях возможно путем заключения соглашения между наследниками, что позволило бы в максимальной степени учесть их интересы и способствовало бы поиску устраивающего всех наследников компромисса.

При отсутствии соглашения о стоимости наследственного имущества или той его части, в отношении которой соглашение не достигнуто, определение его стоимости может производиться независимым оценщиком по аналогии с порядком определения оценки наследственного имущества, установленным ст. 1172 Гражданского кодекса РФ.

В случае возникновения конфликта интересов наследников по определению вида стоимости, размера наследственного имущества, а также несогласия с результатами проведения оценки независимым оценщиком спор между наследниками может быть разрешен в судебном порядке.

Автор: Нотариальный Вестник

Вернуться
Нотариальный Вестник №7 2006


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100