Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Звездный реестр нотариата

18.05.2006

Звездный реестр нотариата

Р.Х. Алеев           

Оноре де Бальзак. Нотариус эпохиОноре де Бальзак (1799–1850) —великий французский писатель, основоположник реализма в литературе. Отец Бальзака — нотариус Бернар-Франсуа Бальзак был выходцем из крестьянской семьи. Еще юношей он понял, что нотариусы всегда будут процветать во французском обществе, ведь именно они оформляют интересы в юридические акты, а законы все более усложняются, и он видел множество земельных тяжб, основанных на юридической неопределенности.Между прочим, королевские нотариусы появились во Франции в 1270 г., но даже в конце XVIII в. функции нотариусов в провинциальных муниципалитетах, а попросту — в крестьянских общинах, выполняли бальи — мировые судьи в статусе королевского чиновника. В 1759 г. Бернар-Франсуа покидает деревню. Вскоре он пристраивается клерком к нотариусу мэтру Альбару и выполняет обязанности ходока по делам конторы. В 1767 г. Бернар-Франсуа переезжает в Париж, где с должности секретаря-письмоводителя начинает успешную чиновничью карьеру при администрации Людовика XV. Вскоре он сменяет «деревенскую» фамилию Бальса на Бальзак. Дело в том, что по работе он имел доступ к «Кабинету хартий», где хранились контракты на земельную собственность; в них он и нашел документ о пожаловании семьей Бальзаков на постройку монастыря под городком Бальзак, а затем подписал акт о пожаловании в парижском парламенте. Таким образом было то ли мистифицировано, то ли частично легитимизировано «благородное» происхождение семьи. А дворянскую частицу «де» сын добавит к своей фамилии гораздо позже. Во время революции Бернар-Франсуа быстро перешел на службу к новым властям, а затем сколотил состояние на поставках провианта. В 1797 г. в пятидесятиоднолетнем возрасте он выгодно женится на дочери парижского коммерсанта Саламбье. В 1798 г. Бальзаки переезжают в Туре, где Бернар-Франсуа занимает ряд административных должностей. Считается, что отец стал для Бальзака прообразом многих персонажей. Оноре Бальзак родился 20 мая 1799 г. в городе Туре и сразу же был отправлен на попечение кормилицы. С 1806-го по 1813 год учился в Вандомском колледже: как тогда говорили, был его пансионером. Бальзаки вновь вернулись в Париж в 1814 г., отец писателя вышел в отставку в 1819-м. Он был отменно здоров и мечтал дожить до ста лет, дабы получить «тонтину» — пожизненную ренту, установленную для самых старейших французов. С 1816-го по 1819 год Оноре Бальзак протомился в кон-торе стряпчего на должности письмоводителя, одновременно учась в Парижской школе права. Вот что писал Андре Моруа: «Бернар-Франсуа полагал, что недостаточно слушать лекции по вопросам права в Сорбонне, надо тотчас же приобщаться и к юридической практике. Оноре пришлось все три года проработать у стряпчего и у нотариуса. Стряпчий принадлежал к числу друзей семейства Бальзаков, его звали Жан-Батист Гийонне-Мервиль: то был превосходный юрист и весьма образованный человек, любивший литературу...Годы ученичества у Гийон-не-Мервиля оказались весьма плодотворными для Бальзака. Он изучил судопроизводство, эту незыблемую процедуру, которая играла огромную, но еще очень мало изученную роль в жизни мужчин и женщин.Он «жил в мире, где были на короткой ноге со сводами законов и богиней правосудия». В будущем он превратит их в орудия своей мысли... В конторе стряпчего завязываются семейные драмы, и здесь они находят развязку. Тут Оноре увидел женщину, стремившуюся лишить всяких прав своего мужа, полковника наполеоновской армии, который вернулся из Германии после плена и, точно привидение, возник перед женою, вторично вышедшей замуж; юноша знакомился с сотнями порожденных жизнью романов, раскрывавших чаще всего низменные побуждения и реже — благородные порывы представителей рода человеческого... Переписывая прошения, клерки перемывали косточки клиентам. Они работали в полутемном помещении, где пыль превращалась в жирные хлопья; вдоль стен, украшенных большими желтыми объявлениями о продаже недвижимого имущества, тянулись громадные шкафы, набитые связками бумаг; конторки и письменные столы были испещрены пятнами. Здесь стоял тяжелый, острый запах сыра, котлет и дешевого шоколада, который варили себе клерки, смешивавшийся с запахом пыльных бумаг. Контора стряпчего — «одно из самых отвратительных заведений на службе общества», и все же именно тут молодой Бальзак постигал страшную поэзию жизни». Потому и скажет Бальзак позже: «Запомним, как первую заповедь, что самая худая мировая сделка лучше самой доброй тяжбы...». А в «Сценах парижской жизни» Бальзак поместит в третий круг социального ада стряпчих, адвокатов, врачей и нотариусов — всех исповедников этого общества, испытывающих к нему презрение. Таковы они были во Франции. В 1819 г. Бальзак сдал экзамены на бакалавра права. Отец рассчитывал на будущую юридическую карьеру сына, он видел его преуспевающим нотариусом, тем более что хорошо знакомый мэтр Пассе готов принять Оноре в свою контору и обещает впоследствии передать ему дело. Однако явное призвание писателя не давало покоя юному Бальзаку, и он уговаривает родителей отпустить его на луга Парнаса. За пять последующих лет юное дарование издает под псевдонимом шесть подражательных романов, а затем в кооперации с литературными поденщиками выпускает целую серию «коммерческой», то есть заведомо продаваемой, беллетристики. Попутно отметим, что всю жизнь Бальзак отличался творческой плодовитостью, алчностью до денег и славы, предприимчивостью, любвеобильностью и стремлением войти в «благородное сословие». Впрочем, при наличии таланта личные качества писателя не могут испортить дара проникновения в жизнь и творимой художественной правды. Искусство либо живет в писателе своей жизнью, либо нет. Биограф Пьер Сиприо считает, что формула уникальности Бальзака — его наблюдательность, фантазия и упорный труд. В 23 года Бальзак влюбляется в сорокапятилетнюю мадам де Берни. Страсть, пережитая с опытной, зрелой в чувствах женщиной, обогатила внутренний мир Бальзака, сделала его знатоком женской психологии. Эта романтическая страница жизни писателя, а также характерные женские персонажи его произведений породили выражение «дама бальзаковского возраста». В 1828 г. Бальзак предпринимает попытку сколотить капитал на издательском проекте: он придумывает издать все собрание классики в одном томе, предвидя читательский спрос на удобную и экономную книгу. В проект вложены долговые деньги. Дабы сброшюровать столь внушительный объем текста, его набирают самым мелким шрифтовым кеглем. Был выпущен тираж, и Бальзак уже предвкушал дивиденды... Однако книгу решительным образом не покупали — никто не пожелал портить свое зрение. Негоция обернулась убытками. Лишь заняв у родителей 45 тыс. франков, Бальзак избежал долговой тюрьмы (в то время это двадцатилетняя зарплата служащего!). Оноре Бальзак вновь окунается в писательский труд. Первой книгой, вышедшей под его собственным именем, стал роман «Шуаны» (1829). Затем появляются «Физиология брака», «Сцены частной жизни». При этом Бальзак несколько лет подрабатывал в журнале как внештатный автор. Восемнадцать лет были отданы созданию романов и повестей, вошедших в цикл «Человеческая комедия» (La Comedie humaine). Бальзак был в высшей степени плодовитым и работоспособным писателем. Неоднократно он полностью перерабатывал присланные из типографии корректуры, меняя текст романа (к неудовольствию типографских рабочих, ибо раньше гранки — первые оттиски страниц — печатались с самонаборных плат, а литеры в них выставлялись вручную). Кроме того, Бальзаку приходилось не щадить себя, дабы отработать деньги кредиторов. То, как работал Бальзак, можно узнать, в частности, из увлекательной книги польского прозаика Яна Парандовского «Алхимия слова». Так, например, Бальзак любил творить по ночам; он не любил кофе, но злоупотреблял им во время интенсивной работы; однажды он выбросил на улицу ключ от своей комнаты, дабы не иметь возможности уйти куда-либо, бросив рукопись; он настолько проникался жизнью своих героев, что рассказывал своей сестре об их планах так, словно речь шла о соседях...В 1832 г. Бальзак влюбился в польскую графиню, супругу украинского помещика Эвелину Ганскую. Это знакомство обогатило мировую литературу «Письмами к незнакомке», которые есть не что иное, как собрание любовных писем к графине. Эвелина обещала Бальзаку руку и сердце — но только после смерти мужа. В 1841 г. «отлагательное условие» амурного обязательства исполнилось, но возникли помехи и проволочки, и свадьба состоялась лишь в марте 1850 года. Однако новоиспеченному супругу оставалось всего пять месяцев жизни. В 1834 г. Бальзак призывает к созданию Общества литераторов, впоследствии став одним из первых его председателей. В 1839 г. Бальзак вступается за знакомого ему нотариуса Пейтеля, обвиненного в убийстве. Между прочим, будучи журналистом Пейтель опубликовал под псевдонимом «Луи Бенуа, садовник» знаменитую «Физиологию Груши» (об эволюции очертаний монаршего лица Луи-Филиппа), блестяще иллюстрированную Анри Монье. Фабула такова: в ночь с 1 на 2 ноября 1838 г. Пейтель привез к врачу свою смертельно раненную жену, умоляя спасти ее жизнь. Пейтель заявил, что его слуга выстрелил из пистолета по фаэтону; увидев, что супруга ранена, он бросился преследовать убийцу. Обычно во время поездок он был вооружен шахтерским молотком: им и ударил слугу. Жандармерия и судебные власти не поверили объяснениям нотариуса, кроме того, и местное население давало ему негативную оценку. Обвинительный акт создал воображаемую фигуру Пейтеля, описывая его как человека скрытного, лицемерного, ведущего распутную жизнь, промотавшего состояние и женившегося на богатой дурнушке, дабы раздобыть деньги на покупку нотариальной конторы. Бальзак знал Пейтеля, и эти характеристики показались ему чудовищными. Когда суд присяжных приговорил Пейтеля к смертной казни, Бальзак навестил его в тюрьме и написал пространное «Письмо о процессе Пейтеля, белэйского нотариуса». Он попытался нарисовать более верный портрет осужденного. Проявив юридические познания, Бальзак доказывал, что Пейтелю совсем не нужно было приданое супруги для покупки нотариальной конторы, что его собственное унаследованное недвижимое имущество осталось нетронутым и т.д. Апологетика оказалась тщетной. Пейтеля вскоре казнили. А ведь он мог быть осужден к лишению свободы и не был бы так опозорен, если бы признался, что совершил убийство из ревности (ведь его жена изменяла ему с этим слугой!).Хлопоты по делу Пейтеля обошлись Бальзаку в 10 тыс. франков и, как он говорил, принесли еще убытков на 30 тыс. франков, замедлив его работу. Ведь для Бальзака была верна формула: «Время — рукопись; рукопись — деньги». А к середине 1840 г. сумма его долгов достигла астрономической величины — 262 тыс. франков, из которых 115 тыс. «дружеских» долгов. Бальзак сочинил огромное число произведений, он изобразил представительную галерею образов современников, вплетенных в эпические, эпохальные полотна его романов. Фигура нотариуса присутствует во многих произведениях Бальзака. Есть у писателя и особое сочинение, посвященное профессии «светского священника».В 1840 г. выходит очерк «Нотариус». В нем Бальзак живописует внешне не самый приятный образ французского нотариуса, однако автор полон внутренней симпатии и сочувствия к этой многострадальной фигуре. Полагаем, что вы уже знакомы с очерком или обязательно его прочтете. Это сочная картина, но мы вынуждены взять из нее лишь отдельные мазки и приведем наиболее сентенционные и цитируемые фрагменты сего творения. Итак, «...Раздражительный и нервный характер годился бы еще для адвоката, но был бы гибелен для нотариуса, которому необходимо быть сверх меры терпеливым... нотариус — стра-дательное лицо в тысячах корыстных комбинаций... О! Что претерпевает нотариус — это можно объяснить только сравнением с тем, что приходится переносить женщинам и белой бумаге — они все терпят, им совсем не свойственно сопротивление; иное дело нотариус, у него сопротивляемость огромна, но постепенно стираются все углы... Человек добрый и лукавый, ты одновременно и Сфинкс и Эдип, твоя речь так же темна, как у первого, ты проницателен, как второй... Все, что они слышат, все, что они видят, что они принуждены думать, принимать, помимо гонораров, все эти комедии, трагедии, разыгрываемые для них одних, должны были бы сделать их остроумными, насмешливыми, недоверчивыми, но им одним воспрещается смеяться, шутить и обнаруживать остроумие: насмешливость отпугнула бы клиента. Нотариус остается немым, когда говорит, пугает, когда молчит, и принужден скрывать свои мысли и свое остроумие, как скрывают дурную болезнь... Если нотариус не будет педантичен, как старая дева, и придирчив, как помощник столоначальника, если он будет откровенно хитер и лукаво проницателен, он растеряет клиентуру... он принужден бывает воскликнуть: — Нет, сударь, вы не составите подобный акт, это было бы недостойно вас. Вы злоупотребляете распространительным толкованием своих прав (фраза вполне вежливая, но по существу означающая: «Вы мошенник!»). Вы не понимаете подлинного смысла закона, что, конечно, случается и с честнейшим человеком в мире, но, сударь... и тому подобное... А нотариусы и в самом деле являются должностными лицами не в меньшей степени, чем офицеры: жизнь нотариусов — разве это не сражение, затянувшееся надолго?.. Не имея никакого характера, помимо характера своей профессии, он становится скучным, потому что все ему докучают... есть в нем что-то и от священника и от судьи, от чиновника и адвоката... Нотариусу присуще величие, однако то, что делает его великим, делает его маленьким: будучи свидетелем окружающей развращенности, не зрителем, а руководителем деловых драм, он должен оставаться честным; он видит, как копают то Мертвое море, которое поглотит все богатства, но не может ловить в нем рыбку; он набрасывает договор для коммандитного товарищества и должен относиться к делу, как купец, торгующий капканами, но не интересующийся ни добычей, ни охотником... Всякий нотариус (...) более или менее долгое время изучал судопроизводство; чтобы научиться предупреждать судебную тяжбу, не следует ли знать, как они зарождаются?.. Отбыв пятилетний испытательный срок в одной или нескольких нотариальных конторах, вам трудно будет остаться честным молодым человеком; вы уже видели, каков смазанный маслом механизм любого богатства, как гнусно спорят наследники над неостывшим еще трупом. Словом, вы видели поединок сердца человеческого с Гражданским кодексом. Клиенты нотариальной конторы ужасно, притом на деле, не на словах, развращают писцов... Контора — это исповедальня, где страсти высыпают из мешка свои преступные замыслы и где советуются насчет сомнительных дел, ища способов привести их в исполнение... Проявить нескромность, нечестность для третьего писца — значит отказаться от карьеры нотариуса... Две высшие профессиональные добродетели уже предсуществуют в атмосфере нотариальных контор...». Как никто из писателей Бальзак досконально подробен в описании людей, деяний и коллизий. Так, юристам, кроме очерка «Нотариус», будут интересны такие тематические произведения, как «Чиновники» — о конторских служащих, «Дело об опеке» — о судейских клерках и адвокатах. Бальзак первым ввел в литературный обиход «сквозные персонажи» — героев одного романа, кочующих и продолжающих действовать в других романах. В 1843 г. Бальзак посетил Санкт-Петербург. Между прочим, в России Бальзак издавался нетронутым цензурой. В 1848 г. Бальзак терпит поражение на выборах депутатов, а годом позже дважды забаллотирован как кандидат в члены Академии. Бальзак скончался в Париже 18 августа 1850 г. в 23 часа 30 минут. Бальзак не захотел стать нотариусом, поверенным в частные судьбы, — он засвидетельствовал эпоху. Пьер Сиприо говорит: «Бальзак, наделенный одновременно бурным воображением и рассудительностью... был неисправимым оптимистом (...) нелюбимый ребенок... голодный писатель из мансарды, обанкротившийся типограф и издатель, богатырь «Человеческой комедии», который отчаянно сражался, чтобы одолеть сон... усталость и болезнь, сумел трансформировать самые опасные и порой самые ужасные моменты своей жизни в живительную силу». Основные биографические труды о Бальзаке:Грифцов Б. Как работал Бальзак. – М., 1958.Цвейг С. Бальзак. — М., 1961.Моруа А. Прометей, или Жизнь Бальзака. — М., 1967 (электронная библиотека М. Мошкова).Сиприо П. Бальзак без маски: пер. с фр. / Серия «ЖЗЛ». — М., 2003.

Автор: Р.Х.Алеев

Вернуться
Нотариальный Вестник №5 2006


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100