Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Гвардии нотариус, побратим «Катюши»

18.05.2006

Гвардии нотариус, побратим «Катюши»

Р.Х. Алеев

 

9 Мая мы чествуем Великую Победу, вспоминаем павших в борьбе с фашизмом, поздравляем ветеранов. Есть в нашем сообществе свой фронтовик — Юрий Дмитриевич Северин, действующий нотариус города Москвы, заслуженный юрист РСФСР, кандидат юридических наук. Один из самых уважаемых людей российского нотариата. Прошел всю войну, от рядового до командира расчета легендарной «Катюши». Награжден четырьмя боевыми орденами (главный из которых орден Славы — советский аналог Георгиевского креста) и восемнадцатью медалями. Когда входишь в нотариальную контору Северина, тебя встречает доброжелательный человек с ясными серыми глазами. У него твердая, сухая и горячая рука, рукопожатие крепко и радушно. Юрий Дмитриевич — человек удивительной душевности и скромности: никогда не подумаешь, что занимал он когда-то важные посты в суде и Минюсте. Ему восемьдесят два, но этого не скажешь. В марафоне с возрастом Юрий Дмитриевич явно «проигрывает», далеко отстал. Это бодрый, деятельный и увлекающийся человек. Глаза задорны, движения легки. Юрий Дмитриевич Северин родился 31 марта 1924 г. в Южском районе Ивановской области. До войны семья переехала в пригород Москвы. Отец работал директором школы, став впоследствии руководителем РОНО, а мать была домохозяйкой.В 1942-м, в 18 лет, добровольцем ушел на фронт. А дело было так. Ребята давно просились на фронт, но военный комиссар ничего и слышать не желал. Тогда обратились в горком комсомола. Юрий Дмитриевич вспоминает: «И получилось! 3 августа в школу позвонили: кто желает пойти на фронт, должен явиться завтра в десять утра в горком. Собрались как за грибами. Сели на велосипеды, передали известие друзьям и одноклассникам. Никто не отказался. Утром пораньше собрались у школы и пошли». Что знали школьники о войне? Можно вспомнить строки павшего на фронте Михаила Кульчицкого: Я раньше думал: «Лейтенант»звучит вот так: «Налейте нам!»И, зная топографию,он топает по гравию.Война — совсем не фейерверк,а просто — трудная работа,когда,черна от пота,вверхскользит по пахоте пехота.Отец Юры проводил их до половины дороги, а потом долго сидел на придорожном камне, обхватив голову руками. В Красногорском горкоме комсомола ребят сначала накормили. Впервые с начала войны они досыта наелись, ведь время было голодное. Каждому выдали по целому батону хлеба и комсомольскую путевку на фронт — одну на пятерых. Юрий Дмитриевич считает эту комсомольскую путевку «главным документом» своей жизни. Потом — учебная бригада под городом Горьким, ускоренная подготовка — и на фронт. Юрий начинал ратный путь наводчиком легендарной «Катюши», закончил войну гвардии старшим сержантом — командиром расчета (помощником командира огневой батареи, состоявшей из четырех реактивных установок). Реактивная артиллерия появилась на фронте уже в сорок первом. К осени уже 33 дивизиона входили в состав Западного фронта и Московской зоны обороны, и именно здесь это оружие впервые прославилось и получило ласковое солдатское прозвище — «Катюша». Ее реактивные залпы были столь сокрушительны, что фашисты трепетали от одного только упоминания о ней. «А ночной залп! Красные сполохи, огненные трассы, уходящие на противника, душераздирающий вой и скрежет — да он был для нас симфонией, — вспоминает Юрий Дмитриевич. — А уж когда видели цель, как взметываются в небо столбы земли, огня, деревья, черный дым, — душа, конечно, ликовала». Огненные сполохи залпов демаскировали установки, и поэтому приходилось часто менять дислокацию. Ракетные установки были засекречены, и дабы они не попадали в руки врага, предусматривалось их уничтожение в крайних случаях, для чего к боекомплекту расчета прилагался толовый заряд. Но «Катюши» Северина никогда не попадали в такие ситуации. Долгая была война, немало пережито на фронтовых дорогах, многое памятно Юрию Дмитриевичу. Были и забавные случаи. Так, однажды товарищ предложил ему сыграть «чижика-пыжика»: вести огонь по немцам в ритм этой песенки. Юрий отвечает, мол, звук-то у нас смазанный получается, а товарищ и говорит: «Зато у фрицев будет как надо». Так и сделали: дали им «чижика-пыжика»!С Северо-Западным, Западным, 3-м Белорусским фронтами прошел Северин боевой путь с памятными рубежами: Москва, Семеновщина, Лычково, Демянск, Старая Русса, Ельня, Витебск, Богучевское, Вильнюс, Каунас, Ширвиндт, Пилькаллен, Инстербург, Людвигсхорст, Кенигсберг, где и встретил Победу. Фронтовая судьба хранила Юрия Дмитриевича от смерти и ранений — разве что контузило. Демобилизовавшись в 1947 году, Юрий обдумывает, куда поступать: в архитектурный или на юридический. Правоведение победило, и он поступает на юридический факультет МГУ им. Ломоносова. Сам Юрий не знал тогда, что все равно ему суждено стать зодчим — архитектором права, судебной системы и юстиции.Юрфак окончен с отличием, и способного выпускника распределяют в Верховный суд СССР на должность консультанта Судебной коллегии по уголовным делам. Это большая честь: сразу в высшую судебную инстанцию. В Верховном суде Северин проработал двенадцать лет. Молодой юрист готовил тексты руководящих постановлений и обзоров практики, делал доклады на Пленумах, в том числе и по делам необоснованно репрессированных. За время работы Юрий Дмитриевич заочно окончил аспирантуру при Институте права Академии наук СССР. Руководство обратило внимание на склонность Северина к научно-исследовательской работе. В 1957 году Верховный суд возглавил Александр Федорович Горкин (тот самый секретарь Президиума Верховного Совета СССР, который подписывал документ о награждении Северина орденом Славы). Северин очень уважал и многому научился у Александра Федоровича, но особо отмечает его простоту и человечность в отношениях с коллегами и сотрудниками. С 1964 года Северин — член Верховного суда РСФСР. Позже стал ответственным сотрудником аппарата ЦК КПСС, курировал вопросы правосудия. Неоднократно выезжал и на проверки по фактам коррупции и злоупотреблений высокопоставленных партийных деятелей и должностных лиц. В 1976 году Юрий Дмитриевич назначен заместителем министра юстиции РСФСР, а впоследствии — первым заместителем министра. Работа эта в те времена была не такой скучной, как теперь может показаться. Наоборот. Пришлось заново восстанавливать систему юстиции, которая была ликвидирована при Н.С. Хрущеве и несколько десятилетий не функционировала. Северин стал одним из главных «архитекторов» возрождаемой юстиции. Законопроектная деятельность, организация органов на местах, подбор квалифицированных кадров — все это требовало напряженной работы и полной самоотдачи. Кроме этого Северин выполнял поручения по подготовке договоров правовой помощи с выездом в другие государства, был официальным представителем СССР в ООН на конгрессах и других мероприятиях по правовым вопросам. Будучи московским депутатом, Северин возглавлял Комиссию по законности Московского городского Совета народных депутатов. Получилось так, что старший сержант Северин «командовал» несколькими боевыми генералами, которые входили в состав комиссии.В 1981 году Северин делегирован в Афганистан в качестве правового советника. Консультировал афганское правительство, прокуратуру и Верховный суд по сложнейшим вопросам правового обеспечения реформ, подготовки Конституции страны. Неизгладимыми остались впечатления от красоты и трудолюбия афганского народа, мудрых и гордых лиц пуштунских стариков. Запомнились Юрию Дмитриевичу назидания, изложенные в нравственном своде «Пуштун валай», например такое: «Если в твоем доме оказался враг, которому грозит опасность, ты должен защитить его даже ценой своей жизни».В 1984 году Северину присвоено почетное звание заслуженного юриста РСФСР. В 1992 году Юрий Дмитриевич становится первым вице-президентом Российской правовой академии Минюста России.С 1994 года и по нынешний день Северин — частнопрактикующий нотариус города Москвы. Долгие годы он возглавлял Комиссию МГНП по профессиональной этике. Бывало стыдно за некоторых коллег, которые отказывали людям в выезде в больницу для совершения нотариального действия, хотя работали рядом. Ему не раз приходилось спасать положение, ехать из центра города на окраины. Юрий Дмитриевич — автор многочисленных книг и научных публикаций. Особо выделяются такие его труды, как «Организационные основы правосудия» и «Комментарий к Уголовному кодексу» (1984), в котором Северин выступил как соавтор и ответственный редактор издания, причем объем его рецензий и замечаний на стадии подготовки рукописи равен объему самих текстов. Юрий Дмитриевич требовал от авторов тщательного анализа, четких выводов и опоры на судебную практику. Благодаря такой научной добросовестности книга обрела большой авторитет у специалистов и стала настольной для всего судейского корпуса того времени. Популярная брошюра «Основы советского законодательства» также готовилась при его творческом и методологическом участии. Есть в жизни Северина страницы, посвященные искусству. Вот что говорит народный артист России, известный кинорежиссер Вадим Абдрашитов: «Знают ли коллеги Юрия Дмитриевича, этого чрезвычайно скромного человека, что вот уже 30 лет он работает в профессиональном кинематографе? В 1975 году сценарий нашего с драматургом Александром Миндадзе первого фильма «Слово для защиты» был отправлен начальством «Мосфильма» и Госкино на консультацию в Министерство юстиции. В те времена заключения от соответствующих ведомств во многом определяли судьбу сценария, а затем и самой кинокартины. Ничего хорошего мы не ждали: к сценарию у редактуры и так уже были серьезные претензии. К нам в съемочную группу на «Мосфильм» приехал строгий и суровый человек — заместитель министра. Мы приготовились выслушать мрачный приговор. Но ошиблись. «Это история о любви, — сказал консультант, — и все ведомственные неточности — чепуха. Будем работать!». То есть сценарий ему понравился, а мы в Северине обнаружили тонкого, глубоко мыслящего и по-настоящему творческого человека. И дальше — с фильмами, судьбы которых были весьма трудными и подчас драматичными, он был с нами до конца, помогая сохранить их и отстоять. «Остановился поезд», «Охота на лис», «Плюмбум», «Слуга», «Армавир», «Время танцора», «Пьеса для пассажира» — в этих картинах Юрий Дмитриевич был не просто консультантом, а коллегой, единомышленником, практически нашим соавтором и другом. И в съемочных группах его любят и уважают: он стал своим, кинематографистом. Дружеские и дружелюбные отношения складывались у него и со всеми актерами — Мариной Нееловой, Олегом Янковским, Володей Гостюхиным, Толей Солоницыным, Олегом Борисовым... А для нас с Миндадзе Юрий Дмитриевич Северин — близкий друг и товарищ, которого мы любим и глубоко уважаем. Он — особый, редкий человек. Очень хороший человек».Юрий Дмитриевич — обладатель многочисленных грамот, званий, наград, свидетельств и благодарностей, но гордится лишь комсомольской путевкой далекого сорок второго и характеристикой, выданной ему председателем Верховного суда СССР А.Ф. Горкиным в 1962 году.У Юрия Дмитриевича есть хобби: путешествия по «диким» местам и военно-мемуарная литература. Он не только благодарный читатель воспоминаний о былой войне (в частности, им с любовью собраны все книги, посвященные реактивной артиллерии, «Катюше»), но и сам пишет военные мемуары. В 2004 году вышла в свет его книга «Молнией небо расколото», в которой он описывает боевой путь родного 95-го Гвардейского минометного полка и свое гражданское служение после войны. Издатели крайне неохотно издают некоммерческую литературу, и эта публикация состоялась благодаря помощи Никиты Михалкова. «Жаль, что не успел включить в книгу смешные случаи. А ведь их было много», — говорит Юрий Дмитриевич. День Победы Юрий Дмитриевич часто встречал в Калининграде (бывшем Кенигсберге), и каждый год приходилось с горестью отмечать, как тают ряды фронтовых друзей-однополчан. В этом городе, где встретил наш герой Победу, до сих пор и в тех же казармах дислоцируется его родной полк, символически попирая «Мертвую голову войны», ибо было то место базой одноименной дивизии СС. После беседы с Юрием Дмитриевичем о войне, о пройденных путях, о профессии наш корреспондент задал ему несколько вопросов. Юрий Дмитриевич! О чем мечталось на фронте?— Не знаю... Главное — надо было довести дело до конца. Вперед и вперед — доделать дело, победить.А любимая ваша песня на войне  не «Катюша» ли была?— Мы тогда любили петь «Уходили комсомольцы на Гражданскую войну». Ну и разные другие, конечно. Что вспоминается чаще?— Многое вспоминается, многое. Но вот какое дело: вспоминаешь, и выстраивается в памяти много хорошего... (улыбается).Поделитесь секретом, как сохраняете такую душевную бодрость и работоспособность?— Настрой, парень! Только настрой!В чем, по-вашему, главное преимущество небюджетного нотариата?— Обращенность к людям. Это самое главное. Прощается Юрий Дмитриевич четким рукопожатием, глаза в глаза, а потом приподнимает руки и обращает к вам ладони. В этом жесте — и доброжелательное благословение, и силуэт легендарной «Катюши».Юрий Дмитриевич! Примите самые сердечные поздравления с Днем Победы. Будьте таким же деятельным и бодрым. Всегда оставайтесь нашим «Гвардии старшим нотариусом»!

Автор: Р.Х.Алеев

Вернуться
Нотариальный Вестник №5 2006


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100