Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Сможет ли нотариус встать на пути у рейдера?

18.05.2006

Сможет ли нотариус встать на пути у рейдера?

А.В. Владимиров

Проблема рейдерства в России, похоже, перестала быть проблемой только тех компаний, которые на себе пережили попытки захвата бизнеса. Не так давно на рынок слияний и поглощений обратило внимание государство в лице Президента РФ. Выступая на коллегии Генпрокуратуры, В.В. Путин потребовал от правоохранительных органов большей активности в этой сфере. Недружественные захваты чужой собственности, по мнению главы государства, «серьезно дестабилизируют российский бизнес и инвестиционный климат».Впрочем, существование рынка слияний и поглощений (M&A, mergers & acquisitions) с точки зрения международного корпоративного права — вещь вполне нормальная. Бизнес время от времени меняет хозяев, и в этом нет ничего страшного. Более того, нередко эта процедура позволяет влить в предприятие «свежую кровь» и сдвинуть бизнес с мертвой точки. Конечно, это все верно при условии, что смена собственника происходит абсолютно легально, а вливание «свежей корпоративной крови» не сопровождается пролитием настоящей крови.Первые сообщения о рейдерских налетах появились в России еще в начале 1990-х годов. Лет десять назад в Москве появилась первая специализированная рейдерская компания. Сейчас таких «консалтинговых» и «аудиторских» компаний десятки, если не сотни. В их штате состоят высококвалифицированные профессионалы — юристы, экономисты, психологи, управленцы, аналитики. Они обмениваются информацией по закрытым каналам, а также на специализированных форумах в Интернете (например, на сайте zahvat.ru). Зачастую рейдеры одной и той же компании в зависимости от ситуации и цены вопроса могут выступать как «белые и пушистые», либо как «серые и загадочные», либо как «черные и страшные». Если говорить о деньгах, то бизнес этот не просто доходный, а сверхдоходный — по оценкам специалистов, рентабельность может достигать от 500 до 1000 %, а иногда —до 2000 %. Игра, как говорится, стоит свеч, и ради такого дохода многие готовы пойти на силовой захват собственности — с использованием бронетранспортеров и наемников, вооруженных арматурой.Захват чужого бизнеса —это целая наука. Для успеха важно блестящее знание законодательства, владение информацией о состоянии дел в фирме-жертве, наличие своих людей в органах власти и в судах. Разработка рейдерского проекта может занимать от нескольких месяцев до года и вестись по всем правилам военного дела: с разведкой, провокациями, вторжением, операциями прикрытия, использованием средств пропаганды и контрпропаганды. Поэтому неудивительно, что операцию, в подготовку которой уже вложено, скажем, 2 млн долларов, рейдер постарается довести до конца, каких бы усилий это ему ни стоило.Мишенью рейдеров обычно становятся относительно слабые компании — всевозможные бывшие НИИ и не очень большие заводы, возглавляемые неэффективными менеджерами — например, «красными директорами», отхватившими при приватизации государственного имущества значительную долю акций вновь созданного АО. В таких компаниях бизнес зачастую ведется по серым схемам, делопроизводство страшно запущено, а с акциями полная неразбериха. Естественно, захватчиков на такие предприятия в первую очередь привлекают недвижимость и земельные участки, зачастую расположенные в самом центре города.Подавляющее большинство подобных акционерных обществ было захвачено черными рейдерами еще в конце 90-х, когда для этого активно использовалась процедура банкротства. Сейчас эта схема почти не используется, но взамен появилось множество других: незаконное завладение контрольным пакетом акций, размывание пакетами акций через новые эмиссии, создание параллельных советов директоров, корпоративный шантаж и т.п. Для получения контроля над предприятием рейдеры занимаются скупкой мелких пакетов акций и долговых обязательств предприятий. Имея на руках даже минимальный пакет акций, захватчик — гринмейлер — может блокировать работу компании, инициируя многочисленные судебные иски, вынуждая крупных акционеров либо откупиться, либо продать свои пакеты акций.Современного рейдера интересует не только недвижимость, но и успешный бизнес сам по себе, а также наличие у предприятия известного имени, торговых брендов, оборудования, новых технологий, солидной базы клиентов. При этом все заметнее разделение рынка слияний и поглощений на сегменты: одни рейдеры занимаются крупными компаниями, другие средним и малым бизнесом, кто-то предпочитает работать в Москве, а кто-то ищет, чем поживиться, в регионах.Один из самых распространенных сейчас способов захвата бизнеса и имущества — манипулирование реестрами: внесение изменений в реестр акционеров, Единый государственный реестр юридических лиц и Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество.Как известно, для внесения изменений в ЕГРЮЛ (скажем, информации о смене руководителя предприятия) не требуется никаких подтверждающих документов, кроме заявления по установленной форме. Этим и пользуются мошенники, подделывающие необходимые документы и берущие под свой контроль предприятие.В качестве варианта возможного решения этой проблемы авторами внесенного в Госдуму законопроекта факт смены руководителя предприятия предлагается подтверждать независимым лицом. В качестве третьего лица, которое должно присутствовать на выборах директора АО или ООО и которое должно подтверждать легитимность их результатов, разработчики проекта закона видят нотариуса. Какими будут положения этого закона в окончательной редакции, судить пока рано, но сам факт появления фигуры нотариуса уже вызвал споры. Оппоненты законодательной инициативы утверждают, что нотариуса всегда можно подкупить или запугать. Но удивительно не это. Президент Федеральной нотариальной палаты Е.Н. Клячин, выступая на ежегодном собрании представителей нотариальных палат субъектов РФ, заметил: «Самое удивительное, что, пока мы сражаемся с оппонентами и убеждаем их в своей неподкупности, храбрости и незаменимости, сами нотариусы пожимают плечами: а зачем нам это надо? Ведь придется куда-то ходить, сидеть на собраниях, а они длятся порой не один день... За это время столько десятков копий можно было бы заверить!»По мнению президента ФНП, складывается парадоксальная ситуация: правоохранительные органы поддерживают эти инициативы, МВД даже просит нотариат об этом, а сами нотариусы не хотят. Между тем эти функции могут значительно повысить престиж сообщества — в континентальной Европе нотариусы обязательно участвуют в деятельности хозяйствующих субъектов. В качестве примера мы предлагаем нашим читателям познакомиться с особенностями работы немецких нотариусов в сфере корпоративного права, а также приглашаем высказать на страницах «Нотариального вестника» свое мнение о возможностях нотариусов в противодействии захватам предприятий.Считается, что первым разработал схему так называемого корпоративного шантажа, которым сейчас часто пользуются миноритарные акционеры, американский предприниматель Кеннет Дарт, получивший в российской прессе устойчивое определение «стервятник». В 1992 г. он «поставил на деньги» целое государство. Во время экономического кризиса в Бразилии Дарт скупил 4 % многомиллиардного внешнего долга страны из расчета 40 центов за доллар. Через два года под угрозой дефолта бразильское правительство решило отсрочить выплату. Все кредиторы с этим согласились — кроме Кеннета. В результате правительство Бразилии заплатило Дарту 605 млн долларов отступных. Журнал «Версия».

 

Рейдерский лист

Постановление об аресте имущества — 5–15 тыс. долл.

Возбуждение заказного уголовного дела — 50 тыс. долл.

Закрыть дело — 15–350 тыс. долл.

Выемка реестра акционеров — 20 тыс. долл.

Выиграть «мертвый» процесс в арбитраже — 10–100 тыс. долл.

Депутатский запрос в Госдуме — от 5 тыс. долл.

«Нужное» постановление правительства — от 100 тыс. долл., или 2 % от стоимости вопроса

Арест конкурента через систему МВД — от 500 тыс. долл.

Силовой захват офиса — 10–30 тыс. долл.

Сюжет по центральномутелевидению (2 мин) — 100–1000 тыс. долл.

Статья в центральной прессе — 15–30 тыс. долл.

 

Источники: журналы Mergers & Acquisitions, «Профиль»

 

Слово «рейдер» происходит от от англ. raid — внезапное нападение, налет. В колониальной Британии рейдерами назывались военные корабли, охотившиеся за торговыми судами противника.

 

По данным Pricewaterhouse Coopers, с начала 2000 г. объем всех M&A-сделок в нашей стране вырос на 87 %. Сейчас наша страна занимает доминирующее положение на центральном и восточно-европейском рынках слияний и поглощений.

 

Согласно статистике управления экономической безопасности правительства Москвы, в 2005 г. в столице было зафиксировано 117 силовых захватов бизнеса, в 2004 г. —177, в 2003 г. — 151. Это официальная статистика. По оценке экспертов, ежегодно только в Москве рейдерской атаке подвергается более 300 предприятий, суммарные активы которых превышают 4 млрд долларов.

 

По данным МВД, из 346 уголовных дел о незаконных захватах предприятий, возбужденных в России в прошлом году, до суда дошло лишь 51. Приговор вынесен в 11 случаях.Журнал «Профиль»

 

Защитит ли от поглощений ОАО (ООО) присутствие на собраниях акционеров (участников) нотариуса?

Нет — 70,44 % (436)

Да — 29,56 % (183)

Всего на момент подписания номера в печать проголосовали 619 человек.Источник: сайт «Ваш налоговый консультант» (www.levy.ru)

 

Самый известный рейдер в кино — юрист Эдвард Льюис. Герой Ричарда Гира в фильме «Красотка» захватывал посредством скупки акций слабые предприятия, дробил их и перепродавал инвесторам.

 

Словарь рейдераCorporate raid — рейдерская атака на компанию с целью недружественного поглощения.Эйч-Ти (HT) — сокр. от английского hostile takeover (недружественное поглощение).Рейд-пригодный объект/домик —предприятие с дорогими активами, слабо защищенное, с открытыми уязвимыми местами.Уровень рейд-опасности — пять цветов: зеленый, синий, желтый, оранжевый и красный (аналогичен уровню террористической опасности).Черный рейдер — захватчик, использующий незаконные методы, в т.ч. подделку документов, подписей, физическое и психическое принуждение.Белый рейдер — его «инструменты» «почти» законны: взятие объекта через покупку контрольного пакета акций, законное избрание органов управления предприятием; без кривых мер (покупка определений судов, вынесенных на основании поддельных документов, либо фальшивые судебные определения), жестких входов и подделки документов.Серый рейдер — промежуточный вариант между черным и белым рейдером, использует сомнительные схемы работы (например, может скрывать часть информации от акционеров).Гринмейл — корпоративный шантаж, реализация прав мелких акционеров агрессивным образом или закошмариванием.Собирать распыл — провести скупку акций у мелких акционеров, консолидировать «распыленный» пакет акций.Кошмарить — затруднять работу предприятия с помощью гринмейла, инициировать проверки со стороны правоохранительных органов и налоговой инспекции, проводить кампанию черного PR против руководства предприятия и т.д.Долбить эмитента — то же, что и кошмарить, но уже применительно к АО (эмитенту ценных бумаг).Получить кривые меры — добиться от суда/арбитража принятия мер по обеспечению иска, не связанных с его предметом или несоразмерных. Обычно делается с помощью подкупа судьи, часто ­— с фальсификацией доказательств. Возбудиться — возбудить уголовное дело против руководителя предприятия или крупного акционера с целью сломить защиту или заблокировать пакет акций.Вход, зайти и удержаться, зайти и закрепиться на «командной высоте» — осуществить силовой перехват управления на предприятии.Войти по беспределу — осуществить криминальный захват управления предприятием (используя фальшивые документы, поддельные подписи; как правило, сопровождается жестким входом —с использованием тяжелой техники, оружия, водометов, слезоточивого газа и большого количества «бойцов» — 50–1000 чел., сопровождается погромами и побоями).Контрвход — силовой вынос рейдеров с захваченного объекта.Вынос тела — силовая операция по физическому отстранению прежнего руководства от управления. Раздербанить — захватить предприятие не для того, чтобы продолжать бизнес, а с целью вывода активов (например, продажи помещения). Результатом чаще всего становится полная ликвидация захваченной компании.Вывести актив через прокладку —быстро совершить ряд сделок с активом захваченного предприятия (одна, две и более сделок) с его последующей передачей в конце цепочки добросовестному приобретателю. Создание добросовестного приобретателя производится через использование прокладки/помойки — компании-однодневки, которую используют для разовых операций.Болото/миноры/ежики/мелкие и жадные/пыль — мелкие (миноритарные) акционеры предприятия-жертвы, в т.ч. и любой работник предприятия, получивший акции предприятия в обмен на ваучер при приватизации.Спрятать за номинальщика — перевести акции на неизвестный для захватчика счет, чтобы уменьшить риск их ареста.Мама Кузи/Елена Петровна — гринмейл по-русски, с акцентом на мероприятия уголовно-правового плана — возбуждение уголовных дел, закрытие (заключить под стражу, посадить в тюрьму и т.д.). Обычно сопровождается установкой музыки — прослушкой.Спилить/слить актив — продать основной актив, оставить предприятие пустым.Источники: журнал «Профиль»,газета «Московский комсомолец»

Автор: Владимиров А.В.

Вернуться
Нотариальный Вестник №5 2006


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100