Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Имущественные отношения в семье

17.05.2006

Имущественные отношения в семье

 

Е.В. Коровин,

нотариус,  вице-президент

Челябинской областной нотариальной палаты

 

Мы остановимся на трех основных вопросах: на проблемах совершения нотариальных действий в отношении объектов, находящихся в совместной собственности супругов; на порядке и правилах составления соглашений о разделе имущества супругов и на некоторых практических вопросах составления брачных договоров. Об этом свидетельствует как значительное внимание, уделяемое им практикующими нотариусами (это видно по материалам электронной нотариальной конференции), так и большое число статей, посвященных данной тематике в периодических юридических изданиях1.

Проблемы совершения нотариальных действий с недвижимым имуществом, находящимся в совместной собственности супругов, в настоящее время достаточно актуальны. Предметом данного выступления не являются вопросы правового регулирования совместной собственности, возникающей в других случаях, предусмотренных законом, в частности, совместной собственности крестьянского (фермерского) хозяйства, совместной собственности, возникающей в соответствии с нормами Закона “О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан”.

Кроме того, речь пойдет о сделках с недвижимым имуществом. Совершение нотариальных действий именно с объектами недвижимого имущества имеет определенную специфику и вызывает затруднения. Поэтому ниже употребляются понятия – “титульный собственник” и противоположное – “нетитульный собственник”; при этом под понятием “титульный собственник” подразумевается супруг, зарегистрированный в Едином государственном реестре прав (далее – ЕГРП) в качестве собственника недвижимого имущества.

В частности, будут рассмотрены вопросы:

– о порядке государственной регистрации права совместной собственности на недвижимое имущество, в том числе о включении нетитульных сособственников в ЕГРП;

– о порядке отчуждения недвижимого имущества, являющегося совместной собственностью супругов, в период брака и после его расторжения;

– о возможности совершения между супругами сделок, помимо соглашений о разделе имущества и брачных договоров, в отношении имущества, находящегося в их совместной собственности. Например, о возможности продажи или дарения одним супругом, титульным собственником, имущества другому, недвижимости без предварительного выделения доли в праве собственности или о возможности продажи одним супругом, действующим по доверенности от имени третьего лица, другому супругу недвижимого имущества, принадлежащего третьему лицу;

– о выделении доли пережившего супруга в общем имуществе супругов.

Высказываются разные мнения, но в зависимости от позиций их авторов по вопросу о правовой природе совместной собственности супругов их можно объединить в две группы.

Первая группа основывается на следующем определении: совместная собственность – это та же общая собственность, доли в которой пока не выделены, но предполагается их выделение; поэтому права супруга, нетитульного собственника, должны быть закреплены и обеспечены. Отсюда делаются выводы, что:

– при регистрации права собственности на недвижимое имущество в ЕГРП необходимо вносить двух сособственников (и мужа, и жену) независимо от того, на чье имя совершена сделка по приобретению недвижимости;

– при оформлении наследственных прав в обязательном порядке должна оставляться открытой доля пережившего супруга, не обратившегося за ее выделением, в соответствии со

ст. 1150 ГК РФ и ст. 75 Основ законодательства РФ о нотариате. Иное, по представлению сторонников этой позиции, и не возможно, т.к. права сособственника (а он такой же собственник, как и титульный) должны гарантироваться. Сторонники этой позиции даже ссылаются на Конституцию, по которой собственность священна и неприкосновенна;

– отчуждение недвижимости без формально выраженного согласия нетитульного собственника невозможно в том числе и после расторжения брака. Нельзя, к примеру, продать недвижимое имущество, оформленное на имя бывшего мужа, без формально выраженного согласия жены, т.к. речь идет о продаже бывшим супругом в том числе непринадлежащей ему доли в праве;

– для отчуждения недвижимого имущества, находящегося в совместной собственности, одним супругом другому не обязательно производить предварительную государственную регистрацию долевой собственности; достаточно в договоре отдельным пунктом определить доли супругов.

Вторая группа мнений исходит из того, что совместная собственность представляет собой единый бездолевой комплекс имущества, единство которого основано на лично-доверительных отношениях мужчины и женщины. Титульный собственник имущества выступает в отношениях с третьими лицами и от своего имени, и от имени супруга. Это означает, что:

– при регистрации права собственности на недвижимость в ЕГРП достаточно внести только одного титульного собственника;

– если переживший супруг не обратился за выделением своей доли, следовательно, он дал согласие на включение имущества, которое было оформлено на имя умершего, в наследственную массу;

– если брак расторгнут и бывшие супруги в течение трех лет (срок исковой давности) не произвели раздел нажитого имущества, тем самым они определили судьбу имущества: имуществом, оставшимся с бывшим мужем распоряжается он, а имуществом, оставшимся с бывшей женой, распоряжается она. Позиции разных авторов представлены здесь мною в значительной мере в обобщенной форме. Они обострены и разграничены по сравнению с тем, как они высказываются в действительности. Это сделано в целях удобства их анализа. Однако общие принципы и сущность предлагаемых в дискуссиях решений, безусловно, сохранены.

Сложности, возникающие в поисках решений по перечисленным проблемам, связаны с двойственным характером отношений, регулируемых правовыми нормами о совместной собственности супругов. Они имеют личный, доверительный характер, регулируются нормами семейного законодательства, и в то же время это имущественные отношения, на которые распространяются нормы гражданского законодательства. Эти качества отношений совместной собственности супругов едины, их разделение неминуемо будет приводить к неверным выводам. Приведенные выше характеристики правовой природы совместной собственности (совместная собственность – это та же общая собственность, доли в ней пока не выделены, но предполагаются; и отношения совместной собственности имеют лично-доверительный характер, поэтому супругам принадлежит единое целое имущество) вряд ли могут вызывать возражения. Однако противопоставление их недопустимо. В теории они и не рассматриваются в отрыве друг от друга. При обсуждении же практических проблем применения законодательства о совместной собственности, подчас на подсознательном уровне, нотариусы, государственные регистраторы нередко превращают их в противоположные позиции. Сторонники этой точки зрения опираются на юридическую литературу2.

В результате сторонники определения совместной собственности супругов через родовое понятие общей собственности невольно делают шаг в сторону смешения ее с общей долевой собственностью. Действительно, общая собственность определяется по признаку множественности сособственников на одну и ту же вещь или имущество. По этому признаку под ее “единой крышей” объединяются долевая и совместная собственности. Множественность сособственников и применительно к обоим видам порождает однородные правовые проблемы о порядке пользования, владения, распоряжения имуществом. Но это не дает основания для их сближения и объединения. На самом деле мы имеем дело с двумя несовпадающими правовыми явлениями.

 

Наоборот, сведение совместной собственности к единому комплексу имущества приводит к ущемлению прав супруга, нетитульного собственника, на распоряжение совместно нажитым имуществом.

Как подчеркивается в юридической литературе, общая собственность характеризуется переплетением отношений сособственников со всеми третьими лицами, с одной стороны, и отношений между самими сособственниками – с другой. Первые по своей природе являются абсолютными, вторые – относительными4.

Таким образом, правовые нормы, посвященные общей собственности, отражают и регулируют отношения по вопросам распоряжения и пользования объектами общей собственности:

– между сособственниками и третьими лицами (абсолютные отношения);

– между сособственниками (относительные отношения).

Эти отношения переплетаются и тесно друг с другом связаны.

С некоторой долей погрешности возможно произвести формальное разграничение сферы действия правовых норм, регулирующих отношения совместной собственности супругов, по критерию отношений, которые они регулируют (абсолютные или относительные):

– нормы ст. 253, п. 1 ст. ст. 254, 256, 1150 ГК РФ регулируют отношения преимущественно между супругами, с одной стороны, и третьими лицами – с другой, по поводу распоряжения совместной собственностью;

– нормы ст. ст. 34 – 37, 38, 39, 40 – 42 СК РФ, ст. 1150 ГК РФ регулируют отношения преимущественно между супругами по поводу приобретения, пользования, распоряжения совместной собственностью и раздела совместной собственности.

На основе анализа указанных правовых норм применительно к недвижимому имуществу, находящемуся в совместной собственности, можно сделать следующие выводы:

а) по поводу отношений между супругами (относительные отношения):

– супруги сами принимают решения о порядке распоряжения совместной собственностью, т.е. определяют, на имя кого из супругов приобретается объект недвижимого имущества, следовательно, кто из супругов будет являться титульным собственником и представлять общие интересы в отношениях с третьими лицами;

– соответствующий объект недвижимого имущества является единым в том смысле, что на него распространяется режим бездолевой общей собственности;

– режим бездолевой собственности на объект недвижимого имущества сублимирует (превращает) полномочия нетитульного сособственника по распоряжению собственностью в гарантии его прав при совершении сделок с этим объектом (гарантии, закрепленные ст. 35 СК РФ, а также п. 3 ст. 253 ГК РФ); причем, еще раз подчеркнем, что гарантии прав нетитульного сособственника находятся преимущественно в сфере отношений между супругами (ст. 35 СК РФ) и только в некоторой своей части

(п. 3 ст. 253 ГК РФ) в сфере отношений супругов и третьих лиц;

б) по поводу отношений между супругами, с одной стороны, и третьими лицами – с другой (абсолютные отношения по распоряжению собственностью):

– полномочным лицом, имеющим право совершать сделки с соответствующим объектом совместной собственности, является титульный собственник;

– предполагается, что титульный собственник выражает волю и интересы обоих сособственников по определению правовой судьбы объекта недвижимого имущества;

– у супруга (бывшего супруга), нетитульного собственника совместно нажитого имущества, всегда (в период брака и после его расторжения) сохраняется право требовать признания сделки по отчуждению объекта недвижимости недействительной по мотивам отсутствия у титульного собственника необходимых полномочий на ее совершение, если будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

С учетом сказанного, а также на основе анализа судебной практики попытаемся дать ответы на поставленные вопросы.

 

 

Государственная регистрация прав нетитульного сособственника

 

В “Бюллетене нотариальной практики” № 6 за 2003 г. нотариус из г. Читы Артемьева Н.В. опубликовала очень логичную по содержанию и хорошо обоснованную ссылками на нормативные акты статью, посвященную проблемам совместной собственности супругов. Н.В. Артемьева одна из первых подняла все проблемы совершения нотариальных действий с имуществом, находящимся в совместной собственности супругов; во многом в данном сообщении я их просто повторяю. Артемьева Н.В., хотя специально и не рассматривает вопрос о правовой природе совместной собственности супругов, тем не менее делает вывод, что “регистрация права собственности на имя одного супруга является нарушением закона и приводит к нарушению прав другого супруга, являющегося сособственником имущества”.

Она также предлагает проводить государственную регистрацию права совместной собственности по предъявлению в регистрирующий орган нотариально удостоверенного согласия второго супруга, в котором нотариус должен отразить все сведения, необходимые для внесения в ЕГРП о супруге-сособственнике. Далее, доводя свои рассуждения до логического завершения, она приходит к выводу, что в случаях, когда в ЕГРП зарегистрированы в качестве правообладателей оба супруга, то любой из них может совершить сделку по отчуждению данного имущества.

Несмотря на внешнюю привлекательность этой позиции, с ней вряд ли можно согласиться и по принципиальным соображениям, и исходя из сложившейся судебной практики. Совместная собственность супругов, как уже ранее отмечалось, основана на доверительно-личных отношениях. Супруги, если соглашением между ними не установлено иное, в вопросах распоряжения совместной собственностью в отношениях с третьими лицами выступают фактически как единое целое, как бы в качестве единого субъекта. Применительно к имуществу, право собственности на которое подлежит государственной регистрации, лицом, осуществляющим от имени супругов правомочия собственников, является титульный собственник. Именно он и должен быть зарегистрирован в качестве правообладателя в ЕГРП. Следовательно, оба супруга должны быть внесены в качестве сособственников в ЕГРП только в случаях, когда недвижимость приобретается одновременно на имя и того и другого.

Эта позиция подтверждается и судебной практикой. В частности, в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного суда РФ за II квартал 2002 г. приведен следующий вопрос:

“Вопрос 6: Необходимо ли органам, осуществляющим государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, в обязательном порядке регистрировать право общей совместной собственности супругов в случае, если стороной сделки является один из них, либо нужно регистрировать только право собственности лица, указанного в договоре?

Ответ: Согласно ст. 9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права.

Граждане и юридические лица свободны в заключении договора (ст. 421 ГК РФ).

Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов (ст. 35 Семейного кодекса РФ)”.

Так как действующее законодательство предоставляет супругам право самим решать вопросы совместной собственности, а также право совершения сделок с ней, то в случае, когда в договоре указан в качестве собственника только один супруг, органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, а также сделок с ним, должны зарегистрировать право собственности за лицом, указанным в договоре.

В случае несогласия другой супруг имеет право обратиться в суд с требованием о признании за ним права совместной собственности на приобретенное имущество.

 

 

Порядок отчуждения недвижимого имущества, являющегося совместной собственностью супругов, в период брака и после его расторжения

 

В соответствии со ст. 35 Семейного кодекса РФ, для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и (или) сделки, требующей государственной регистрации или нотариального удостоверения, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие второго супруга.

Таким образом, учитывая, что совместная собственность есть собственность двух супругов, законодатель предусматривает гарантии прав второго супруга на совместно нажитое имущество. Вместе с тем, как отмечалось выше, эти гарантии предоставляются в меньшей степени в сфере абсолютных отношений, т.е. отношений между супругами, с одной стороны, и третьими лицами – с другой, в большей – в сфере относительных отношений, отношений между супругами.

Поэтому в случае невыполнения требований

ст. 35 Семейного кодекса РФ супруг, права которого нарушены, может обратиться в суд с иском о признании сделки недействительной. Само по себе невыполнение требований ст. 35 не является безусловным основанием для признания сделки недействительной. Это требование может быть удовлетворено судом, если только доказаны обстоятельства, предусмотренные п. 3 ст. 253 Гражданского кодекса РФ, т.е. другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии второго супруга. Именно ст. 253 регулирует отношения между супругами, с одной стороны, и третьими лицами – с другой5.

На основании п. 7 ст. 38 СК РФ, к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности. Его течение, в соответствии с п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 6.11.1998 г. № 15 “О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака”, следует исчислять не со времени прекращения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (вероятно, теперь правильно говорить: со дня совершения сделки).

Многие нотариусы, ссылаясь на установленный ст. 38 СК РФ трехлетний срок исковой давности, придерживаются мнения, что в случаях, когда после расторжения брака отчуждается имущество, совместно нажитое в браке, согласие второго супруга обязательно; либо, хотя бы по аналогии со ст. 252 ГК РФ, необходимо истребовать отказ от права преимущественной покупки.

Вряд ли эта позиция верна. Нельзя не обратить внимания, что последствия нарушений ст. ст. 35 и 38 не одинаковы. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки не было получено, вправе требовать признания ее недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении сделки. Бывший же супруг, на основании ст. 38 СК РФ, также может заявить о нарушении своих прав. Но содержание его требования абсолютно иное – он может заявить своему бывшему супругу требование о разделе совместно нажитого имущества. Ст. 38 не дает ему права заявлять требования о признании сделки, совершенной бывшим супругом с недвижимостью, недействительной. Тем не менее данное право бывшему супругу  предоставлено, как и в период брака, в соответствии с п. 3 ст. 253 ГК РФ. Разница только в одном. Если в период брака отсутствует нотариально удостоверенное согласие супруга, нетитульного собственника, на отчуждение недвижимости, то это почти всегда свидетельствует о недобросовестности второй стороны в сделке; бремя доказывания обратного должна нести именно эта сторона. Если же недвижимость отчуждается после расторжения брака, то отсутствие согласия бывшего супруга, нетитульного собственника, ни о чем не свидетельствует; бремя доказывания недобросовестности второй стороны в сделке лежит на бывшем супруге, чьи права нарушены. Таким образом, следует признать, что для совершения сделки с недвижимостью согласие бывшего супруга не обязательно независимо от срока, прошедшего со дня расторжения брака. Однако это совсем не означает, что покупателя не следует предупреждать о возможных проблемах.

Могут ли супруги заключать между собой сделки по поводу отчуждения объектов, находящихся в их совместной собственности? На данном этапе не рассматривается возможность заключения соглашения о разделе имущества и брачного договора.

В теоретическом плане ответ ясен. Для того чтобы супруги могли совершить сделку друг с другом в отношении объекта, находящегося в совместной собственности, они предварительно должны выделить доли, т.е. прекратить режим совместной собственности. Е.А. Чефрановой в связи с этим совершенно правомерно поставлен вопрос: “Чем же, собственно, каким объектом распоряжается один супруг, совершая сделку с другим супругом по поводу совместного имущества?”6. Однако Е.А. Чефранова считает возможным определить долю в праве собственности на имущество и произвести ее отчуждение в одном договоре. С учетом норм законодательства о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним о том, что права на недвижимое имущество возникают только при регистрации их в ЕГРП (кроме случаев, прямо предусмотренных законом), думается, такая позиция может быть логичной только в случаях реализации предложений Артемьевой Н.В. об обязательном внесении в ЕГРП нетитульных сособственников.

В практическом отношении для ответа на указанные вопросы представляются важными выводы, сделанные судами по казусу, имевшему место в Красноярском районе Самарской области. В поселке Екатериновка Красноярского района Самарской области Федоров, действуя по доверенности от имени Кригер, продал квартиру, принадлежавшую Кригер, своей жене. Последняя заявила в суд иск о выселении Кригер. Кригер же предъявила к Федоровой встречный иск о признании договора купли-продажи квартиры недействительным. Дело рассматривалось в нескольких судебных инстанциях. Решениями Красноярского районного суда и Самарского областного суда иск Федоровой о выселении Кригер был удовлетворен.

Однако Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ отменила все судебные постановления и отправила дело на новое рассмотрение, указав среди прочего следующее.

Поверенный не вправе совершать юридически значимые действия в свою пользу. В соответствии с ч. 3 ст. 62 ГК РСФСР, представитель не может совершать сделки от имени представляемого ни в отношении себя лично, ни в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является.

При рассмотрении дела суд не учел, что, в соответствии со ст. 20 КоБС РСФСР, приобретенное в браке имущество является общей совместной собственностью супругов, что предполагает возникновение права собственности на основании заключенного его женой договора купли-продажи квартиры и у самого Федорова. (Информация о деле опубликована в журнале “Законность”, № 6 за 1999 г., использовалась информационная правовая программа Консультант–Плюс).

 

 

Право пережившего супруга

на долю в общей собственности

 

По данному кругу проблем ввиду несовершенства законодательства больше вопросов, чем ответов. Судя по нотариальной электронной конференции, этот вопрос расколол нотариальное сообщество.

Сторонники отрицательного ответа считают, что отказ от получения супружеской доли невозможен, поскольку (аргументация приводится по статье Артемьевой): а) субъектами права совместной собственности являются оба супруга; б) отсутствие государственной регистрации на имя второго супруга не означает отсутствия у него права собственности; в) отказ же от собственности должен осуществляться в порядке, определенном ГК РФ, с переводом вещи в категорию бесхозных.

Однако возможна и другая аргументация. Отказ от получения супружеской доли не есть отказ от собственности. Это всего лишь согласие с действиями умершего супруга, титульного собственника, по распоряжению соответствующей вещью. Если титульный собственник оставил завещание – значит он сделал распоряжение относительно судьбы вещи от имени двух супругов; если он не оставил завещание – значит он сделал распоряжение о том, что судьба вещи определяется нормами о наследовании по закону. Завещание – это такая же сделка, как и любая другая. Отказ пережившего супруга от своей доли можно расценивать как выполнение соответствующих норм ст. 35 СК РФ.

Так, в Обзоре судебной и нотариальной практики Московской области по применению законодательства при рассмотрении вопросов, возникающих из наследственного права, а также отдельных видов договоров по передаче имущества в собственность7 отмечается:

“Нотариус должен разъяснить пережившему супругу требования ст. 34 СК РФ и все-таки получить у супруга заявление об отказе в получении супружеской доли, если он не выражает намерения ее получить. Обязанность нотариуса разъяснить такому лицу положение, что, отказываясь от своей супружеской доли, он тем самым уменьшает объем наследственного имущества своих наследников, законом не предусмотрена”.

Раздел совместно нажитого

имущества супругов

 

Регулируется следующими правовыми нормами и нормативными актами: ст. 254 ГК РФ,

ст. ст. 38, 39, 45, 46 СК РФ, Постановлением Пленума ВС РФ от 5.11.1998 г. № 15 “О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака”.

 

Требования, которые необходимо соблюдать при составлении данного соглашения:

– имущество супругов можно разделить только после предварительного выделения доли каждого супруга в праве общей собственности согласно п. 1 ст. 254 ГК РФ;

– стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется по рыночной стоимости на время раздела (см. п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 05.11.1998 года № 15 и решения судов по конкретным делам).

Примеры. Президиум Самарского областного суда отменил по этому основанию решение Красноглинского районного суда о разделе имущества супругов Цветковых. Районный суд определил стоимость делимого имущества по оценке на день подачи искового заявления в 1998 г., решение же выносилось в 2001 г.8

Аналогично Коллегия по гражданским делам Псковского областного суда отменила решение Псковского городского суда о разделе имущества супругов Облаковых на том основании, что при разделе имущества суд первой инстанции исходил из стоимости имущества по оценке БТИ. При этом коллегия подчеркнула, что оценка БТИ, как правило, не соответствует фактической стоимости9.

При разделе в составе имущества учитываются также общие долги супругов (ст. 39 п. 3 СК РФ) и права требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи.

В случаях, когда одному из супругов передается значительное по стоимости неделимое имущество и не найдется иного имущества, которое можно передать другому супругу в счет этой стоимости, соглашение об алиментах должно предусмотреть денежную компенсацию (п. 3 ст. 38 СК РФ).

С учетом перечисленных требований структура соглашения о разделе имущества между супругами должна выглядеть следующим образом.

В первой части соглашения должно быть перечислено все имущество, подлежащее разделу, чтобы избежать возможных споров о том, какое конкретно имущество супруги разделили. Здесь же каждому виду имущества дается рыночная оценка. Супруги не обязаны привлекать профессионального оценщика и могут оценить имущество сами. Однако нотариус должен разъяснить им, что в случае нарушения требования о разделе имущества по рыночной стоимости соглашение может быть признано судом недействительным. По моему мнению, об этом должна быть сделана отметка в самом соглашении.

Вторая часть соглашения предусматривает определение долей в праве, в соответствии с которыми должен производиться раздел. Нотариус обязан разъяснить клиентам, что доли в праве, по общему правилу, признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами (п. 1 ст. 38). Я всегда стараюсь установить мотивы, по которым супруги отступают от принципа равенства. Если эти мотивы не носят законного характера (например, жене устанавливается меньшая доля, т.к. она не работала, занималась воспитанием детей), я дополнительно разъясняю правила ст. 34 СК РФ. Как правило, я стараюсь закрепить эти мотивы и свои разъяснения в протоколе совершения нотариального действия.

Третья часть включает в себя непосредственное распределение имущества каждому из супругов.

Четвертая часть – компенсации. Если одному из супругов передано имущество большее по стоимости, чем его доля, он обязан уплатить компенсацию. Как это ни странно, но простое арифметическое действие приводит к таким ошибкам, что не знаешь, смеяться или плакать. Например, общая стоимость имущества 2 млн. руб.; доли супругов при разделе имущества признаются равными; мужу передано имущество на 1 млн. 200 тыс. руб.,

жене – на 800 тыс. рублей. Какую компенсацию должен выплатить муж? Одна моя коллега утверждала – 400 тыс. руб. Это не верно. Размер компенсации определяется как разность между стоимостью идеальной доли

и стоимостью фактически переданного супругу имущества10. В нашем примере она равна 200 тыс. руб.

В юридической литературе высказывается мнение, что при добровольном разделе имущества “супруги могут просто ограничиться распределением между собой общих вещей, не определяя размер доли”11. Считается, что “в этом случае сами доли могут не исчисляться. Просто они в скрытой форме оказываются заложенными в то распределение конкретных вещей, которое согласовали супруги”12. Думаю, что такая позиция, несмотря на логичность и понятность, противоречит буквальному тексту п. 1 ст. 254 ГК РФ. Кроме того, соглашение о разделе имущества супругов, предусматривающее простую передачу вещей, мыслимо только в отношении вещей, а не имущества вообще. Такое соглашение в будущем может вызвать спор между его сторонами, связанный с несогласованностью стоимостей передаваемого имущества. Все это недопустимо для нотариально удостоверенного документа.

 

 

Некоторые практические вопросы составления брачных договоров

 

В июньском номере журнала “Нотариальный вестникъ” за 2005 г. опубликована большая статья Е.А.Чефрановой “Брачный договор. Пределы свободы усмотрения сторон при определении договорных условий”. Кроме того, данная тема изложена в других источниках13.

Кратко повторю общеправовую характеристику брачного договора по материалам статьи Е.А. Чефрановой:

– брачный договор – консенсуальный договор. Он считается заключенным с момента, когда стороны достигли соглашения по всем существенным условиям, облекли его в установленную письменную форму, подписали и удостоверили его у нотариуса;

– это взаимный (двусторонний) договор; каждая из сторон одновременно наделена и правами, и обязанностями. Заключение односторонне обязывающих брачных договоров не допускается;

– как правило, это возмездный договор, поскольку стороны имеют взаимные обязанности. Исключение составляют брачные договора, построенные по типу дарения;

– в брачном договоре супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности, установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов. Супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов; определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить любые иные положения, касающиеся имущественных отношений.

Чтобы не повторять положения о правовом регулировании брачного договора, предлагаю рассмотреть наиболее часто встречающиеся в нотариальной практике типы и виды таких договоров и определить практические проблемы и особенности их удостоверения.

По моим наблюдениям за удостоверением брачного договора обращаются несколько категорий граждан:

– лица, имеющие большое добрачное имущество, на которое в браке необходимо сохранить режим раздельной собственности;

– лица, занимающиеся бизнесом: бизнес не терпит совместной собственности, он требует одного собственника и единого руководства;

– лица, вступающие в повторные браки и не желающие более “обжигаться”; лица, брак которых, что называется, дал трещину, и они хотят обезопасить себя на случай развода;

– лица, желающие с помощью брачного договора уйти от долгов, переписав все имущество на второго супруга. Об этой категории лиц мы говорить не будем – безжалостно отказывать таким клиентам.

Применительно к этим категориям клиентов я и предполагаю рассмотреть особенности составления и удостоверения брачных договоров.

 

Брачный договор лиц, имеющих достаточно большое добрачное имущество. В рассматриваемом случае будущие супруги (или уже супруги) не обязательно ставят вопрос об изменении законного режима собственности в период брака. Стороны только желают установить, что на добрачное имущество (и, возможно, доходы от него) в любом случае будет распространяться режим раздельной собственности соответствующей стороны.

Брачные договоры такого вида выполняют следующие задачи:

– воспрепятствовать действию ст. 37 СК РФ;

– обеспечить доказательства объема добрачного имущества;

– подтвердить или решить вновь вопрос о принадлежности доходов от добрачного имущества. Действительно, принадлежность доходов только одному супругу в браке подчас также необходимо доказывать, т.к., в соответствии со ст. 34 СК РФ, доходы от предпринимательской деятельности включаются в совместную собственность. Но ведь извлечение доходов от использования добрачного имущества и есть предпринимательская деятельность.

Соответственно содержание данного типа брачных договоров может ограничиваться только следующими положениями:

а) декларирование перечня добрачного имущества;

б) указание, что право раздельной собственности на добрачное имущество сохраняется независимо от того, что в браке за счет доходов или труда супругов (или одного из супругов) произведены вложения, значительно увеличивающие его стоимость;

в) установление правил о правовом положении доходов от использования добрачного имущества – являются раздельной собственностью соответствующего супруга или иные правила;

г) определение порядка прекращения пользования имуществом, находящимся в раздельной собственности, супругом-несобственником в случае расторжения брака. Например, сторона, пользующаяся имуществом, принадлежащим другой стороне на праве раздельной собственности, обязуется освободить это имущество и передать его соответствующей стороне в определенный срок (освободить квартиру).

 

Брачный договор лиц, занимающихся бизнесом. Необходимость заключения брачного договора связана с условиями и рисками ведения бизнеса. Бизнес требует единоличного и оперативного распоряжения имуществом. В связи с этим имеется потребность включения в содержание договора такого типа, как правило, следующих условий:

– о раздельной собственности на имущество, используемое в бизнесе;

– о возможности распоряжения имуществом без согласия второго супруга;

– о раздельной, долевой или совместной собственности супругов на иные виды имущества (кроме используемого в бизнесе);

– о долгах, возникающих в ходе предпринимательской деятельности.

Как правило, при установлении указанных условий проблем не возникает, кроме двух проблем – государственной регистрации права раздельной собственности и передачи права распоряжения совместно нажитым недвижимым имуществом одному супругу (отмена действия ст. 35 СК РФ).

Отсутствие государственной регистрации права раздельной собственности супруга, как правило, не устраивает наших клиентов. Действительно, два супруга установили в брачном договоре, что при приобретении недвижимого имущества оно будет считаться раздельной собственностью того лица, на чье имя оформлено. Однако если право раздельной собственности не будет зарегистрировано органами Федеральной регистрационной службы (в дальнейшем – ФРС), то с точки зрения формальной это имущество приобретено в браке, поэтому является совместной собственностью. В частности, судебные приставы-исполнители без доли сомнения будут налагать на него аресты по долгам супругов. При продаже имущества, на которое органами ФРС не зарегистрировано право раздельной собственности, в соответствии со ст. 35 СК РФ, потребуется согласие второго супруга.

Общепризнанным является мнение о том, что брачный договор не подлежит государственной регистрации. Сделки (договоры) с недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях, прямо предусмотренных законом. В отношении брачного договора законом такое условие не предусмотрено. Другое дело переход права собственности на недвижимое имущество. Необходимость зарегистрировать возникновение права раздельной собственности возникает, во-первых, в случаях, когда на основании договора устанавливается право раздельной собственности на уже нажитое в браке имущество, во-вторых, в случаях, когда супруг приобретает вновь недвижимое имущество, а по ранее заключенному брачному договору это имущество переходит в раздельную собственность.

Абсолютное большинство нотариусов решают эти проблемы с помощью включения в брачный договор нормы следующего содержания: “Для приобретения, отчуждения и государственной регистрации имущества, на которое распространяется режим раздельной собственности, согласие второго супруга не требуется”. Обычно правомерность этого обосновывается ссылкой на п. 3 ст. 24 Закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”: “государственная регистрация возникновения, перехода и прекращения права общей совместной собственности на недвижимое имущество осуществляется на основании заявления одного из правообладателей, если законодательством РФ либо соглашением между правообладателями не предусмотрено иное”.

В настоящее время органы ФРС, как правило, не отказывают в государственной регистрации права раздельной собственности на основании брачного договора в обоих указанных случаях. Однако в будущем легко прогнозируется ситуация, когда в таких случаях могут возникнуть серьезные осложнения. Предположим, в органы ФРС с заявлением о регистрации права раздельной собственности обратится один из супругов и представит в подтверждение своего права зарегистрировать раздельную собственность брачный договор, который заключен более 10 лет тому назад. У государственного регистратора возникнет естественным образом вопрос: “Действует ли этот договор в настоящее время?”.

По моему мнению, в этих случаях в брачный договор необходимо включать положения, обязывающие второго супруга в соответствующих случаях подавать в органы ФРС заявления о регистрации права раздельной собственности, возникающей в порядке, предусмотренном этим договором. Например, “для приобретения и отчуждения соответствующего вида имущества согласие второго супруга не требуется. По требованию приобретателя или соответствующих органов второй супруг, в соответствии с настоящим договором, обязан дать нотариально удостоверенное согласие на регистрацию права раздельной собственности на соответствующий объект”.

Вторая проблема. Часто супруги не намерены устанавливать права раздельной собственности на имущество, используемое в бизнесе. Их интересует всего лишь возможность обойти требования п. 2 ст. 35 СК РФ.

Многие авторы считают, что в брачный договор можно включить условие, в соответствии с которым один из супругов может распоряжаться совместной собственностью без согласия второго. Таким образом, на заключение каждой конкретной сделки с недвижимым имуществом не обязательно истребовать нотариально удостоверенное согласие второго супруга.

В частности, такого мнения придерживается нотариус Н.П. Василевская  из г. Санкт-Петербурга14 и Е.А. Чефранова. Они считают, что “установленные в законе условия распоряжения совместно нажитым имуществом есть не что иное, как элемент, составная часть законного режима имущества супругов. Поскольку супругам предоставлено право изменять установленный законом режим супружеской собственности в целом, то, несомненно, следует признать, что возможно изменить его и в части, например, касающейся порядка управления или распоряжения нажитым в браке имуществом”.

Имеется и противоположное мнение. Оно в частности, высказано Н.Е. Сосипатровой15. Думаю, что, хотя позиция Чефрановой–Василевской более распространена, к ней следует относиться с большой осторожностью. Дело в том, что ст. 42 СК РФ предоставляет супругам право выбрать режим или совместной, или долевой, или раздельной собственности. Под режимом соответствующего вида собственности следует понимать установленные законом порядок и основания возникновения, прекращения собственности, распоряжения ею. Режим совместной собственности супругов определен нормами ст. ст. 34–36 СК РФ, ст. ст. 253, 256 ГК РФ; режим долевой собственности – нормами ст. ст. 245–252 ГК РФ. Нормы о брачном договоре (ст. 42 и др. СК РФ) позволяют супругам по соглашению между ними распространить на имущество, приобретаемое в браке, нормы права, касающиеся совместной, или долевой, или раздельной собственности, т.е. выбрать тот или иной порядок владения, пользования и распоряжения имуществом, изложенный в соответствующих нормах закона. Но супругам не предоставлено право устанавливать свой особый режим собственности, не закрепленный законодателем. Предусматривая в брачном договоре возможность отчуждения объектов недвижимого имущества, находящегося в совместной собственности, без согласия второго супруга, мы незаконным образом изменяем правила ст. 35 СК РФ, устанавливая не предусмотренный законом режим собственности.

 

 

Брачные договоры лиц, вступающих (состоящих) в повторные браки. В этой категории заключают брачные договоры супруги, состоящие в неравных браках (у одного из супругов значительное имущество, у другого – никакого).

При удостоверении брачных договоров супругов в неравных браках, как правило, зрелый, богатый муж желает установить режим раздельной собственности на все имущество супругов, т.е. чтобы все добрачное имущество супруга, доходы от его добрачного имущества, все имущество, приобретенное в браке, было его раздельной собственностью.

Возникает вопрос, не ставит ли включение в брачный договор такого условия одного из супругов в крайне невыгодное положение по сравнению с другим? Пунктом 15 Постановления Пленума ВС РФ “О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака” от 5 ноября 1998 г. № 15 установлено, что “в силу п. 3 ст. 42 СК РФ условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга”.

В рассматриваемой нами ситуации “молодая жена” не ограничена в правах – доходы, которые она получит в браке, будут ее собственностью, имущество, которое она приобретет, включается также в ее раздельную собственность и т.д. Нарушений норм п. 3 ст. 42 СК РФ, по моему мнению, нет. Рассмотрим эту ситуацию также с точки зрения сущности брачного договора: он устанавливает режим собственности, отличный от законного для супругов режима совместной собственности. Для каждого из супругов устанавливается правовой режим раздельной собственности и на доходы, и на имущество. Супруги абсолютно равны в правах.

Вместе с тем нотариус может и должен предложить на рассмотрение супругов возможность включения в брачный договор условий, ослабляющих фактически неравное положение супругов, например:

– о срочном характере действия норм о раздельной собственности (они применяются в течение первых пяти лет брака);

– о предоставлении мужем содержания жене;

– о приобретении мужем на имя жены и в ее раздельную собственность жилья (иного имущества) в случае рождения ребенка;

– о доле участия жены в доходах мужа;

– о приобретении мужем на имя жены имущества в случае расторжения брака и т.п.

При удостоверении такого рода договоров часто встает вопрос о включении в его содержание условий о расторжении брака по причине супружеской неверности. Как известно, брачный договор не может содержать обязательств личного характера (“любить до гроба”, не общаться с посторонними девушками и т.п.). Вместе с тем нет сомнения, что событие личного характера может расцениваться как юридический факт, влияющий на имущественные отношения. Например, в случае расторжения брака по причине супружеской неверности мужа имущество, нажитое в браке, переходит жене в 2/3 долях.

 

Брачный договор лиц, которые предполагают возможность прекращения брака. В таких случаях супруги ставят цель предупредить раздел имущества. Поэтому договор можно ограничить правилами, в соответствии с которыми в случае расторжения брака будет осуществляться раздел имущества: мужу будет передано это имущество, жене это, раздел будет производиться исходя из следующих долей в праве собственности на общее имущество.

Обычно этого супругам мало. Они хотят уже в брачном договоре закрепить право раздельной собственности на нажитое имущество. Как правило, перед нотариусом встает вопрос о соотношении соглашения о разделе имущества и брачного договора. Не обращая внимания на разные точки зрения по этому вопросу (они описаны в статье Чефрановой), я для себя определил следующую позицию:

– если в отношении совместно нажитого имущества применяется решение о смене титульного собственника, то это соглашение подлежит денежной оценке;

– если объекты совместно нажитого имущества переходят в раздельную собственность титульного собственника либо в отношении этих объектов устанавливается режим долевой собственности, то это соглашение не подлежит денежной оценке;

– закон не запрещает комбинацию – брачный договор и соглашение о разделе имущества;

                    закон не запрещает сложные договоры.

 

Сравнительный анализ долевой и совместной собственности

 

Долевая собственность

 

  Совместная собственность

 

возникает при поступлении в собственность

нескольких независимых друг от друга субъектов вещей и имущества. Можно говорить о классическом (и, вероятно, изначально сущностном) варианте данного вида собственности, когда неделимая вещь  перешла в собственность независимых друг от друга участников гражданско-правового оборота.

Отношения участников долевой собственности регулируются только нормами гражданского права;

 

 

возникает на основе

личных отношений

мужчины и женщины, вступивших в брак,

т.е. в личный союз,                         

поэтому отношения

участников совместной

собственности

регулируются и

гражданским, и семейным

законодательством;                         

 

предполагает образование долей в праве собственности, которые закрепляют право собственности каждого сособственника; каждая доля в праве обладает свойством оборотоспособности (п. 2 ст. 246 ГК РФ). Очень хочется назвать долю в праве объектом гражданско-правового оборота,

пусть даже виртуальным. Но есть сомнения,

т.к. объекты гражданско-правового оборота названы в гл. 6–8 ГК РФ, а во-вторых, доля в праве – это не собственно имущество, но отношение собственников к нему;

 

предполагает возникновение единого (бездолевого) комплекса имущества;

свойством оборотоспособности обладает только вещь в целом;

 

 

означает, что владение, пользование и распоряжение вещью в целом (имуществом в целом), находящейся в долевой собственности, возможно только при наличии “выраженного”, а не предполагаемого согласия каждого сособственника.

 

означает, что согласие сособственников по поводу владения, пользования и распоряжения вещью (имуществом) всегда* предполагается, кроме случаев,

прямо указанных в законе

или установленных соглашением сторон, согласно п. п. 3, 4 ст. 253 ГК РФ.

 

 

 

 

1 Чефранова Е.А. Сделки, заключаемые между супругами (“Юрист”, 2005, № 1); Фоков А.П. Судебные споры о наследстве в общем имуществе супругов (“Нотариус”, 2003, № 6 ); Беспалов Ю. Разбирательство дел о разделе общего имущества супругов (“Российская юстиция”, 2002, № 9);. Мананников О.В. Права на имущество бывших супругов (“Бюллетень нотариальной практики”, 2004, № 3); Фоков А.П. Теоретические и практические проблемы распоряжения имуществом, находящимся в общей долевой собственности (“Арбитражный и гражданский процесс”, 2003, № 10); Реутов С.И. Правовые особенности удостоверения согласия супруга при совершении сделки (“Бюллетень нотариальной практики”, 2002, № 1); Станкевич А. Безвозмездные сделки супруга (ЭЖ-Юрист, 2005, № 23); Гарин И., Таволжанская А .Оформление прав собственности супругов (“Российская юстиция”, 2003, № 7); Артемьева Н.В. Совместная собственность супругов: актуальные вопросы правового регулирования и практики применения (“Бюллетень нотариальной практики”, 2003, № 6).

2 Толстой Ю.К. Гражданское право: Учебник/Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: ТК Велби, Проспект, 2004. Т. 1. с. 525; Суханов Е.А. Гражданский кодекс Российской Федерации/Комментарий, М. 1995, С. 295.

3 Гражданское право: Учебник/Под ред. Сергеева А.П. Т. 1. М. 2004. С.523.

4 Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 14.01.2005 г. № 12-В04-8. – Бюллетень ВС РФ, 2005, № 9. С. 4.

5 Чефранова Е.А. Сделки, заключаемые между супругами. М.: Юрист. – 2005. – № 1.

6 Судебная практика по семейным спорам. М.: Статут, 2004. С.124.

7 Судебная практика по семейным делам. М.: Статут, 2004. С. 106–107.

8 Судебная практика по семейным делам. М.: Статут, 2004. С. 205–206.

9 Обзор практики Приморского краевого суда по рассмотрению гражданских дел в кассационном и надзорном порядке в первом полугодии 2002 г. Судебная практика по семейным делам. С. 118.

10 Иванов А.А., параграф 4, главы 58, с.426. Гражданское право: Учебник/Под ред. А.П.Сергеева и Ю.К. Толстого. –М.: ТК Велби, Проспект, 2004. Т. 3.

11 Иванов А.А. Там же.

12 Максимович Л.Б. Брачный договор в российском праве. М.: Ось-89, 2003; Гонгало Б.М., Крашенинников П.В. Брачный договор, М.: Статут, 2002.

13 Нотариус, № 4, 1999. С.41.

14 Нотариальный вестникъ, № 6. 2005.

15 Сосипатрова Н.Е. Брачный договор: правовая природа, содержание, прекращение // Государство и право. – 1999. – № 3. – С. 79.

 

Автор: Е.В.Коровин

Вернуться
Нотариальный Вестник №3 2006


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100