Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Свобода завещания и условия ее осуществления

17.05.2006

Свобода завещания и условия ее осуществления

 

С.И. Реутов, нотариус  г.Перми,

канд. юридических наук, профессор

 

С 1 марта 2002 г., в соответствии с Федеральным законом РФ № 147-ФЗ “О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации” от 26.11.01 г., вступила в силу часть третья Гражданского кодекса РФ, раздел 5 которого регулирует отношения в области наследственного права. Новый Гражданский кодекс первоочередным при определении наследников устанавливает наследование по завещанию, а не по закону, как это было в ГК РСФСР.

По словам одного из разработчиков нового закона П.В. Крашенинникова, подобный подход направлен на то, чтобы преодолеть устоявшуюся в нашем общественном сознании тенденцию, когда составление завещания являлось, скорее, исключением, чем правилом.1

Ст. 1119 ГК РФ закрепляет такой важнейший принцип наследственного права, как свобода завещания. Свобода совершения завещания – основной принцип завещания.2 Свобода завещания не является абсолютно новым признаком завещания, хотя именно как юридический признак завещания она сформулирована в части третьей ГК РФ впервые.

Свобода завещания означает, что завещатель вправе:

– завещать имущество по своему усмотрению. Это означает, что наследодатель не обязан согласовывать с кем-либо содержание завещания. На составление завещания не требуется согласия каких-либо лиц, поэтому недопустимо совершение завещания от имени подопечного либо с согласия попечителя;

– завещать имущество любым лицам. Следовательно, он сам в завещании определяет наследников. Ими могут быть лица как входящие, так и не входящие в круг наследников по закону. Завещание может быть составлено в пользу одного лица или нескольких лиц. Наследниками по завещанию могут быть: юридические лица, муниципальные образования, субъекты РФ, Российская Федерация и международные организации;

– по своему усмотрению любым образом определить доли наследников в наследстве либо завещать имущество без указания долей. Наследодатель вправе распорядиться всем своим имуществом, которое ему принадлежит на день открытия наследства, а также тем имуществом, которое он намерен приобрести в будущем. Это он может сделать, составив одно или несколько завещаний;

– лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения;

– отменить или изменить совершенное завещание;

– включить в завещание иные распоряжения, предусмотренные ГК РФ.

В соответствии с принципом свободы завещания завещатель также вправе по своему усмотрению:

– назначить исполнителя своей воли, выраженной в завещании (душеприказчика);

– подназначить наследника как наследнику по завещанию, так и наследнику по закону на случай, если назначенный им в завещании наследник или наследник завещателя по закону умрет до открытия наследства, либо одновременно с завещателем, либо после открытия наследства, не успев его принять, либо не примет наследство по другим причинам или откажется от него, либо не будет иметь права наследовать или будет отстранен от наследования как недостойный;

– возложить на наследника (наследников) по закону или по завещанию обязанность совершить какое-либо действие имущественного или неимущественного характера, направленное на осуществление общеполезной цели (возложение);

– отменить либо изменить составленное им завещание в любое время и без объяснения причины своих действий;

– возложить на одного или нескольких наследников по завещанию или по закону исполнение за счет наследства обязанности имущественного характера в пользу одного или нескольких лиц (завещательный отказ);

– “простить” своих недостойных наследников, завещав им имущество после утраты ими права наследования.

Способом реализации принципа свободы завещания является также положение закона о том, что завещатель не обязан сообщать кому-либо о содержании, совершении, об изменении или отмене завещания.

Также завещатель может составить одно или несколько завещаний (ст. 1120 ГК РФ), составить закрытое завещание (ст. 1126 ГК РФ).

Дополнительной мерой обеспечения свободы завещания является тайна завещания. Конституционной основой тайны завещания является ст. 23 Конституции РФ, которая закрепляет право гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, тайну переписки, телефонных разговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Тайна завещания обеспечивает охрану имущественных прав наследодателя, стабильность отношений между наследодателем и наследниками. 3 Кроме нотариуса (иного лица, удостоверяющего завещание) обязанность не разглашать сведения о содержании завещания, факте его совершения, изменения или отмены возлагается также на переводчика, исполнителя завещания (душеприказчика), свидетелей и рукоприкладчика (лицо, подписывающее завещание вместо завещателя), а также на работников нотариальной конторы.

Свобода завещания не безгранична. Третья часть ГК РФ содержит одно ограничение, и оно установлено в интересах лиц, которые со смертью наследодателя не только лишаются близкого человека, но и утрачивают средства к существованию. Именно в их интересах предусмотрена “обязательная доля наследства”.

К. Маркс в письме к Лассалю от 22 июля 1861 г. писал: “...под “свободой завещания” я понимал не свободу составлять (или не составлять) завещание, а свободу составлять его, нисколько не считаясь с семьей” 4. Следовательно, говоря о свободе завещания,

К. Маркс дает объяснение понятия свободы завещания, которая заключается не только в том, что частный собственник по своему усмотрению определяет судьбу принадлежащего ему имущества, а в том, что он вправе ничего не оставить членам своей семьи. Безграничная свобода завещания так или иначе затрагивает интересы семьи собственника. Именно поэтому законодательство буржуазных стран, пытаясь найти определенный компромисс между принципом свободы завещания и интересами семьи наследодателя, установило институт обязательной доли.

Установление обязательной доли в наследстве в пользу членов семьи иногда имеет негативные последствия и нередко отрицательно сказывается на многих частных хозяйствах, “приводит к их дроблению, что в ряде случаев даже заставляет мелких собственников искусственно ограничивать деторождение (французское крестьянство)”.5

Следует отметить, что законодательство Англии и некоторых штатов США не признает института обязательной доли, хотя в последние годы в законодательном порядке и установлены некоторые ограничения свободы завещания.

Первоначально в советском праве не было надобности вводить норму об обязательной доле, т.к. ст. 418 ГК РСФСР 1922 г. предусматривала небольшой круг наследников по закону – ими являлись: дети, в том числе усыновленные; супруг; нетрудоспособные родители умершего, а также нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти. Наследниками по завещанию могли быть те же лица, являющиеся наследниками по закону. Вскоре в ГК РСФСР было введено правило, по которому некоторым наследникам предоставлялось право на получение обязательной доли. В 1945 г. правило об обязательной доле законодательно было закреплено во всех союзных республиках. Завещатель не мог лишить наследства несовершеннолетних детей и других нетрудоспособных наследников. Эти наследники независимо от содержания завещания получали ту долю, которая им причиталась бы при наследовании по закону (ст. 422 ГК РСФСР). Свобода завещания в этот период времени на практике проявлялась по-разному. Например, завещатель по существу лишался возможности завещать имущество по своему усмотрению, когда у него был единственный наследник по закону, имеющий право на обязательную долю. В этом случае все имущество переходило к этому наследнику, т.к. при наследовании по закону он получил бы все наследственное имущество.

В том случае, когда не все, а лишь некоторые из наследников по закону имели право на обязательную долю, завещатель мог свободно распорядиться только той частью имущества, которая не причиталась наследникам, имеющим право на обязательную долю. И даже эту часть имущества он не мог завещать постороннему лицу (гражданину), не относящемуся к числу наследников по закону. Эту часть имущества он мог завещать лишь кому-либо из наследников по закону, а также государственным или общественным организациям.

Свобода завещания была, но она имела своеобразный характер даже при той ситуации, когда ни один из наследников по закону не имел права на обязательную долю в наследстве. В таких случаях завещатель в своем завещании по существу мог перераспределить наследство между своими наследниками по закону

(в ином порядке, нежели это предусмотрено законом). Завещатель был также вправе иным образом распорядиться своим имуществом: либо полностью завещать его в пользу государственных или общественных организаций, либо завещать часть имущества указанным организациям, а часть наследникам по закону.

В тех же случаях, когда у завещателя полностью отсутствовали наследники по закону, указанные в

ст. 418 ГК РСФСР, свобода завещания имела по существу неограниченный характер, так как в этом случае завещатель мог составить завещание как в пользу посторонних лиц, так и в пользу государственных или общественных организаций.6

Основы гражданского законодательства, а впоследствии и ГК РСФСР 1964 г. закрепили положение, согласно которому завещателю предоставлялась более широкая свобода завещания: наряду с охраной прав наследников завещателю представляется возможность в любом случае распорядиться частью своего наследства. Согласно ст. 118 Основ гражданского законодательства, ст. 535 ГК РСФСР 1964 г., к числу граждан, имеющих право на обязательную долю в наследстве, относятся: несовершеннолетние и нетрудоспособные дети наследодателя, его нетрудоспособные супруг, родители и иждивенцы умершего. Указанные лица, во всяком случае, вправе иметь 2/3 той доли, которую они могли бы иметь, если бы имело место наследование по закону.

Таким образом, с принятием Основ гражданского законодательства в нашей стране за наследодателем во всех случаях без исключения сохранялось право свободно по своему усмотрению распорядиться 1/3 частью своего имущества. И это право за ним сохранялось даже в тех случаях, когда все наследники по закону обладают правом на обязательную долю.

М.В. Гордон считает, что правило об обязательной доле представляет собой установленную законом поправку к распоряжениям, сделанным по завещанию7. Устанавливая правила об обязательной доле, законодатель сочетает свободу гражданина в распоряжении принадлежащим ему по праву собственности имуществом с охраной интересов семьи, и в первую очередь несовершеннолетних и нетрудоспособных8. Представляется, что суть обязательной доли весьма точно определена О.С. Иоффе: “суть обязательной доли составляет своеобразный минимум для необходимых наследников”9. Никто не отрицает, что правило об обязательной доле по существу является законодательным ограничением принципа свободы завещания, провозглашенного в ст. 1119 ГК РФ, но это ограничение вполне соответствует ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, в которой закрепляется, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это необходимо для защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц. Анализ указанной статьи Конституции РФ и ст. 1149 ГК РФ показывает, что ограничение свободы завещания происходит именно в интересах близких наследодателю лиц, действительно нуждающихся в материальной помощи.

Если завещание составлено в пользу постороннего лица или гражданина, который является наследником по закону, но не имеет права на обязательную долю, то это не означает, что будет применен порядок наследования по закону. Завещание остается в силе в той части, в которой оно не требует поправок, предусмотренных правилами об обязательной доле10. В соответствии с п. 6 Постановления Пленума Верховного суда СССР от 1 июля 1966 г., при возникновении между наследниками спора по поводу обязательной доли суд решает вопрос о недействительности завещания лишь в той части, которая составляет обязательную долю11.

Институт обязательной доли сохранился с серьезным реформированием в третьей части Гражданского кодекса РФ. Статья 1149 ГК РФ не изменила круг наследников, имеющих право на обязательную долю. Вместе с тем размер обязательной доли уменьшен с 2/3 до 1/2 доли, которая причиталась бы каждому из наследников при наследовании по закону. Уменьшение обязательной доли произведено с тем, чтобы при реализации права на обязательную долю в наименьшей степени ограничивать свободу завещания.

Право наследника на обязательную долю всегда рассматривалось как исключительное право12.

В соответствии с п. 4 ст. 1117 ГК РФ, недостойные наследники не имеют права на обязательную долю в наследстве. ГК РСФСР не содержал подобной нормы. Представляется, что правило, закрепленное в

п. 4 ст. 1117 ГК РФ, развивает принцип свободы завещания. Хотя, вместе с тем, следует отметить, что недостойный наследник, имевший и утративший право на обязательную долю, может быть призван к наследованию по завещанию, если наследодатель в последующем завещании завещал ему свое имущество.

Сравнительный анализ ст. 535 ГК РСФСР 1964 г. и ст. 1149 ГК РФ свидетельствует, что норма о праве на обязательную долю в наследстве утратила императивный характер. Если ранее требования необходимых наследников удовлетворялись вне зависимости от их материального положения, нуждаемости в конкретном имуществе, фактической трудоспособности13, в настоящее время, в силу ст. 1149 ГК РФ, право на обязательную долю удовлетворяется, прежде всего, из оставшейся незавещанной части имущества наследодателя, даже если это приведет к уменьшению прав других наследников по закону. И только в случае недостаточности незавещанной части имущества для осуществления права на обязательную долю удовлетворение происходит из той части имущества, которая завещана. В этом случае такой порядок в большей степени соответствует воле завещателя, который при жизни желал, чтобы те или иные вещи, права и прочее в полном объеме перешли указанным в завещании лицам14.

Анализ практики применения ст. 535 ГК РСФСР свидетельствует, что нередко суды придавали абсолютный императивный характер предоставления необходимому наследнику обязательной наследственной доли в полном объеме во всех случаях без исключения, без учета обстоятельств конкретного дела, что нередко приводило к нарушению принципа социальной справедливости и необоснованному ограничению свободы завещателя15. Предоставление права на обязательную долю в полном объеме во всех случаях без учета обстоятельств конкретного дела, по мнению

М. В. Телюкиной, приводит к злоупотреблению правом обязательного наследника, т.к. не нуждающийся (обязательный) наследник требует имущество у наследника, которому оно необходимо16.

В настоящее время законодатель установил правило, согласно которому суд может уменьшить размер обязательной доли в наследстве или вообще отказать необходимому наследнику в ее присуждении (п. 4

ст. 1149 ГК РФ). Такое решение суд принимает с учетом имущественного положения необходимого наследника, если осуществление права на обязательную долю повлечет за собой невозможность передать наследнику по завещанию имущество, которым необходимый наследник при жизни наследодателя не пользовался, зато наследник по завещанию им пользовался для проживания (жилой дом, квартира или жилое помещение, дача и т.п.) или использовал в качестве основного источника средств к существованию (орудия труда, творческая мастерская и тому подобное).

Правила об уменьшении размера обязательной доли или даже отказе в ее присуждении при наличии указанных обстоятельств направлены на защиту прав и интересов наследников, не являющихся обязательными, и сводят к минимуму проявление ограничения свободы завещания17.

Свобода завещания закрепляется законодательством Грузии, Азербайджанской Республики и Республики Туркменистан. Однако законодательство этих государств в большей мере сохраняет приоритеты семейного правового начала института наследования нежели российское законодательство. В частности, ст. 1188 ГК Республики Туркменистан и ст. 1371 ГК Грузии устанавливают, что дети наследодателя, его родители и супруг независимо от содержания завещания вправе получить половину той доли, которая бы причиталась им при наследовании по закону. При этом право на обязательную долю в наследстве они имеют независимо от их возраста и трудоспособности18.

Представляют интерес правила ст. 1347 ГК Грузии, разрешающие составление совместного завещания супругами о взаимном наследовании. Подобное правило содержит ст. 1164 ГК Республики Туркменистан.

Сочетание свободы завещания с обеспечением интересов семьи имеет место почти во всех зарубежных странах. Однако не везде это происходит одинаково. Законодательство таких стран, как Франция, Италия, Япония и др., для обеспечения интересов семьи устанавливает “систему резерва”, в силу которой завещатель не может лишить наследства определенных наследников по закону. Для них в наследственном имуществе наследодателя создается резерв, который всегда должен переходить к этим наследникам. Другой частью наследства завещатель может распоряжаться свободно. Так, во Франции право на резерв имеют все нисходящие наследники. Размер резерва установлен в 1/2 наследства, если наследодатель оставил одного ребенка. Если у наследодателя осталось двое либо трое и более детей, то размер резерва составляет соответственно 2/3 и 3/4 наследства. Переживший супруг во Франции право на резерв не имеет. А вот для восходящих наследников (отец, мать, дед, бабка, прадед, прабабка) размер резерва составляет 1/4 наследства.

В некоторых государствах интересы членов семьи завещателя обеспечиваются установлением “системы обязательной доли”. Например, в ФРГ право на обязательную долю имеют нисходящие, родители и супруг наследодателя. Размер обязательной доли, как и в России, – 1/2 стоимости доли, которая причиталась бы наследнику при наследовании по закону. Чтобы получить обязательную долю, необходимо призвание данного лица к наследованию по закону в общем порядке. Важно то, что лицо, имеющее право на обязательную долю, не является полноправным наследником. Так, § 2305 Гражданского кодекса Германии устанавливает, что “если лицу, имеющему право на неотъемлемую долю, оставлена наследственная доля, которая меньше половины его доли при наследовании по закону, то это лицо может потребовать от сонаследников в качестве неотъемлемой доли стоимость части, на какую его доля меньше половины доли при наследовании по закону”. Иными словами, такой наследник “выступает как кредитор”19, который вправе требовать от наследников выплатить определенные суммы.

Законодательство некоторых штатов США ограничивает свободу завещания только в интересах пережившего супруга. Переживший супруг по своему усмотрению может получить либо ту долю, которая причиталась бы ему при наследовании по закону, либо долю, которая выделена ему в завещании.

Считается, что английское правонаследование закрепляло принцип абсолютной свободы завещания (вплоть до 1891 г.). Это означало, что совершеннолетнее дееспособное лицо могло оставить свою собственность кому угодно по своему выбору. И самые близкие ему люди – жена, дети – не могли обжаловать волю завещателя, не оставившего ничего указанным лицам. В 1891 г., 1938 г., 1975 г. были приняты акты, ограничивающие право завещателя лишать нисходящих наследников прав на наследование.20 В связи с этими законами (акты о наследовании, о защите семьи и нисходящих родственников), если после смерти завещателя остались члены семьи: вдовы, несовершеннолетний сын, замужняя дочь либо дети, не способные содержать себя вследствие психических или физических недостатков, в отношении которых в завещании отсутствуют “разумные распоряжения”, то по решению суда этим членам семьи может быть назначено “разумное содержание” из наследства.

Подобным образом в некоторых штатах США “разумное содержание” из наследства обычно (в течение года) разрешается получать пережившему супругу21.

Подобное правило содержит ст. 1156 ГК Республики Туркменистан, предусматривающая право на содержание (алименты) из наследственного имущества за нетрудоспособными лицами, которые находились на иждивении наследодателя и не могут самостоятельно содержать себя, если они не упомянуты в завещании.

Таким образом, нормы ГК РФ наиболее отчетливо проявляют приоритет завещания, усиление принципа свободы завещания и условий для его осуществления.

Следует признать, что в последние годы в нашей стране в связи с принятием нового Гражданского кодекса и правовым регулированием рыночных отношений на практике близкие люди умершего завещателя чаще стали сомневаться в истинности его последней воли и правомерности действий нотариусов, удостоверивших завещания их больных, пожилых родственников, в том числе инвалидов.

Нотариальная и судебная практика свидетельствует, что нередко близкие родственники не могут смириться с тем, что имущество завещано не им, а другим родственникам или посторонним лицам, которые в самые трудные дни для завещателя постоянно ухаживали за ним, помогали, оказывали моральную и материальную поддержку. Следует иметь в виду, что завещание с морально-этической точки зрения – это своего рода благодарность человека тем людям, которые были ему близки, независимо от того, являются эти люди его родственниками или нет.

Многие нотариусы, да и не только они, полагают, что наследство – довольно серьезное искушение и его с достоинством может выдержать далеко не каждый. “Многих, в том числе ближайших родственников, наследство поссорило и развело навсегда”22. Если близкие родственники узнают о таком завещании еще при жизни завещателя, то пытаются оказать на него давление, чтобы отменить прежнее завещание и составить новое в свою пользу. Если о таком завещании им становится известно после смерти завещателя, то нередко принимают меры, чтобы оспорить завещание. На практике бывают случаи, когда наследники с помощью адвоката берутся оспаривать завещание даже в тех случаях, когда задолго до смерти завещателя они не поддерживали с ним никаких связей. Иногда они даже не ведают, когда было составлено завещание, где оно удостоверялось, в нотариальной конторе или на дому. Однако, узнав, что в наследство входит квартира и другое имущество, решаются начать судебный процесс.

Например, отец просил суд признать недействительным завещание сына, удостоверенное нотариусом еще в 1993 г., которым он завещал дяде (брату отца) свою долю в праве собственности на квартиру. Квартира была приватизирована на двоих (отца и сына). На протяжении почти двух лет в судебных заседаниях выяснялись вопросы: отдавал ли отчет в своих действиях, руководил ли своими поступками сын истца в момент составления завещания. Отец знал о завещании сына, ничего против не имел, т.к. был в преклонном возрасте и не думал, что переживет сына. Смерть сына резко изменила поведение отца, который стал добиваться признания завещания недействительным. За это время отец сменил двух адвокатов, написал жалобы в суд, нотариальную палату, на завод, где работал родной брат. Сын был дееспособным гражданином, хотя страдал психическим расстройством. Суд признал завещание недействительным.

В другом случае завещание оспаривала племянница, которая объявилась спустя пять месяцев после смерти завещателя, которая не знала о смерти родственницы и ее болезни и не ведала, где, когда удостоверила завещание ее тетка. А завещание на квартиру было составлено в пользу соседки, которая в течение семи лет постоянно ухаживала за больной завещательницей, ради нее она оставила даже работу. В течение 12 месяцев проходили судебные заседания, на которых присутствовал представитель истца. Суд отказал в удовлетворении иска. Соседка получила в наследство квартиру, но какой ценой? За это время она была дважды госпитализирована в больницу.

По таким делам нередко посмертно проводится судебно-психиатрическая экспертиза, где в актах специалистов определяется степень психического здоровья завещателя, адекватность покойного. В ряде случаев это крайне сложная задача, т.к. с момента составления завещания и до момента проведения такой экспертизы проходит немало лет. Экспертиза проводится в том числе на основании показаний свидетелей: соседей, родственников, знакомых покойного, которые могут являться заинтересованными лицами. И даже в отношении старого человека или больного (если последний постоянно не находится под наблюдением врача) нельзя утверждать, что именно в момент составления завещания он находился в таком состоянии, что не осознавал происходящего.

Жизнь показывает, что молодые люди сравнительно редко обращаются к нотариусу с вопросом удостоверения завещаний. Гораздо чаще с подобными просьбами обращаются пожилые люди, которые имеют несколько неизлечимых заболеваний.

Так, анализ завещаний, удостоверенных мной за период с 2000-го по 2004 год, свидетельствует, что в подавляющем большинстве случаев завещатели – это лица пенсионного возраста и старше (91–97% от общего числа обратившихся к нотариусу с просьбой удостоверить завещание). Число завещателей, чей возраст не превышает 50 лет, составляет всего от 3% до 9%. Характерно и то, что доля завещателей, перешагнувших 80-летний рубеж, составляет от 11% до 32 %. Иными словами, в среднем в указанный период времени примерно каждый пятый завещатель достиг 80-летнего возраста.

Чаще всего завещания оспариваются по такому основанию, как неспособность завещателя в момент составления завещания понимать значение своих действий и руководить своими поступками. Исковые требования предъявляют родственники умершего. Их совсем не смущает, что завещательное распоряжение составлено их близким человеком, оно удостоверено профессионалом – нотариусом, который, прежде чем это сделать, беседовал с живым человеком, проверил его способность понимать характер совершаемых действий, руководить ими и осознавать правовые последствия, убедился в том, что завещатель не заблуждается в отношении подготовленного им завещания, что ему никто не угрожает и никто его не обманывает23, засвидетельствовал подлинную волю завещателя в соответствии с принципом свободы завещания, разъяснив его право в любое время изменить, отменить или составить новое завещание.

В 1997 г. в газете “Известия” была опубликована статья “Можно стать идиотом и после смерти”, в которой сообщалось, что если завещатель при жизни был нормальный человек, то совсем нетрудно доказать, что в момент составления завещания он не понимал значения своих действий. К сожалению, следует отметить, что действительно при рассмотрении таких дел в отношении умершего грязь льется потоками, имя покойного не жалеют, постфактум обвиняют бедолагу в полном отсутствии способности мыслить в момент выражения последней воли24.

Подобного рода дела об оспаривании завещаний встречаются на практике все чаще. Главная причина, побуждающая родственников предъявлять такие иски, – это борьба за собственность. Трудно поверить в то, что есть такие нотариусы, которые решатся удостоверить завещание гражданина, который находится перед ним и совершенно отрешен от жизни, даже если это завещание будет подписывать рукоприкладчик.

Иногда родственника, предъявляющего такой иск, в меньшей степени волнует вопрос о получении в собственность имущества умершего, нежели желание решить в свою пользу поставленную задачу: признать завещание недействительным, руководствуясь принципом “раз отец (мать) составил (а) такое завещание – значит он (она) был (а) психически больной”. Некоторые адвокаты советуют своим клиентам оспаривать завещание по тем мотивам, что завещатель не понимал значения совершаемых действий. Иногда для решения поставленной задачи люди идут на подлог. Для того чтобы повлиять на вывод суда о том, что завещатель “не мог отдавать отчета в своих действиях, не мог руководить своими поступками, достаточно после его смерти в его медицинскую карту приписать всего лишь одну строчку, что он страдал старческой деменцией, или вклеить отдельный лист с указанием на несуществовавщий медицинский осмотр узкого специалиста с необходимыми выводами”25.

Следует отметить, что в крупных городах нашей страны в настоящее время создаются специализированные адвокатские конторы, в которых адвокаты помимо юридического образования имеют первоначальное высшее медицинское образование. В ситуациях подобного рода нотариусу гораздо сложнее отстаивать завещание (истинность последней воли завещателя).26

Рискует ли нотариус, удостоверяя завещание пожилого или больного человека? Государство возложило на нотариуса обязанность по удостоверению завещания. Нотариусы страны ежедневно удостоверяют сотни, тысячи завещаний. Кто только не обращается с подобной просьбой – пожилые, больные и относительно здоровые, престарелые, инвалиды, грамотные и неграмотные, глухие, немые, мобильные и парализованные, бодрые и обреченные на смерть, умные и страдающие психическим расстройством. Очень часто нотариус должен выезжать для совершения этого нотариального действия на дом или в больницу. Нотариус просто так не может отказать в удостоверении завещания оттого, что завещатель – онкологический больной или перенес сложную операцию, неграмотен или парализован, а потому сам не в состоянии подписать завещание и за него это должен сделать другой человек – рукоприкладчик. Как уже отмечалось мной ранее, молодые люди и люди среднего возраста очень редко обращаются к нотариусу относительно удостоверения завещания. Каждый раз в каждом конкретном случае нотариус решает этот вопрос очень серьезно и со всей ответственностью. Нотариус должен установить личность завещателя, проверить его дееспособность.

Бывают случаи, когда гражданин, желающий составить завещание, находится в нетрезвом состоянии либо неадекватно отвечает на вопросы нотариуса. В таких ситуациях нотариус отказывает в просьбе удостоверить завещание независимо от того, вызывали ли нотариуса в больницу (на дом) или завещатель сам пришел в нотариальную контору, чтобы составить (удостоверить) завещание.

Нотариус – лицо незаинтересованное. Он обязан оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов. Нотариальные действия он совершает от имени Российской Федерации. В своей деятельности нотариус беспристрастен и независим и в соответствии с законом отвечает за свои действия всем своим имуществом. За удостоверение завещания взыскивается тариф всего 100 руб., а при удостоверении завещания на дому или в больнице – 150 руб. Неприятны нотариусу и всему нотариальному сообществу случаи оспаривания завещаний, признания их недействительными, когда ставится под сомнение квалификация и беспристрастность нотариуса. Оспаривание завещания на практике иной раз происходит спустя много лет с момента его составления. В каких-то случаях нотариус может запомнить личность завещателя, припомнить какие-то детали многолетней давности, которые касаются процесса удостоверения завещания. А иногда в памяти ничего не откладывается, кроме самого текста завещания да записи в реестре и алфавитной книге учета завещаний. Но это не означает, что нотариус в момент удостоверения завещания действовал не в соответствии с законом.

Нотариус не вправе отказать в просьбе удостоверить завещание, даже если перед ним человек, страдающий неизлечимой болезнью, или у него есть достоверные сведения о психическом заболевании завещателя, так как при наличии диагностированного психического заболевания такой человек достаточно продолжительное время может находиться в состоянии ремиссии. По этой причине он способен в это время руководить своими действиями и давать им отчет27. При обращении к нотариусу его поведение совершенно адекватно. И, напротив, гражданин, никогда не состоявший на учете в психоневрологическом диспансере, совершенно по другим обстоятельствам может находиться в таком состоянии, что не понимает значения своих действий и не может ими руководить.

В таких случаях, наверное, можно сказать, что нотариус рискует. Как мне сказал один знакомый адвокат, теоретически можно оспорить любое завещание.

Нам представляется, что исходя из интересов завещателей, наследников по завещанию, а также для того, чтобы избежать риска оспаривания завещания, некоторые нотариусы рекомендуют завещателю предоставлять справку от врача-психиатра об отсутствии психических заболеваний. Если нотариуса приглашают в больницу, желательно произвести осмотр больного до прихода нотариуса врачом-психиатром либо подготовить справку за подписью главного врача больницы о том, что больной не принимает психотропные и наркотические (обезболивающие) медицинские препараты. Возможно, подобного рода предосторожности и помогут нотариусу на тот случай, если завещание будет оспариваться в суде. Следует признать, что подобного рода требования нотариуса не основаны на законе. Но кто защитит нотариуса от обделенных завещателем наследников и наследников по завещанию, которые готовы оспорить любое завещательное распоряжение, составленное не в их пользу.

Следует отметить, что государство, возлагая на нотариуса обязанность по выяснению дееспособности граждан при совершении сделок, в том числе и завещаний, ставит его в весьма уязвимое положение. Следует согласиться с Т.И. Зайцевой в том, что действующее законодательство, в том числе и нотариальное, несовершенно. Оно не только не содержит каких-либо указаний определенного механизма установления дееспособности, оно не имеет даже правовых оснований для выполнения нотариусом ряда необходимых для этого действий28. Нотариус, к сожалению, не имеет возможности назначить психиатрическую экспертизу на предмет способности завещателя понимать характер совершаемых действий, руководить ими, осознавать правовые последствия. У нотариуса нет правовых оснований даже запросить необходимые данные из медицинских учреждений, получить справку врача-психиатра, не говоря уже о возможном освидетельствовании гражданина, поскольку указанные сведения, в соответствии с Законом Российской Федерации от 2 июля 1992 г. “О психиатрической помощи и гарантиях граждан при ее оказании”, являются врачебной тайной.

На наш взгляд, целесообразно, чтобы в законодательном порядке был решен вопрос о том, что медицинские учреждения обязаны предоставлять нотариальной палате субъекта Российской Федерации списки граждан, признанных в судебном порядке недееспособными.

Каждый раз при удостоверении завещания нотариус, как этого требует закон, выясняет дееспособность гражданина документально (проверяет документы, удостоверяющие личность завещателя, его возраст) и визуально (в беседе оценивает адекватность поведения завещателя и т.п.).

Нельзя не согласиться с выводом авторов “Настольной книги нотариуса” о том, что при отсутствии надлежащей правовой регламентации данного вопроса определенных методик далеко не всегда реально определить “грань состояния такого гражданина”, при которой совершение сделки возможно либо невозможно для нотариуса, не обладающего достаточными медицинскими знаниями”29.

Конечно, далеко не все родственники решительно настроены оспаривать завещания, не всегда и суд удовлетворяет подобного рода исковые требования.

Следует также иметь в виду, что свидетели, эксперты дают показания, представляют заключения, а судьи их оценивают спустя много лет, тогда как нотариус, наделенный соответствующими полномочиями государства, устанавливал личность, проверял его дееспособность в момент удостоверения завещания в соответствии с действительной волей завещателя.

Что можно сделать, чтобы избежать необоснованных требований наследников о признании завещания недействительным?

Целесообразно ускорить принятие федерального закона “Об организации нотариата и нотариальной деятельности”, в котором следует предусмотреть нормы, которые наделяли бы нотариуса правом, а соответствующие лечебные учреждения обязанностью предоставления сведений о состоянии психического здоровья гражданина либо проведения обследования его в принудительном порядке врачом-психиатром30. В связи с этим, очевидно, следует внести соответствующие поправки и в Закон РФ от 2.07.1992 г.

“О психиатрической помощи и гарантиях граждан при ее оказании”.

Ст. 1125 ГК (ч. 4) предусматривает возможность составления и нотариального удостоверения завещания в присутствии свидетеля. Свидетель, присутствующий при нотариальном удостоверении завещания, в случае возникновения спора в будущем, конечно же, может подтвердить, что в завещании отражена истинная воля умершего. Но свидетель может присутствовать при составлении и нотариальном удостоверении завещания только с согласия самого завещателя.

Считаем целесообразным изменить наше законодательство, дополнив его правилом о том, что завещание может составляться и удостоверяться либо двумя нотариусами, либо одним нотариусом, но в присутствии двух свидетелей. Возможно, что такая норма будет способствовать защите прав завещателей и интересов наследников, соблюдению свободы завещания, уменьшению риска возможного совершения неправомерных действий нотариусом.

Однако и при действующем законодательстве, если близкие родственники – наследники умершего – будут помнить, что в соответствии с законом завещатель, он и только он, будучи собственником, по своему усмотрению решает, как ему распорядиться имуществом на случай своей смерти – кому завещать, в каких долях, лишить ли наследства одного или всех наследников, не указывая причины своего решения. Для демократического государства признание воли человека является основополагающим фактором. Как родственники и самые близкие люди умершего они обязаны уважать память умершего, должным образом принять его последнюю волю, выраженную в завещании. Я полагаю, что нотариусы, иные должностные лица, на которых законом возложена обязанность по удостоверению завещания, судьи, рассматривающие споры по наследственным делам, прежде всего, должны руководствоваться правилом, которое существовало в римском праве: “Voluntas testatoris pro lege habetur”, что означает “Воля завещателя считается законом”.

 

1 Российская газета. – 2001. – 28 ноября.

2 Ярошенко К.Б. Наследственное право. Новеллы законодательства. Судебная практика. Нотариальная практика. М. – 2005. –  С. 79.

3 Ткач А.Н. Комментарий к ГК РФ. Часть третья. М. – 2005. – С. 56.

4 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т.XXV. – С. 393.

5 Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М. – 1997. – С. 108.

6 Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права. М. – 1953. – С. 91–92.

7 Гордон М.В. Наследование по закону и по завещанию. М. – 1967. – С. 64.

8 Халфина Р.О. Право наследования в СССР. М. – 1952. – С. 32.

9 Иоффе О.С. Советское гражданское право. Ч. 3. Л. – 1958. – С. 317.

10 Гордон М.В. Наследование по закону и по завещанию. М. – 1967. – С. 64.

11 Бюллетень Верховного суда СССР. 1966. – № 4.

12 Ярошенко К.Б. Указ. соч. – С. 82.

13 Жаркова Г.И. Обязательная доля в наследстве в свете нового законодательства//Нотариус. 2004. – № 4. – С. 24.

14 Комментарий к ГК РФ. Часть 3. Постатейный с приложением форм документов./Отв. ред. А.Н. Ткач.-2-е изд. М., 2005. – С. 226.

15 Решение Конституционного суда РФ от 09.12.1999 г. № 209-0 “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. Куркиной Елены Анатольевны на нарушение ее конституционных прав. Ст. 535 ГК РСФСР” // ВКС РФ. – 2000. № 2.

16 Телюкина М.В. Наследственное право. Комментарий ГК РФ. М. – 2002. – С. 26.

17 Жаркова Г.И. Указ. соч. – С. 25.

18 Блинков О.Е. Развитие наследственного права в бывших республиках СССР// Нотариус. 2004. – № 5. – С. 41.

19 Гражданское и торговое право капиталистических стран. Учеб. пособие / Под. ред. В.П. Мозолина и М.И. Кулагина. М. – 1980. – С. 379.

20 Демина Н.Б. Английская реформа завещательных распоряжений // Бюллетень нотариальной практики. 2005. – № 4. – С. 43.

21 Гражданское и торговое право капиталистических стран. – С. 379.

22 Похмелкина Г.А. Воз сена // Звезда. – 2004. – 20 мая.

23 Репин В.С. Комментарий к Основам законодательства РФ о нотариате. М. – 2001. – С. 119.

24 Похмелкина Г.А. Указ. статья.

25 Вергасова Р.И. Судебное оспаривание завещаний. Проблемы принятия мер охраны в нотариальной практике // Нотариус. 2001. – № 5. – С. 13.

26 Там же.

27 Зайцева Т.И., Галеева Р.Ф., Ярков В.В. Настольная книга нотариуса. Том 1. М.–  2000. – С. 252–253.

28 Зайцева Т.И. Глава 6. Общие условия удостоверения сделок// Настольная книга нотариуса. М. – 2000. – С. 251.

29 Зайцева Т.И., Галеева Р.Ф., Ярков В.В. Указ. соч. – С.253.

30 Зайцева Т.И., Галеева Р.Ф., Ярков В.В. Указ. соч. – С. 253.

 

 

 

Возраст завещателей, обратившихся в период

с 2000-го по 2004 год

(в процентах от общего количества обратившихся)

 

Год                   Возраст завещателей

                          До 50 лет           От 50                Старше

                                                     до 80 лет          80 лет

2000-й              3%                      83%                  14%        

2001-й              9%                      74%                  17%        

2002-й              9%                      80%                  11%        

2003-й              3%                      70%                  27%        

2004-й              4%                      64%                  32%

Автор: Реутов С.И.

Вернуться
Нотариальный Вестник №3 2006


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100