Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Сравнительно-правовой анализ законодательства государств – членов Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) в сфере нотариальной деятельности и рекомендации по его гармонизации. Часть 4.

14.03.2006

Совершенствование правового сотрудничества в рамках ЕврАзЭС (подзаг. 2 ст)

 

Общие замечания (подзаг 3 ст)

 

Правовая основа. В настоящее время правовое сотрудничество между государствами ЕврАзЭС определяется Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной государствами – членами СНГ в Минске в 1993 г.[1] (далее – Минская конвенция). Кроме того, государства СНГ приняли в Кишиневе в 2002 г. новую редакцию Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам[2] (далее – Кишиневская конвенция), которая должна заменить в их отношениях Минскую конвенцию и Дополнительный протокол к ней 1997 г. На сегодняшний день Кишиневская конвенция ратифицирована и применяется при оказании правовой помощи в отношениях между Беларусью и Казахстаном. Также в отношениях между Россией и Кыргызстаном применяется Договор между Российской Федерацией и Республикой Кыргызстан о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 14.09.1992 г.[3] (далее – Договор).

Недостатки существующего регулирования. Вышеназванные международные соглашения имеют стандартные структуру и содержание, незначительно отличаясь друг от друга. Их характерной чертой является комплексный характер, когда в одном акте объединены нормы самой различной направленности, определяющие, в частности, порядок доступа к правовой защите, различные формы правовой взаимопомощи, порядок и условия ее оказания, а также содержащие коллизионные правила по широкому спектру отношений, осложненных иностранным элементом. Образно говоря, эти соглашения представляют собой своеобразный «правовой винегрет», предназначенный для использования практически в любых ситуациях при столкновении национальных правопорядков стран-участниц. Однако за кажущейся универсальностью данных международных актов лежат существенные недостатки их практического использования, связанные с размытостью формулировок, декларативностью многих норм, отсутствием четкого механизма их реализации.

Представляется, что такой подход не способствует сближению правовых систем государств – участников данных соглашений и, как таковой, не может быть использован в качестве основы для формирования общего правового пространства государствами – участниками ЕврАзЭС. В самом общем виде это связано с тем, что механизм правового взаимодействия, используемый в рамках СНГ, предполагает лишь соприкосновение правовых систем государств – членов данной организации без унификации и гармонизации их внутреннего законодательства. Между тем, именно выработка и применение единых правовых стандартов в гражданской и коммерческой сфере для использования внутри каждого государства ведет к формированию единого правового поля, в том числе и при взаимодействии национальных правопорядков.

Позитивное решение. Более целесообразным и соответствующим задаче формирования в рамках ЕврАзЭС общего правового пространства является разработка и принятие международных соглашений по отдельным направлениям правового сотрудничества, сочетающих детальную регламентацию взаимодействия правовых систем стран Сообщества с регулированием отношений в сфере гражданского и коммерческого оборота по существу. Кроме того, наряду с заключением специальных международно-правовых соглашений Сообществом целесообразны разработка и принятие актов, которые бы обязывали страны – участницы имплементировать гармонизационные нормы в их национальное законодательство. В среднесрочной перспективе и при условии углубления экономической интеграции это обеспечит формирование устойчивых и единых принципов функционирования национальных правовых систем государств – участников ЕврАзЭС, приведет в итоге к созданию общего правового пространства Сообщества.

Решение данной задачи включает три следующих аспекта:

1. Упрощение порядка оказания правовой помощи и обмена правовой информацией.

2. Унификацию коллизионного регулирования.

3. Установление единых правил определения компетенции, исполнения судебных решений и иных официальных документов.

Рассмотрим подробнее данные направления совершенствования правового сотрудничества в рамках ЕврАзЭС.

 

Упрощение порядка оказания правовой помощи и обмена правовой информацией (подзаг 3 ст)

 

Состояние вопроса. Порядок оказания правовой помощи между государствами ЕврАзЭС определяется сегодня ст. ст. 4 – 19 Минской конвенции (ст. ст. 4 – 21 Кишиневской конвенции). Так, в соответствии с п. 1 ст. 4 Минской конвенции, учреждения юстиции договаривающихся сторон оказывают правовую помощь по гражданским, семейным и уголовным делам в соответствии с положениями настоящей конвенции. При этом как следует из п. 2 ст. 1 Минской конвенции, под учреждениями юстиции понимаются любые юрисдикционные органы, к компетенции которых относятся гражданские, семейные и уголовные дела. Аналогичные положения содержит Кишиневская конвенция. Однако в отличие от Минской конвенции, в ст. 5 которой устанавливается порядок сношений при оказании правовой помощи через центральные органы, Кишиневская конвенция установила более быстрый и эффективный способ сношений – через центральные, территориальные и иные органы, перечень которых определяет каждое договаривающееся государство (п. 1 ст. 5 Кишиневской конвенции).

Формы оказания и виды правовой помощи, согласно Минской и Кишиневской конвенции, весьма многообразны, а в последней – их перечень и вовсе неограничен (абз. 2 ст. 6 Кишиневской конвенции). В частности, речь идет о совершении следующих действий:

– составлении, пересылке и вручении адресату документов;

– производстве осмотров, обысков, выемок, передаче вещественных доказательств, проведении экспертиз, допроса сторон, третьих лиц, подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей, гражданских истцов, гражданских ответчиков, их представителей, законных представителей обвиняемых, экспертов, предъявлении для опознания;

– розыске лиц, осуществлении оперативно-розыскных мероприятий в рамках расследуемого уголовного дела, уголовного преследования;

– выдаче лиц для привлечения их к уголовной ответственности или приведения приговора в исполнение;

– розыске и аресте (изъятии) денежных средств и имущества, полученных преступным путем, а также доходов от преступной деятельности;

– розыске имущества и денежных средств гражданских ответчиков для исполнения решений по гражданским делам, коммерческим и иным экономическим спорам;

– признании и исполнении исполнительных надписей, судебных решений по гражданским делам и приговоров.

 

Недостатки регулирования. Как уже отмечалось выше, объединение в рамках одного международного договора разнородных правовых материй ведет к недостаткам регулирования. Так, в силу специфики предмета деятельности, вряд ли оправданно распространять на оказание правовой помощи по гражданским и уголовным делам одинаковый правовой режим. Точно также, уже в рамках оказания правовой помощи по гражданским в широком смысле делам порядок получения доказательств существенно отличается от порядка вручения документов или их исполнения за рубежом. В этом смысле, унификация порядка оказания правовой помощи требует дифференциации используемых методов и процедур в зависимости от предмета деятельности и предмета правовой помощи. Только путем разработки детальных, в хорошем смысле «технических» процедур, возможно обеспечить формирование общих стандартов оказания правовой помощи в рамках ЕврАзЭС, что, в свою очередь, будет способствовать достижению глобальной цели создания общего правового пространства Сообщества.

 

Направления развития. Таким образом, целесообразно приступить к разработке ряда специальных конвенций по отдельным направлениям правовой взаимопомощи между государствами ЕврАзЭС в целях упрощения порядка ее оказания и углубления интеграционных процессов. При этом с учетом того, что Сообщество – это организация экономического сотрудничества, приоритетным является разработка и принятие соответствующих инструментов для обеспечения правовой взаимопомощи по гражданским и коммерческим (торговым) делам, как при их судебном рассмотрении, так и в условиях обычного гражданского оборота. В частности, речь может идти о следующих соглашениях:

– о вручении за рубежом судебных и внесудебных документов по гражданским и коммерческим делам;

– о получении доказательств за границей по гражданским и коммерческим делам;

– об обмене правовой информацией;

– о доступе к публичным реестрам за рубежом.

При разработке соответствующих многосторонних соглашений целесообразна адаптация зарубежного опыта регулирования в данной сфере и, прежде всего, Европейского союза. Это связано с тем, что в рамках ЕС уже создано и успешно функционирует единое правовое пространство. Кроме того, учет «европейского опыта» при разработке и принятии соответствующих соглашений в рамках ЕврАзЭС позволит параллельно обеспечить гармонизацию законодательства стран – участниц ЕврАзЭС и ЕС, что особенно актуально в свете реализации программы «четырех пространств» ЕС – Россия.

В частности, в качестве материала для анализа можно использовать следующие акты Евросоюза и Совета Европы:

– Регламент Совета (ЕС) № 1348/2000 от 29 мая 2000 г., относящийся к передаче и сообщению в государствах – участниках судебных и внесудебных актов по гражданским и торговым делам[4];

– Регламент Совета (ЕС) №1206/2001 от 28 мая 2001 г., относящийся к сотрудничеству между судебными учреждениями государств – участников в области получения доказательств по гражданским или торговым делам[5];

– Решение Совета ЕС № 2001/470/CE от 28 мая 2001 г. о создании европейской сети судебной взаимопомощи по гражданским и коммерческим делам[6];

– Конвенцию Совета Европы от 7.06.1968 г. в области информации об иностранном праве и Дополнительный протокол к ней от 15.03.1978 г. (Россия участвует).

Принципиальной характеристикой данных актов является максимальное упрощение порядка оказания правовой помощи соответствующих видов. В частности, это проявляется:

– в возможности непосредственного направления запроса исполняющему органу;

– в отсутствии требований о легализации, проставлении апостиля;

– в расширении круга юрисдикционных органов, компетентных запрашивать (оказывать) правовую помощь;

– в использовании значительного числа стандартных формуляров для всех видов правовой взаимопомощи и др.

Важным практическим вопросом при строительстве единого правового пространства в рамках ЕврАзЭС является организация доступа к различным публичным реестрам за рубежом, в частности реестрам юридических лиц, прав на недвижимое имущество, ценных бумаг, завещаний и др.

Заключение государствами ЕврАзЭС соглашения(ий) о доступе к публичным реестрам позволит повысить уровень правовой защищенности сторон трансграничных сделок, происходящих из стран – участниц Сообщества, в обычных условиях гражданского оборота, предупредит возникновение в будущем споров и разногласий. Кроме того, это позволит повлиять на унификацию правил ведения таких государственных реестров в государствах – участниках и подтолкнуть к созданию тех или иных реестров, при их отсутствии в правовой системе, например, реестра завещаний.

На данный момент наиболее важна организация доступа к следующим публичным реестрам:

– юридических лиц и индивидуальных предпринимателей;

– прав на недвижимое имущество;

– актов гражданского состояния;

– завещаний.

Такой доступ должен быть предоставлен юрисдикционным органам и субъектам, участвующим в оформлении частноправовых соглашений от имени государства (например, нотариусы, регистраторы, должностные лица соответствующих реестров). Сама процедура получения информации из публичного реестра, находящегося за рубежом, должна быть максимально упрощена для ускорения обмена правовой информацией. В частности, следует предусмотреть возможность непосредственного обращения уполномоченных органов и лиц с запросом в иностранный реестр, минуя посредничество каких-либо центральных или территориальных органов. Также, надлежит разработать стандартные формы запросов и ответов на них для унификации объема предоставляемой информации. Кроме того, в рамках данных соглашений следует по возможности гармонизировать национальное законодательство стран – участниц Сообщества, регулирующее порядок ведения соответствующих реестров.

При разработке вышеназванных соглашений могут быть, в частности, использованы следующие международные инструменты:

– Конвенция Совета Европы о системе регистрации завещаний (Базель, 16.05.1972 г.);

– Конвенция Международной комиссии по гражданскому состоянию о выдаче выписок из актов гражданского состояния на нескольких языках (Вена, 08.09.1976 г.).

 



[1] Вступила в силу 19.05.1994 г., для России с 10.12.1994. Ратифицирована Россией Федеральным законом от 4.08.1994 г. № 16-ФЗ // Бюллетень международных договоров.1995. – № 2. – С. 3 – 28.

[2] Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав Правительств СНГ. № 2 (41). – С. 82 – 130.

[3] Вступил в силу 25.02.1994 г. Ратифицирован Россией Постановлением ВС РФ от 14.01.93 г. № 4294-1 // Бюллетень международных договоров. – 1995. – № 3. – С. 16 – 36

[4] Journal Officiel des Communautes Europeennes (JOCE). L 160/2000. 30.06.2000. P. 37.

[5] Journal Officiel des Communautes Europeennes (JOCE). L 174/2001. 27.06.2001. P. 1.

[6] Journal Officiel des Communautes Europeennes (JOCE). L 174/25. 27.06.2001.

Автор: В.В. Ярков, И.Г. Медведев, С.С. Трушников

Вернуться
Нотариальный Вестник №2 2006


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100