Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Проблемы удостоверения факта достоверности протоколов органов управления организаций

14.03.2006

Практика уже давно испытывает необходимость в удостоверении нотариусом факта тождественности изложенного в протоколе собрания (заседания) органа управления организации происходящему на собрании (заседании). Присутствие нотариуса на собрании (заседании) с этой целью позволило бы избежать многих корпоративных конфликтов.

Казалось бы, лед наконец-то тронулся. В п.п. 7 п. 1 ст. 22.1 Основ законодательства о нотариате (далее – Основы), введенной Федеральным законом от 2.11.2004 г. № 127-ФЗ1, предусмотрен нотариальный тариф за удостоверение факта достоверности протоколов органов управления организаций. Приказом Минюста РФ от 1.08.2005 г. № 1222 утверждена форма соответствующей удостоверительной надписи.

Однако, ни в ст. 35 Основ, содержащей перечень нотариальных действий, ни в гл. 14 Основ «Удостоверение фактов» указания на новое нотариальное действие и порядок его совершения не было сделано. Это привело к значительным трудностям при совершении данного действия нотариусами. Кроме того, многие нотариусы считают, что правила ст. 22.1 Основ выполняют узкоспециальную функцию по установлению размера нотариальных тарифов, носят упреждающий характер и подлежат применению после дополнения соответствующих общих разделов Основ. Думается, что с учетом предусмотренной ст. 35 Основ возможности дополнения законодательными актами содержащегося в ней перечня нотариальных действий, Закон от 2.11.2004 г., упоминающий данное нотариальное действие, вкупе с утвержденной удостоверительной надписью, можно рассматривать в качестве такого акта. Иная позиция вряд ли найдет поддержку в судах.

Следующая проблема касается содержания нотариального действия: должен ли нотариус при его совершении оценивать законность происходящих событий либо его функция ограничивается формальной проверкой соответствия содержания протокола произошедшему на собрании (заседании)? Буквальное толкование закона и содержания удостоверительной надписи позволяет сделать вывод, что единственной задачей нотариуса при совершении указанного действия является фиксация факта достоверности протокола, т.е. тождественности изложенного в нем фактам и процедурам, имевшим место на прошедшем в присутствии нотариуса собрании.

Для полной ясности в этом вопросе в законе следует закрепить норму о том, что при удостоверении факта достоверности протокола нотариус не проверяет законность нашедших отражение в протоколе событий и не несет ответственность за это. Оценка законности является прерогативой суда. Нотариус в этом случае выступает в роли беспристрастного свидетеля происходящего, наделенного государством полномочиями по проверке достоверности отражения событий в официальном документе. Надлежащее выполнение данной функции вряд ли возможно без надежной фиксации происходящего с помощью технических средств.

Еще одна проблема возникает в связи с порядком действий нотариуса при установлении факта недостоверности протокола. Теоретически возможны два варианта поведения при этом: удостоверение факта недостоверности протокола с указанием расхождений и отказ в совершении нотариального действия с указанием в постановлении об отказе в качестве его причины на недостоверность протокола. Исходя опять же из буквального толкования ст. 22.1 Основ, следует отдать предпочтение второму варианту.

Одной из причин отказа в совершении нотариального действия является противоречие нотариального действия закону (ст. 48 Основ). По закону нотариус вправе удостоверить лишь факт достоверности, а не недостоверности протокола. В постановлении об отказе в совершении нотариального действия нотариусу следует отразить факты нетождественности протокола. В этой связи нуждается в совершенствовании формулировка ч. 2 ст. 48 Основ, предусматривающая обязанность нотариуса изложить письменно причины отказа лишь по просьбе лица, которому отказано в совершении нотариального действия. Такая обязанность нотариуса должна быть безусловной. Это позволит избежать споров о причинах отказа.

При отказе в совершении нотариального действия возникает проблема оплаты затраченного нотариусом времени на участие в собрании (заседании). С аналогичной проблемой сталкивается нотариус при неполучении им нотариального тарифа в случае отказа лица, обратившегося за совершением нотариального действия, от его оформления после выхода нотариуса на собрание (заседание). Этот вопрос требует комплексного решения в законе применительно ко всем случаям вызовов нотариуса, не завершившихся не по вине нотариуса совершением нотариального действия. Особенно актуально это для нотариусов, обслуживающих клиентов отдаленных населенных пунктов. В настоящее время в подобных случаях нотариус может попытаться компенсировать свои издержки путем взимания платы за техническую работу.

Закон должен содержать перечень лиц, имеющих право обратиться к нотариусу за совершением анализируемого нотариального действия, как это сделано, например, в ст. ст. 82 и 83 Основ. Таким правом должны быть наделены не любые лица, а лишь лица, имеющие непосредственное отношение к организации. К ним можно отнести:

– юридическое лицо, факт достоверности протоколов органов управления которого удостоверяет нотариус;

– акционеров (участников, членов), независимо от количества и видов акций и размера доли в уставном капитале, которые могут требовать удостоверения факта достоверности протоколов общих собраний;

– членов коллегиальных органов организаций, могущих требовать удостоверения факта достоверности протоколов коллегиальных органов организаций, членами которых они являются.

Сложнее определиться с правом на обращение к нотариусу членов коллегиального исполнительного органа организации, например Совета директоров или Правления акционерного общества, не являющихся его акционерами, за удостоверением факта достоверности протокола общего собрания и, наоборот, правом акционеров, не являющихся членами органов управления, обратиться за удостоверением факта тождественности протокола органа управления. В этом случае подлежат учету нормы специальных законов. Например, вряд ли целесообразно отказать в праве обращения к нотариусу за удостоверением факта тождественности протокола общего собрания акционеров членам Совета директоров, а вот наделять таким правом членов Правления нет необходимости. С заявлением об удостоверении факта достоверности протоколов органов управления, как представляется, могут обращаться лишь акционеры (участники, члены), имеющие право доступа к указанным документам. Например, в соответствии с п. 1 ст. 91 Закона об акционерных обществах от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ к ним относятся акционеры, имеющие в совокупности не менее 25 % голосующих акций общества.

Из анализа п.п. 7 п. 1 ст. 22.1 Основ следует, что нотариус вправе удостоверить лишь факт достоверности протоколов, а не иных документов. Не может также удостоверяться факт достоверности протоколов органов, не являющихся органами управления организации, например собрания трудового коллектива общества с ограниченной ответственностью, заседания ревизионной комиссии и т.п., а также протоколов собраний (заседаний) коллективов, не представляющих собой организацию, например, учредительного собрания.

В связи с последним замечанием неясно, чем руководствовался законодатель, используя в ст. 22.1 аморфное понятие «организация», вместо употребляемого в Основах в остальных случаях определенного термина «юридическое лицо». Если принять во внимание, что дополнение Основ касается размеров тарифов и введено в действие тем же законом, которым дополнен Налоговый кодекс разделом о госпошлине, то, вероятнее всего, термин «организация» перекочевал в Основы из Налогового кодекса, в п. 2 ст. 11 которого «российская организация» определяется через понятие «юридическое лицо». Трудно представить, что законодатель, применяя термин «организация», заботился при этом о защите интересов неких организаций без прав юридического лица типа общественного объединения, функционирующего без государственной регистрации и приобретения прав юридического лица, упоминание о котором содержится в ч. 4 ст. З Закона «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995г. № 82-Ф35. Данная организация исключена из гражданского оборота, а вне его рамок вряд ли найдется цель, для достижения которой потребуется совершение указанного нотариального действия.

Затронутыми в статье вопросами не исчерпывается сложность проблемы, требующей безотлагательного решения. Пока же нотариус остается один на один перед дилеммой: отказать в совершении нотариального действия со ссылкой на отсутствие порядка его совершения под страхом признания по суду отказа незаконным либо на свой страх и риск совершить действие, оказавшись в случае возникновения спора в суде заложником несовершенства процедур. Страдают от такой неопределенности и участники корпоративных отношений, лишенные возможности защитить свои права с помощью нотариуса.

 

Литература:

1. СЗ РФ, 08.11.2004, № 45, ст. 4377.

2. База данных справочной электронной правовой системы «Консультант Плюс».

3. СЗ РФ, 01.01.1996, №1, ст. 1.

4. Налоговый кодекс РФ (ч. I) от 31.07.1998 // СЗ РФ, 03.08.1998, № 31, ст. 3824.

5. СЗ РФ, 22.05.1995, № 21, ст. 1930.

Автор: Н.В. Зернин, доцент кафедры гражданского права и процесса Пермского госуниверситета, кандидат юридических наук

Вернуться
Нотариальный Вестник №2 2006


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100