Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Научно-образовательная деятельность в сфере нотариата

14.03.2006

 Эта статья написана по результатам выступления на семинаре президентов нотариальных палат субъектов РФ в г. Анапе в октябре 2005 г. на тему «Стандарты научно-образовательной деятельности в области нотариата». Хотя в публикациях такого рода принято пользоваться безличными «считается», «предлагается» и т.д.,  статья написана от первого лица. Причиной тому является характер проблемы, к которой мне хочется привлечь внимание нотариального сообщества. То, что эту проблему нужно решить так-то и так-то, невозможно доказать, в этом можно только убедить. Решение этой проблемы зависит, в основном, от личного опыта, личного взгляда на свою профессию, личной убежденности каждого из нас. Поэтому и писать о проблеме нужно от первого лица. (врез)

 

Постановка проблемы (подзаг.  2 ст)

 

Люди с дипломами, прослушавшие некий набор лекций, современному обществу не нужны. Конкурентоспособность специалиста зависит не от наличия у него диплома, а от иных факторов. Прежде чем перечислить их, отвечу на вопрос: можно ли соединять понятия нотариат и конкурентоспособность? Думаю не только можно, но и нужно. Практика показывает, что в определенных сферах (например, при составлении проектов договоров, их заключении и регистрации) нотариус конкурирует с риэлтерскими и консультационными фирмами, адвокатами, и даже государственными органами по регистрации сделок с недвижимым имуществом. Нотариусу приходится доказывать свою конкурентоспособность законодателю, во многих случаях не желающему использовать огромный потенциал нотариата. Более того, нотариус конкурирует (и здесь ему труднее всего) с примитивным представлением о нем как о штамповщике копий, с угрюмым отношением к нему как к ловкачу, ни за что получившему доходное место, с привычкой сограждан экономить на профессиональном подходе к делу, с их правовой неграмотностью, с непониманием преимуществ обращения к нотариусу.

Но вернемся к вопросу о конкурентоспособности. Среди факторов, обеспечивающих профессиональный успех, специалисты, занимающиеся проблемами обучения, выделяют следующие:

1) способность системно мыслить;

2) готовность к инновациям;

3) степень владения информационными технологиями.

Способность мыслить системно – это умение связать возникшую проблему с известными специалисту понятиями, увидеть ее как звено в системе отношений. В нашей профессии значение системного мышления проявляется особенно ярко. Как преподаватель Института нотариата[1] я часто сталкиваюсь с отсутствием у нотариусов навыков системного мышления. Самым ярким примером тому является неумение сформулировать правовую проблему. Вот переданный почти дословно вопрос нотариуса: «Предприятие готово платить за сына, но если родители подпишут за него обязательство перед вузом. Могу ли я заверить обязательство родителей за обучение сына, если никакой договор еще не заключен?». Судя по формулировке, ситуация изложена нотариусом так, как ее описали пришедшие к нему граждане. Если проблему «расчленить» на юридические составляющие и «вписать» в систему правовых понятий и отношений, то оказывается, что речь идет о трех договорах: договоре об оказании образовательных услуг между вузом и гражданином, договоре об оплате обучения гражданина между ним и его работодателем, договоре поручительства между вузом и родителями гражданина (понятно, что они поручаются не за его обучение, а за оплату обучения). Представленная в виде системы отношений, ситуация проясняется, и решение проблем, если они остались, в значительной степени облегчается. Системное мышление появляется лишь при наличии опыта теоретического мышления. В ежедневной текучке специалист обычно не имеет времени для поддержания таких навыков, они формируются только при специальном обучении.

Готовность к инновациям – способность принимать новое и применять его. Эта способность особенно важна в наше время. Научно-технический прогресс мчится, как бурный поток, сметая с пути инертных. Сколь ни банальна использованная метафора, она точна. Этот поток ощущается почти физически. Раньше новое появлялось как-то постепенно, мы успевали осмотреться, привыкнуть. Вспомните, как долго мы пользовались пластинками. Много лет люди во всем мире, чтобы послушать музыку, вынимали из бумажного пакета пластинку, сдували пыль, ставили на проигрыватель, опускали иглу… А теперь? Потомки пластинок стремглав сменяют друг друга. Аудио пленки (между прочим, это уже прошлый век), компакт-диски, MP3-диски, MP3-плееры, музыка, скачанная из Интернета…

Так же стремительно меняются условия профессиональной деятельности человека. Если пристрастие к старине в частной сфере не более чем безобидное чудачество, то в профессиональной области нежелание принять новое – свидетельство непрофессионализма, за который приходится расплачиваться.

На курсах повышения квалификации в Институте нотариата в 2002 г. я предложила нотариусам обсудить несколько проблем применения тогда новой части третьей ГК РФ, и среди них вопрос о договоре доверительного управления наследственным имуществом. Меня удивило то, что нотариусы не проявили интереса к этому договору («мы ведь не управляем, а только учреждаем»). Сейчас мне приходится часто выступать перед аудиторией нотариусов именно по этой теме – прошло два года, пока она, наконец, оказалась востребованной. Думаю, что желание узнать новое, готовность принять его в этой ситуации, как и во многих, ей подобных, позволили бы опередить проблемы, быть готовыми к ним. Причем проблема доверительного управления наследством не идет ни в какое сравнение с проблемой «настоящих» новаций. В первую очередь, с вопросом о введении в оборот новых способов идентификации личности. Например, Закон "О кредитных историях" от 30 декабря 2004 г. ставит перед нотариусами задачу принимать участие в передаче документов, заверенных электронно-цифровой подписью. Нотариальное сообщество не готово к решению этой задачи. В том числе, потому, что большинство нотариусов не знает, что это такое – электронно-цифровая подпись, а многие и не хотят знать. Между тем, к банкам и крупным компаниям, уже пользующимся этим аналогом собственноручной подписи, завтра прибавятся мелкие предприниматели и граждане по всей стране. А нотариат в это время будет тосковать об отнятых у него сделках с недвижимостью? Со школьных времен засела в голове цитата из Горького: «В карете прошлого далеко не уедешь». С этим трудно спорить.

Владение информационными технологиями. Скажу по этому поводу одно: сегодня наличие у КАЖДОГО нотариуса компьютера, доступа в Интернет, адреса электронной почты, рабочей версии одной из правовых справочных систем должно считаться признаком профессионального соответствия, а отсутствие оных – признаком несоответствия. Пользоваться Интернетом после несложных объяснений может любая домохозяйка, стоит это недорого. Разговоры о том, как это трудно, основаны, в основном, на привычке: «работали и без этого, и дальше сойдет». Сойдет, если сойти с дороги, и усесться на обочине.

Нельзя не увидеть, что все названные факторы, формирующие условия для успешной деятельности каждого нотариуса и нотариата в целом, в значительной степени зависят от организации научно-образовательной деятельности в сфере нотариата. Судить об этой деятельности можно по следующим критериям:

1) наличие системы требований, предъявляемых к последипломному обучению нотариуса;

2) наличие «инфраструктуры», обеспечивающей процесс повышения квалификации нотариусов;

3) наличие специальной литературы по нотариату и научных разработок, касающихся нотариальных проблем;

4) количество и виды судебных споров с участием нотариусов;

5) количество и виды поступающих в палаты жалоб на действия нотариусов;

6) результаты проверок деятельности нотариусов;

7) содержание вопросов, которые задают нотариусы и методисты палат (на семинарах, на курсах повышения квалификации, в Интернет – конференции нотариусов, в виде запросов и т.д.).

Я могу делать выводы лишь по некоторым из этих критериев.

1) Поскольку к организации последипломного образования нотариусов не предъявляются какие-либо четкие требования, следует исходить из того, что система последипломного образования отсутствует, а повышение квалификации нотариуса, за редкими исключениями, отдано на откуп самому нотариусу.

2) «Инфраструктура», обеспечивающая повышение квалификации нотариусов включает:

– проведение конференций и семинаров (на уровне ФНП и региональных палат);

– методическую работу (на уровне ФНП и региональных палат);

– проведение курсов повышения квалификации нотариусов (обучающие центры в Екатеринбурге, Москве, Санкт-Петербурге, Саратове и др.);

– деятельность профильных структур (Центр нотариальных исследований в Екатеринбурге, Институт нотариата в Санкт-Петербурге и т. д.).

Формально, инфраструктура создана. Однако эффективность ее работы должна оцениваться отдельно.

3) Специальная литература для нотариусов издается благодаря успешной деятельности Центра нотариальных исследований под руководством профессора В.В. Яркова. На вопрос, достаточно ли ее, могут ответить только практикующие нотариусы. Что же касается научных исследований в области нотариата, то, оценивая их количество и качество, можно сделать неутешительный вывод: научные разработки в области нотариата в стране не поддерживаются.

4) Содержание поступающих вопросов и запросов свидетельствует о недостатке у нотариусов навыков системного мышления, о чем я уже упоминала выше. Нередко вопросы связаны с тем, что нотариусы не успевают следить за изменениями в законодательстве. Особенно опасно, что подобные вопросы поступают не только от отдельных нотариусов, но и от методистов палат. Это свидетельствует о том, что подготовка нотариусов часто не отвечает уровню задач, стоящих перед ними в повседневной деятельности.

Думаю, что при сохранении status quo в ближайшее время можно прогнозировать снижение профессионального уровня специалистов в области нотариата. Это будет иметь место, во-первых, за счет накопления пробелов в знаниях. При нынешней системе повышения квалификации нотариусов, а вернее, при отсутствии четкой системы, это неизбежно: постоянно появляются новые сферы правового регулирования, постоянно усиливается нестабильность законодательства. Во-вторых, следует ожидать общее снижение уровня подготовки юристов за счет появления бакалавров. В соответствии с Болонской конвенцией к 2010 г. в нашей стране должна быть введена двухуровневая система высшего образования.[2] Первая ступень обучения в высшей школе (продолжительностью четыре года) будет оканчиваться получением степени бакалавра, вторая ступень (продолжительностью два года) – получением степени магистра. Некоторые вузы, в частности, юридический факультет СПбГУ, уже готовят и бакалавров и магистров. Поскольку диплом бакалавра признается дипломом о высшем образовании, формальные основания для отказа бакалавру в занятии должности нотариуса отсутствуют. Однако нельзя не признать, что профессиональный уровень специалиста, обучавшегося четыре года, ниже, чем у того, который обучался пять лет (как все ныне работающие нотариусы). В третьих, на снижении профессионализма скажется неоправданно малое число научных работ по проблемам нотариальной деятельности, семейного и наследственного права, а значит, и утрата преемственности в теоретическом осмыслении этих проблем.

Если нотариальное сообщество признает значение постоянного повышения нотариусами квалификации, оно должно определиться как минимум по следующим вопросам: целесообразно или нет принимать дополнительные меры в области научно-образовательной деятельности? Если да, то ограничиться рекомендациями, или принять решения обязывающего характера? Целесообразно ли разработать механизм координации деятельности всех структур, занимающихся профессиональной подготовкой нотариусов во всех нотариальных округах?

Я думаю, что убеждать кого-либо в необходимости последипломного образования не нужно, поскольку, как говаривал небезызвестный Швондер, «в общем, и целом» все согласны. Разногласия возникают при поиске ответов на другие вопросы: как это делать, сколько денег за это стоит платить, сколько времени на это тратить? Позволю себе высказать ряд соображений только по тому вопросу, который входит в мою компетенцию – каким образом можно повысить уровень профессиональной подготовки нотариусов, а значит, и авторитет нотариата?

 

Стандарты образования нотариусов (подзаг.2 ст)

 

Остановлюсь на вопросе о стандартах специально, поскольку именно так была сформулирована тема моего выступления на семинаре президентов нотариальных палат. Творческую личность слово стандарт обычно пугает. Если стандарт – это строгое следование сделанному кем-то образцу, то преподаватели и организаторы повышения квалификации нотариусов, безусловно, будут сопротивляться введению стандартов обучения. Причем совершенно оправданно. Например, единая для всей страны программа повышения квалификации нотариусов была бы не только вульгаризацией идеи, но и неисполнимым требованием. Хотя бы потому, что невозможно в любом обучающем центре иметь одинаково сильных во всех областях специалистов.

Я думаю, что под стандартом образования нотариусов нужно понимать следующее:

1. Установление минимума требований, которому должны отвечать программы обучения нотариусов по объему и содержанию.

2. Введение критериев для оценки того, как осуществляется повышение квалификации каждого нотариуса в отдельности и определение последствий отступления от этих критериев.

3. Применение указанных в п.п. 1 и 2 правил одинаково ко всем нотариусам, независимо от региона, возраста и т.д.

Последнее кажется особенно важным. Мне приходилось слышать доводы о том, что нельзя предъявлять одинаковые требования к нотариусу из Санкт-Петербурга и, например, сельскому нотариусу из Сибири, потому что у них «разные условия». Да, питерскому нотариусу сложнее – у нас экологическая обстановка хуже. Но чем отличается собственно профессиональная деятельность нотариусов? Поддержание правопорядка одинаково значимо везде: и в Москве, и в Анадыре, и в рязанской деревне, и в сибирском поселке. Пока мы не откажемся от отношения к провинции как к некоему несчастному краю, где «не до жиру, быть бы живу», мы не сделаем нашу жизнь достойнее. Разговоры о разных условиях провоцирует менталитет советских времен, деливший страну на Москву – Питер, с одной стороны, и все остальное, с другой. Ушли из нашей жизни вместе с шуткой «зеленая, длинная, пахнет колбасой – электричка из Москвы» проблемы скудости продуктовых запасов, но не ушло пассивное согласие на собственную скудость. При современных средствах коммуникаций, доступных, подчеркиваю, любому, в нашей профессии не должно быть понятия провинции.

 

Профессиональная подготовка будущих нотариусов (подзаг.2 ст)

 

Сейчас система профессиональной подготовки нотариусов такова: обучение в вузе, получение диплома о высшем образовании по специальности «юриспруденция», прохождение стажировки, сдача квалификационного экзамена, получение лицензии на осуществление нотариальной деятельности, вступление в должность нотариуса.

В связи с переходом РФ на европейскую систему образования нотариат уже сегодня стоит перед проблемой, которую можно обозначить так: «быть или не быть» бакалавру нотариусом. Я думаю, что социальная роль, на которую справедливо претендует нотариат, требует специалистов более высокого уровня, чем те, которых предлагает бакалавриат. Студентам – бакалаврам за четыре года обучения успевают прочитать только основные курсы, все специальные курсы «уходят» в магистратуру. А ведь особая подготовка студентов юридических вузов для работы в нотариате возможна только через чтение им специальных курсов («Нотариат», «Наследственное право» и др.). А это значит, что бакалавры не будут иметь специальных знаний в области нотариата. [3] Не будут они знать и многое из того, что традиционно знали наши студенты, проучившиеся в вузе пять лет.

Юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) уже несколько лет готовит бакалавров и магистров наряду с традиционными специалистами (проводившими в стенах университете пять лет). Как преподаватель (я читаю особенную часть гражданского права, участвую в работе государственных комиссий по приему выпускных экзаменов и дипломных работ) я отчетливо вижу, что бакалавры слабее, чем специалисты. Им просто не хватает времени, чтобы приобрести навыки юридического мышления. На четвертом курсе они заняты в основном подготовкой к диплому и выпускным экзаменам, тогда как специалисты слушают спецкурсы и «дозревают» до юристов. Мне возразят, что и бакалавры дозреют, но уже на работе. Не могу согласиться. В том-то и состоит ценность пребывания в вузе, что здесь есть условия не столько для накопления информации (ее-то как раз легче получить на практике), сколько для формирования профессионального взгляда на мир, навыков того самого системного мышления, без которого не будет специалиста. На работе молодой человек окунется в иной мир, рассчитанный не на то, чтоб делать из него специалиста, а на то, чтобы пользоваться его профессионализмом.

Нотариальное сообщество должно выработать принципиальное отношение к возможности занятия должности нотариуса лицом, имеющим диплом бакалавра. Но окончательно проблема может быть решена только законодательным путем. Я думаю, законодатель запретит прием бакалавров на должности судей и прокуроров. В этот перечень следует включить и нотариусов.

Что касается стажеров, то программа их подготовки утверждается совместным решением органа юстиции и нотариальной палаты. Она включает, в том числе, перечень мероприятий, направленных на получение стажером специальных теоретических знаний (п. 10 Порядка прохождения стажировки лицами, претендующими на должность нотариуса, утвержденного приказом Минюста РФ от 21 июня 2000 г. № 179). Что это за мероприятия? Палата может организовать для стажеров специальные занятия с преподавателями, как делает, например, Нотариальная палата Санкт-Петербурга. А если это затруднительно (за отсутствием преподавателей, малым числом стажеров и т.д.)? Недавно мне пришлось разговаривать с барышней – стажером, которая оказалась в этом году единственным стажером в регионе и была вынуждена готовиться по учебникам самостоятельно. Она жаловалась на то, что теряется среди множества источников и нормативных актов. Действительно, в ворохе информации обучающемуся трудно самому рассортировать ее по значимости, выявить ключевые моменты. Думаю, что помочь всем стажерам (и в какой-то степени, членам комиссий по приему у них экзаменов) можно, разработав программу теоретической подготовки. Она должна дополнять Перечень теоретических вопросов для включения в экзаменационные билеты при проведении квалификационного экзамена у лиц, желающих получить лицензию на право нотариальной деятельности, утвержденный распоряжением Минюста РФ от 4 августа 2000 г. № 157. Программа должна конкретизировать включенные в перечень вопросы, подчеркивать аспекты, на которые должен обратить внимание стажер, содержать ссылки на наиболее важные нормативные источники.

В качестве примера возьмем из указанного перечня вопрос № 52: договор о залоге, его форма и момент заключения. При ответе на этот вопрос экзаменуемые нередко затрудняются в разграничении понятий «залог», «обременение», «обязательство из договора залога», «право залога», не могут дать толкование ст. 11 Закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)». А ведь если нотариус не понимает разницу в последствиях, вызываемых заключением договора о залоге и возникновением права залога, он, как минимум, не сможет разъяснить клиенту смысл совершаемых им действий. Изучение темы залог будет более эффективным, если стажер сможет ориентироваться на рекомендации, содержащиеся в программе. Например: «При ответе на вопрос следует обратить внимание на различия между понятиями «обязательство из договора залога» (ст. 432, п. 3 ст. 308, п. 1 ст. 334 ГК РФ) и «право залога» (ст. 341 ГК РФ, ст. 1 Закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним") и т.д.

Идеальным вариантом было бы создание электронного учебника для подготовки будущих нотариусов. Главное достоинство учебника такого рода в том, что все включенные в него ссылки на законодательство обновляются при изменении нормативного материала. Это достигается за счет соединения учебника с рабочей версией одной из справочных правовых систем. Кроме того, учебник одинаково ценен для лиц с разным уровнем подготовки. Из основного текста можно перейти как к повторению азов, так и к углубленному изучению какого-либо вопроса. Достаточно нажать соответствующую клавишу. Думаю, такой учебник был бы полезен не только стажерам, но и нотариусам.

 

Профессиональная подготовка нотариусов (подзаг.2 ст)

 

Начну с оценки методической работы. Мне кажется, что ФНП может значительно помочь палатам, если создаст систему координации этой работы. Я имею в виду методические рекомендации по различным аспектам нотариальной деятельности. Почему разные палаты используют различные методические материалы? Это оправдано только для вопросов, отнесенных к ведению субъектов Федерации. Но чем можно оправдать наличие в нотариальном сообществе нескольких разных рекомендаций, касающихся применения гражданского законодательства, например, о договоре ренты? Как тут не вспомнить Ленина с его знаменитым: «У нас нет законности калужской и рязанской». Или есть? А если все-таки законность у нас одна, то почему палаты бьются за нее в одиночку? Почему ФНП не организует этот процесс и с помощью палат не разрабатывает методические документы, которые можно будет рекомендовать всем? Причем рекомендовать после экспертизы, проведенной специалистом в соответствующей области. Например, приведенная далее выдержка из авторитетного документа содержит положение, противоречащее ГК РФ: «В текст договора включаются: обязательство получателя ренты передать свое имущество (за плату или бесплатно) в собственность другой стороне; обязательство плательщика ренты – систематически выплачивать рентные платежи их получателю на протяжении времени действия договора».[4] Авторы документа создали для получателя ренты обязательство, т. е. возложили на него обязанность, которой нет и быть не может в силу реального характера договора ренты (ст. 583 ГК РФ). Если бы этот документ заранее прочитал специалист, конфуза можно было бы легко избежать. Думаю, необходимо принять меры, по унификации методических разработок палат, издаваемых по одной и той же теме. Лучшим решением был бы переход к разработке общими силами единых методических рекомендаций по вопросам, находящимся в ведении РФ.

Как организовать систему повышения квалификации нотариусов? В настоящее время организация последипломного обучения в РФ осуществляется в соответствии с приказом Минобразования РФ от 18 июня 1997 г. № 1221 «Требования к содержанию дополнительных профессиональных образовательных программ». В этом документе, в частности, указано следующее: «Повышение квалификации проводится в течение всей трудовой деятельности работников. Периодичность повышения квалификации регулируется работодателем и определяется по мере необходимости, но не реже одного раза в пять лет». В качестве форм обучения указанный акт называет краткосрочное тематическое обучение (семинары, курсы повышения квалификации), профессиональную переподготовку (объемом не менее 1000 учебных часов) и стажировки (индивидуальное повышение квалификации). Поскольку санкция за нарушение правила о прохождении последипломного обучения не реже, чем раз в пять лет, не установлена, его нельзя считать правовой нормой.

На практике работодатели в добровольном порядке направляют своих работников на обучение. При этом речь идет отнюдь не о благотворительности. С помощью простейших экономических формул можно рассчитать экономическую эффективность вложений в образование. Те же расчеты покажут, что инвестиции в образование – одно из самых выгодных вложений капитала. Родители во всем мире не жалеют денег на образование детей, поскольку дивиденды от этих вложений дети будут получать всю жизнь.

По информации, предоставленной «Учительской газете» Сергеем Мироновым, Председателем Совета Федерации, расходы индустриально развитых стран на последипломное образование постоянно растут и уже сопоставимы с расходами на высшее образование. На переподготовку специалистов отводится до 15–20 % рабочего времени. Считается, что за весь период профессиональной деятельности (примерно 40 лет) специалист должен повышать свою квалификацию 5–8 раз. Сергей Миронов указывает на необходимость непрерывного последипломного образования как на общегосударственную проблему, своеобразную «формулу» устойчивого развития любой социальной системы.

Если исходить из того, что нотариус нуждается в постоянном повышении квалификации, нужно принять решение по двум вопросам: как оценивать деятельность нотариуса в этом направлении и какие последствия для нотариуса будет иметь несоблюдение установленных правил?

Оценку повышения нотариусом квалификации целесообразно проводить по формальным критериям. Для этого всем формам повышения квалификации присваивается определенная цена (некое количество условных единиц, например, баллов) и устанавливается, сколько условных единиц должен набрать нотариус за определенный период времени. Например, за пять лет нотариус должен повысить квалификацию, набрав при этом 50 балов. При этом прохождение курсов объемом 72 академических часа [5] и больше дает 50 баллов, курсов, объемом не менее 36 и менее 72 часов – 25 баллов, и т.д. [6] При этом нотариус может выбирать наиболее удобные для него формы повышения квалификации: один раз в пять лет проучиться на курсах объемом 72 академических часа, поучаствовать в нескольких краткосрочных семинарах, пройти тестирование и т.д.

Установление описанных критериев имеет смысл только в одном случае: если их соблюдение будет обязательным для нотариусов. Если рекомендовать палатам обеспечить постоянное обучение нотариусов, то мало что изменится: те, кто любят учиться, по-прежнему будут учиться, те, кто не любят – по-прежнему не будут. Введение обязательности повышения квалификации в известной степени явилось бы помощью для многих, кто, чувствуя потребность в дополнительном образовании, отодвигает учебу под напором, на первый взгляд, более насущных проблем. Правило, предписывающее периодическое повышение квалификации, сыграло бы положительную роль в формировании у нотариусов сначала привычки учиться, а затем потребности в этом. Потребность учиться, собственно, и означает готовность принимать новое, о ценности чего я уже говорила и готова привести еще много примеров тому, сколь это важно сегодня. Например, выступая на семинаре президентов нотариальных палат, В.В. Ярков упомянул о проекте закона, в котором предусмотрено нотариальное удостоверение мировых соглашений. Но такое нотариальное действие предполагает знание многих положений гражданского законодательства, невостребованных в деятельности нотариуса доселе. А наследственное имущество? Если раньше оно ограничивалось дачей да машиной, то теперь нотариус, ведущий наследственные дела, должен разбираться во всех видах объектов гражданских прав, в том, как удостоверяются права на ценные бумаги, в том, какая разница между уставным капиталом и долей в имуществе ООО, в том, чем патент отличает от права ни использование изобретения и т. д., и т.п.

Я понимаю, что серьезный разговор о введении обязательной системы повышения квалификации нотариусов требует обсуждения массы деталей (как обеспечить процесс с финансовой стороны, что делать, если нотариус игнорирует повышение квалификации и т.д.). Но я уверена, что эти проблемы решаемы при условии, что нотариальное сообщество признает необходимость постоянного планового образования нотариусов.

 

Проблема учителя (подзаг.2 ст)

 

С моей точки зрения наиболее сложной в организации обучения нотариусов является проблема не ученика, а учителя. Преподаватель – это профессия, требующая специальной подготовки и навыков. Поэтому хороший практик не сможет научить так, как это сделает хороший преподаватель. Но в преподавании навыков мало, нужен талант. А талант преподавателя не проявится без любви к своему делу. Вы скажите, что это относится к любой работе. Да. Но есть виды деятельности, которые можно подчинить четкому технологическому процессу, соблюдение которого само по себе не требует таланта. Такова работа лаборанта, сборщика и т.д. Кстати, некоторая часть деятельности нотариуса тоже подчинена четким правилам делопроизводства, которые просто нужно знать и соблюдать. В преподавании никакой технологии нет. Есть круг вопросов, которые должны быть изложены. С юридической точки зрения, преподавание осуществляется в рамках договора об оказании услуг. Это значит, что преподаватель, в отличие от подрядчика, отвечающего за результат, обязан учить, а не научить. А учить можно по-разному. Вспомните своих учителей – наверняка среди них были те, кто просто учили, и те, кто научили. Те, кто могут научить – и есть талантливые преподаватели. Если бы проблема была в том, что таких нужно просто найти – то проблемы, в общем-то, не было. Дело в том, что преподавателя надо растить. Преподавательская деятельность всегда было связана с научно-исследовательской. А значит, растить надо и лектора, и ученого в одном лице. На это уходит уже после окончания специалистом вуза от 5 до 10 лет.

Что происходит в области образования сейчас? Те, кто занимаются его организацией, в один голос скажут: сегодня, как никогда, трудно найти настоящих преподавателей. Причины тому:

1) низкая зарплата в вузах, которая вынуждает преподавателей уходить в предпринимательскую сферу, и

2) неимоверное количество юридических факультетов в вузах разного профиля, выпускники которых во многих случаях едва дотягивают до уровня техникума советских времен.

Но даже если молодой, грамотный специалист остается в вузе, он чаще всего стремится специализироваться на темах, с которыми связаны его представления о практических перспективах (корпоративное право, банковское право, ценные бумаги и т.д.). Чем можно приманить молодого талантливого цивилиста к занятиям семейным правом, договором ренты, другими, актуальными для нотариата вопросами? Сейчас в науке наблюдается весьма опасная тенденция: исчезает преемственность поколений, а с ней – традиции научного осмысления проблем. А традиции по приказу не создаются, они формируются десятилетиями. В результате главным аргументом в дискуссиях по нотариальным проблемам скоро станет непробиваемый довод «а мне кажется». И с этим доводом нам придется идти и к регистраторам, и в органы опеки, и в суд. Скольких специалистов в области семейного права вы можете назвать? Многие ли ученые занимаются наследственным правом? А проблемами нотариального процесса? Четверо в Екатеринбурге, пара человек в Москве. Этого достаточно для такой огромной страны?

Нотариальное сообщество заинтересовано в выращивании научных кадров в области нотариата. Оно должно поддержать тех, кто готов отдать свое время изучению проблем нотариата и обучению нотариусов. Это можно делать многими способами. Пока остановлюсь только на двух, наиболее очевидных. Во-первых, нужно организовать взаимодействие между всеми обучающими центрами страны. Целью этого взаимодействия является выработка единого подхода к решению актуальных проблем и обмен опытом. Не секрет, что по ряду теоретических положений в нотариальном сообществе сложились порой прямо противоположные точки зрения. Они сложились, в том числе, под влиянием информации, получаемой нотариусами на различных курсах. Я уверена, что обсуждение в кругу специалистов позволит устранить противоречия по ряду проблем. Что касается оставшихся, то после обсуждения преподаватели, по крайней мере, смогут четко объяснить слушателям логику, на которой строится та или другая точка зрения. Что касается обмена опытом, то его ценность вряд ли вызывает сомнения. Особое внимание следует обратить на такую его форму, как обучение самих преподавателей. Взаимодействие преподавателей весьма скоро и положительно скажется на качестве обучения нотариусов.

Думаю, что время для организации общероссийского семинара специалистов, занятых научно-образовательной деятельностью в области нотариата, настало. Главное, чтобы семинар был ориентирован не на Москву, Питер, Екатеринбург, а на все регионы страны. При всем пиетете в отношении названных университетских центров, следует признать, что научно-образовательная деятельность их территорией отнюдь не ограничена. Более того, хорошо известно, что научные кадры этим центрам поставляет вся страна.

Во-вторых, необходимо эффективно использовать стипендию, установленную федеральной палатой для аспирантов, пишущих на актуальные для нотариата темы. Пока эта стипендия не востребована. Почему? Видимо потому, что о ней мало кто знает, ее размер невелик, и потому, что, как я уже говорила, по общему правилу аспирантов надо специально увлекать нотариатом. Оказывается, даже при наличии стипендии, нотариальную тематику нужно пропагандировать. Думаю, претендентов будет найти легче, если учредитель стипендии предложит перечень требующих разработки тем (договор ренты, проблемы наследственного права, общее имущество супругов и т.д.). О стипендии должны знать научные руководители. Руководитель может личной убежденностью увлечь талантливого аспиранта заняться соответствующей темой. Присуждать стипендию целесообразно при наличии публикаций по теме или готовых частей диссертационного исследования, свидетельствующих о способности аспиранта написать достойную работу. Что касается размера стипендии, то она должна позволить аспиранту сосредоточиться на изучении темы и обобщении нотариальной практики хотя бы в течение последнего года обучения.

 

Вместо заключения (подзаг.2 ст)

 

Хотя у меня есть еще ряд предложений по вопросам научно-образовательной деятельности в области нотариата, думаю, пора остановиться. Говорить можно много. А что будет сделано? Впрочем, уже одно то, что этот вопрос был отдельно рассмотрен на семинаре президентов нотариальных палат, говорит о внимании к нему нотариального сообщества. Надеюсь, что это внимание свидетельствует о потребности в образовании, которая скоро будет осознаваться каждым нотариусом. Помимо прочего, образование приносит человеку душевное и духовное удовлетворение. Ведь образование – это, буквально, формирование образа, формирование нового себя, это противоядие скуке, растерянности, неудовлетворенности.

 


[1] Институт Нотариата создан по инициативе юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета и Нотариальной палаты Санкт-Петербурга как структурное подразделение университета для осуществления научно-образовательной деятельности в сфере нотариата.

[2] Болонская конвенция – соглашение, подписанное главами департаментов образования европейских государств в 1999 г. На сегодня в Болонской конвенции участвуют 40 европейских государств. Цель этого соглашения – создание единого образовательного пространства. Единая система образования сделает возможной оценку знаний специалистов любой страны по единой шкале и получение ими диплома международного образца, т.е. диплома, признаваемого в любой стране – участнице Конвенции. Вступление России в число участников Болонской конвенции накладывает на наше государство обязательства по приведению российской образовательной системы в соответствие с международным стандартом. Этот стандарт предполагает 12-летнее школьное обучение, единую система аттестации знаний (единый государственный экзамен), введение в высшей школе двухступенчатой системы обучения (бакалавриат и магистратура), оценку учебных программ не по часам, а по трудоемкости (для получения определенной квалификации студент должен набрать нужное количество единиц трудоемкости в одном или нескольких вузах, а не прослушать курс объемом N академических часов, как традиционно принято в России). Для реализации этих новаций России нужно будет выработать общие с европейскими странами подходы к контролю качества образования, перейти на новую систему формирования учебных программ (по их трудоемкости) и приблизить программы обучения в российских вузах к европейским. В России Болонская система должна быть внедрена к 2010 г.

[3] Нельзя не признать, что исключенные из учебной программы бакалавриата специальные курсы о нотариате важны для любого студента. Завтра, когда бакалавры станут практикующими юристами, профессиональное общение нотариуса с ними или клиентами, которых они проконсультировали, значительно затруднится, поскольку они не будут иметь представления ни о природе нотариальной деятельности, ни о специфике совершения нотариальных действий. В этой ситуации от нотариусов потребуется еще больше убедительности, основой которой является правовая грамотность.

[4] Информационное письмо Управления юстиции Тверской области от 9 ноября 1999 г. "Об обобщении нотариальной практики по договорам ренты и пожизненного содержания с иждивением" (Бюллетень Министерства юстиции РФ. 1999 г. № 11).

[5] Количество часов соответствует правилам Минвуза, в соответствии с которыми выдаются свидетельства государственного образца о прохождении повышения квалификации.

[6] Подобные системы оценки той или иной деятельности часто используются. Именно на такой системе строится обучение в вузе: студент может получить диплом, прослушав лекции в объеме не менее установленного правилами Минвуза.

Автор: Н.Ю. Рассказова, доцент кафедры гражданского права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета

Вернуться
Нотариальный Вестник №2 2006


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100