Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 03 ноября 2005 года по делу № Г А56-9369/2005 «О признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 11 по Санкт-Петербургу»

14.03.2006

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Пастуховой М.В., судей Асмыковича А.В., Боглачевой Е.В., при участии в судебном заседании от Нотариальной палаты Санкт-Петербурга Россошанского К.А. (доверенность от 22.02.2005), Галушко О.М. (доверенность от 01.11.2005 Г 1999), от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы 11 по Санкт-Петербургу заместителя начальника юридического отдела Бородкиной С.К. (доверенность от 20.09.2005 03-05-3/11409к), начальника отдела выездных проверок Жильцова М.В. (доверенность от 01.11.2005 М2 20-04-1/13200), рассмотрев 01.11.2005 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы Г 11 по Санкт Петербургу на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 28.06.2005 по делу Г А56-9369/2005 (судья Захаров В.В.), установил:

Нотариальная палата Санкт-Петербурга (далее — Палата) обратилась в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы 11 по Санкт-Петербургу (далее — Инспекция) от 16.02.2005 Г 18-07-5/2917к.

Решением суда от 28.06.2005 заявление Палаты удовлетворено.

В суде апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

В кассационной жалобе Инспекция, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, просит отменить решение суда первой инстанции и отказать в удовлетворении заявленных требований.

В отзыве на жалобу Палата просит оставить обжалуемый судебный акт без изменения, считая его законным и обоснованным.

В судебном заседании представители Инспекции поддержали доводы кассационной жалобы, а представители Палаты их отклонили.

Законность обжалуемого судебного акта проверена в кассационном порядке.

Как видно из материалов дела, Инспекция провела выездную налоговую проверку соблюдения Палатой налогового законодательства, по результатам которой принято решение от 16.02.2005 18-07-5/2917к о привлечении заявителя к Налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ), доначислении 3371650 руб. налога на прибыль и 453884 руб. пеней за его несвоевременную уплату.

В ходе налоговой проверки установлено, что решением общего собрания нотариусов Палаты от 20.09.1996 одобрено решение правления Палаты о заключении договора долевого участия в строительстве здания по адресу:

Перекупной переулок, дом 3. для каждого нотариуса установлен размер целевого взноса на оплату указанного договора долевого участия и завершение строительных и отделочных работ в помещениях Палаты. Общим собранием нотариусов 20.11.1996 утверждено Положение о целевом взносе, а правлением Палаты 30.12.1997 и 08.10.2003 утверждено Положение о возврате целевого взноса.

Инспекция посчитала необоснованным возврат внесенных нотариусами в предшествующие годы целевых взносов с учетом суммовой разницы по ним за счет членских взносов нотариусов, поскольку нотариусы не имеют обязательственных прав на имущество Палаты.

Налоговый орган сделал вывод о нецелевом расходовании средств на возврат целевых взносов и суммовой разницы по ним. Кроме того, налоговый орган считает, что целевые взносы на приобретение помещения для Палаты и его отделку, внесенные нотариусами в период с 1996 по 1997 годы, не являются заемными, так как в соответствии с требованиями статей 807 и 808 Гражданского кодекса Российской Федерации не оформлены соответствующие письменные договоры.

Суд первой инстанции, удовлетворяя требования заявителя в этой части, исходил из того, что спорные целевые средства, внесенные нотариусами на приобретение помещения, являлись изначально заемными средствами с обязательством их возврата за счет вновь поступающих членских взносов. При этом помещение фактически приобретено за счет членских взносов, что является целевым использованием денежных средств.

Суд кассационной инстанции, исследовав материалы дела, проверив доводы жалобы, заслушав в судебном заседании представителей участвующих в деле лиц, считает, что решение суда первой инстанции в этой части не подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 14 статьи 250 НК РФ доходы в виде использования не по целевому назначению целевых поступлений признаются внереализационными доходами.

В силу пункта 2 статьи 251 НК РФ при определении налоговой базы не учитываются целевые поступления (за исключением целевых поступлений в виде подакцизных товаров и подакцизного минерального сырья).

К ним относятся целевые поступления на содержание некоммерческих организаций и ведение ими уставной деятельности, поступившие безвозмездно от других организаций и (или) физических лиц и использованные по назначению.

В соответствии со статьёй 24 Основ законодательства Российской’ Федерации о нотариате от 11.02.1993 Г 4462-1 (далее — Основы о нотариате) нотариальная палата является некоммерческой организацией, представляющей собой профессиональное объединение, основанное на обязательном членстве нотариусов, занимающихся частной практикой.

Нотариальная палата является юридическим лицом и организует свою работу на принципах самоуправления. деятельность нотариальной палаты осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации, республик в составе Российской Федерации и своим уставом.

Согласно статье 27 Основ о нотариате размер членских взносов и других платежей членов нотариальной палаты, необходимых для выполнения ее функций, определяет собрание членов нотариальной палаты.

Судом установлено, что на общем собрании нотариусов Палаты 20.09.1996 принято решение о внесении нотариусами возвратного целевого взноса, а 20.11.1996 утверждено Положение о целевом взносе, которое определило размер взноса, срок платежа, а также сроки и условия его возврата.

Налоговый орган не оспаривает, что полученные от нотариусов денежные средства (взносы) использованы Палатой по целевому назначению — для приобретения помещения.

Суд кассационной инстанции отклоняет довод Инспекции об отсутствии оформленных письменных договоров займа, поскольку в силу пункта 2 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ: удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей. Кроме того, в силу положений статьи 807 названного Кодекса договор займа является реальным и считается заключенным с момента передачи денег (иных вещей). В данном случае не опровергается факт передачи нотариусами спорных денежных средств в качестве целевого возвратного взноса в соответствии с решением общего собрания Палаты от 20.09.1996.

Суд первой инстанции, оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, сделал обоснованный вывод о том, что спорные денежные средства, уплаченные нотариусами в соответствии с решением общего собрания Палаты, носят характер заемных средств, а между нотариусами и Палатой возникли правовые отношения, связанные с внесением и возвратом заемных средств.

Несостоятельной является ссылка налогового органа на пункт 1.6 Типового положения об уплате членских взносов, утвержденного решением правления Федеральной нотариальной палаты от 30.07.2002, так как в данном случае нотариусам возвращались не членские взносы, а другие целевые взносы, которые имеют иной порядок их уплаты и возврата.

Таким образом, возврат нотариусам целевых взносов обоснованно в целях уплаты налога на прибыль не признан судом первой инстанции нецелевым использованием денежных средств.

Суд первой инстанции правомерно удовлетворил заявленные требования по рассмотренному эпизоду и признал недействительным решение Инспекции от 16.02.2005 № 18-07-5/2917к, в связи с чем решение суда в этой части является законным и не подлежит отмене.

Налоговой проверкой выявлено нецелевое расходование заявителем денежных средств на выплату заработной платы президенту Палаты. Инспекция полагает, что президент Палаты и другие члены правления являются выборными лицами, осуществляющими деятельность только на безвозмездной основе, поэтому выплата заработной платы президенту Палаты и начисление единого социального налога с этой платы необоснованно.

Суд первой инстанции сделал вывод о том, что президент Палаты состоит с ней в трудовых отношениях.

Суд кассационной инстанции считает такой вывод правильным.

В соответствии со статьей 26 Основ о нотариате высшим органом нотариальной палаты является собрание членов нотариальной палаты.

Руководят нотариальной палатой избранные собранием членов нотариальной палаты правление и президент нотариальной палаты. Полномочия собрания членов нотариальной палаты, правления нотариальной палаты и президента нотариальной палаты регламентируются уставом нотариальной палаты.

Согласно пункту 5.6 устава Палаты президент, который избирается на общем собрании членов Палаты, руководит работой аппарата Палаты, ее финансовой деятельностью, осуществляет от имени Палаты представительство, осуществляет прием и увольнение работников, совершает сделки от имени Палаты, открывает счета, распоряжается имуществом Палаты и т.п. Следовательно, президент Палаты, осуществляя организационно- распорядительную деятельность, является исполнительным органом Палаты и не относится к высшим органам управления.

В силу пункта 5 статьи 29 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» высшими органами управления некоммерческими организациями в соответствии с их учредительными документами являются: коллегиальный высший орган управления для автономной некоммерческой организации - общее собрание членов для некоммерческого партнерства, ассоциации (союза).

Некоммерческая организация не вправе осуществлять выплату вознаграждения членам ее высшего органа управления за выполнение ими возложенных на них функций, за исключением компенсации расходов, непосредственно с  участием в работе высшего органа управления.

Поскольку в пункте 5 статьи 29 названного Закона запрет на выплату вознаграждения касается лишь членов высшего органа управления некоммерческой организации за выполнение ими возложенных на них функций, суд первой инстанции правильно не принял во внимание ссылки налогового органа на данный пункт.

В данном случае президент Палаты не получал вознаграждение за выполнение своих обязанностей в качестве члена высшего органа управления — Правления Палаты, и заработная плата выплачивалась ему за исполнение обязанностей в должности президента Палаты.

Таким образом, законодательством не предусмотрено выполнение президентом Палаты своих обязанностей лишь на безвозмездной основе. Ошибочным является вывод налогового органа о том, что выплата заработной платы президенту Палаты противоречит законодательству и уставу Палаты.

В жалобе Инспекция указывает на то, что наличие трудовых отношений между президентом Палаты и Палатой не подтверждено документально. Однако в материалах дела имеется копия протокола заседания правления Палаты и штатного расписания, из которых следует, что президент Палаты является штатным сотрудником и ему установлен оклад (том дела 1, листы 52-54).

В соответствии со статьей 18 Кодекса законов о труде РСФСР, действовавшего до 01.02.2002, фактическое допущение к работе считается заключениём трудового договора, независимо от того, был ли прием на работу оформлен надлежащим образом.

Фактический допуск к работе и исполнение президентом Палаты своих обязанностей не оспариваются. налоговым органом. Следовательно, в данном случае между президентом Палаты и Палатой возникли трудовые отношения.

Учитывая изложенное, выплата президенту Палаты заработной платы правомерно не признана судом первой инстанции нецелевым использованием денежных средств, в связи с чем у налогового органа отсутствовали правовые основания для доначисления налога на прибыль по рассмотренному эпизоду.

Суд кассационной инстанции считает решение суда первой инстанции в этой части законным и не подлежащим отмене.

В ходе проверки установлено нецелевое расходование Палатой средств на оплату охранных услуг по договору от 01.12.1999 № 01/99, заключенному с обществом с ограниченной ответственностью (Частное охранное предприятие («Отечество» (исполнитель; далее — ООО ЧОП «Отечество»). В оспариваемом решении Инспекция сослалась на то, что постоянную охрану имущества и материальных ценностей Палаты осуществляют штатные сторожа, а ООО «ЧОП «Отечество» согласно представленным заявителем документам оказывало услуги по защите отдельных нотариусов. В то же время в полномочия Палаты не входит физическая защита и обеспечение безопасности деятельности нотариусов, поэтому оплата услуг «ООО ЧОП «Отечество» признана налоговым органом нецелевым использованием средств.

В обоснование заявленных требований по данному эпизоду Палата указала на то, что заключение договора на охрану помещения, сотрудников и документов одобрено высшим органом управления Палаты - общим собранием нотариусов. Заявитель опроверг вывод налогового органа о том, что оплата услуг «ЧОП «Отечество» является нецелевым расходованием средств.

Суд первой инстанции согласился с доводами налогоплательщика и удовлетворил требования в этой части.

В соответствии с условиями договора от 01.12.1999 № 01/99 ООО «ЧОП «Отечество» обязалось оказывать Палате охранные услуги. Как следует из имеющихся в, материалах дела актах сдачи-приемки работ, платежных документов, исполнитель фактически оказывал, а заявитель оплачивал именно охранные услуги. В данном случае Инспекция в соответствии с требованиями части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не доказала факт оказания ООО «ЧОП «Отечество» иных видов услуг.

Несостоятельной является ссылка налогового органа на наличие штатных сотрудников, в обязанности которых входит охрана имущества Палаты, поскольку законодательство не запрещает Палате привлекать дополнительно третьих лиц для охраны своих помещений, документов и сотрудников.

Следовательно, суд первой инстанции правомерно отклонил доводы Инспекции о нецелевом расходовании Палатой средств, направленных на оплату услуг ООО ЧОП «Отечество».

Суд кассационной инстанции считает обжалуемый судебный акт по указанному эпизоду законным и не находит оснований для его отмены или изменения.

В жалобе Инспекция оспаривает решение суда первой инстанции по эпизоду, связанному с нецелевым, по ее мнению, расходованием Палатой денежных средств на добровольное медицинское страхование нотариусов. Налоговый орган полагает, что осуществление заявителем добровольного медицинского страхования нотариусов не предусмотрено статьями 24 и 25 Основ о нотариате и противоречит уставу Палаты. Инспекция ссылается по положения статьи 18 Основ о нотариате, согласно которым нотариус, занимающийся частной практикой, обязан самостоятельно заключить договор страхования своей деятельности.

Суд кассационной инстанции считает, что суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования в данной части, правомерно исходил из следующего.

Пунктом 2.1.7 устава Палаты предусмотрено, что Палата организует и контролирует страхование нотариальной деятельности нотариусов, а также самостоятельно осуществляет в случае необходимости иные виды страхования членов Палаты.

Пунктами 3.5.4 и 3.5.6 названного устава предусмотрено, что члены Палаты

вправе обращаться в Палату по вопросам профессиональной деятельности и

социальной защиты, получать от Палаты в установленном порядке финансовую и иную помощь, соответствующую целям и задачам Палаты.

Из приведенных положений следует, что уставом Палаты предусмотрена возможность страхования налогоплательщиком членов Палаты

Высшим коллегиальным органом Палаты — общим собранием нотариусов, 26.04.2000 принято решение о добровольном медицинском страховании нотариусов за счет средств Палаты (том дела 1, листы 124-1 25).

Следовательно, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что осуществление Палатой добровольного медицинского страхования нотариусов не противоречит статье 25 Основ о нотариате и уставу Палаты, в связи с чем оплата данных услуг по страхованию не является нецелевым использованием средств.

Решение суда первой инстанции по рассмотренному эпизоду является законным и отмене не подлежит.

В ходе налоговой проверки также установлено направление Палатой денежных средств на добровольное пожертвование кандидату в депутаты Государственной думы. Инспекция посчитала, что Палата допустила нецелевое использование денежных средств, поскольку поддержка отдельных кандидатов в депутаты и добровольное пожертвование в избирательные фонды не являются целью деятельности Палаты и не относятся к ее полномочиям.

Суд первой инстанции отклонил доводы налогового органа и признал оспариваемое решение Инспекции в этой части недействительным.

В соответствии со статьей 58 Федерального закона от 12.06.2002 № 67-Ф3 «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» избирательные фонды кандидатов, избирательных объединений могут создаваться за счет, в том числе, добровольных пожертвований юридических лиц. Статья 69 Федерального закона от 20.12.2002 № 175-Ф3 «О выборах депутатов Государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации» также предусматривает осуществление юридическими лицами добровольных пожертвований в избирательный фонд кандидатов.

В данном случае Палата сделала добровольное пожертвование в избирательный фонд кандидата, поддерживающего и отстаивающего интересы Палаты в законодательном органе, на основании решений правления Палаты и общего собрания нотариусов.

Суд обоснованно, оценив доводы налогового органа по данному эпизоду, не признал расходование средств на поддержку депутата нецелевым, в связи с чем суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Налоговой проверкой выявлено нецелевое использование Палатой денежных средств, направленных на оплату проведения культурно развлекательных мероприятий поскольку данные мероприятия не соответствуют целям создания Палаты. В оспариваемом решении налогового органа отражено, что Палата при проведении выездного семинара нотариусов в пансионате «Дюны» оплатило услуги пансионата, спиртные напитки, одноразовую посуду, цветочную продукцию и культурно-развлекательные мероприятия на общую сумму 336 154 руб.

Как видно из материалов дела и установлено судом, общим собранием нотариусов 19.11.2003 принято решение о проведении выездного семинара нотариусов по актуальным проблемам нотариальной деятельности в декабре 2003 года.

Право на проведение Палатой мероприятий, связанных с повышение профессиональной квалификации нотариусов и сотрудников аппарата Палаты, предусмотрено статьей 25 Основ о нотариате и пунктом 2.1.5 устава Палаты.

Решением правления Палаты от 22.01.2004 № 5 утверждена смета проведения выездного семинара в пансионате «дюны». Участники семинара внесли целевые взносы, которые использованы на проведение семинара.

Поскольку данных средств было недостаточно для покрытия расходов на организацию семинара, Палата частично оплатила проведение семинара за счет своих средств.

Суд первой инстанции в соответствии с требования статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оценив представленные в материалы дела доказательства (договоры, программа занятий выездного семинара, выписки из протокола заседания правления Палаты), сделал обоснованный вывод о том, что расходы Палаты на проведение семинара носили целевой характер. В данном случае Палата несла организационные расходы, связанные с повышением квалификации нотариусов.

Суд первой инстанции правомерно отклонил ссылку налогового органа на непредставление налогоплательщиком кассовых чеков, подтверждающих расчеты с российской общественной организацией «Союз концертных деятелей Санкт- Петербурга», поскольку расчеты производились наличными денежными средствами с оформлением расходных кассовых ордеров

Поскольку спорные расходы связаны с проведением семинара, организованного с целью повышения профессиональной квалификации нотариусов и сотрудников аппарата Палаты, денежные средства использованы налогоплательщиком по назначению для ведения им уставной деятельности.

При таких обстоятельствах следует признать, что решение суда первой инстанции от 28.06.2005 является законным и не подлежит отмене или изменению.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 286 и пунктом 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 28.06.2005 по делу Г А56-9369/2005 оставить без изменения, а кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы М 11 по Санкт-Петербургу — без удовлетворения.

Председательствующий                                              М. В. Пастухова

 

Судьи                                                        А.В. Асмыкович, Е.В. Боглачева

Автор: Пастухова М.В.;Асмыкович А.В.;Болгачева Е.В.

Вернуться
Нотариальный Вестник №1 2006


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100