Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Свежий номер

«Хранитель» хозяйственного партнерства – новая миссия российского нотариата: надежды и опасения

07.04.2012

Л.В. Щенникова,

зав. кафедрой гражданского права Кубанского государственного университета,

доктор юридических наук, профессор

 

Аннотация. В статье автор рассматривает особенности правового статуса такой новой формы коммерческой организации как хозяйственное партнерство.

Ключевые слова: юридическое лицо, коммерческая организация хозяйственное партнерство, нотариальная форма, соглашение об управлении.

 

«Custodian» of Economical Partnership – New Mission of Russian Notariat: Hopes and Apprehensions

 

L.V . Shchennikova,

Chief of the Department of Civil Law of Kuban State University,

Doctor of Law Sciences, Professor

 

Annotation. In the article the author considers specific features of the legal status of such new form of commercial organization as economical partnership.

Keywords: legal entity, commercial organization economical partnership, notarial form, management agreement.

Федеральный закон от 3 декабря 2011 года № 380 «О хозяйственных партнерствах», вступающий в силу с 1 июля 2012 года, наделил нотариусов России новыми видами нотариальных действий, в их числе удостоверение, внесение изменений и хранение соглашений об управлении партнерством.

Появление нового вида коммерческой организации, достаточно необычного для принятой кодифицированным гражданским законом их системы, заставляет серьезно задуматься над его существом, достоинствами, недостатками и возможными проблемами правоприменительной практики.

Юридическое лицо в гражданском праве, пожалуй, самое таинственное понятие, которое цивилистической науке вряд ли удастся разгадать когда-нибудь до конца. Не случайно именно юридические лица были удостоены нелицеприятного эпитета – «костылей», на которых ходит хромая юриспруденция. С этим образным сравнением невозможно не согласиться, ибо непродуманный и противоречивый статус юридического лица на деле может заставить хромать не только юриспруденцию, но и весь гражданский оборот, а в конечном счете, всю экономическую систему страны. Вот почему к такой составляющей гражданского законодательства, как «правовое положение участников гражданского оборота» (статья 2 Гражданского кодекса РФ), законодатель всегда должен подходить чрезвычайно строго. Особенно выверенной, прозрачной и понятной для кредиторов должна быть система дозволенных законом организационно-правовых форм коммерческих организаций. Только в этом случае могут быть обеспечены стабильность и необходимая устойчивость гражданского оборота.

С адекватной системой форм, казалось бы, законодатель определился принятием Гражданского кодекса РФ. Не сразу, но все-таки удалось преодолеть несовершенство гибридных форм законодательства переходного периода. Концепция развития гражданского законодательства [1], прошедшая необходимые согласования и утверждение, подтвердила правильность сделанного выбора. Однако вне всяких теоретических обоснований и вопреки основополагающим концептуальным установкам Федеральным законом от 6 декабря 2011 года в перечень коммерческих организаций статьи 50 Гражданского кодекса были добавлены хозяйственные партнерства.

По свидетельству периодической печати, инициатором введения новой формы коммерческой организации было Министерство экономического развития [2]. В комментарии к своей инициативе министерство отметило, что главной целью здесь являются венчурные инвестиции, так необходимые российской экономике. С благой целью снижения риска венчурных инвесторов было решено по образцам англо-американского права создать гибрид товариществ с обществами, сняв многие ограничения и запреты.

Каковы же специфические особенности правового статуса хозяйственных партнерств? В первую очередь следует отметить значимость для его функционирования такого документа, как соглашение об управлении партнерством. Именно договор, а не устав, формально являющийся учредительным документом (часть 1 статьи 9), приобретает в данном случае центральное место в определении правового положения этого юридического лица. Устав хозяйственного партнерства будет содержать небольшой перечень необходимых положений в соответствии с частью 2 статьи 9 Закона. Все остальные, причем наиболее значимые характеристики будут воплощаться в содержании именно соглашения об управлении партнерством. В соответствии с частью 2 статьи 6 Закона для этого соглашения предусматривается обязательная нотариальная форма. Более того, законодатель предусмотрел, что храниться этот необычный корпоративный документ должен будет тоже у нотариуса. Вот почему на нотариальное сообщество возлагается максимальная ответственность за законность корпоративных отношений нового, неизвестного ранее образца. Своеобразным будет и нотариальное действие по засвидетельствованию согласия единоличного исполнительного органа на разглашение содержания соглашения об управлении партнерством. Таким образом, нотариус явится не только хранителем самого документа, но и хранителем тайны созданной корпорации.

Второй специфической чертой правового статуса хозяйственного партнерства является большая свобода усмотрения участников по определению статуса данной корпорации. Именно участники смогут здесь подробно определить сами для себя права и обязанности. Собственно закон формулирует обязанности участников крайне лаконично: вносить вклады и не разглашать конфиденциальной информации (статья 5). Все остальное будет возможно предусмотреть соглашением об управлении, а также ограничить им права участников партнерства. Участники смогут определить и порядок управления, отличный от установленного в законе порядка пропорциональности принадлежащим им долям в складочном капитале. Закон в данном случае не запрещает прямо устранить одного или нескольких участников от управления деятельностью партнерства.

Третьей особенностью хозяйственного партнерства является дозволение на участие в корпоративных отношениях «иных лиц, не являющихся участниками партнерства». Так, соглашением об управлении могут быть закреплены права и обязанности не только членов, но и иных лиц. Эта норма необычна для нашего корпоративного права. Ее появление не имеет теоретического обоснования, вот почему потребуется пристальное внимание к ее практическому применению, в частности, со стороны нотариального сообщества.

В-четвертых, для хозяйственного партнерства устанавливается исключение из общего правила в отношении наличия и размера складочного капитала. Порядок внесения вкладов в складочный капитал партнерства законом вообще не урегулирован. Капитал может вноситься по частям и в различные сроки. Минимальный размер складочного капитала в законе также не предусмотрен. Такой подход кажется не совсем понятным в свете концептуального положения о необходимости последовательного повышения размера уставного капитала хозяйственных обществ [3].

В-пятых, специфичен здесь законодательный подход и к определению возможной «публичной информации». Так, хотя партнерство и будет обязано вести реестр участников с указанием размера их доли и сведений о внесении вкладов в уставной капитал, однако разглашению будет подлежать только перечень участников, а не размер их долей (часть 5 статьи 10). Анонимными будут и иные лица, которые являются сторонами по соглашению, но не являются участниками партнерства. Влиять на деятельность хозяйственного партнерства такие лица смогут, но при этом для кредиторов они будут неизвестны. Соответственно, не будут и отвечать по своим обязательствам.

В-пятых, своеобразной в хозяйственных партнерствах будет и ответственность их органов управления, в том числе единоличного исполнительного органа, за убытки, причиненные их виновными действиями. Интересно, что в соглашении об управлении будет возможно предусмотреть как ограничение такой ответственности, так и ее отсутствие (часть 2 статьи 22). Наконец, для хозяйственного партнерства закон не устанавливает случаи проведения обязательного аудита бухгалтерской отчетности и проверки состояния текущих дел. Иное может быть установлено также в соглашении об управлении партнерством. Аудит в отношении этого юридического лица может быть проведен лишь по желанию участника партнерства с отнесением всех расходов на его проведение за счет этого участника (статья 20).

Итак, подводя итоги, можно заключить, что хозяйственное партнерство как новая форма юридической личности будет крайне опасно для кредиторов, то есть для всех тех, кто с ней столкнется в гражданском обороте. Кто принимает решения, кто за них будет отвечать, есть ли необходимый капитал для взыскания долгов – на эти вопросы кредиторы просто не смогут ответить. Что же касается самого партнерства, то для него будут безграничными возможности для всякого рода злоупотреблений. Инициаторы закона хотели создать комфортные условия для венчурных инвесторов, на деле создав комфортные условия для тех, кто не прочь проявить недобросовестность и злоупотребить своими гражданскими правами. Что же касается собственно притока венчурных инвестиций, то, по мнению члена совета фонда «Сколково» Александра Галицкого, его не будет, ибо Международные фонды интересуются в России прежде всего проектами, способными в перспективе выйти на международный рынок, поскольку российский для них слишком мал [4].

Вот и получается: создаем закон под иностранцев, оперируем чужой терминологией, типа венчур и инновации, а на самом деле ставим под удар и так на деле хлипкий отечественный гражданский оборот. А не лучше ли обратиться к простым и понятным призывам развивать науку и технологии за свои (не вывезенные за рубеж) деньги по нормам научно обоснованного гражданского законодательства, нетерпимого к произволу в корпоративных отношениях?



[1] Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. М.: Статут, 2009.

[2] Калышева Е. Инновации по-партнерски. Новые формы юрлиц вряд ли привлекут в Россию венчурный капитал // Российская бизнес-газета «Бизнес и власть». 28.06.2011. № 803 (21).

[3] Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. М.: Статут, 2009. С. 62.

[4] Калышева Е. Инновации по-партнерски. Новые формы юрлиц вряд ли привлекут в Россию венчурный капитал // Российская бизнес газета «Бизнес и власть». 28.06 2011. № 803 (21).


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100