Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Свежий номер

Соглашение об управлении хозяйственным партнерством как новый тип гражданско-правового договора, требующего нотариального удостоверения

07.04.2012

М.Н. Илюшина,

заведующая кафедрой предпринимательского права, гражданского и арбитражного процесса РПА МЮ РФ,

кандидат юридических наук, доцент

 

Аннотация. В данной статье автором анализируется новый тип гражданско-правового договора – соглашение об управлении хозяйственным партнерством, а также рассматривается организационно-правовая форма коммерческого юридического лица как новый вид хозяйственного общества.

Ключевые слова: гражданское законодательство, хозяйственное партнерство, соглашение об управлении партнерством, юридическое лицо, нотариус.

 

Economical Partnership Management Agreement as a New Type of Civil Agreement, Requiring Notarial Certification

M.N. Ilyushina,

Chief of the Department of Business Law,

Civil and Arbitration Process of Russian Law Academy of the Ministry of Justice of the Russian Federation,

Candidate of Law Sciences, Assistant Professor

 

Annotation. In this article the author analyzes a new type of civil agreement – economical partnership management agreement, as well as there is considered the organizational form of commercial legal entity as a new kind of economical society.

Keywords: civil legislation, economical partnership, partnership management agreement, legal entity, notary.

С 1.07.2012 г. в коммерческий оборот России вводится новая организационно-правовая форма коммерческих организаций – хозяйственное партнерство. Данная форма является восьмым видом коммерческих юридических лиц в целом и седьмым, основанным на частном капитале. Надо отметить, что в этом случае самим порядком введения такой организационной правовой формы коммерческих юридических лиц нарушается принятый в Гражданском кодексе РФ (далее – ГК РФ) порядок закрепления правового регулирования их создания и деятельности. Следует признать, что хотя изменения в статье 50 ГК, касающиеся данного юридического лица, внесены, но в нарушение сложившейся законодательной традиции, на основе которой базовое регулирование правового статуса коммерческих юридических лиц осуществляется в Гражданском кодексе, ни одной новой статьи, посвященной собственно хозяйственному партнерству, в ГК РФ включено не было.

На сегодняшний день этот порядок регулирования, при котором в ГК РФ содержится только указание на организационно-правовую форму коммерческого юридического лица, а весь механизм правового регулирования заложен в отдельном федеральном законе, должен рассматриваться как исключение из существующих правил регулирования отдельных видов коммерческих юридических лиц.

Особенности правового статуса данного юридического лица вполне объясняются теми целями, которые ставили перед собой разработчики законопроекта, положенного в основу Федерального закона «О хозяйственных партнерствах», изложенными в пояснительной записке: создание российского аналога правовой конструкции ограниченного партнерства (limitedpartnership). При этом разработчики указывали, что возникла необходимость создания в российском праве такого вида юридического лица, который соответствовал бы зарубежным аналогам ведения инновационной (в том числе венчурной) деятельности, а организационно-правовые формы хозяйственных товариществ и хозяйственных обществ не соответствуют запросам современного хозяйственного оборота в данной сфере деятельности [1]. Правовой статус хозяйственного партнерства определен Федеральным законом от 3.12.2011 г. № 380-ФЗ «О хозяйственных партнерствах» [2] (далее – 380-ФЗ) и Федеральным законом от 06.12.2011 г. № 393-ФЗ «О внесении изменения в статью 50 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» [3] и по ряду позиций аналогичен статусу обществ с ограниченной ответственностью (далее – ООО), поскольку в основе указанных видов коммерческих организаций лежат несколько общих конституционных признаков – это коммерческие организации с общей правосубъектностью; юридическое лицо является собственником закрепленного за ним имущества участниками; участники не несут ответственности по обязательствам созданного юридического лица, рискуют только потерей вклада; участие в хозяйственном обществе основано на членстве и участии в уставном (складочном) капитале в форме внесения доли в уставный (складочный капитал) капитал. В целом эти общие признаки определяют их схожесть. Однако надо отметить существенные различия в их статусе. Это проявляется в том, что в отношении хозяйственного партнерства установлено гораздо больше особенностей правового регулирования, чем в отношении ООО. Во-первых, это касается правоспособности хозяйственного партнерства. В отличие от ООО, которое не имеет специальных ограничений в деятельности, в 380-ФЗ установлены ограничения для деятельности хозяйственного партнерства: оно не может заниматься эмиссией облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг, рекламой своей деятельности, ему не разрешено учреждение юридических лиц или участие в них (за исключением союзов и ассоциаций) ( части 4, 5, 7 статьи 2 380-ФЗ).

Во-вторых, в соответствии с данным законом в состав партнерства могут быть введены лица, не являющиеся участниками общества, не поименованные в ЕГРЮЛ, но являющиеся участниками соглашения об управлении партнерством (конфиденциальные участники). Например, в соответствии с пунктом 2 статьи 8 380-ФЗ сторонами соглашения об управлении партнерством должны быть все участники партнерства, а также могут быть лица, не являющиеся участниками партнерства. При этом следует отметить, что в отношении данных участников практически нет режима законного регулирования их прав и обязанностей, их статус определяется только договорным регулированием – соглашением об управлении партнерством. При этом, хотя партнерство и обязано вести реестр участников партнерства с указанием размера их доли и сведений о внесении вкладов в складочный капитал хозяйственного партнерства ( часть 5 статьи 10 380-ФЗ), публичной информацией является только перечень участников партнерства, а не размер их долей. Соответственно, в этот реестр не попадут лица, которые являются сторонами по соглашению об управлении партнерством, но не участниками партнерства ( часть 1 статьи 2 380-ФЗ). Такие лица, будучи стороной по соглашению об управлении партнерством, конфиденциально участвуют в хозяйственном обороте. В-третьих, введены ограничения по количеству участников. Хозяйственное партнерство не может иметь только одного участника (пункт 2 статьи 4 380-ФЗ). Если число участников партнерства уменьшится до одного участника, партнерство подлежит реорганизации или ликвидации в судебном порядке по требованию заинтересованных лиц либо органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, либо иных государственных органов, которым федеральным законом предоставлено право на предъявление такого требования. В-четвертых, в основу правового статуса хозяйственного партнерства положены два документа: устав партнерства, который является единственным учредительным документом партнерства, и соглашение об управлении партнерством, которое заключается при учреждении партнерства. Причем такое соглашение является новым актом для российского законодательства, поскольку представляет собой соглашение, содержащее не только права и обязанности участников партнерства, но и права и обязанности лиц, не являющихся участниками партнерства, порядок и сроки осуществления прав и исполнения обязанностей и которое, не являясь при этом учредительным документом, заключается при учреждении партнерства.

Оценивая данный договор, следует определиться, прежде всего, с его правовой природой и обнаружить его место в легальной системе гражданско-правовых договоров. Договорные обязательства в юридической литературе и законодательстве детально систематизированы по типам, видам и подвидам или разновидностям. В юридической литературе ведется сложная дискуссия по поводу основания для классификации договорных обязательств. Различают юридико-экономическую концепцию, основанную на теории «комбинированного критерия» (О.С. Иоффе и С.М. Корнеев) [4], и концепцию «направленности гражданско-правового результата», высказанную О.А. Красавчиковым, согласно которой существуют четыре группы обязательств: направленные на передачу имущества, выполнение работ, оказание услуг и  передачу денег [5]. М.И. Брагинский уточняет последнюю концепцию и, более последовательно придерживаясь выбранного критерия, выделяет пятую группу – «обязательства, направленные на учреждение различных образований» [6]. Такой признак как характер опосредуемого перемещения материальных благ [7] предложил для классификации договоров Н.Д. Егоров. При этом следует согласиться, что перечень гражданско-правовых договоров зависит от степени развития оборота и потребностей общества в тех или иных видах [8]. Поэтому, как представляется, современным регулируемым гражданским правом общественным отношениям наиболее соответствует систематизация договоров, направленная на достижение определенного результата. По указанному критерию выделяют такие типы договоров, как договоры, направленные на передачу имущества в собственность (или в иное вещное право) либо в пользование, на производство работ или оказание услуг, которые затем подразделяются на отдельные виды и подвиды по различным юридическим критериям. Деление договоров как обязательств составляет их «базовую» классификацию, отраженную в законе [9]. Действительно, в Особенной части ГК РФ нашла отражение именно указанная четырехзвенная классификация: обязательства, возникающие из договоров по отчуждению имущества (главы 30–33), по передаче его в пользование (главы 34–36), по производству работ (главы 37–38) и по указанию услуг (главы 39–53). В свою очередь, указанные группы договорных обязательств делятся на типы, что закрепляется в соответствующих главах ГК РФ, по различным юридическим критериям. При этом следует заметить, что ГК РФ исключает возможность выделения в отдельную группу договоров в сфере коммерческих отношений. Данное обстоятельство не исключает того, что, как уже отмечалось, указанный признак (заключение договоров, обслуживающих предпринимательскую деятельность) нередко учитывается при формировании соответствующих договорных моделей. Имеется в виду, что, если законодатель устанавливает различные режимы для предпринимательских и непредпринимательских договоров, а иногда создает специальные договорные модели для случаев, когда одна или обе стороны действуют в рамках своей предпринимательской деятельности, то это всегда осуществляется только в пределах общей классификации гражданско-правовых договоров и присущих им моделей [10]. Как указывает Ю.В. Романец, «смысл классификации гражданских договоров состоит в том, чтобы на основе правильно выбранных критериев (нормообразующих признаков) разделить договоры на группы, объединяющие обязательства со схожей правовой регламентацией и разделяющие обязательства с различным правовым регулированием» [11]. Потому, на наш взгляд, при определении типа, вида и разновидности соглашения об управлении хозяйственным партнерством следует определиться с его общей направленностью.

К первой группе договоров относятся все договорные типы, направленные на передачу имущества: купля-продажа, рента, дарение, мена (в ГК РФ типам договоров посвящены отдельные главы). Во вторую группу законодатель включил отдельные виды договоров, опосредующих передачу имущества в пользование: аренда, найм жилого помещения и безвозмездное пользование. В третьей группе (выполнение работ) представлены подряд и выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ. В четвертую группу включены все договорные типы, направленные на оказание услуг: возмездное оказание услуг, перевозка, заем и кредит, финансирование под уступку денежного требования, банковский счет, хранение, страхование, поручение, комиссия, агентирование, доверительное управление имуществом. Пятую группу, развивая идею М.И. Брагинского, следует сформировать из договоров, направленных на осуществление совместной деятельности, в том числе для создания и деятельности новых юридических образований. Данная группа, на наш взгляд, включает не только закрепленный в ГК РФ договор о совместной деятельности, но и учредительный договор в ООО, договор о создании АО, договоры об осуществлении прав участников ООО и АО и новый договор, являющийся предметом настоящей статьи, – соглашение об управлении хозяйственным партнерством. Все указанные договоры следует признать поименованными договорами, имеющими одну общую цель. При этом надо отметить, что деление договоров на поименованные и непоименованные носит сугубо доктринальный характер. К непоименованным (или нетипичным) договорам в теории гражданского права относятся те договоры, которые не получили специальной правовой регламентации. При этом под нетипичными понимаются договоры, выходящие за рамки определенного типа гражданско-правового договора [12]. Наиболее полно нетипичные договоры исследовались В.А. Ойгензихтом [13]. Однако в литературе под непоименованными договорами зачастую имеются в виду только те договоры, которые не закреплены в ГК РФ [14]. С этой позицией довольно трудно согласиться. Нельзя, на наш взгляд, считать нетипичным явлением договор, урегулированный федеральным законом или иным нормативным правовым актом, содержащим нормы гражданского законодательства. В данном случае уже имеет место специальное регулирование возникших общественных отношений. В силу этого, на наш взгляд, на сегодняшний день к нетипичным договорам относятся только те, которые не получили никакого нормативного правового закрепления. Соответственно, соглашение об управлении хозяйственным партнерством является типизированным гражданско-правовым договором, направленным на осуществление совместной деятельности по управлению хозяйственным партнерством, закрепленным в специальном законе.

Указанный договор имеет собственную цель, преследуемую субъектами, совершающими сделку, которая носит правовой характер, а именно соглашение направлено на создание модели регулирования управления партнерством, его деятельности, реорганизации, ликвидации и осуществления прав и выполнения обязанностей участников партнерства.

Оценивая требования легализации, установленные законом к данному договору, надо отметить, что в отношении него введен особый правовой режим. Такое соглашение заключается в письменной форме, подлежит обязательному нотариальному удостоверению и хранению у нотариуса по месту нахождения партнерства и вступает в силу для участников соглашения об управлении партнерством и третьих лиц с момента нотариального удостоверения (часть 2 статьи 6 380-ФЗ). И соглашение об управлении партнерством, и любые вносимые в него изменения не подлежат государственной регистрации, и сведения о нем и о содержащихся в нем положениях не вносятся в Единый государственный реестр юридических лиц. Изменение условий соглашения об управлении партнерством, за исключением случаев, предусмотренных 380-ФЗ, допускается по общему согласию сторон соглашения, а в случае, если такое согласие не достигнуто, – по решению суда.

При этом в самом тексте соглашения обязательно должны содержаться условия обеспечения конфиденциальности информации об условиях участия участников партнерства и иных лиц в партнерстве, о содержании его деятельности, а также ответственность за нарушение конфиденциальности. В отношении вступающих в партнерство иных лиц, участвующих в соглашении об управлении партнерством, закон установил правила об обязательности присоединения нового участника к имеющемуся соглашению в целом, которое оформляется дополнительным соглашением, подписанным всеми участниками основного соглашения и нотариально удостоверенным. Данное дополнительное соглашение является неотъемлемой частью соглашения об управлении партнерством (часть 3 стастьи 6 380-ФЗ). Условно содержание соглашения об управлении партнерством можно разделить на две части. В первой части содержатся условия, направленные на регулирование организации и деятельности самого партнерства. Следует заметить, что в этой части обнаруживается значительная конкуренция между содержанием устава и соглашения об управлении партнерством. Устав содержит довольно ограниченный законом набор сведений и выполняет роль единственного учредительного документа партнерства.

В соответствии с частью 2 статьи 380 ФЗ в уставе хозяйственного партнерства должны содержаться полное фирменное наименование партнерства, цели и виды деятельности, место нахождения, общий размер и состав складочного капитала, порядок хранения документов партнерства, номер лицензии и место нахождения нотариуса по месту нахождения партнерства, у которого удостоверяется и подлежит хранению соглашение об управлении партнерством, наличие или отсутствие в партнерстве соглашения об управлении партнерством и об участии или о неучастии самого партнерства в соглашении об управлении, порядок и срок избрания единоличного исполнительного органа партнерства, порядок его деятельности и принятия им решений. Иные сведения об управлении хозяйственным партнерством, а также права его участников должны содержаться в соглашении об управлении хозяйственным партнерством ( часть 1 статьи 6 380-ФЗ). Но в соглашении нельзя изменить положение закона о статусе единоличного исполнительного органа как единственного органа-директора партнерства, действующего от имени партнерства без доверенности. Кроме того, нельзя изменить количественные характеристики партнерства – в нем не может быть менее двух и не более 50 участников. Однако система, структура, полномочия и порядок образования и деятельности органов управления партнерства определяются в соглашении об управлении партнерством, где участники могут вводить дополнительные ограничения в отношении полномочий единоличного исполнительного органа, установив особые требования, например, к одобрению совершаемых им сделок (часть 4 статьи 19 380-ФЗ). В тексте данного соглашения законом допускается возможность ограничения или отсутствие установленной общими правилами ответственности органов управления хозяйственного партнерства за убытки, причиненные их виновными действиями (часть 2 статьи 22 380-ФЗ).

Наиболее значимую часть такого соглашения составляют условия о порядке осуществления прав и обязанностей участников партнерства, самого партнерства и иных лиц, участвующих в управлении партнерством (конфиденциальных участников). Как уже было сказано, впервые в российском правопорядке управление коммерческой организацией могут осуществлять как учредители партнерства, так и иные лица, не являющиеся учредителями. Соответственно, подписывать такое соглашение могут учредители партнерства, иные лиц и само партнерство (часть 2 статьи 6 380-ФЗ).

Указанным соглашением в целях определения общего порядка и условий осуществления участниками партнерства своих прав и исполнения обязанностей как членов данной корпорации предоставлено право ввести условие о порядке изменения долей участников в складочном капитале партнерства, предусмотреть непропорциональное участие в управлении партнерством, включая право вето, и в распределении прибыли. Однако закон, давая возможность устранить или ограничить одного или нескольких участников в управлении партнерством, не допускает возможности устранения всех его участников (часть 3 статьи 5 380-ФЗ). Впервые установлено право участников коммерческой организации на возможность введения условия о принудительном выкупе доли у участников партнерства в виде права участников партнерства требовать продажи другими участниками партнерства своей доли в партнерстве заранее определенным участникам партнерства или третьим лицам, порядка и условий выкупа (в том числе принудительного) принадлежащей участнику партнерства доли в складочном капитале партнерства другими участниками партнерства. В этой части соглашения закон также предоставляет возможность предусмотреть особые условия вступления и выхода из партнерства, обязательства о неконкуренции с партнерством, меры гражданско-правовой ответственности за несвоевременное внесение вклада. Именно соглашение о партнерстве должно содержать право на залог доли и право на выход из партнерства, поскольку в силу закона такого субъективного права у участников партнерства не предусмотрено. Впервые в российском правопорядке соглашением об управлении юридическим лицом, то есть даже не учредительным документом, создана возможность ограничения преимущественных прав участников юридического лица, установленных законом и ранее понимаемых в доктрине как безусловные субъективные права. В частности, подпункт 2 пункта 7 статьи 6 380-ФЗ содержит правило, в соответствии с которым возможно установление ограничения прав на свободное отчуждение доли в складочном капитале, в том числе случаи однократного или неоднократного применения либо неприменения права преимущественной покупки. То есть данным соглашением могут быть ограничены практически все права участников хозяйственных партнерств. Исключение составляет право на ознакомление со всей документацией партнерства, которое не может быть ограничено. Таким образом, текст соглашения об управлении партнерством, будучи конфиденциальным документом, может содержать как запреты и ограничения, так и устанавливать дозволения, которые не предусмотрены законом, имеющие существенное значение для объема прав управления и имущественных прав участников хозяйственного общества.

Предвосхищая правоприменительные трудности при реализации данного закона, следует отметить, что в отношении такой договорной формы значительно возрастает ответственность нотариуса, который должен проверить законность и нотариально оформить соглашение об управлении партнерством, условия которого во многом носят инициативный характер, существенно меняющий установленный законом режим прав участников партнерства и самого партнерства. При этом в правовом механизме регулирования прав участников корпорации впервые приоритет перенесен в область конфиденциального договорного регулирования.

Таким образом, законодательством создана новая организационно-правовая форма коммерческого юридического лица – новый вид хозяйственного общества, в котором создано договорное регулирование корпоративных прав участников, в том числе иными лицами, не являющимися учредителями или участниками данного общества.



[1] Документ опубликован не был. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».

[2] Собрание законодательства РФ. 2011. № 49 (ч. 5). Ст. 7058.

[3] Собрание законодательства РФ. 2011. № 50. Ст. 7335.

[4] См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М.: Юрид. лит., 1975. С. 24; Корнеев С.И. Юридическая природа договора электроснабжения // Закон. 1995. № 7. С. 120.

[5] См.: Красавчиков О.А. Вопросы системы Особенной части Гражданского кодекса РСФСР. Свердловск, 1957. С. 127.

[6] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1. С. 399.

[7]?См.: Егоров Н.Д. Классификация обязательств по советскому гражданскому праву // Сов. гос-во и право. 1989. № 3. С. 40–41.

[8] См.: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М.: Дело, 2000. С. 10–13.

[9] См.: Гражданское право / Под ред. Е.А. Суханова. Т. 2. Полутом 1. С. 157.

[10] См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1. С. 402–403.

[11] Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М.: Юристъ, 2004. С. 40.

[12] См.: Ойгензихт В.А. Специфика регулирования некоторых гражданских правоотношений // Сов. гос-во и право. 1978. № 3. С. 44–52; Садиков О.Н. Указ. соч. С. 32–39.

[13] См.: Ойгензихт В.А. Нетипичные договорные отношения в гражданском праве.

[14] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1997. С. 674.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100