Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Свежий номер

Организация нотариального дела в Нидерландах в эпоху Cредневековья

07.04.2012

Ю.А. Мазанюк,

аспирантка МИУ МГИМО

 

Аннотация. Данная статья посвящена организации нотариального дела в Нидерландах в средние века. В публикации освещены вопросы, касающиеся порядка назначения нотариуса в средние века, процедуры адмиссии, контроля и надзора над нотариатом, численного состава нотариата, формальных признаков нотариального акта и его материально-правового содержания в исследуемый период времени.

Ключевые слова: назначение нотариуса, пфальцграфы, апостольская власть, адмиссия, присяга, контроль, нотариальный акт.

 

The organization of the notarial business in the Nederland in the Middle Age.

Y.A. Mazanyuk

Annotation. This article covers the organization of the notarial business in the Middle Age. The publication depicts the notary public assignment procedure, the admission procedure, control and surveillance, the notarial system numerical strength and the main indications of notarial document, its material and legal content during this historical period.

Keywords: Notary public assignment, Pfalzgraf, Apostolic power, Admission, Oath, Control, Notarial document.

Данная статья является продолжением серии публикаций об историческом развитии нотариата в Нидерландах. В своей первой статье «История развития нотариата в Нидерландах» [i], которая являлась обзорной статьей по всем историческим периодам развития нотариального института в Голландии, автор затрагивал вкратце период средневековья, однако более расширенно и углубленно данный период был изучен автором во второй статье «Появление нотариата в Нидерландах. Эпоха средневековья».

 

1. Порядок назначения нотариусов

Назначение нотариуса властными инстанциями является той опорой, на которой и основывается доверие общества к нотариату. В этом смысле сегодняшний день ничем не отличается от позднего средневековья. Будучи назначенным властями, нотариус получает полномочие составлять аутентичные акты, что является сутью публичного нотариата.

Все нотариусы, которых мы встречаем в позднее средневековье в Нидерландах, были назначены по указу императора Священной Римской империи или от его имени или Папой Римским. Нотариусы назначались либо императорской властью (imperiali auctoritate), либо апостольской властью (apostolica auctoritate). Однако эта прерогатива императора или Папы противоречила принципу «один свидетель не является свидетелем» (unus testis, nullus testis). Нарушение данного принципа было оправдано признанием за императором и Папой как высшими властителями на земле единоличного права отклоняться от норм естественного права и римско-канонического права (ius commune), которое и содержало в себе этот принцип. Тем самым было создано юридическое обоснование доказательной силы нотариального акта, который, по сути, был свидетельством одного лица [ii].

Как уже говорилось выше, большинство нотариусов, которые в средние века вели свою деятельность в Низких землях [iii], были назначены указом императора или от его имени. Император рассматривал такое право назначения нотариусов как высшее право, regale, принадлежавшее ему одному. В отличие от других прав, в Нидерландах это право в течение всего средневековья всегда оставалось за императором и не было узурпировано ландграфами.

Вплоть до XIV века император лично назначал нотариусов. Начиная примерно с 1350 года он делегировал это полномочие пфальцграфам, должность которых была установлена ранее [iv]. Начиная с Карла IV (1346–1378) и до Максимилиана I (1493–1519) включительно германские короли и императоры назначили примерно 500 пфальцграфов. Только Карл V (1519–1556) назначил в различных областях 460 пфальцграфов. Первоначально пфальцграфы имели лишь право назначать нотариусов и признавать бастардов законнорожденными. В более позднее время они получили в ряде случаев дополнительные права, как, например, право подтверждать законность усыновления ребенка и легитимность документов, а также право предоставления академического звания [v]. Некоторые пфальцграфы назначались на должность пожизненно, другие получали наследуемую привилегию. Последние имели возможность назначать себе заместителей. Пфальцграфам вменялось в обязанность экзаменовать будущих нотариусов. Поскольку должность пфальцграфа должна была приносить доход, при приеме экзамена у кандидата не очень пристально следили за уровнем его подготовки. Это обстоятельство в XV–XVI веках не пошло на пользу нотариата. О деятельности пфальцграфов в Нидерландах до примерно 1500 года мы знаем немного, поскольку сохранилось крайне мало источников. И все-таки Неве, профессор, ученый по истории голландского нотариата, с определенной степенью осторожности мог сделать вывод, что до 1500 года почти все нотариусы, действовавшие на территории Нидерландов, были назначены императорскими пфальцграфами [vi].

До 1500 года на территории Нидерландов действовало очень мало нотариусов, назначенных Папой Римским. В XVI веке ситуация начинает меняться, и мы встречаем все больше нотариусов, назначенных апостольской властью. Если учитывать тот факт, что вплоть до XVI века нотариусами были лишь духовные лица и что их работа первоначально проходила лишь в области церковного права, то примечательным является то, что большинство нотариусов вели тогда свою деятельность в силу императорского назначения. В литературе это явление объясняют бережной политикой Святого Престола в отношении назначения нотариусов [vii].

Так же как и императоры, Римские Папы делегировали право назначения, хотя в значительно меньшем объеме. Если в XIII веке они часто давали высшему духовенству и ландграфам право назначать нотариусов апостольской властью, то начиная с 1400 года делегировали это право апостольским пфальцграфам, иначе говоря, итальянской знати и членам курии. Первоначально количество должностей апостольских пфальцграфов было ограничено, но в XVI веке мы видим, что все большее число лиц получали эту должность. И в этом же веке мы наблюдаем рост числа нотариусов, назначенных апостольской властью.

Процедуры назначения нотариусов как императорским указом, так и апостольской властью почти не имели отличий и за всю историю средневековья почти не претерпели изменений [viii].

Тот, кто желал стать нотариусом, должен был обратиться с просьбой (supplicato) к лицу, имеющему право назначения, то есть в большинстве случаев к пфальцграфу. Он принимал у кандидата экзамен (examinato) по латинскому языку, письму и знанию обязанностей нотариуса (ars notariatus) [ix]. Также он должен был удостовериться, что кандидат имеет доброе имя и что нет никаких юридических препятствий для его назначения. Если кандидат успешно сдавал экзамен, следовали принесение клятвы (iuratio) и утверждение на должность (investitura). Клятву приносили на Священном Евангелии, и она представляла собой присягу на верность власти, именем которой нотариус назначался, а также должностную присягу, которая, в частности, содержала обещание хранить тайну и не мошенничать. После принесения присяги следовала процедура введения в должность, во время которой нотариусу торжественно вручались гусиное перо, чернильница, а также часто нотариальный акт. Передача других символов, таких как футляр для перьев, золотое кольцо и шапочка, встречалась не часто.

2. Надзор над нотариатом: контроль и адмиссия [x]

Выше уже говорилось о том, что должность пфальцграфа должна была приносить доход. Поэтому они, пфальцграфы, не очень критически подходили к вопросам назначения своих заместителей или нотариусов. Это привело к тому, что в XV веке имели место, и довольно много, не совсем законные назначения. В данный период времени жалобы по поводу нотариусов в Священной Римской империи стали звучать все более громко. В попытке улучшить качество работы нотариусов в империи и восполнить потери казны из-за незаконного назначения заместителей пфальцграфов император Фредерик III (1492–1493) принял ряд мер [xi]. Они заключались в основном в осуществлении контроля за актами о назначении императорских нотариусов, которые выдавали вице-пфальцграфы, и проверке компетенции нотариусов. Нотариусы, которые с успехом проходили проверку, получали утверждение в должности.

Реформа имперского нотариата коснулась и Нидерландов. Ван ден Бихелар, ученый по истории нидерландского нотариата, не исключает возможности, что наибольшие непорядки в нотариате были именно в этих краях [xii]. В 1455 году императорский посланник, на которого было возложено проведение названной реформы, утвердил в Утрехте на должность одного вице-пфальцграфа, предоставив ему полномочие назначить 15 нотариусов. В этом же году утвержденный посланник проверил нотариусов в городе Лувен, из них он утвердил на должность 15 человек и назначил четырех новых. В отношении нотариусов в Антверпене и Хелмонде (город в провинции Северный Брабант в современных Нидерландах) также известно, что они были утверждены на должность. В 1471 году снова началась кампания против незаконных назначений нотариусов вице-пфальцграфами. Данная кампания была направлена в первую очередь против некоторых нидерландских диоцезов. Однако, к сожалению, мы не располагаем достаточной информацией об этой кампании.

Предпринятые императором меры не дали нужных плодов. Назначив огромное количество пфальцграфов, германские короли и императоры (имеются в виду восточно-франкские короли и императоры Священной Римской империи германской нации) упустили из своих рук контроль над нотариатом. Последователи Фредерика III уже не предпринимали попыток снова взять нотариат под контроль. Они попытались иным способом обеспечить качество нотариальной деятельности – путем введения процедуры адмиссии.

Процедура адмиссии позволяла местным церковным и светским властям осуществлять надзор за качеством нотариата в их областях [xiii]. Прежде чем назначенный императором или Папой нотариус мог приступать к своей деятельности в каком-либо городе, области или диоцезе, он должен был сдать там еще один экзамен. Если он сдавал экзамен успешно, то приносил клятву и регистрировал в этом месте свое имя, печать и свои полномочия. После такой процедуры нотариус мог начинать свою деятельность.

В Нидерландах процедура адмиссии впервые встречается в диоцезах Кельна и Утрехта. Из сохранившихся архивов следует, что лишь небольшое число нотариусов в этих диоцезах прошли процедуру адмиссии. И тем не менее епископам Кельна и Утрехта так же, как и их коллегам в других частях Европы, удавалось убирать из своих диоцезов нотариусов, которые не получали у них адмиссию.

Начиная с 1500 года в Священной Римской империи, а значит, и в Нидерландах, светские власти получили право проводить процедуру адмиссии для нотариусов. Стороны, которые обращались в Имперский камеральный суд, обращались к услугам публичных нотариусов как для составления повесток (вызовов) в суд, так и для представительства своих интересов в процессе. Надежность и квалифицированность нотариусов, а также качество составляемых ими документов оставляли желать лучшего. Поэтому в 1498 году на заседании рейхстага в Фрайбурге было принято решение, что впредь можно было пользоваться услугами лишь нотариусов, прошедших процедуру адмиссии и принесших присягу Имперскому камеральному суду. Также было принято решение о проведении всеобщей реформы публичного нотариата, заключавшейся, в частности, как было отмечено выше, в наделении местных властей полномочиями осуществлять надзор за деятельностью нотариата в своем округе или городе через процедуру адмиссии. Нотариусы, не прошедшие процедуру адмиссии, отстранялись от деятельности.

Имперская реформа воплотилась в Имперском уложении о нотариате от 1512 года. И хотя данное уложение по объему, полноте и глубине превосходило все предшествующие законодательные акты относительно нотариата, в нем содержалось мало нового. В уложении устанавливалось, что нотариусы должны учитывать не только нормы средневекового права в отношении нотариата, но и положения общего права, права сеньорий, округов, а также местные нормы неписаного права. Это означало, что в империи не могло идти речи о едином нотариате, и что регламентация нотариальной деятельности и контроль над ней осуществлялись на уровне сеньорий [xiv].

Первым округом в Нидерландах, где был введен этот местный контроль, было графство Голландия [xv]. Жалобы голландских городов по поводу многочисленности и некомпетентности работавших в них нотариусов подвигли Карла V к изданию в 1525 году плаката, в котором был изложен ряд мер. Согласно этому плакату города впредь получали право сами устанавливать число нотариусов, которые могли там работать, и проводить отбор кандидатов на место. Высшая судебная инстанция Голландии – Совет Голландии [xvi] должен был изучать отобранных городами кандидатов на предмет их компетентности и после сдачи кандидатом экзамена принять у него присягу. Имена нотариусов, получивших разрешение на работу, заносились в реестр. Судам больше не разрешалось принимать в качестве доказательства акты, составленные нотариусами, не прошедшими процедуру адмиссии. Полгода спустя похожий плакат был издан в Зеландии.

В 1525 году лишь нотариат Голландии и Зеландии был переведен под контроль местных властей. В 1531 году Карл V применил это положение ко всем нидерландским провинциям [xvii]. Чтобы положить конец некомпетентности и злоупотреблениям полномочиями, нотариусам вменялось в обязанность сдать экзамен и пройти процедуру адмиссии в Тайном Суде в Брюсселе, в Большом совете в Мехелене, а также в совете того округа, где он собирался работать. Если же нотариус имел разрешение только провинциальных властей, то право работать он имел только в этой провинции или округе.

Некоторые средневековые нотариусы указывали себя в документах как «присяжные нотариусы» (notaries iuratus). Здесь имелась в виду не присяга, которую нотариус давал в соответствии с процедурой адмиссии, а клятва перед вступлением на службу в церковный суд. Процедуре произнесения этой клятвы также предшествовал экзамен. Клятва давала нотариусу право осуществлять свою деятельность, к которой не допускались иные, не принесшие клятву нотариусы. Допуск нотариуса к работе в судах также назывался адмиссией.

Присяжных нотариусов (notarii iurati) мы встречаем на службе у официалов [xviii]. Часто ими были даже не публичные нотариусы. Когда около 1300 года публичные нотариусы заменили клерков в канцеляриях, они также стали приносить клятву. Эти нотариусы пользовались спросом в городах и при княжеских дворах.

Неве говорит о них как о «цвете всего публичного нотариата» того времени [xix]. Оостребох, еще один видный ученый по истории нидерландского нотариата, обнаружил в Антверпене в период 1314–1531 годов семь нотариусов, которые приносили присягу официалу [xx], а Ван ден Бихелар из 350 документов, составленных нотариусами, действовавшими в землях вокруг Хертогенбоса, насчитывал 123 (35,1%), которые были подписаны присяжными нотариусами, принесшими клятву в Льеже [xxi]. Следует отметить, что и в Утрехтском, и в Кельнском епископствах действовали присяжные нотариусы. Там их, однако, было меньше, чем в других епископствах. Кроме канцелярии официалов присяжных нотариусов мы встречаем при судах архидиаконов и при капитулах [xxii], состоящих из белого духовенства. Также они были при трибунале Священной Римской Роты [xxiii], в имперском камеральном суде [xxiv] и Лувенском университете.

3. Численный состав нотариата

Нельзя сказать точно, сколько всего нотариусов работало в исследуемый период. Информация есть лишь по отдельным городам и областям, которые были предметом систематических научных исследований. Но к этим данным мы должны относиться с достаточной долей осторожности, так как они основываются на сохранившихся исторических источниках, в которых имеются большие пробелы. По этой причине, а также потому, что разные исследователи использовали различные методики, приводимые ими данные могут просто не совпадать [xxv].

Ван ден Бихелар обнаружил имена 410 нотариусов, действовавших в Хертогенбосе и Мейере в период 1301–1531 годов [xxvi]. Фактически же, по мнению автора, их было больше. Однако из-за отсутствия исторических документов их имена останутся неизвестными. Из 410 нотариусов 210 жили и работали в самом городе Хертогенбос. Можно предположить, что в Хертогенбосе и в землях вокруг него (в Мейере) постоянно действовало не менее 25 нотариусов.

В Антверпене того же периода Оостербос насчитал 194 нотариуса. Значит, в среднем в Антверпене работало меньше нотариусов, чем в Хертогенбосе [xxvii]. Наличие в Хертогенбосе и вокруг него большого числа церковных и благотворительных учреждений объясняет, видимо, тот факт, что нотариусов там было больше, чем в Антверпене. В Маастрихте в период 1326–1530 годов было, как пишет Гелен, от двух до четырех нотариусов [xxviii]. Число совсем не впечатляющее.

Неве указывает на то, что не было взаимосвязи между численностью населения конкретной местности и количеством нотариусов, работавших там. Он объясняет это тем, и об этом уже упоминалось ранее, что нотариат был не профессией, а полномочием. В средние века, как уже говорилось, было мало нотариусов, которые бы обеспечивали себе средства для существования нотариальной деятельностью [xxix]. Первые профессиональные нотариусы появились в Нидерландах, в Антверпене, приблизительно в 1520 году.

 

4. Социальный состав нотариата и образование нотариусов

Информации о том, из каких социальных слоев набирался публичный нотариат, достаточно мало. Насколько позволяют судить исторические источники, нотариусы происходили не из знати, а преимущественно из средних слоев буржуазии. Можно констатировать также, что со временем нотариат пополнялся из семей со все более низким социальным статусом [xxx]. Возможно, именно этот факт и объясняет низкий общественный статус, который нотариат имел в средние века.

Как уже упоминалось ранее, до XVI века, нотариат в Нидерландах представлял собой церковную инстанцию. Публичные нотариусы тогда, возможно, за некоторыми исключениями, являлись лицами духовного сана. И хотя папская декреталия 1211 года запрещала духовным лицам высшего сана (диаконам, архидиаконам) заниматься нотариальной деятельностью, многие священнослужители в Нидерландах, как, впрочем, и в других частях Европы, безнаказанно выполняли нотариальные функции. В районе Хертогенбоса, пишет Ван ден Бихелар, 36,2% нотариусов именовали себя в актах священнослужителями (имеются в виду священнослужители не низшего духовного сана, имевшие право осуществлять церковные службы) [xxxi]. В Антверпене же большинство нотариусов были священнослужителями.

Далее мы поговорим об образовании, которое получали будущие нотариусы, прежде чем сдать экзамен. Экзамен, который предстояло пройти кандидату в нотариусы, должен был удостоверить, что кандидат является свободным человеком и христианином, что все его пять органов чувств хорошо работают, и что он имеет доброе имя и происхождение и не был вне закона или отлучен от церкви. Также требованием было, чтобы кандидат владел латынью (в ограниченном объеме) и имел некоторые практические знания. Что касается последнего, то речь здесь идет, предположительно, о работе в канцелярии, где можно было приобрести практические знания, или же о работе помощником (стажером) у какого-либо публичного нотариуса. В южной Европе, где нотариат, в отличие от Нидерландов, был полноценной профессией, стажировки были весьма распространены. Применительно к Хертогебосу Ван ден Бихелар смог найти в архивах примеры прохождения ученичества у нотариусов. В отношении Антверпена таких примеров очень мало [xxxii].

В общем высокие требования к уровню образования будущих нотариусов не ставились. Таким навыкам, как чтение, письмо и элементарное знание латыни, они должны были научиться в церковных школах при монастырях, капитулах, церковных общинах. После такого начального образования они могли проходить обучение уже в городах, в латинских гимназиях. В этих гимназиях – где преподавание велось на латинском языке – продолжалось изучение латыни, а также имело место обучение свободным искусствам (artes liberales). Свободные искусства включали грамматику, риторику и диалектику, так называемый тривиум (trivium) и арифметику, геометрию, музыку и астрономию – квадриум (quadrivium). В латинских гимназиях основное внимание уделялось тривиуму. Частью риторики было искусство написания писем и документов (ars dictaminis). Эти навыки, безусловно, давали хорошую подготовку к нотариальной деятельности. Учителями в латинских колледжах часто выступали сами нотариусы [xxxiii].

После окончания латинской гимназии ученик, который хотел получить в будущем полномочия нотариуса, имел две возможности для продолжения образования: стажировку или обучение в университете. Применительно к Антверпену Оостербос мог в период 1314–1531 годов констатировать, что 111 из 194 (57%) нотариусов, о которых он нашел сведения, обучались в университете. В этот же период применительно к району Хертогенбоса Ван ден Бихелар находит, что, по крайней мере, 116 из 410 (28,3%) нотариусов имели университетское образование, при этом в самом городе было больше нотариусов, окончивших университет (31,1%), чем в остальной части Мейера (18,1%). Как в Хертогенбосе, так и в Антверпене со временем число нотариусов с университетским образованием постоянно увеличивалось. В начале XVI века они составляли 65% в Антверпене и примерно половину всего числа в Хертогенбосе, тогда как в XIV веке эти цифры составляли всего 31 и 11,5% соответственно [xxxiv].

Большинство нотариусов, которые имели университетское образование, изучали различные искусства и получали после окончания звание магистр искусств (magister atrium). Во время обучения они более глубоко осваивали названные выше свободные искусства. После окончания этого обучения они могли продолжить учебу на старших факультетах. Но только в отношении лишь нескольких нотариусов Ван ден Бихелар мог констатировать, что они после успешного окончания изучения искусств, то есть, будучи уже магистрами искусств, прошли обучение на высших факультетах. Эти нотариусы изучали там римско-каноническое право, римское право или теологию.

Большинство нотариусов с университетским образованием, работавших как в Антверпене, так и в Хертогенбосе, прошли свое обучение в Лувенском университете. Нотариусы, работавшие в Хертогенбосе, обучались также в университетах Кельна, Парижа, Гейдельберга, Орлеана [xxxv].

 

5. Нотариальный акт: формальные признаки и материально-правовое содержание

Нотариальному акту придается полная доказательная сила ввиду доверия, которое общество оказывает к его составителю. И общество имеет все основания доверять нотариусу, поскольку он, как было сказано во введении, назначается на должность властными инстанциями. Тот факт, что за нотариатом стоят Папа Римский или император, или высшая княжеская власть, или национальное правительство, делает его инстанцией, которая предоставляет заслуживающие доверия документы.

Итак, доказательная сила нотариального акта основывается на публичном доверии (fides publica), которым обладает нотариус. Для установления доказательной силы нотариального акта было и остается наиболее важным, что суд может установить, был ли представленный акт действительно составлен тем нотариусом, имя которого на нем указывается. Суд выносит это суждение на основании того, были ли нотариусом, чье имя указывается в документе, выполнены все предписания относительно формы составления нотариального акта. Если все требования выполнены, акт признается аутентичным. Тем самым акт имеет внешнюю доказательную силу, иначе говоря, он будет считаться составленным тем нотариусом, именем которого он был подписан, до момента, пока не будет доказано обратное. А последнее сделать далеко не так просто, поскольку для этого требуется представить документ аналогичной доказательной силы.

Образцы форм, которые должен был соблюдать средневековый нотариус, мы находим в так называемых инструкциях (книгах) по составлению публичных актов (artes notariae). В них были изложены правила и обычаи ведения нотариальной деятельности, также эти книги были снабжены комментариями; часто в них приводились образцы нотариальных документов. Описанные в этих инструкциях (artes notariae) правила и обычаи были разработаны в городах Северной Италии в XII и XIII веках. Наряду с такими инструкциями в Нидерландах также имели широкое хождение «Зерцала судейского» (1271–1276) Гилельма Дуранда – компилятивный труд по процессуальному и доказательственному праву [xxxvi].

Выполненный в соответствии с правилами искусства составления нотариальный акт должен был иметь ряд обязательных признаков (pulicationes или sllemnitates). У авторов книг было разное представление о количестве признаков. Дуранд называет в своих «Зерцалах» девять формальных признаков. Он говорит, что в акте должны быть указаны:

1)               призыв к Господу (invocation);

2)               год;

3)               индикция (хронология, использовавшаяся налоговой службой Древнего Рима);

4)               день и месяц совершения правоотношения;

5)               год правления Папы Римского или императора;

6)               место совершения правоотношения;

7)               имена свидетелей;

8)               подпись нотариуса с указанием его имени и названия властей, которыми он был назначен на должность, а также просьба сторон (rogation [xxxvii]) о составлении документа;

9)               печать нотариуса.

Необходимо отметить, что указание просьбы сторон (rogation) о составлении документа было существенным условием, поскольку нотариус не имел права составлять акты по собственной инициативе, а только по настоятельной просьбе заинтересованных сторон. Подпись нотариуса и его печать удостоверяли законную силу документа. Наряду с формальными признаками Дуранд различал и действия материально-правового характера (factum или negotium). В документе должны были быть удостоверены подписью волеизъявление сторон, явившихся к нотариусу, правомерный ход нотариальной процедуры и присутствие свидетелей [xxxviii].

Хотя публичные нотариусы в Нидерландах вели архивы, в которых уже начиная с XIV века хранились конспекты нотариальных актов, они практически не сохранились. То, что дошло до наших дней, это чистые экземпляры – гроссы – нотариальных актов (instrumenta publica), которые в случае соблюдения всех предписаний относительно формы имели доказательную силу. За период 1306–1531 гг. Ван ден Бихелар обнаружил в Хертогенбосе и Мейере 2362 нотариальных акта, 2090 из них, то есть 88,5%, были гроссами [xxxix]. Оостербос смог найти в Антверпене в период до 1531 года 1128 актов [xl]. Большинство гросс было составлено на латинском языке (в Мейере и Хертогенбосе даже 90%), однако начиная с XV века растет использование средне-нидерландского языка [xli].

Документы, которые составляли нидерландские нотариусы в средние века, можно разделить на три категории нотариальных актов:

1)               по административным делам;

2)               по судебным делам (процессуальные акты);

3)               по внесудебным делам.

Соотношение между этими категориями отличалось по округам [xlii]. В какой из этих трех областей нотариат был наиболее активен, зависело от возможностей, которые предоставлялись нотариату местным правом и особенностями местной судебной организации.

В районе Хертогенбоса, о котором имеются наиболее полные исследования, публичные нотариусы занимались исключительно внесудебными делами. Ван ден Бихелар приводит на период 1306–1531 годов следующие данные: 55% актов имели отношение к последней воле (завещание и кодициллы), 23 – касались правоотношений в области вещного и обязательственного права (долговые расписки, дарения и торговые сделки), 7,5 – имели своим предметом учреждение компаний и назначения, 7 – касались процессуального права и 0,5% семейного. Ван ден Бихелар констатирует, что большинство заверенных у нотариуса правоотношений подпадали под церковную юрисдикцию либо по характеру правоотношений, либо потому, что одной из сторон выступала церковь. Однако применительно к Мейеру следует отметить, что начиная с XV века увеличивается количество нотариальных актов, которые либо не подпадали под церковную юрисдикцию, либо церковь не выступала в них как сторона правоотношений. Речь здесь идет об обязательствах платежа, расписках и трудовых соглашениях. В свою очередь и правоотношения, которые подпадали под юрисдикцию светских судов, как, например, передача полномочий по представительству в Совете Брабанта и публичные аукционы, начиная с середины XV века все чаще оформлялись нотариусами. И хотя в Мейере количество нотариальных документов в области светского правосудия увеличивалось, в большинстве своем до 1531 года они касались церковных дел [xliii].

Если мы сравним ситуацию в Мейере с тем, как обстояло дело во Фландрии и особенно в Брюгге, то станет ясно, что здесь имеет место совершенно другое соотношение между категориями нотариальных документов. В этих местах преобладали документы по административным и судебным делам. В одном научном исследовании нотариальных актов, составленных во Фландрии в период 1270–1500 годов, утверждается, что из 463 изученных документов лишь 45 имели предметом дарение по причине смерти, 12 были завещаниями. Две трети из исследованных нотариальных актов были составлены в обеспечение торговых отношений (расписки или долговые расписки). Такое положение дел объясняется присутствием во фламандских городах большого числа иностранных (в первую очередь итальянских) торговцев, а также прочной позицией магистратских судов, которую те имели во Фландрии в области волюнтаристской юрисдикции [xliv].

Так же, как в области Мейер в районе Хертогенбоса, основную работу средневековому нотариусу в Маастрихте давали внесудебные дела. Гелен в своем исследовании нотариата в Маастрихте приводит некоторые нотариальные акты, лежащие в области церковного управления (например, акты о назначении и увольнении служащих капитула), и документы, указывающие на то, что нотариусы выступали в качестве судебных приставов (уведомление о неуплате долга). На основании маастрихтских документов по внесудебным делам можно констатировать, что церковь выступала в качестве основного заказчика публичного нотариата. И не только, когда это касалось частных правоотношений, таких как договоры дарения, договоры купли-продажи или аренда земли, или когда речь шла о необходимости сделать копию важного документа, или же когда церковь выступала в качестве стороны при решении спора без привлечения судьи, в вопросах арбитража или же в судебных разбирательствах [xlv]. Другие исследования дают похожую картину нотариальной деятельности: преобладали внесудебные дела и в особенности оформление последней воли, договоры дарения. Многие ученые по истории нидерландского нотариата считают, что публичный нотариат был вынужден специализироваться на этих делах, поскольку городские магистратские суды жестко оберегали от нотариата свои позиции в вопросах оформления правоотношений в области недвижимого имущества. Городской совет Антверпена пошел в этом вопросе так далеко, что в 1515 году постановил, что публичный нотариат имеет право заниматься только брачными договорами и оформлением последней воли. Договоры, которые граждане Антверпена заключали между собой, нотариусы впредь не имели право оформлять, а составленные ими акты в других, кроме указанных, областях права не рассматривались судом как аутентичные. Вместе с тем такие меры не могли помешать развитию нотариата в Нидерландах [xlvi].



[i] Мазанюк Ю.А. История развития нотариата Нидерландов // Нотариальный вестникъ. 2010. № 7. С. 57.

[ii]. Neve. Schets. Ars Notariatus LI, Amsterdam, 1991. S. 17–18 (Неве. Очерк по истории нотариата современной Бельгии до введения французского законодательства. Арс Нотариатус LI. Амстердам, 1991. С. 17–18).

Здесь, впрочем, следует указать, что в средние века были власти, не признававшие над собой главенство какой-либо иной светской власти, например, короли или города, которые сами назначали нотариусов. Тем самым в этой области они приравнивали себя к императору. Назначенные ими нотариусы могли действовать поэтому лишь в границах земель этих властителей. В Англии и Франции со временем развился свой собственный нотариат, а в Южной Европе нотариусов назначали многочисленные местные власти.

[iii] В конце эпохи Средневековья область, расположенную в низовьях рек Рейн, Маас и Шельда, вдоль побережья Северного моря, стали называть «Приморскими низинными землями», или «Низинными землями» (de Lage Landen bij de zee, de Nederlanden). Со временем этот описанный географический термин превратился в название страны Нидерланды (het Nederland – в переводе «Низинная земля» которое в XIX в. стали относить только к северной части региона – нынешнему Королевству Нидерландов. Шатохина-Мордвинцева Г.А. История Нидерландов: учеб. пособие для вузов. М.: Дрофа, 2007. С.7.

[iv] При Лангобардах, Каролингах и германских королях слово «пфальц» указывало на дворец в Павии (palatium). В XIV веке этот термин использовался применительно к Латеранскому дворцу в Риме – резиденции Римских Пап, где часто проходили коронации императоров. В обычаях того времени было, что император после коронации назначал нескольких пфальцграфов. Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 90–92. (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 90–92).

[v] Neve. Schets. Ars Notariatus LI. Amsterdam, 1991. S. 19–21. (Неве. Очерк. Арс Нотариатус LI. Амстердам, 1991. С. 19–21); Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 93–94. (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 93–94).

[vi] Neve. Schets. Ars Notariatus LI. Amsterdam, 1991. S. 23–25. (Неве. Очерк. Арс Нотариатус LI. Амстердам, 1991. С. 23–25).

[vii] Neve. Schets. Ars Notariatus LI. Amsterdam, 1991. S. 27–28. (Неве. Очерк. Арс Нотариатус LI. Амстердам, 1991. С. 27–28).

[viii] Oosterbosch M. Het openbare notariaat in Antwerpen 1. Katholieke Universiteit Leuven, 1992. S. 300–305. Оостербос М. Публичный нотариат в Антверпене. Католический Университет Лувена, 1992. С. 300–305. Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 94–95 (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 94–95).

[ix] Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 95–96.(Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 95–96).

[x] Адмиссия (гол. admissie) – разрешение на занятие какой-либо деятельностью, лицензия. Термин «лицензия» современен, тем более, что для него в нидерландском языке есть слово vergunning. Поэтому далее будет употребляться термин «адмиссия».

[xi] Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 96–98 (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 96–98).

[xii] Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 99–100 (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 99–100).

[xiii] Neve. Schets. Ars Notariatus LI. Amsterdam, 1991. S. 30–32.(Неве. Очерк. Арс Нотариатус LI. Амстердам, 1991. С. 30–32); Oosterbosch M. Het openbare notariaat in Antwerpen 1. Katholieke Universiteit Leuven, 1992. S. 306–307 (Оостербос М. Публичный нотариат в Антверпене. Католический Университет Лувена, 1992. С. 306–307); Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 102–103 (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 102–103).

[xiv] Neve. Schets. Ars Notariatus LI. Amsterdam, 1991. S. 47–48 (Неве. Очерк. Арс Нотариатус LI. Амстердам, 1991. С. 47–48).

[xv] Neve. Schets. Ars Notariatus LI. Amsterdam, 1991. S. 51–53.(Неве. Очерк. Арс Нотариатус LI. Амстердам, 1991. С. 51–53); Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 104–105 (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 104–105).

[xvi] Совет Голландии (нидер. Hof van Holland) – в нидерландской литературе он дается еще как Raad van Holland – был не только органом управления, но также и судебной инстанцией. Председателем Совета во времена империи был статхаудер, а с 1428 года Совет стал действовать на постоянной основе и состоял из девяти советников. В судебных вопросах был постоянный председатель.

[xvii] Neve. Schets. Ars Notariatus LI. Amsterdam, 1991. S. 54–55 (Неве. Очерк. Арс Нотариатус LI. Амстердам, 1991. С. 54–55).

[xviii] Официал – светское лицо (мирянин), чиновник при епископе, исполнявший определенные церковные функции как коллегиально с духовными лицами, так и по их поручению.

[xix] Neve. Schets. Ars Notariatus LI. Amsterdam, 1991. S. 30 (Неве. Очерк. Арс Нотариатус LI. Амстердам, 1991. С. 30).

[xx] Oosterbosch M. Het openbare notariaat in Antwerpen 1. Katholieke Universiteit Leuven, 1992. S. 374.(Оостербос М. Публичный нотариат в Антверпене. Католический Университет Лувена, 1992. С. 374).

[xxi] Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 110 (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 110).

[xxii] Капитула (латин. capitulum) – коллегия духовных лиц при епископской кафедре в римско-католической церкви / Толковый словарь под ред. Д.Н. Ушакова.

[xxiii] Апостольский Трибунал Римской Роты (латин. Tribunal Apostolicum Rotae Romanae), в течение сотен лет называвшийся также Священная Римская Рота, являлся высшим апелляционным трибуналом Римско-католической Церкви относительно огромного большинства ее членов латинского обряда и нескольких Восточно-католических Церквей и вторым высшим церковным судом, учрежденным Святым Престолом.

[xxiv] Имперский камеральный суд ( нем. Reichskammergericht) – высший судебный орган Священной Римской империи, учрежденный в рамках Имперской реформы 1495 года. Имперский камеральный суд рассматривал апелляции и кассации на решения судов низших инстанций, а также споры между субъектами империи (светскими и церковными княжествами, имперскими рыцарями, вольными городами), между сословиями и монархами государств, входящих в империю, а также жалобы на действия императора. Из юрисдикции суда были исключены споры с князьями, имеющими привилегию non appellando (запрета на обжалование их действий в имперских органах), а также уголовные дела, кроме случаев, когда были нарушены базовые процессуальные нормы.

[xxv] Neve. Schets. Ars Notariatus LI. Amsterdam, 1991. S. 32 (Неве. Очерк. Арс Нотариатус LI. Амстердам, 1991. С. 32).

[xxvi]Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 60–62 (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 60–62).

[xxvii] Oosterbosch M. Het openbare notariaat in Antwerpen 1. Katholieke Universiteit Leuven, 1992. S. 221–224.(Оостербос М. Публичный нотариат в Антверпене. Католический Университет Лувена, 1992. С. 221–224).

[xxviii] Gehlen A. Fl. Het notariaat in het tweeherig Maastricht. Een rechtshistorische schets van de inrichting en practijk van het Maastrichtse notariaat vanaf zijn opkomst tot aan het einde van de tweeherigheid over de stad (1292–1794).VAN CORUM. Assen, 1981. S. 55 (Гелен А. Фл. Нотариат в Маастрихте – городе с двойным управлением. Историко-правовой очерк о создании и деятельности нотариата в Маастрихте со времени его появления до окончания периода двойного управления (1292–1794). Ван Корум. Ассен, 1981. С. 55).

[xxix] Neve. Schets. Ars Notariatus LI. Amsterdam, 1991. S. 32–33 (Неве. Очерк. Арс Нотариатус LI. Амстердам, 1991. С. 32–33).

[xxx] Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 160 (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 160).

[xxxi] Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 83 (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 83).

[xxxii] Oosterbosch M. Het openbare notariaat in Antwerpen 1. Katholieke Universiteit Leuven, 1992. S. 286–299.(Оостербос М. Публичный нотариат в Антверпене. Католический Университет Лувена, 1992. С. 286–299). Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 76 (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 76).

[xxxiii] Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 74 (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 74).

[xxxiv] Oosterbosch M. Het openbare notariaat in Antwerpen 1. Katholieke Universiteit Leuven, 1992. S. 302–310.(Оостербос М. Публичный нотариат в Антверпене. Католический Университет Лувена, 1992. С. 302–310). Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 76–80 (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 76–80).

[xxxv] Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 79–80 (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 79–80).

[xxxvi] Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 54–55, 171–173 (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 54–55, 171–173).

[xxxvii] латин. Rogation  – прошение, требование.

[xxxviii] Oosterbosch M. De fide instrumentorum. Ars Notariatus LI. Deventer: Kluwer. 1991, S. 31.

[xxxix] Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306-1531). Amsterdam, 1998. S. 178 (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С.178).

[xl] Oosterbosch M. Het openbare notariaat in Antwerpen 1. Katholieke Universiteit Leuven, 1992. S. 111 (Оостербос М. Публичный нотариат в Антверпене. Католический Университет Лувена, 1992. С. 111).

[xli] Средне-нидерландский язык существовал примерно до середины XVI века, условно – до исторического разделения на Северные и Южные Нидерланды после войны с Испанией.

[xlii] Gehlen A. Fl. Het notariaat in het tweeherig Maastricht. Een rechtshistorische schets van de inrichting en practijk van het Maastrichtse notariaat vanaf zijn opkomst tot aan het einde van de tweeherigheid over de stad (1292–1794). VAN CORUM. Assen, 1981. S. 70 (Гелен А.Фл. Нотариат в Маастрихте – городе с двойным управлением. Историко-правовой очерк о создании и деятельности нотариата в Маастрихте со времени его появления до окончания периода двойного управления (1292–1794). Ван Корум. Ассен, 1981. С. 70).

[xliii] Van den Bichelaer. Het notariaat in stad en Meirij van ‘s-Hertogenbosch tijdens de late Middeleeuwen (1306–1531). Amsterdam, 1998. S. 488–489 (Ван ден Бихелар. Нотариат в городе Хертогенбос и в землях вокруг него в период позднего Средневековья (1306–1531). Амстердам, 1998. С. 488–489).

[xliv].Neve. Schets. Ars Notariatus LI, Amsterdam, 1991. S. 34 (Неве. Очерк по истории нотариата современной Бельгии до введения французского законодательства. Арс Нотариатус LI. Амстердам, 1991 С. 34).

[xlv] Gehlen A. Fl. Het notariaat in het tweeherig Maastricht. Een rechtshistorische schets van de inrichting en practijk van het Maastrichtse notariaat vanaf zijn opkomst tot aan het einde van de tweeherigheid over de stad (1292–1794).VAN CORUM. Assen, 1981. S. 70–79. (Гелен А.Фл. Нотариат в Маастрихте – городе с двойным управлением. Историко-правовой очерк о создании и деятельности нотариата в Маастрихте со времени его появления до окончания периода двойного управления (1292–1794). Ван Корум. Ассен, 1981. С. 70–79).

[xlvi] Neve. Schets. Ars Notariatus LI, Amsterdam, 1991. S. 34–36 (Неве. Очерк по истории нотариата современной Бельгии до введения французского законодательства. Арс Нотариатус LI. Амстердам, 1991. С. 34–36).


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100