Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Свежий номер

Несоблюдение нотариальной формы смешанного договора

07.04.2012

А.И. Бычков,

начальник юридического отдела ЗАО «ТГК “Салют”»,

аспирант кафедры адвокатуры, нотариата, гражданского и арбитражного процесса РГТЭУ

 

Аннотация. В статье рассматриваются случаи, когда смешанный договор должен быть заключен в нотариальной форме, определяются последствия ее несоблюдения. На основе анализа действующего законодательства РФ и сложившейся судебной практики обосновывается вывод о том, что смешанный договор не может быть признан недействительным при несоблюдении нотариальной формы, если он не порождает единую совокупность обязательств.

Ключевые слова: смешанный договор, форма смешанного договора, заключение смешанного договора, государственная регистрация, свобода договора, недействительность сделки (части сделки), единая совокупность обязательств, взаимосвязанные и взаимообусловленные элементы смешанного договора.

 

Non-observance of the notarial form of the mixed contract

A.I. Bychkov

Annotation. The article considers the cases when the mixed contract should be concluded in the notarial form, defines the consequences of its non-observance. On the basis of the analysis of the current legislation of the Russian Federation and the hands-on judiciary practice the conclusion that the mixed contract can't be nullified at non-observance of the notarial form if it doesn't generate uniform set of obligations is proved.

Keywords: mixed contract, form of a mixed contract, conclusion of a mixed contract, state registration, freedom of contract, invalidity of a transaction (a transaction part), uniform set of obligations, interconnected and interdependent elements of a mixed contract.

Возможность заключения смешанных договоров является проявлением принципа свободы договора. Данный принцип служит одним из основных начал российского гражданского законодательства [i] и направлен на реализацию статей 8, 34 и 35 Конституции РФ и выполнение международных обязательств Российской Федерации, выраженных в Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 г., Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах от 16.12.1966 г. и иных международных договорах с ее участием.

Смешанный договор в отличие от всех остальных договоров позволяет в рамках одного договора урегулировать различные отношения сторон в их совокупности, а не прибегать для этого к различным договорным моделям, что значительно упрощает весь договорный процесс. Использование названной конструкции отличается практическим удобством, значительной экономией времени, затрат и усилий сторон. Главное достоинство смешанного договора заключается в возможности участников гражданского оборота при оформлении своих отношений не ограничиваться рамками предусмотренных законодательством моделей, а по своему усмотрению конструировать договор, адекватный их потребностям, со всеми необходимыми элементами. Несомненное достоинство смешанного договора, выгодно отличающее его от иных договорных конструкций, состоит в оптимизации финансовых и временных расходов его сторон, сокращением издержек, связанных с исполнением договорных обязательств. Значение смешанного договора в развитии всей системы договоров России состоит в том, что те конструкции смешанных договоров, которые многократно апробировались на практике, часто используются участниками гражданского оборота, могут быть официально включены в существующую систему поименованных гражданско-правовых договоров.

Как справедливо отмечает А.А. Собчак, смешанный договор «...есть необходимая промежуточная стадия в процессе возникновения новых видов договоров. Она необходима, пока не сложится самостоятельное законодательное регулирование новых видов обязательственных отношений». В качестве примеров использования конструкции смешанных договоров до появления и законодательного оформления специальных видов договоров со специальным режимом правового регулирования он приводит договор банковского счета, который квалифицировался до официального его оформления то как договор поручения, то как договор займа, хранения, соединяя в себе различные конструктивные признаки названных договорных видов; договор поставки, рассматривавшийся до признания его самостоятельным договорным видом как купля-продажа, затем как смешанный. Соответственно, после законодательного оформления того или иного смешанного договора как самостоятельного договорного вида и введения для него специального правового регулирования он уже не может считаться смешанным, так как «...отпадает надобность в применении к ним положений о тех традиционных договорах, элементы которых включены в их содержание» [ii].

Регулированию смешанного договора специально посвящен пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ). Указанной правовой нормой предусмотрено, что стороны вправе заключить договор, содержащий элементы различных договоров, предусмотренных законом и иными правовыми актами. К отношениям сторон по смешанному договору применяются правила о соответствующих договорах с учетом характера смешанного договора и соглашения самих сторон.

Вместе с тем приведенная норма содержит лишь самое общее определение смешанного договора и указывает на основные начала в его правовом регулировании. Многие же практические вопросы, связанные с применением данной конструкции в гражданском обороте, не получили отражения в законодательстве. Одним из таких вопросов является следующий: распространяется ли требование о нотариальном удостоверении, установленное законом для одного из элементов смешанного договора, на весь смешанный договор целиком? Какие последствия возникают при несоблюдении данной формы – будет ли смешанный договор недействительным в целом или возможно сохранить юридическую силу за той его частью, в отношении которой требования о нотариальной форме предусмотрено не было?

Нотариальное удостоверение сделок требуется в случаях, предусмотренных законом (брачный договор, соглашение об уплате алиментов, договор ренты, сделки с долями в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью), а также в случае, когда по закону такое удостоверение не требовалось, но о нем договорились сами стороны (статья 163 ГК РФ). Роль нотариусов в удостоверении сделок в последнее время активно повышается, все большее число сделок подлежит обязательному нотариальному удостоверению в силу закона: к примеру, соглашение об управлении хозяйственным партнерством (статья 6 ФЗ от 03.12.2011 г. № 380-ФЗ «О хозяйственных партнерствах»), договор инвестиционного товарищества (статья 8 ФЗ от 28.11.2011 г. № 335-ФЗ «Об инвестиционном товариществе»).

Несоблюдение нотариальной формы сделки влечет ее недействительность, и она считается ничтожной (статьи 165 и 168 ГК РФ), при этом в изъятие из общего правила о ничтожности сделки, не прошедшей нотариального удостоверения, закон устанавливает исключение. Если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд вправе по требованию исполнившей сделку стороны признать сделку действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется. На сторону, уклоняющуюся от нотариального удостоверения, может быть возложена обязанность компенсировать потерпевшей стороне убытки (пункты 2 и 4 статьи 165 ГК РФ). Об условиях признания действительной сделки, не прошедшей нотариального удостоверения, и практике применения соответствующих законоположений мы уже рассказывали на страницах настоящего журнала и останавливаться на этом не будем [iii].

Законодательство РФ не содержит прямого ответа на вопросы о том, распространяется ли требование о нотариальном удостоверении элемента смешанного договора на весь смешанный договор, и какие возникают правовые последствия для смешанного договора при несоблюдении нотариальной формы.

Еще дореволюционный русский юрист А.А. Симолин полагал, что смешанный договор должен заключаться в форме, отвечающей всем требованиям, предъявляемым к форме всех договоров, входящих в его состав: «…смешанный договор должен быть заключен в форме того договора, которая поглощает в себе форму другого договора, так как если для элемента Х достаточно формальностей, обозначенных буквой “n”, а для элемента У требуется соблюдение формальностей n + q, то при соединении в одном договоре элементов Х + У и формальности должны быть соблюдены в размерах n + q», при этом он оговаривался тем случаем, когда такие требования взаимно исключают друг друга [iv].

В современной юридической литературе также поддерживается мнение о том, что в ситуации, когда нормы для одного из договоров, входящих в смешанный договор, устанавливают определенные требования к его форме, то такое требование распространяется и на весь смешанный договор. Показателен в этом отношении пример, который приводит А. Куликов: договор банковского счета с условием о его кредитовании банком, являющийся смешанным, содержит элементы кредитного договора и договора банковского счета. В отношении первого договора законом установлена письменная форма, а ко второму такое требование не предъявляется. Поскольку к отношениям сторон по данному договору подлежат применению нормы о кредитном договоре, весь такой договор должен быть заключен в письменной форме [v].

В судебно-арбитражной практике отмечается, что если хотя бы для одного из элементов смешанного договора предусмотрена государственная регистрация, то такое требование распространяется на весь смешанный договор в целом и при ее отсутствии незаключенным признается весь смешанный договор. Такой подход сформирован в пункте 13 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», утв. Информационным письмом ВАС РФ от 16.02.2001 г. № 59. Там была рассмотрена следующая ситуация: стороны заключили смешанный договор, содержащий элементы купли-продажи предприятия и поставки оборудования. Договор был заключен в простой письменной форме. Признавая его незаключенным, суд кассационной инстанции, выводы которого поддержал ВАС РФ, отметил, что смешанный договор содержит единую совокупность обязательств. Заключенный сторонами договор представляет собой смешанный договор, так как в нем стороны соединили условия разных гражданско-правовых договоров и связали осуществление своих прав и обязанностей, предусмотренных одним из этих договоров, с осуществлением прав и обязанностей, предусмотренных другим договором. Поскольку пункт 3 статьи 560 ГК устанавливает обязательную государственную регистрацию договора купли-продажи предприятия, это требование распространяется и на смешанный договор, содержащий элементы договора купли-продажи. При отсутствии такой регистрации весь смешанный договор должен считаться незаключенным, а не только в части обязательств по купле-продаже предприятия. Аналогичной позиции придерживаются и нижестоящие судебные инстанции в системе арбитражных судов [vi].

Необходимость распространения требования о государственной регистрации на весь смешанный договор связана с тем, что его стороны связали осуществление своих прав и обязанностей по одному из договоров в составе смешанного с осуществлением прав и обязанностей по другому, образовав тем самым единую совокупность обязательств. Такие элементы являются взаимообусловленными и взаимосвязанными, в связи с чем регистрации подлежит весь договор. В указанном случае нарушение требования о государственной регистрации смешанного договора не может быть устранено даже его фактическим исполнением, поэтому весь такой смешанный договор должен признаваться незаключенным.

Как видно из приведенного примера, характер правовой связи входящих в смешанный договор элементов не имеет значения для определения правовых последствий для смешанного договора, не прошедшего государственную регистрацию. Если бы элементы смешанного договора не были взаимосвязаны и не образовывали тем самым единую совокупность обязательств, он все равно подлежал бы государственной регистрации. Если такое требование установлено хотя бы для одного из элементов, то при его невыполнении смешанный договор считается незаключенным весь целиком, поскольку в действующем гражданском законодательстве РФ не предусмотрена возможность признания договора, не прошедшего государственной регистрации, незаключенным в части.

Обозначенный подход может быть использован и в рассматриваемой нами ситуации, однако с оговоркой, что договор, не прошедший нотариального удостоверения, может быть признан недействительным в части, поскольку допускается сохранение юридической силы за той частью сделки, в отношении которой можно предположить, что она была бы заключена и без включения в нее недействительной части (статья 180 ГК РФ).

При решении вопроса о применении правил о недействительных сделках к смешанному договору следует определять возможность признания его недействительным в части того договора, который отвечает признакам недействительной сделки, а не признавать недействительным весь смешанный договор целиком. Как указал Президиум ВАС РФ в Постановлении от 08.02.2011 г. № 13970/10, в случае наличия спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства и доказательства в их совокупности и взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательства, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной статьей 10 ГК РФ. Приведенный подход следует применять и к рассматриваемой нами проблеме о признании недействительным смешанным договора не целиком, а в части того обязательства, которое не соответствует требованиям законодательства РФ, если их можно разделить и предположить, что договор был заключен и без включения в него оспариваемой части. Данный подход вытекает из необходимости обеспечения стабильности гражданского оборота, баланса интересов и защиты законных ожиданий его добросовестных участников.

В соответствии со статьей 180 ГК РФ недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Указанное правило направлено на сохранение сделки в части, если встает вопрос о ее недействительности. Условием применения данной правовой нормы является возможность предположить, что сделка была бы заключена и без включения в нее недействительной части. Иными словами, части сделки не должны быть взаимосвязаны и взаимообусловлены настолько, чтобы образовывать неразрывное целое, при котором часть сделки не может быть выделена отдельно. Указанная правовая норма имеет важное практическое значение при регулировании смешанного договора, который включает в себя элементы различных договоров, то есть состоит из нескольких частей. Соединение в рамках одного смешанного договора различных договоров, связанных одной общей целью, не исключает возможность сохранения юридической силы за теми договорами в составе смешанного договора, которые закону не противоречат, если предположить, что смешанный договор мог быть заключен и без включения в него оспариваемых частей. Так, в одном деле суд отказал в удовлетворении требования о признании недействительным договора аренды автомобиля с правом его выкупа в части условия о том, что уплаченная в счет выкупной цены сумма не возвращается арендатору при расторжении договора в случае существенного нарушения его условий со стороны арендатора. Суд посчитал, что данное условие взаимосвязано с условиями, регулирующими права и обязанности сторон по расторжению договора, и оснований считать, что он мог бы быть заключен без оспариваемой части, не имеется [vii]. В другом деле суд квалифицировал в качестве смешанного трехсторонний договор купли-продажи с условием о поручительстве и признал его недействительным в части поручительства по мотиву того, что оно не было одобрено как сделка с заинтересованностью, сохранив при этом договор в остальной части [viii].

Если стороны смешанного договора не связали осуществление своих прав и обязанностей по одному из договоров с осуществлением прав и обязанностей по другому договору в составе смешанного и не образовали тем самым единую совокупность обязательств и его можно условно разделить на самостоятельные договоры, нет оснований признавать недействительным весь смешанный договор, если можно предположить, что он мог быть заключен и без включения в него оспариваемых частей. Если в смешанном договоре были соединены элементы, не являющиеся взаимообусловленными и взаимосвязанными, для одного из которых в качестве обязательного требования было установлено нотариальное удостоверение или передача вещи (реальный договор) и оно не было соблюдено, то недействительным следует признать соответствующий договор в составе смешанного, а не весь смешанный договор целиком, если можно предположить, что он был бы заключен и без включения в него недействительной части.

Таким образом, определение правовых последствий несоблюдения формы смешанного договора зависит от взаимообусловленной связи между входящими в него элементами. При отсутствии такой связи и несоблюдении требования к одному из договоров в составе смешанного договора он может быть признан недействительным в части, если можно предположить, что он был бы заключен и без включения в него недействительной части. При наличии взаимообусловленной связи и несоблюдении требования к одному из договоров в составе смешанного договора он является недействительным в целом.



[i] Концепция развития российского законодательства / Под ред. Т.Я. Хабриевой и Ю.А. Тихомирова. М., 2010.

[ii] Собчак А.А. Смешанные и комплексные договоры в гражданском праве // Советское государство и право. 1989. № 11.

[iii] Бычков А.И. Действительность сделки при отсутствии ее нотариального удостоверения // Нотариальный вестникъ. 2012. № 2. С. 9–15.

[iv] Симолин А.А. Возмездность, безвозмездность, смешанные договоры и иные теоретические проблемы гражданского права. М., 2005.

[v] Куликов А. Кредитование счета: два в одном // ЭЖ-Юрист. 2007. № 11.

[vi] См., к примеру, Постановление ФАС Уральского округа от 31.05.2005 г. № Ф09-1500/05-С3 по делу № А60-30575/04-С1, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 23.01.2004 г. по делу № А19-8437/03-14-Ф02-4982/03-С2.

[vii] Кассационное определение Пермского краевого суда от 27.07.2010 г. по делу № 33-6360.

[viii] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 10.02.1999 г. по делу № А82-45/98-Г/13.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100