Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Свежий номер

Нотариальное удостоверение доверенностей: некоторые проблемы

07.04.2012

Е.Б. Тарбагаева,

доцент кафедры гражданского процесса  Юридического института

Сибирского федерального университета,

кандидат юридических наук

 

Аннотация. В статье рассматриваются проблемные вопросы нотариального удостоверения доверенностей. На основе нотариальной и судебной практики делается вывод о несоответствии формулировки статьи 59 Основ законодательства РФ о нотариате природе доверенности, а также о недопустимости удостоверения доверенностей с правом неоднократного передоверия.

Ключевые слова: доверенность, доверитель, полномочие, представитель, третьи лица, представительство, множественность лиц, передоверие.

 

Notarial Certification of the Powers of Attorney: Some Problems

E.B. Tarbagaeva,

Assistant Professor of the Department of the

Civil Process of the Institute of Law of the

Siberian Federal University,

Candidate of Law Sciences

Annotation. The article considers topical items of notarial certification of the powers of attorney. On the basis of notarial and court practice the conclusion is made about non-compliance of the formulation of article 59 of the Basics of the RF legislation on Notariat with regard to the nature of the power of attorney, as well as with regard to the inadmissibility of certification of the powers of attorney with the right of numerous substitution.

Keywords: the power of attorney, principal, authority, representative, the third persons, representation, multitude of persons, substitution.

По общему определению закона доверенность есть письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами (часть 1 статьи 185 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ)). Доверенностью подтверждаются полномочия представителя на совершение юридически значимых для представляемого лица действий. Будучи односторонней сделкой, доверенность не является формой отношений между представляемым и представителем, а служит определению пределов полномочий представителя в отношениях с третьими лицами.

Так как представитель действует от имени и в интересах представляемого, полномочие представителя не приобретает характеристик субъективного права [1]. Доверенностью не передаются субъективные права представляемого, но подтверждается, что лицо, наделенное полномочием, действует в соответствии с волей лица, выдавшего доверенность, осуществляя права последнего. Полномочия, подтвержденные доверенностью, по своему объему не могут выходить за рамки правового положения доверителя. Действия, совершенные представителем в пределах полномочий, порождают правовые последствия для представляемого.

Выдача доверенности по своей правовой природе представляет собой одностороннюю сделку. По общему правилу доверенность должна облекаться в простую письменную форму (часть 1 статьи 185 ГК РФ). Однако судебная практика свидетельствует о ненадежности такой формы. Не случайно в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации отмечается, что в целях установления справедливого баланса интересов сторон следовало бы предусмотреть в статье 185 ГК РФ правило о том, что лицо, для представительства перед которым выдана доверенность, вправе отказать в признании полномочий представителя, если доверенность последнего не удостоверена нотариально или в приравненном к нотариальному удостоверению порядке [2].

В настоящее же время нотариальная форма доверенностей требуется лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. При этом удостоверение доверенностей остается одним из востребованных действий в нотариальной практике. По статистическим данным за 2010 год, нотариальные действия по удостоверению доверенностей составили 11,9% от общего количества нотариальных действий [3]. К сожалению, следует отметить отсутствие единства нотариальной практики в решении ряда, казалось бы, принципиальных вопросов, связанных как с субъектным составом, так и содержанием доверенностей как таковых.

Так, статьей 59 Основ законодательства РФ о нотариате предусматривается возможность удостоверения доверенностей на имя и от имени нескольких лиц. Однако на практике постоянно возникает вопрос о допустимости такого удостоверения. Ответы же, исходящие от разных лиц и органов, имеют порой взаимоисключающий характер. Например, Министерство финансов неоднократно давало разъяснения по поводу взимания государственной пошлины (тарифа) в случаях, когда доверенность выдается от имени нескольких лиц или на имя нескольких лиц, не ставя при этом под сомнение саму такую возможность [4]. Судебная практика также свидетельствует в пользу допустимости множественности лиц в отношениях представительства [5]. Не исключается такая возможность и в литературе [6].

В то же время представители нотариального и научного сообщества неоднократно высказывали противоположную точку зрения, согласно которой доверенность не может быть сделкой со множественностью лиц, но в доверенности как документе может быть изложено содержание нескольких сделок, то есть доверенностей, совершенных несколькими лицами [7].

Таким образом, формальное решение обозначенной проблемы не представляет для нотариусов особой сложности в случае, когда несколько лиц обратились за удостоверением доверенности. Нотариус, совершив удостоверительную надпись на одном документе, взыщет оплату в размере тарифа, умноженного на число обратившихся лиц (представляемых). Правда, в этом случае остается открытым вопрос о количестве экземпляров доверенности. С учетом положения статьи 60 Основ законодательства РФ о нотариате количество экземпляров документов, в которых излагается содержание сделки, удостоверяемой в нотариальном порядке, определяется лицами, обратившимися за совершением нотариального действия, но не может превышать количество сторон, участвующих в сделке. Поэтому, если считать, что субъектом доверенности выступает группа лиц, то нотариус должен им выдать только один экземпляр доверенности. Но ведь удостоверение доверенности оплачено каждым из группы, и логично было бы предположить, что каждый имеет право на получение своего экземпляра доверенности. Иными словами, формальный подход не дает полного ответа на вопрос о допустимости удостоверения доверенностей от имени нескольких лиц.

С материально-правовой, а, значит, существенной позиции потребность в представительстве большой группы лиц – вопрос далеко не праздный. Так, авторы, допускающие материально-правовую обоснованность выдачи доверенности от имени нескольких лиц, обычно ссылаются, в частности, на статью 164 Жилищного кодекса РФ [8]. Действительно, согласно части 3 статьи 164 Жилищного кодекса РФ «на основании решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме, осуществляющих непосредственное управление таким домом, от имени собственников помещений в таком доме в отношениях с третьими лицами вправе действовать один из собственников помещений в таком доме или иное лицо, имеющее полномочие, удостоверенное доверенностью, выданной в письменной форме ему всеми или большинством собственников помещений в таком доме». Вызывает сомнение лишь то обстоятельство, что в этой ситуации имеется множественность доверителей. Не каждый в отдельности собственник, а общее собрание собственников наделяет определенное лицо полномочиями в отношениях с третьими лицами. Поэтому, как ни назови, а письменный документ, подтверждающий полномочия лица на ведение дел по управлению многоквартирным домом, по своему содержанию доверенностью (односторонней сделкой) не будет.

Еще одним примером доверенности от имени множества лиц может служить содержание статьи 8 ФЗ от 28.11.2011 г. № 335-ФЗ «Об инвестиционном товариществе», согласно которой доверенность на ведение общих дел товарищей подлежит, в числе прочих юридических фактов, нотариальному удостоверению. Казалось бы, вот он – новейший пример, подтверждающий допустимость удостоверения доверенности от имени нескольких лиц. Однако в приведенной статье есть любопытное уточнение, согласно которому все приведенные в ней юридические факты подлежат нотариальному удостоверению в количестве экземпляров, превышающем на один экземпляр количество товарищей. А это означает, что даже если в одной доверенности будут перечислены все товарищи, для каждого из них должен быть изготовлен отдельный документ, подтверждающий его волю на наделение другого лица определенными полномочиями в отношениях с третьими лицами. Таким образом, в данном случае законодатель исходит из того, что доверенность выдается от имени каждого из товарищей, а не всех вместе.

Выдача доверенности от имени одного лица на имя нескольких лиц с технической точки зрения не вызывает затруднений. Во всяком случае ясен вопрос с платой за ее удостоверение, чем единственно и можно объяснить желание доверителя одной доверенностью уполномочить нескольких лиц на совершение одного и того же юридического действия, выполнение одной и той же юридической функции. Однако такой доверенностью (документом) подтверждаются полномочия каждого из представителей, а не поименованной группы, которую нельзя определить с точки зрения ее гражданской правосубъектности. Не может быть наделено полномочиями представителя такое коллективное образование, которое не является субъектом права.

Как представляется, доверенность – документ на имя нескольких лиц таит в себе риск несогласованности действий отдельных представителей по выполнению одного и того же поручения, определяемого целью выдачи доверенности. Кроме того, снижается действенность такой важнейшей гарантии представительства, как отмена доверенности. Поэтому доверенность на имя нескольких лиц, хотя и имеет право на существование как документ, содержащий волеизъявление одного доверителя в отношении нескольких лиц, с практической точки зрения опасна как для доверителя, так и для третьих лиц.

Таким образом, можно придти к выводу о том, что Основами законодательства РФ о нотариате определяется исключительно техническая сторона удостоверения доверенностей от имени или на имя нескольких лиц.

В соответствии с Основами законодательства РФ о нотариате несколько самостоятельных субъектов, имеющих однородные и общенаправленные интересы, могут одним общим документом подтвердить полномочия определенного лица или самостоятельные полномочия нескольких лиц на осуществление одних и тех же функций по выполнению одного и общего поручения.

Неоднозначна нотариальная и судебная практика и по вопросу о допустимости нотариального удостоверения доверенностей с правом неоднократного передоверия. Так, решением Красногвардейского районного суда г. Санкт-Петербурга от 25.08.2006 г. (отмененным определением Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 21.09.2006 г.) был признан незаконным отказ нотариуса Г. в удостоверении доверенности по передоверию полномочий, которые уже были передоверены ранее [9]. Решением от 12.11.2010 г., оставленным вышестоящим судом без изменения, Центральный районный суд г. Красноярска отказал в удовлетворении заявления об оспаривании отказа нотариуса Б. в удостоверении доверенности в порядке передоверия от имени лица, получившего полномочия в порядке передоверия [10].

По смыслу закона (статья 187 ГК РФ) передоверие означает, что представитель передает свои полномочия на выполнение данного ему поручения другому лицу. В свою очередь передоверие также имеет характер полномочия, предоставленного одним лицом (представляемым) другому лицу (представителю). Это полномочие не выходит за рамки внутренних отношений по представительству и имеет специальный характер. Лицо, которому выдана доверенность, должно лично совершать те действия, на которые оно уполномочено. Однако если личное выполнение поручения для него невозможно или затруднительно, оно может передоверить их совершение другому лицу. Полномочие на передоверие должно быть оговорено в доверенности как документе, подтверждающем полномочия представителя. Закон допускает передоверие без полномочия, когда представитель вынужден это сделать в силу определенных обстоятельств с целью охраны интересов лица, выдавшего доверенность. Однако передоверие без полномочия имеет исключительный характер и лишь подчеркивает, что представитель в любых обстоятельствах должен обеспечить выполнение данного ему поручения.

Таким образом, передоверие по смыслу закона имеет значение дополнительной гарантии выполнения представителем поручения лица, выдавшего доверенность.

В тексте статей ГК РФ отсутствует какая-либо информация о том, сколько раз можно осуществить передоверие выполнения поручения в рамках представительства. Формально такое умолчание можно было бы трактовать как ситуацию, когда «разрешено все, что не запрещено». Однако к содержанию статьи 187 ГК РФ данный принцип не применим. Законодатель не оставляет пробелов, регулируя передоверие и доверенность, выдаваемую в порядке передоверия. Поэтому, если возможность неоднократного передоверия прямо не закреплена в законе, это не означает, что она (эта возможность) допускается.

Возможность передоверия в порядке передоверия противоречит природе правоотношения, которое возникает между представляемым и представителем. Это правоотношение имеет личный характер, возникает между индивидуально-определенными лицами. При выдаче доверенности представляемый может определить полномочия известного ему лица (представителя) и предоставить ему полномочие на передоверие. Но доверитель не может наделить полномочием на передоверие неизвестное ему лицо, выбор которого, к тому же, осуществило бы другое неизвестное ему на момент удостоверения доверенности лицо (представитель в порядке передоверия). Полномочие на действие в интересах представляемого не может не иметь реального субъекта, обладающего гражданской праводееспособностью (правосубъектностью). Поэтому формулировка «доверенность выдана с правом передавать полномочия другим лицам с правом передоверия» противоречит природе правоотношений по представительству, а сама доверенность в части указания на право передоверия лиц, получивших полномочия в порядке передоверия, ничтожна.

Кроме того, можно заметить, что на представителя, реализующего полномочие на передоверие, возлагается обязанность сообщить об этом лицу, выдавшему доверенность, и передать ему необходимые сведения о лице, которому переданы полномочия (часть 2 статьи 187 ГК РФ). Вместе с тем при множественности передоверий, если бы они допускались законом, исполнение соответствующей обязанности могло бы встретить существенные преграды. Если внутренние отношения представительства допускали бы череду неограниченных передоверий, можно было бы с уверенностью утверждать об утрате возможности личного контакта между представляемым и представителем (или угрозе таковой). Но в этом случае под вопросом оказалось бы и применение нормы, регулирующей прекращение доверенности. Например, в случае отмены доверенности лицом, выдавшем ее, обнаружение фактического местонахождения лица, которому переданы полномочия посредством череды передоверий могло бы быть затруднительным.

Против широкого толкования содержания статьи 187 ГК РФ можно выдвинуть и другие, косвенные аргументы. Сделка, совершенная представителем, способна породить правовые последствия не только для представляемого (при совершении, например, односторонней сделки), но и для других лиц. Эти лица, заключая сделки с представляемым, от имени которого действует представитель, о характере взаимоотношений между представляемым и представителем могут судить только по содержанию основной доверенности, которая и служит документом, подтверждающим полномочия представителя. Возможность множественных передоверий, если бы это допускалось законом по прямому указанию, в значительной степени ослабляла бы гарантии интересов контрагентов по сделкам, совершенным посредством представительства, и уж тем более не отвечало бы интересам лица, выдавшего основную доверенность.

Таким образом, те нотариусы, которые отказываются удостоверять доверенности с правом неоднократного передоверия, действуют в соответствии с духом норм, регулирующих представительство.

Кроме того, исполнение нотариусами своих профессиональных обязанностей регулируется Основами законодательства РФ о нотариате, а также Профессиональным кодексом нотариусов Российской Федерации. В соответствии с указанными нормативными актами нотариус в своей деятельности руководствуется не только законом, но уставами и решениями нотариальных палат, нормами Международного союза нотариата и Европейским кодексом нотариальной этики.

Решением Правления Федеральной нотариальной палаты (протокол № 03/03 от 7–8.07.2003 г.) утверждены Методические рекомендации по удостоверению доверенностей [11]. Согласно этим рекомендациям удостоверение доверенностей о дальнейшем передоверии полномочий, представленных представителю по доверенности в порядке передоверия, не допускается (пункт 7.9).

По своей правовой природе методические рекомендации нотариальных палат содержат разъяснения относительно применения законодательства при совершении отдельных нотариальных действий и не должны противоречить или искажать действительный смысл соответствующих норм.

Как представляется, прямой запрет на удостоверение «вторичного» передоверия, содержащийся в методических рекомендациях, полностью соответствует гражданско-правовым нормам о представительстве.

В этом отношении нотариусы, следующие рекомендациям по применению законодательства, выработанным и официально утвержденным Федеральной нотариальной палаты, действуют согласно принципам профессиональной деятельности, закрепленным в Основах законодательства РФ о нотариате и в Профессиональном кодексе нотариусов Российской Федерации. Методические рекомендации, не имея статуса нормативного акта, обязательны для нотариусов при применении законодательства с точки зрения обеспечения единства нотариальной практики в решении юридически идентичных вопросов. Единство же нотариальной практики совершения отдельных нотариальных действий, в свою очередь, – одно из существенных и необходимых условий для выполнения нотариатом своей основной функции обеспечения стабильности и бесконфликтности гражданско-правовых в широком смысле отношений.



[1] Краткий обзор различных точек зрения по поводу природы полномочий представителя. См.: Нотариат и нотариальная деятельность: Учебное пособие для курсов повышения квалификации нотариусов. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 79–80.

[2] «Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации» (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009 г.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2009. № 11.

[3] См.: Аналитическая записка к статистическому отчету «О деятельности нотариальных палат субъектов Российской Федерации и нотариусов, занимающихся частной практикой, в 2010 г.» // Нотариальный вестникъ. 2011. № 7.

[4] Письмо Минфина РФ от 12.11.2008 № 03-05-06-03/44.

[5] Обзор судебной практики за второй квартал 2005 г. / СПС «КонсультантПлюс».

[6] См., напр: Черемных Г.Г., Черемных И.Г. Нотариальное право РФ: Учебник.  М., 2004. С. 424; Зайцева Т. Нотариальная практика: ответы на вопросы / Т.И. Зайцева; Федер. нотар. палата. Центр нотар. исслед. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 86–89.

[7] См., напр.: Нотариат и нотариальная деятельность: учебное пособие для курсов повышения квалификации нотариусов. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 80.

[8] См., напр.: Зайцева Т.И. Нотариальная практика: ответы на вопросы. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 89.

[9] Архив Красногвардейского суда г. Санкт-Петербурга. Дело № 2-2490/06.

[10] Архив Центрального районного суда г. Красноярска. Дело № 1637/2010.

[11] Методические рекомендации по удостоверению доверенностей // Нотариальный вестникъ. 2003. № 11.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100