Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Олографическое завещание во французском гражданском праве

15.03.2012

Ф.Д. Бунятова,

аспирантка МГИМО (У)

 

Аннотация. Французское законодательство, регулирующее институт завещания, представляет интерес для подробного изучения и анализа. Так, французское право знает четыре вида завещаний: завещание в простой письменной форме, завещание в аутентичной форме, тайное и международное завещание. В настоящей статье представлен анализ особенностей олографического завещания.

Ключевые слова: завещание, олографическое завещание, условия действительности завещания, простая письменная форма, хранение завещания, нотариус.

 

Holographic will in French Civil law

F.D. Bunyatova

Annotation. The French law governing the institution of wills is interesting to study and to analyse. There are 4 types of wills in French Civil law: holographic, authentic, mystic and international will. This article deals with specific aspects of a holographic will.

 

Key words: will, holographic will, conditions of validity, handwritten form, deposit of a will, notary public.

Олографическое, составленное в простой письменной форме, завещание является наиболее простой и распространенной формой завещания с точки зрения требований, предъявляемых к его составлению. Такой вид завещания достаточно часто используется в силу упрощенного порядка его составления и отзыва и возможности полного сохранения тайны завещания. Кроме того, оно не требует никаких затрат, в отличие от иных форм завещаний.

Отметим, что в России простая письменная форма является исключением из общего правила и допускается ст. 1129 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) лишь в чрезвычайных обстоятельствах. Однако в отличие от французского законодательства данный вид завещания согласно отечественному законодательству является действительным в течение месяца после прекращения чрезвычайных обстоятельств, составляется в присутствии двух свидетелей и подлежит исполнению только при условии подтверждения судом по требованию заинтересованных лиц факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах (ст. 1129 ГК РФ).

Французский гражданский кодекс (далее – ФГК) предусматривает три условия действительности, которым должно соответствовать олографическое завещание (ст. 970 ФГК).

Письменная форма. Завещание должно быть в полном объеме написано рукой завещателя. Завещание, написанное третьими лицами, даже в части, является ничтожным. Условие о собственноручной форме завещания является гарантией искренности намерений завещателя [i]. По этой причине основным требованием является написание рукой завещателя, а не при помощи технических средств. Завещание, исполненное на пишущей машинке или компьютере, ничтожно.

Во французской доктрине [ii] содержится упоминание о том, что завещание никогда не бывает написано непосредственно рукой завещателя, так как это в любом случае происходит с использованием, например, ручки или карандаша. В таком случае возникает вопрос, почему бы не отнести к понятию «собственноручные» и завещания, составленные с помощью компьютера или печатной машинки? Оправданность подобной точки зрения, как нам кажется, может вызвать определенные сомнения.

Во-первых, если обратиться к ст. 972 и 976 ФГК, регулирующим завещание в аутентичной форме и тайное завещание, можно заметить, что здесь противопоставляются понятия «собственноручный» и «машинописный». Так, ст. 972 ФГК предусматривает, что если завещание принято двумя нотариусами, то оно должно быть им продиктовано завещателем, и один из нотариусов сам записывает завещание от руки или на печатной машинке. Если нотариус только один, то завещание также должно быть ему продиктовано завещателем, и нотариус сам его пишет от руки или на печатной машинке.

Во-вторых, только документ, составленный собственноручно, позволяет установить личность и истинную волю лица.

Кроме того, необходимо отметить, что согласно Закону об электронной подписи [iii] от 13 марта 2000 г. документы, составленные в электронной форме, приобретают ту же доказательственную силу, что и рукописные документы. Также заметим, что закон прямо не исключает из сферы своего применения документы, для которых предусмотрена исключительно собственноручная форма. Можно было бы предположить, что данное положение применимо и к завещанию в простой письменной форме. Но, тем не менее, ст. 970 ФГК осталась неизменной, и, несмотря на принятие Закона об электронной подписи, она по-прежнему предусматривает, что собственноручное завещание является действительным, если оно целиком написано, датировано и подписано рукой завещателя. Данный факт служит подтверждением того, что завещание в простой письменной форме должно быть написано непосредственно рукой завещателя. Такая позиция подтверждается и наличием в ФГК ст. 1108-2, прямо исключающей возможность составления в электронной форме документов в области семейного и наследственного права, не требующих нотариального удостоверения.

Не имеют значения язык написания (французский или иностранный, «живой» или «мертвый», общенациональный или локальный), используемые обозначения (заглавные или строчные буквы, иероглифы, идеограммы, цифры, стенографические знаки), инструмент написания (перо, карандаш, ручка, мел, уголь, нож, стилет, кисть и т. д.), материальный носитель (бумага, картон, стекло, дерево) [iv].

Интересно то, что в написании завещания завещателю могут оказывать помощь третьи лица. Такое завещание получило название testament a main guidee [v], то есть завещание, выполненное при активном участии третьего лица, и признается действительным при наличии двух условий. Во-первых, почерк завещателя должен быть узнаваемым, и, во-вторых, оно должно полностью выражать волю завещателя. Отметим, что, если завещатель не способен написать завещание даже при участии третьего лица, использование олографического завещания не представляется возможным. В таком случае завещатель может использовать иную форму завещания.

Рассмотрим пример из судебной практики [vi].

Эжени В. умерла 5 декабря 1990 г. в Париже, не оставив обязательных наследников. Все свое движимое и недвижимое имущество В. посредством составления завещания в простой письменной форме от 17 октября 1985 г. завещала Ассоциации по борьбе с раком. Племянница В., не являющаяся обязательной наследницей, обратилась в суд с иском о признании завещания недействительным. Свои требования истица мотивировала тем, что тетя страдала слепотой и не могла собственноручно написать завещание. Суд отказал в удовлетворении требований, и решение было обжаловано в апелляционном суде, который оставил обжалуемое судебное решение без изменений (25 ноября 1997 г.).

Обжалование в кассационной инстанции также не принесло положительных результатов для истицы.

В суде было установлено, что завещание написано почерком В., чего не смогла отрицать и истица. Кроме того, доводы истицы о плохом зрении тети не были подтверждены никакими свидетельствами о полной слепоте умершей. В результате изучения текста завещания суд пришел к выводу о твердости намерений завещателя, что подтверждалось наличием в тексте причин, объясняющих желание завещать все имущество Ассоциации по борьбе с раком.

Таким образом, завещание, составленное при участии третьего лица, выразившемся в осуществлении помощи завещателю в написании, было признано действительным.

При этом, однако, необходимо учесть, что, если лицо, оказывающее помощь завещателю в написании завещания, запишет его само и своим почерком, это завещание будет являться ничтожным.

Описанная нами ситуация невозможна и недопустима в России. В исключительных случаях (физические недостатки, тяжелая болезнь, неграмотность) закон позволяет подписание завещания рукоприкладчиком (п. 3 ст. 1125 ГК РФ) и только тогда, когда речь идет о завещании в нотариальной или приравненной к ней форме. В завещании должны быть указаны причины, по которым завещатель не смог подписать завещание сам, а также имя, фамилия и отчество лица, подписавшего завещание по просьбе завещателя. Что же касается иных видов завещаний, они должны быть написаны и подписаны завещателем собственноручно.

Позиция нашего законодательства представляется достаточно разумной. Ведь, действительно, в случаях, когда рукой завещателя при составлении завещания водит другое лицо, неизбежны случаи оказания давления на волю завещателя, а, следовательно, нарушения принципа свободы завещания.

Конечно же, наличие такой возможности во французском законодательстве говорит о высоком уровне правовой культуры французского общества, однако даже в таких условиях, несомненно, возможны злоупотребления. По этой причине, нам кажется, что, если завещатель не способен написать завещание собственноручно, целесообразнее использовать другой вид завещания, например, завещание в аутентичной форме, посредством изложения своей воли нотариусу. Можно также прибегнуть к международному завещанию, представив текст завещания нотариусу в присутствии двух свидетелей и подтвердив, что содержание завещание выражает истинную волю завещателя.

Примечательно во французском праве и то, что завещание в простой письменной форме может быть составлено неграмотным лицом. Таким образом, у неграмотного завещателя есть право переписать своей рукой текст документа, являющегося завещанием при условии, что он знает его содержание и завещание выражает его истинную волю [vii]. В противном случае такое завещание признается ничтожным.

Так, 7 ноября 2006 г. суд г. Риома рассмотрел дело о признании завещания в простой письменной форме Мишель Г. недействительным в силу неграмотности завещателя. Мишель Г. умерла 28 декабря 1998 г., оставив завещание от 15 апреля 1994 г. в простой письменной форме, в соответствии с которым единственными наследниками объявлялись супруги Марк М. Наследники Мишель Г. по закону заявили о недействительности завещания. В результате проведенной экспертизы было установлено, что Г. обвела текст завещания, когда-то написанное ее отцом, имевшим на дочь сильное влияние. Таким образом, завещание не отражало действительную волю завещателя, хотя она и понимала содержание текста. Суд, применив ст. 970 ФГК, согласно которой собственноручное завещание является действительным, если оно целиком написано, датировано и подписано рукой завещателя, признал завещание недействительным [viii].

Дата. Завещание должно быть датировано рукой завещателя. Дата включает в себя три элемента: день, месяц и год. В то же время не имеют значения способ указания даты и ее место в завещании, так как суды наделены достаточно широкими полномочиями по уточнению неопределенных дат. Требование датирования завещания объясняется двумя фактами [ix]:

– для того чтобы оценить правоспособность завещателя и

– для того чтобы в случае, если завещатель оставил несколько завещаний, определить порядок их составления и установить, какое из них является последним и отменяет предыдущие.

При отсутствии даты завещание, по общему правилу, является ничтожным. Когда в одной из составляющих даты обнаруживается ошибка, или если дата была пропущена, завещание может быть признано действительным, если возможно восстановить данный элемент на основании указаний, содержащихся в самом завещании. Если же в дате не было допущено ошибки, но она является ложной, «что было сделано завещателем намеренно с намерением совершения мошенничества, то это делает завещание недействительным» [x].

По словам П. Вуарена, требование определенной формы собственноручного завещания было смягчено судебной практикой. Так, завещание не признается недействительным, когда в нем отсутствует указание на день его составления, если оно не имеет значения для установления действительности завещания, с точки зрения правоспособности завещателя и возможности отмены завещательного распоряжения. Например, «завещание, датированное “январем 1983 года”, будет считаться действительным, если в январе завещатель являлся полностью правоспособным и не составил на протяжении этого времени иного завещания, противоречащего этому» [xi]. В таком случае неважно, какого именно числа было составлено завещание, и дополнительного уточнения дня составления не требуется.

Дата в завещании может вообще не быть указана. Так, например, Кассационный суд признал действительными завещания при отсутствии даты, из содержания которых явствовало, что они были составлены за четыре дня до самоубийства завещателя [xii] или за десять месяцев до поступления завещателя на лечение в больницу, где он умер [xiii].

Подпись. Завещание должно быть подписано самим завещателем (ст. 970 ФГК). Подпись может отличаться от обычной, быть упрощенной или усложненной, но не должна предшествовать тексту самого завещания или находиться в основной части завещания. Кроме того, необходимо, чтобы она выделялась из контекста завещания.

Завещания, не содержащие подписи завещателя, являются ничтожными. Так, в судебной практике можно найти случаи признания недействительными неподписанные завещания, переданные на хранение нотариусу в запечатанном пакете [xiv], письма без подписи, содержащие последнюю волю лица, найденные у тела умершего [xv].

Для обеспечения сохранности завещания возможна передача его на хранение любому нотариусу по выбору завещателя. До момента смерти завещателя эта передача не обязательна, а после смерти данная обязанность возлагается на любое лицо, в обладании которого окажется завещание (ст. 1007 ФГК).

Представляется, что для предотвращения риска утери завещания его можно хранить в банковской ячейке. Банк обеспечит надежную сохранность завещания. Однако если задуматься, и здесь могут возникнуть некоторые сложности. Так, если завещание содержит определенные распоряжения, подлежащие выполнению сразу после смерти завещателя, например, в отношении организации похорон и т.п., может произойти задержка в связи с невозможностью мгновенного доступа к банковскому сейфу, так как понадобится предоставление нотариального акта, содержащего информацию о наследниках. Ситуация, как нам кажется, осложняется еще и тем, что после открытия сейфа и обнаружения завещания, в котором указаны наследники, возможно, придется изменить ранее составленный нотариальный акт, если в нем будут указаны наследники иные, чем в завещании.

Конечно же, завещание в простой письменной форме обладает и некоторыми недостатками. Во-первых, это риск потери или утраты завещания. Оно может, к примеру, сгореть при пожаре или его попросту можно не найти среди бумаг умершего.

Продолжая рассуждения в этом направлении, предположим, что кто-либо из потенциальных наследников, узнав или догадавшись о содержании завещания, составленного не в его пользу, может найти и уничтожить его. Несомненно, такой ситуации можно избежать, составив несколько экземпляров одного и того же завещания, и хранить их в разных местах или передать на хранение нескольким лицам. Возможен и другой способ, а именно составление нескольких неподписанных копий одного и того же завещания при том, что надлежащим образом оформленная копия, содержащая дату написания завещания и подпись завещателя, передается на хранение нотариусу.

Кроме того, при составлении завещания в простой письменной форме завещатель может допустить ошибки, связанные с несоблюдением формы, что приведет к сложностям с исполнением завещания, к его оспоримости или недействительности.

Также существует и вероятность подделки завещания. Таким образом, многих трудностей можно избежать, обратившись к нотариусу, который даст рекомендации по оформлению завещания, а также обеспечит его сохранность.

Если задуматься о возможности использования собственноручного завещания в Российской Федерации, можно прийти к выводу о том, что с учетом огромной территории страны, а также в связи с недостаточно высоким, по сравнению с Францией, уровнем правовой культуры населения введение такой формы завещания может привести к многочисленным злоупотреблениям. При этом надо заметить, что российским законодательством (ст. 1129 ГК РФ) все же предусмотрена возможность составления завещания в простой письменной форме в случае наличия чрезвычайных обстоятельств, представляющих угрозу для жизни гражданина. Так, гражданин, который находится в положении, явно угрожающем его жизни, и в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств лишенный возможности удостоверить завещание в нотариальном или приравненном к нотариальному порядке, может распорядиться своим имуществом на случай смерти, составив завещание в простой письменной форме. При этом изложение последней воли в простой письменной форме признается завещанием, если завещатель в присутствии двух свидетелей собственноручно написал и подписал его.

Как мы видим, процедура совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах достаточно сложна, ведь при обстоятельствах, угрожающих жизни, гражданин может быть не в состоянии написать завещание и, кроме того, найти двух свидетелей, готовых подписать это завещание. Возможно, было бы целесообразно смягчить требования, предъявляемые к данному виду завещаний. Так, например, можно обойтись без участия свидетелей или пойти еще дальше и позволить изложить последнюю волю с использованием технических средств, таких как диктофон, магнитофон, мобильный телефон и др.



[i]               Pierre Voirin, Gilles Goubeaux. Droit civil. Droit prive notarial, regimes matrimoniaux, successions-liberalites / LGDJ, 2007. P. 316.

[ii]              Fauchon A. Solus consensus obligat:de la validite du crayon en matiere d'actes sous seing prive / Recueil Dalloz, 1997. P. 504.

[iii]              Loi 2000-230 du 13 mars 2000 portant adaptation du droit de la preuve aux technologies de l'information et relative a la signature electronique // JORF n°62 du 14 mars 2000. P. 3968 texte n° 1.

[iv]                     Гонгало Ю.Б. Форма завещания по российскому и французскому законодательству (сравнительно-правовой аспект) // Российский юридический журнал. 2007. № 1. С. 82.

[v]              Dossiers pratiques Francis Lefebvre. Testament et legs / /Editions Francis Lefebvre. 2009. P. 62.

[vi]              Cass. 1E civ. 11 janvier 2000 no 98-1-.700 D// Dossiers pratiques Francis Lefebvre. Testament et legs. P. 190–191.

[vii]             Cass. 1E civ. 25 janvier 2005 no03-12.312 F-D // Dossiers pratiques Francis Lefebvre. Testament et legs. P. 215–216.

[viii]            Cass. 1E civ. 9 janvier 2008 no07-10.599 F-PB // Dossiers pratiques Francis Lefebvre. Testament et legs. P. 248–249.

[ix]                     Pierre Voirin, Gilles Goubeaux. Droit civil. Droit prive notarial, regimes matrimoniaux, successions-liberalites. P. 316.

[x]              Pierre Voirin, Gilles Goubeaux. Droit civil. Droit prive notarial, regimes matrimoniaux, successions-liberalites. P. 316.

[xi]              Там же. P. 316–317.

[xii]             Cass. 1E civ. 30-6-1992 no90-19.021: Bull.civ. I no 215 // Dossiers pratiques Francis Lefebvre. Testament et legs. P. 63.

[xiii]            Cass. 1E civ. 10-5-2007 no05-14.366 FSPB // Dossiers pratiques Francis Lefebvre. Testament et legs. P. 234–235.

[xiv]            Cass. 1E civ. 22-3-2005 no 03-19.907 F-PB//Dossiers pratiques Francis Lefebvre. Testament et legs. P. 218–219.

[xv]             Cass. 1E civ. 16-3-2004  no 02-13.387 FS-P// Dossiers pratiques Francis Lefebvre. Testament et legs. P. 206–207.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100