Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Действительность сделки при несоблюдении ее нотариальной формы

13.03.2012

А.И. Бычков,

начальник юридического отдела ЗАО «ТГК “Салют”»,

аспирант кафедры адвокатуры, нотариата, гражданского и арбитражного процесса РГТЭУ

 

 

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы, связанные с признанием действительной сделки судом по требованию одной из ее сторон, когда такая сделка не была нотариально удостоверена. С учетом материалов правоприменительной практики анализируются необходимые условия для такого признания, рассматривается возможность применения данного подхода к сделкам, обязательное нотариальное удостоверение которых законом не предусмотрена, а также к смешанным договорам.

Ключевые слова: нотариальная форма сделки, признание действительной сделки, полное или частичное исполнение сделки, недействительность сделки, недействительность части сделки, смешанный договор, элементы различных договоров, свобода договора.

 

The validity of a transaction at non-observance of its notarial form

A.I. Bychkov

Annotation. The issues related to the declaration of a transaction as valid by court on demand of one of its parties when such transaction hasn’t been authenticated by a notary are considered in the article. Taking into account of the materials of law enforcement practice the necessary conditions of such declaration are analyzed, the possibility of application of given approach to the mixed contract and to the transactions, which doesn’t need in obligatory notarial authentication according to law is considered.

Keywords: notarial form of transaction, declaration of valid transaction, full or partial execution of transaction, invalidity of  transaction, invalidity of a part of  transaction, mixed contract, elements of various contracts, freedom of contract.

Нотариальное удостоверение сделок требуется в случаях, предусмотренных законом (брачный договор, соглашение об уплате алиментов, договор ренты, сделки с долями в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью), а также в случае, когда по закону такое удостоверение не требовалось, но о нем договорились сами стороны (ст. 163 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ)).

Обращение участников гражданского оборота за нотариальным удостоверением своих сделок, даже когда по закону это не требуется, обусловлено высокой значимостью нотариата как правового института гражданского общества. Нотариальное удостоверение сделки обеспечивает проверку ее условий на соответствие требованиям действующего законодательства РФ. Кроме того, при нотариальном удостоверении сделок реализуется основная функция нотариата – обеспечение защиты прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, поскольку нотариус обязан разъяснить сторонам сделки смысл и значение представленного ими проекта сделки и проверить, соответствует ли его содержание действительным намерениям сторон и не противоречит ли требованиям закона (абзац 1 ст. 1 и ст. 54 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате). Нотариусы, осуществляющие нотариальные действия от имени Российской Федерации, будучи незаинтересованными в удостоверяемых ими сделках, вызывают у участников гражданского оборота больше доверия, нежели частные организации, предоставляющие услуги по подготовке и согласованию проектов договоров.

Несоблюдение нотариальной формы сделки влечет ее недействительность, и она считается ничтожной (ст. 165 и 168 ГК РФ), при этом в изъятие из общего правила о ничтожности сделки, не прошедшей нотариального удостоверения, закон устанавливает исключение.

Если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд вправе по требованию исполнившей сделку стороны признать сделку действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется. На сторону, уклоняющуюся от нотариального удостоверения, может быть возложена обязанность компенсировать потерпевшей стороне убытки (п. 2 и 4 ст. 165 ГК РФ). Аналогичное правило предусмотрено и в отношении государственной регистрации сделки: если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда (п. 3 ст. 165 ГК РФ).

В юридической литературе положительно оцениваются нормы, закрепленные в ст. 165 ГК РФ о возможности преодоления дефекта формы сделки при последующем признании ее действительной в судебном порядке. Как отмечают исследователи, указанные нормы вполне согласуются с назначением формы сделки. «Суд, признавая такую сделку действительной, тем самым выполняет и удостоверительную функцию» [1]. Такой подход законодателя позволяет учитывать реалии складывающихся отношений, поскольку «нарушение формы сделки, требующей нотариального оформления, отнюдь не всегда вызвано попыткой сторон обойти закон, а «автоматическое» лишение соглашения силы юридического факта иногда приводит к существенному нарушению интересов одного из контрагентов» [2].

Как отмечает В. Груздев, сама возможность реанимации сделки, не прошедшей нотариальное удостоверение или государственную регистрацию, обусловлена тем, что стороны, пусть и не оформив надлежаще свое соглашение, а также не зарегистрировав его в установленном порядке, вместе с тем волеизъявления все-таки согласовали [3].

Применительно к вопросу о признании гражданско-правового договора незаключенным Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ (ВАС) указал, что в случае наличия спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства и доказательства в их совокупности и взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательства, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной ст. 10 ГК РФ [4].

Интересно, что в вопросах правового регулирования признания действительными сделок при наличии дефекта формы украинский законодатель пошел дальше российского: как следует из ч. 2 ст. 218 Гражданского кодекса Украины, если сделка, для которой законом установлена ее недействительность, в случае несоблюдения требования о письменной форме заключена устно и одна из сторон совершила действие, а другая сторона подтвердила его совершение (в частности, путем принятия исполнения), такая сделка в случае возникновения спора может быть признана судом действительной [5].

Для признания сделки, не прошедшей нотариального удостоверения, действительной необходимо наличие следующих условий: несоблюдение нотариальной формы наступило не по вине стороны, полностью или частично исполнившей сделку, а по вине другой стороны; другая сторона уклонялась от нотариального удостоверения сделки, что может выражаться как в ее бездействии, так и в активном противодействии удостоверению сделки; сама сделка не противоречит закону, и была соблюдена хотя бы ее письменная форма, поскольку с ее отсутствием закон прямо связывает недействительность сделки (п. 2 ст. 162 ГК РФ) [6].

Необходимо иметь в виду, что признание действительной сделки, не прошедшей нотариального удостоверения, в судебном порядке требуется не только для сделок, обязательная нотариальная форма которых предусмотрена законом. Такое признание необходимо также в случае, когда стороны в своем соглашении предусмотрели его нотариальное удостоверение. Наличие в соглашении условия об обязательном нотариальном удостоверении делает его для сторон обязательным и влечет те же последствия, что и условие о нотариальном удостоверении в силу закона. В частности, при несоблюдении нотариальной формы такого соглашения оно является недействительным по мотиву дефекта формы. К такому выводу пришли ФАС Северо-Кавказского округа в постановлениях от 21.07.2005 г. по делу № Ф08-3157/2005 и от 19.10.2000 г. № Ф08-2795/00 по делу № А-32-9821/99-21/194-2000-7/113 и ФАС Дальневосточного округа в постановлении от 04.02.2011 г. № Ф03-9084/2010.

Применение рассматриваемого правила допустимо при доказанности самого факта заключения договора. Это обстоятельство может быть подтверждено только письменными доказательствами (Определение Верховного Суда РФ от 20.01.1994 г.). Кроме того, применение данного правила не должно нарушать требования закона, поскольку сделки, направленные на обход установленных законом запретов, являются ничтожными на основании ст. 168 ГК РФ. Так, в одном деле истец обратился в суд с требованием о признании действительным договора купли-продажи квартиры. Невозможность нотариального удостоверения данного договора была вызвано тем, что на квартиру суд по другому делу наложил арест. Удовлетворение требования о признании данного договора действительным предоставит сторонам возможность обойти запрет на отчуждение квартиры, на которую судебным актом наложен арест, что является недопустимым (Определение Верховного Суда РФ от 21.07.1997 г.).

Одним из обязательных условий признания сделки, не прошедшей нотариального удостоверения, судом является ее полное или частичное исполнение. Доказательствами такого исполнения могут выступать уплата денежной суммы, передача имущества, передача правоустанавливающих и иных документов, освобождение проданного дома, передача ключей от него, вывоз мебели и фактическое освобождение занимаемого помещения и т.д. (Определение Верховного Суда РФ от 15.05.2000 г. по делу № 41-В00пр-9, постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 08.02.2000 г. № Ф08-358/2000 по делу № А32-17242/99-21/420). Поскольку из рассматриваемой нормы не следует иное, частичным исполнением сделки можно считать и исполнение различного рода факультативных обязанностей: к примеру, в договоре купли-продажи квартиры факультативной (дополнительной) обязанностью продавца по отношению к его главной обязанности передать квартиру будет обязанность передать относящиеся к ней документы. Такое исполнение имеет значение для целей применения п. 3 ст. 165 ГК РФ.

Поскольку п. 2 ст. 165 ГК РФ право требовать признания сделки, не прошедшей нотариального удостоверения, предоставлено только стороне, исполнившей сделку полностью или частично и при этом не уклоняющейся от ее нотариального удостоверения, такое требование не может быть заявлено другой стороной, которая от нотариального удостоверения уклоняется.

Несмотря на то, что из буквального содержания п. 2 ст. 165 ГК РФ следует право, а не обязанность суда признать действительной сделку, такое право не может толковаться расширительно в сторону повышения роли усмотрения суда, поскольку речь в рассматриваемом случае идет о праве суда признать сделку действительной только при наличии в совокупности необходимых для этого условий, о которых было сказано выше.

Требование о признании сделки, не прошедшей нотариальное удостоверение, действительной может быть заявлено как в форме отдельного иска, так и встречного, если первоначальный иск связан с применением последствий недействительности такой сделки. Поскольку законом специальных правил на этот счет не предусмотрено, к такому требованию подлежит применению общий срок исковой давности. Исходя из принципа равенства участников гражданского оборота и осуществления ими принадлежащих прав своей волей и в своем интересе, право выбора вида способа защиты прав потерпевшей стороны принадлежит ей самой. Она по своему выбору может потребовать либо признания сделки действительной, либо применения последствий ее недействительности, получив исполненное ею обратно по правилам о неосновательном обогащении (гл. 60 ГК РФ).

Требование о признании сделки действительной может быть соединено с требованием о понуждении к исполнению по ней. К примеру, продавец в договоре купли-продажи квартиры, для которого сами стороны предусмотрели нотариальную форму, вправе потребовать признания данной сделки действительной, если покупатель уклоняется от ее нотариального удостоверения, соединив такое требование с требованием передачи денег в счет оплаты стоимости квартиры или с требованием понуждении к регистрации такой сделки, если покупатель уклоняется также и от нее.

Размер государственной пошлины за рассмотрение иска о признании действительной сделки, не прошедшей нотариального удостоверения, а также иска о применении последствий ее недействительности определяется по правилам ст. 333.19 Налогового кодекса РФ (далее – НК РФ). В практике судов общей юрисдикции встречается подход, согласно которому при соединении в одном иске нескольких требований личного неимущественного характера размер государственной пошлины определяется не за каждое такое требование в отдельности, а как за одно требование. Так, в одном деле истец просил суд обязать УФМС по Псковской области устранить нарушения ее прав на свободный выезд и возвращение в РФ, принять документы на выдачу паспорта, произвести в сокращенный срок их рассмотрение и выплатить компенсацию морального вреда. Оставляя исковое заявление без движения, Псковский городской суд руководствовался положениями п. 10 ч. 1 ст. 91 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК РФ), в соответствии с которыми по заявлению имущественного характера, состоящему из нескольких самостоятельных требований, цена иска определяется, исходя из каждого требования в отдельности. Псковский областной суд, отменяя данное определение, указал следующее. Анализ приведенных норм материального и процессуального права свидетельствует о том, что ни нормы ГПК РФ, ни нормы НК РФ или иного федерального закона о налогах и сборах не устанавливают уплату государственной пошлины при подаче в суд общей юрисдикции искового заявления неимущественного характера, состоящего из нескольких таких самостоятельных требований, исходя из каждого требования в отдельности. Следовательно, в силу пп. 3 п. 1 ст. 333.19 НК РФ государственная пошлина уплачивается в размере 200 рублей независимо от количества заявляемых требований неимущественного характера. Статья 91 ГПК РФ о цене иска по имущественным спорам применена судьей ошибочно, поскольку требования истца о рассмотрении ее заявления о выдаче паспорта и взыскании денежной компенсации морального вреда являются требованиями неимущественного характера. Таким образом, поскольку все заявленные истицей требования являются требованиями неимущественного характера, заявлены в одном исковом заявлении, к которому приложена квитанция об оплате государственной пошлины в размере 200 рублей, что соответствует требования пп. 3 п. 1 ст. 333.19 НК РФ, то оставление ее заявления без движения не соответствует положениям ст. 136 ГПК РФ (Кассационное определение Псковского областного суда от 19.04.2011 г. по делу № 33-504/11).

Действительно, по смыслу п. 3 ч. 1 ст. 333.19 НК РФ государственная пошлина в размере 200 рублей для физических лиц уплачивается за подачу искового заявления неимущественного характера безотносительно к количеству заявленных требований в таком исковом заявлении. Следовательно, при соединении в одном иске нескольких требований – о признании сделки действительной и понуждении к ее исполнению – пошлина должна уплачиваться как за одно личное неимущественное требование.

Необходимо учитывать, что выбор потерпевшей стороны способа защиты своего права в соответствии со ст. 12 ГК РФ должен осуществляться, исходя из его соответствия характеру нарушения, и реально приводить к восстановлению ее нарушенных прав и охраняемых законом интересов. Конституционный Суд РФ в своих правоприменительных решениях неоднократно подчеркивал, что право каждого на судебную защиту его прав и свобод, в том числе на судебное обжалование решений и действий органов государственной власти и органов местного самоуправления (ст. 46 Конституции РФ), не предполагает возможность выбора гражданином или объединением граждан по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным категориям дел определяются, исходя из Конституции РФ, федеральными законами (Определения от 21.04.2011 № 450-О-О, от 18.06.2006 № 367-О и др.). Отсюда следует, что потерпевшая сторона в рассматриваемой ситуации вправе потребовать признания сделки действительной или применения последствий ее недействительности, которые соответствуют характеру спора и направлены на реальное восстановление прав. Не могут быть для защиты ее прав использованы такие способы, как признание права, восстановление положения, существовавшего до нарушения, и права и т.п., поскольку они не соответствуют характеру рассматриваемого спора.

Требование о признании сделки действительной подлежит заявлению и рассмотрению в общеисковом порядке, равно как и требование о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности.

Если в результате применения последствий недействительности стороны недействительной сделки обязаны в соответствии со ст. 167 ГК РФ вернуть друг другу все полученное по ней, и при этом на данной стадии они пришли к соглашению все-таки исполнить сделку, ничто не мешает им это сделать. Недействительная сделка не влечет за собой никаких правовых последствий, за исключением тех, что связаны с ее недействительностью. При недействительности сделки каждая из сторон должна вернуть другой обратно все полученное ею по сделке или компенсировать стоимость полученного в деньгах, если невозможно осуществить компенсацию в натуре. Обязательство по возврату полученного по недействительной сделке для приведения сторон в первоначальное состояние (реституционное обязательство) является одним из гражданско-правовых обязательств (ст. 307 ГК РФ).

Согласно разъяснению, приведенному в п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 102 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 409 Гражданского кодекса РФ», если соглашением об отступном не нарушены права и интересы третьих лиц или публичные интересы, предоставлением отступного может быть прекращено и обязательство по возврату полученного по недействительной сделке, возникшее в силу ст. 167 ГК РФ. В случае, когда законодатель полагает необходимым ограничить право сторон на заключение того или иного соглашения, он прямо указывает об этом в соответствующей норме закона (например, в п. 2 ст. 414 ГК РФ). В данном случае такого рода ограничений законодательством не установлено. Следовательно, предоставлением отступного может быть прекращено любое обязательство, в том числе и обязательство по возврату полученного по недействительной сделке, возникшее в силу ст. 167 ГК РФ.

Свои реституционные обязательства стороны недействительной сделки, которая не прошла нотариального удостоверения, могут прекратить предоставлением отступного, то есть фактическим исполнением этой сделки.

Следует иметь в виду, что недостатки формы сделки не являются обстоятельством, исключающим обязанность лица оплатить (возместить) фактически полученное им. Принятие заказчиком результата работ, выполненных подрядчиком, свидетельствует о наличии между сторонами фактических отношений по строительному подряду (постановление ФАС ЗСО от 02.05.2007 г. по делу № Ф04-2806/2007(34045-А46-22)). Как указал ФАС Московского округа в постановлении от 15.12.2009 г. № КГ-А40/13048-09 по делу А40-27342/08-136-212, ранее признанный недействительным договор на управление гостиницей не исключает обязанности заказчика оплатить фактически оказанные и принятые им услуги исполнителя. Иное приведет к нарушению принципа восстановления первоначального состояния сторон по сделке.

Дефект формы сделки не исключает обязанность лица оплатить фактически полученное им, что соответствует возмездной природе договорных отношений (ст. 423 ГК РФ). Такой подход согласуется с положениями ст. 167 ГК РФ, которые устанавливают обязанность сторон недействительной сделки вернуть все полученное по ней для приведения их в первоначальное состояние и обязанность компенсировать полученное в деньгах, если полученное в натуре предоставить невозможно. В случаях пользования имуществом, выполнения работ или оказания услуг, когда полученную имущественную выгоду можно компенсировать только в деньгах, полученные за такое пользование имуществом выполненную работу или оказанную услугу денежные средства остаются у стороны, их получившей. Фактически у сторон остаются уже полученные ими материальные выгоды, и возникают, таким образом, те же последствия, как если бы эти сделки были действительными.

Из системного анализа статей 165 и 167 ГК РФ можно сделать вывод о том, что фактическое исполнение сделки ее сторонами может рассматриваться как преодоление дефекта ее формы. У сделки, не прошедшей нотариального удостоверения, дефект ее формы может быть устранен одним из следующих способов: признание ее действительной судом при полном или частичном исполнении или прекращение реституционных обязательств сторон по сделке при применении последствий ее недействительности отступным – исполнением сделки ее сторонами вместо возврата всего полученного по ней. Кроме того, при применении последствий недействительности сделки, когда стоимость полученного компенсируется в деньгах, поскольку невозможно возвращение полученного в натуре, фактически достигается тот же результат, который желали стороны, как если бы совершенная ими сделка была бы действительной.

На практике участники гражданского оборота при оформлении своих отношений не ограничиваются теми договорными моделями, которые предусмотрены действующим законодательством. Исходя из принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ) стороны из имеющихся конструкций синтезируют модель договора, адекватную их потребностям, заключая непоименованные и смешанные договоры. Смешанный договор в отличие от всех остальных договоров позволяет в рамках одного договора урегулировать различные отношения сторон в их совокупности, а не прибегать для этого к различным договорным моделям, что значительно упрощает весь договорный процесс. Использование названной конструкции отличается практическим удобством, значительной экономией времени, затрат и усилий сторон.

Применительно к рассматриваемой проблеме необходимо отметить следующее. Смешанный договор может включать в себя элементы различных договоров, в том числе таких, для которых предусмотрена нотариальная форма. При включении элементов описываемого договора в смешанный договор он весь подлежит нотариальному удостоверению, а при несоблюдении данной формы считается недействительным. Подтверждение этого вывода можно встретить в практике ВАС РФ, который применительно к государственной регистрации сделки указал, что поскольку смешанный договор порождает единую совокупность обязательств, то наличие к одному из договоров в его составе требования о государственной регистрации означает, что оно распространяется на весь смешанный договор в целом (п. 13 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», утвержденный Информационным письмом ВАС РФ от 16.02.2001 г. № 59).

Если смешанный договор не прошел нотариальное удостоверение, то дефект его формы может быть устранен таким же образом, как и в случаях с другими договорами. Кроме того, при оценке действительности смешанного договора следует иметь в виду положения ст. 180 ГК РФ, согласно которым недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. В смешанном договоре его стороны могут соединить между собой условия включенных в него договоров, поставив реализацию прав и обязанностей по одному договору в зависимость от реализации прав и обязанностей по другому договору, образовав тем самым единую совокупность обязательств. Они могут также условия не соединять и не образовывать между ними правовую связь. В последнем случае, если для одного из договоров законом не была предусмотрена обязательная нотариальная форма, на основании приведенной правовой нормы представляется допустимым сохранение действительной этой части смешанного договора, если можно предположить, что она была бы совершена и без включения в нее недействительной части.

 



[1] Егоров Ю.П. Сделки как правовые средства экономики // Законодательство и экономика. 2004. № 9.

[2] Илларионова Т.И. Механизм действия гражданско-правовых охранительных мер. Свердловск, 1980.

[3] Груздев В. Количество стадий договорного процесса по российскому гражданскому праву // Хозяйство и право. 2003. № 3.

[4]Постановление Президиума ВАС РФ № 13970/10 от 08.02.2011 г.

[5] Комментарий к Гражданскому кодексу Украины. Т. 2 / Под ред. разработчиков проекта ГК А.С. Довгерта, Н.С. Кузнецовой, А.А. Подопригоры и др. Харьков: Одиссей, 2005.

[6] Обзор Кемеровского областного суда от 01.12.2004 г. № 01-19/130 «Обзор судебной практики рассмотрения судами Кемеровской области дел о признании недействительными сделок с недвижимостью и применении Закона РФ № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»».


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100