Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Завещание в аутентичной форме во французском гражданском праве

06.01.2012

Ф.Д. Бунятова,

аспирантка МГИМО (У)

 

Аннотация. Французское законодательство, регулирующее институт завещания, представляет интерес для подробного изучения и анализа. Так, французское право знает четыре вида завещаний: завещание в простой письменной форме, завещание в аутентичной форме, тайное и международное завещание. В настоящей статье представлен анализ особенностей аутентичного завещания.

Ключевые слова: завещание, аутентичное завещание, удостоверение завещания, свидетель, нотариус, ответственность нотариуса.

 

Bunyatova F.D.

Authentic will in French Civil law

Annotation. The French law governing the institution of wills is interesting to study and to analyse. There are four types of wills in French Civil law: holographic will, authentic will, mystic will and international will. This article deals with specific aspects of an authentic will.

Keywords: will, authentic will, attestation of a will, witness, notary public, liability of a notary public.

Завещание в аутентичной форме, также известное как публичное завещание, предусматривает соблюдение процедуры, установленной ст. 971–975 Французского гражданского кодекса (далее – ФГК). Прежде всего, это завещание, удостоверенное нотариусом и лишь в строго определенных случаях удостоверенное иными должностными лицами, указанными в законе. Достаточно строгие требования к форме удостоверенного завещания во Франции проявляются в том, что в силу ст. 971 ФГК оно «должно быть принято двумя нотариусами либо одним нотариусом в присутствии двух свидетелей». Таким образом, общее правило, согласно которому нотариальный акт может быть совершен одним нотариусом, в данном случае не применяется. Заметим, что присутствие свидетелей необходимо на всех стадиях оформления завещания. Так, если свидетели присутствуют при чтении завещания нотариусом, но не присутствуют при процессе изложения воли завещателем, завещание признается недействительным. Вместе с тем на свидетелей не налагается обязанность внимательно слушать произносимый текст. Данные положения хоть и не предусмотрены непосредственно ст. 972 ФГК, но к таким выводам можно прийти при изучении судебной практики [1].

Процесс составления и удостоверения данных завещаний включает в себя пять обязательных последовательных этапов [2].

1. Изложение воли. Завещатель должен в присутствии двух нотариусов или одного нотариуса и двух свидетелей выразить сущность своей завещательной воли и сформулировать в общем виде устно распоряжения, которые он хотел бы включить в завещание. При изложении своей воли завещатель может пользоваться записями, подготовленными им самим или третьими лицами. В судебной практике встречаются и случаи признания действительными завещаний, сформулированных завещателем с использованием черновика, заранее подготовленного нотариусом [3]. При этом, однако, завещатель не может предоставить нотариусу свои записи вместо того, чтобы изложить свои намерения устно. Он также не может выражать свои мысли знаками [4], из чего можно сделать вывод о том, что немой не способен составить завещание в аутентичной форме. То же самое относится и к лицам, объясняющимся с помощью ограниченного количества слов и мимики вследствие нарушения мозгового кровообращения [5].

Существует мнение о том, что необходимо смягчить требования к завещанию в аутентичной форме, сделав его доступным для глухих и немых [6]. Но представляется, что лица, которые в силу тех или иных причин не могут составить завещание в аутентичной форме, могут прибегнуть к международному завещанию. Этот вид завещания введен Вашингтонской конвенцией от 26 октября 1973 г. [7] и предъявляет менее строгие требования к составлению по сравнению с завещанием в аутентичной форме.

Завещатель вправе использовать любой язык, но необходимо, чтобы все участвующие в процессе составления завещания лица его понимали, при этом во избежание ложной интерпретации воли запрещено приглашать переводчика. «Постановлением Кассационного суда Франции от 18 декабря 1956 г. признано, что участие переводчика может не только быть источником заблуждений, но и способствовать обману и снижению гарантий, установленных ст. 972 ФГК, требующих изложения воли завещателя и чтения текста завещателю нотариусом, которому он доверил “миссию прямого контроля и за соблюдением всех необходимых требований”» [8].

2. Написание. Итак, нотариус записывает текст завещания на том языке, который использует завещатель, и затем самостоятельно переводит содержание завещания на французский язык. Возможны два варианта оформления подобного текста [9]:

1. Нотариус сначала записывает распоряжения завещателя на иностранном языке, используемом завещателем, а затем переводит данный текст на французский язык, при этом располагая текст на странице в параллельных колонках. Соответственно, в первой колонке фиксируется текст на иностранном языке.

2. Нотариус осуществляет перевод сразу и, таким образом, в первую очередь записывает текст на французском. Тогда содержание завещания на иностранном языке располагается во второй колонке.

Отметим, что, если нотариус не владеет языком, используемым завещателем, составление завещания в аутентичной форме не представляется возможным. В такой ситуации можно прибегнуть к международному завещанию.

Согласно ст. 972 ФГК написание завещания может быть осуществлено нотариусом лично от руки или с использованием технических средств либо третьими лицами, уполномоченными нотариусом. Обычно текст завещания составляется сотрудниками нотариальной конторы. Вместе с тем нотариус не обязан воспроизводить буквально все слова завещателя. Так, изложенный завещателем текст может быть трансформирован в целях изложения завещательной воли юридическим языком при условии, что ее смысл остается неизменным. Для достижения этой цели нотариус вправе задавать завещателю вопросы, уточняющие его волю, что осуществляется в присутствии второго нотариуса или свидетелей.

3. Чтение. Обязанность оглашения текста завещания возложена на нотариуса под угрозой недействительности завещания (абзац 3 ст. 972 ФГК). Установление этого требования вызвано необходимостью обеспечить завещателю возможность проверить соответствие написанного текста его собственной воле, поскольку он не пишет завещание собственноручно. Как мы уже отмечали, глухой не может составить завещание в аутентичной форме, так как он не в состоянии услышать текст, зачитываемый нотариусом. Однако в судебной практике мы встретили случаи признания таких завещаний действительными [10]. Так, после прочтения завещания нотариусом оно передается завещателю, который самостоятельно читает его вслух, и тем самым соблюдается соответствующее требование, предъявляемое к завещаниям в аутентичной форме.

4. Отметка о выполнении всех необходимых формальностей. В соответствии с абзацем 4 ст. 972 ФГК нотариус обязан сделать отметку о выполнении всех формальных требований, предусмотренных законом: изложение воли, написание, чтение.

5. Подписание. Завещание должно быть подписано всеми лицами, присутствовавшими при его составлении. Подпись завещателя позволяет установить его личность и свидетельствует об одобрении им содержания завещания, а подписи нотариуса и свидетелей гарантируют подлинность акта. Статья 973 ФГК предусматривает, что, если завещатель заявляет, что он не умеет или не может подписать завещание, в завещании делается отметка об этом заявлении, а также о причине, препятствующей подписанию. При этом на нотариуса не возлагается обязанность проверить, действительно ли завещатель не в состоянии подписать завещание [11].

Правоспособность свидетелей устанавливается в соответствии с ФГК. При этом ст. 980 определяет условия в отношении правоспособности выступать в качестве свидетеля при оформлении завещания. Так, необходимо, чтобы данное лицо было совершеннолетним, не было лишено своих гражданских прав и могло подписывать документы. До 31 декабря 2006 г. свидетели должны были иметь французское гражданство. Супруги не могут выступать вместе в качестве свидетелей при составлении одного и того же завещания. Кроме того, согласно ст. 975 не могут являться свидетелями легатарии, из чего бы ни состоял легат, ни их родственники до четвертой степени родства включительно. Работники нотариальной конторы, которой будет принято завещание, также не имеют право быть свидетелями. В то же время ничто не препятствует тому, чтобы в качестве свидетелей выступали родственники завещателя или нотариуса.

Необходимо отметить некоторое противоречие, связанное с невозможностью осуществления роли свидетеля работниками нотариуса, предоставляя в то же время такую возможность родственникам нотариуса. Дело в том, что свидетель должен быть полностью независимым, и именно по этой причине им не может быть служащий нотариальной конторы. Но такой аргумент можно применить и в отношении родственников нотариуса, которые также могут находиться в определенной зависимости от него. Таким образом, как нам кажется, не только лица, являющиеся работниками нотариальной конторы, но и родственники нотариуса, возможно, не могут являться свидетелями при оформлении завещания.

Важно также и то, что нотариус не может принять завещания своих родственников по прямой линии и по боковой линии до третьей степени родства. Помимо этого, данное положение касается еще и завещаний, содержащих распоряжения в пользу самого нотариуса и его родственников. Запрет распространяется на всех работников нотариальной конторы [12].

Особое внимание следует уделить ответственности нотариуса. Так, обязанностью нотариуса является обеспечение соблюдения всех предусмотренных законом условий для того, чтобы завещание являлось действительным [13]. Ответственность нотариуса может возникать каждый раз, когда завещание признается ничтожным вследствие несоблюдения формы, предусмотренной для завещаний в аутентичной форме. Примерами могут послужить случаи, когда завещание не было продиктовано завещателем нотариусу, как того требует ст. 972 ФГК, или приглашенный свидетель оказался несовершеннолетним и т.п. Ответственность нотариуса возникает также в ситуациях, когда им не были даны надлежащие рекомендации, например, о нецелесообразности удостоверения завещания, составленного лицом, в силу физических недостатков и состояния здоровья которого невозможно использование завещания в аутентичной форме [14].

Ответственность нотариуса в таких случаях возникает в отношении наследников по завещанию, которые не могут вступить в право наследования по завещанию вследствие его недействительности по причине нарушения требований о форме.

Ответственность нотариуса выражается в обязанности возместить наследникам убытки за причиненный моральный и материальный ущерб, представляющий собой судебные издержки.

В связи с вопросом об ответственности нотариуса интересно обратиться к Основам законодательства РФ о нотариате [15], где ответственности посвящена ст. 17, в соответствии с которой нотариус несет полную имущественную ответственность за вред, причиненный имуществу гражданина или юридического лица в результате совершения нотариального действия, противоречащего законодательству Российской Федерации, или неправомерного отказа в совершении нотариального действия, а также разглашения сведений о совершенных нотариальных действиях.

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что в российском законодательстве, так же как и в законодательстве Франции, нотариус несет ответственность в случаях удостоверения завещаний, содержащих нарушения, связанные с несоблюдением формы. Подобное положение предоставляет гражданам гарантии, привлекая их к составлению завещаний.

Итак, как мы видим, процедура составления завещания в аутентичной форме является достаточно сложной и громоздкой и, вследствие этого, редко используемой. Закон предусматривает обязательное обращение к этому виду завещания в двух случаях, если завещатель [16]:

– собирается лишить супруга права проживания в жилище завещателя и права пользования имуществом завещателя;

– желает признать внебрачного ребенка с помощью завещания.

В силу серьезности этих решений завещания, предусматривающие такие распоряжения, составляются в аутентичной форме. Еще одной причиной для использования именно этой формы является неспособность завещателя писать и ставить свою подпись.

Недостатком завещания в аутентичной форме является риск разглашения его содержания свидетелями, так как они, в отличие от нотариуса, не подпадают под требование о сохранении профессиональной тайны. Этого, конечно, можно избежать при составлении завещания двумя нотариусами без присутствия свидетелей.

Кроме того, завещание в аутентичной форме влечет за собой определенные расходы на нотариуса, даже если впоследствии оно будет отозвано.

Однако мы не можем не отметить и несомненное достоинство такого завещания, а именно гарантию отсутствия всяческих нарушений при его составлении, так как весь процесс осуществляется в присутствии нотариуса. Отметим еще и возможность использования данного завещания лицами, страдающими различными заболеваниями, лишающими их способности писать.

 



[1]     Cass. 1e civ. 23-7-1979 n0 78-10.220; Cass. 1e civ. 18-12-1973 n0 72-13.590:Bull.civ. I n0 356; Cass. 1e civ. 9-12-1978 n0 77-15.542 // Dossiers pratiques Francis Lefebvre. Testament et legs. Editions Francis Lefebvre, 2009. P. 167.

[2]     Гонгало Ю.Б. Форма завещания по российскому и французскому законодательству (сравнительно-правовой аспект) // Российский юридический журнал. 2007. № 1. С. 78–79.

[3]     Cass. 1e civ. 22-5-1973 n0 72-11.236 // Dossiers pratiques Francis Lefebvre. Testament et legs. Editions Francis Lefebvre. P. 165–166.

[4]     Cass. 1e civ. 7-7-1965: Bull.civ. I n463.

[5]     Cass. 1e civ. 4-6-2007 n0 05-21.189 F-PB//Dossiers pratiques Francis Lefebvre. Testament et legs. Editions Francis Lefebvre. P. 236–237.

[6]     Rep. Straumann: AN 10-2-2009 p. 1376 n0 31842.

[7]     Convention de Washington du 26 octobre 1973, portant loi uniforme sur la forme d'un testament international // Dossiers pratiques Francis Lefebvre. Testament et legs. Editions Francis Lefebvre. Annexe III.

[8]     Cass. 1e civ. 18-12-1956: JCP 1957 II n0 9718.

[9]     La famille sans frontiere en Europe, 101e congres des notaires de France, Nantes, 2005. P. 297.

[10]    Cass. 1e civ. 14-2-1872: Dalloz periodique 1872 I P. 457.

[11]    Cass. 1e civ. 28-2-2006 n0 03-19.075 F-PB//Dossiers pratiques Francis Lefebvre. Testament et legs. Editions Francis Lefebvre. P. 225.

[12]    Decret 71-941 du 26-11-1971 Relatif aux actes etablis par les notaires, art.2 et 3 // JORF du 3 decembre 1971 page 11795.

[13]    Cass. 1e civ. 4-6-2007 n0 05-21.189 F-PB // Dossiers pratiques Francis Lefebvre. Testament et legs.Editions Francis Lefebvre. P. 236.

[14]    Cass. 1e civ. 4-6-2007 n0 05-21.189 F-PB // Там же. P. 236.

[15]    Основы законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 г. №4462-I // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. №10.

[16]    Dossiers pratiques Francis Lefebvre. Testament et legs. Editions Francis Lefebvre. P. 73.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100