Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Незаконное «обналичивание» денежных средств. Сравнительно-правовой анализ уголовной ответственности за данное деяние в России и Германии

14.12.2011

М.С. Шклярук,

старший следователь-криминалист

Следственного управления

Следственного комитета Российской Федерации по Ленинградской области,

майор юстиции

 

Аннотация. В статье рассматриваются проблемы квалификации незаконного обналичивания денежных средств, последствия фиктивных сделок для юридических лиц, проводится сравнительно-правовой анализ уголовной ответственности за подобные действия по российскому и германскому законодательству. Также освещены нотариальные действия, участниками которых являются лица, организующие уклонение от уплаты налогов и незаконную банковскую деятельность.

 

Ключевые слова: сравнительно-правовой анализ, уклонение от уплаты налогов, незаконная банковская деятельность, проблемы квалификации.

 

ILLEGAL “ENCHASHMENT” OF MONETARY FUNDS. COMPARATIVE AND LEGAL ANALYSIS OF CRIMINAL RESPONSIBILITY FOR THIS DEED IN RUSSIA AND GERMANY

M.S. Shklyaruk

Annotation. The article considers the problems of qualification of illegal encashment of the monetary funds, the consequences of fictitious transactions for the legal entities, there is carried out comparative and legal analysis of criminal responsibility for similar actions according to the Russian and German legislation. As well there are covered notarial actions performed by the persons organizing tax evasion and illegal banking activity.

Keywords: comparative and legal analysis, tax evasion, illegal banking activity, problems of qualification.

Для нотариусов при удостоверении доверенностей и иных действий, связанных с регистрацией юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, не редки случаи, когда одним из участников действия является лицо, явно относящееся к категории лиц без определенного рода занятий. Достаточно часто зарегистрированные на таких лиц юридические лица или индивидуальные предприниматели участвуют в незаконных и преступных действиях, в частности, в незаконном «обналичивании» денежных средств.

Термин «обналичивание» изначально означает снятие наличных денежных средств с банковских счетов граждан или юридических лиц, открытых в кредитных организациях. Однако этот термин в современной России носит ярко выраженный негативный, противозаконный оттенок, связанный с созданием «черной кассы». Подобный термин известен правоохранительным органам и России, и Европы, но если в Европе «черная касса» чаще всего представляет собой обезличенные счета, то в России в 99% случаев это наличные деньги, что и привело к появлению термина «обналичивание».

«Обналичивание» подразумевает получение организацией наличных денег, дальнейшее распоряжение которыми не могут проследить контролирующие органы. Получающийся в результате этого процесса «черный нал» позволяет организации рассчитываться по хозяйственным операциям и выплачивать зарплату, одновременно уклоняясь от уплаты налогов, реальные руководители организаций могут использовать его для личного обогащения, дачи взяток, коммерческих подкупов.

Принцип «обналичивания» остается неизменным: организация заключает договор на фиктивные поставки товаров/оказание услуг или указывает в договорах завышенные цены. Контрагент обеспечивает проведение «цепочки» перечислений между иными организациями, в конце которой денежные средства снимаются со счета, а наличность (за вычетом определенного процента) передается заказчику, имеющему затем возможность заплатить взятки, использовать деньги в иных, чаще всего незаконных целях.

С точки зрения уголовной ответственности, имеются два субъекта, об ответственности которых может идти речь:

1. Руководители «Организации 1» (заказавшие «обналичивание» денежных средств).

2. Организации/индивидуальные предприниматели – участники «цепочки» обналичивания и организаторы этой цепочки.

В первом случае на практике единственным негативным последствием для организации является признание сделок фиктивными (в том числе без судебной инстанции), что влечет признание неправомерным заявление налогов, вычетов и расходов по этим сделкам и увеличивает налоговую базу. В итоге руководитель организации при доказанности умысла на совершение экономически необоснованных или фиктивных сделок может быть привлечен к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов с организации, если сумма укрытых налогов составит крупный или особо крупный размер.

Интересным представляется вопрос о том, влечет ли такой «вывод» денег из организации последствия для руководителей при взаимоотношениях с юридическим лицом? Теоретически по российскому законодательству действия руководителя могут быть квалифицированы как мошенничество (ст. 159 Уголовного кодекса РФ (далее – УК РФ)) или растрата (ст. 160 УК РФ), поскольку юридическому лицу этими действиями – оплата фиктивных услуг – наносится имущественный ущерб, а денежные средства фактически похищаются. На практике такая ситуация представляется нереальной: собственники предприятия, как правило, являются организаторами или соучастниками как обналичивания, так и использования затем наличных денег в коррупционных целях.

В европейской практике последних лет, в частности в Германии, подобная квалификация перестала быть теоретической возможностью. Применительно к рассматриваемому вопросу показателен первый приговор, который был вынесен 29.08.2008 г. окружным судом Дармштадта, в отношении бывших топ-менеджеров крупного немецкого концерна. Они были признаны виновными в том, что создали «черную кассу», использовав фонд в Лихтенштейне и открытый этим фондом обезличенный «номерной» счет, перечисляли на него деньги из концерна, а затем потратили их на подкуп сотрудников итальянской компании (68% акций принадлежало государству) с целью получения концерном ряда контрактов. Сумма взяток составила 2,65 миллионов евро. Менеджеры признали вину в даче взяток, но отрицали, что их действиями был причинен ущерб концерну, поскольку они действовали в его экономических интересах. Менеджеры были признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного § 266 StGB (Уголовного кодекса Германии) – «Untreue», самым близким похожим составом в российском Уголовном кодексе будет «растрата», ст. 160 УК РФ. Передача денег сотрудникам итальянской компании была расценена судом по § 299 StGB, схожим с российским составом преступления «коммерческий подкуп» [1]. Уже последовали и иски в гражданском порядке: бывшим руководителям были предъявлены требования о возмещении сумм, потраченных на взятки в различных странах.

В этой связи представляется интересным вопрос о сравнении возможной ответственности лиц, участвующих в схемах по созданию «черной кассы» по российскому и немецкому законодательству [2].

Действия руководителя «Организации 1» могут быть квалифицированы в зависимости от умысла и последующего использования как коррупционные (§ 299, 332, 334 StGB) или налоговые (§ 370 Abgabenordung) преступления, но чаще всего (в том числе при создании «черной кассы» в виде обезличенного счета или другого юридического лица и ее пополнении) как «Untreue» (§ 266 StGB), самыми близкими понятиями в русском законодательстве будут присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ) и причинение имущественного ущерба собственнику путем злоупотребления доверием, без признаков хищения (165 УК РФ), однако данное преступление по немецкому законодательству – более широкое понятие. Работники или руководители организаций (в том числе банков), поучаствовавшие в движении денежных средств, при доказанности умысла будут нести ответственности как сообщники преступления. В случае, если деньги первой организацией были получены преступным путем и руководители или работники последующих организаций об этом знали, их действия, как и в России, были бы квалифицированы как отмывание денежных средств (§ 261 StGB).

Рассмотрим теперь ответственность руководителей второй организации (обеспечившей вывод денежных средств от «Организации 1», придавшей видимость законности данной процедуре с последующим созданием возможности заказчикам распоряжаться денежными средствами) [3]. Этот вопрос более сложен. Ответственность за совершение действий по «обналичиванию» в России может быть оценена как:

1. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ). Однако необходимо доказывать не только то, что лицо заведомо знало, что денежные средства добыты преступным путем, но и то, что денежные средства действительно были получены преступно. Это предполагает, что руководители «Организации 1» должны быть привлечены к уголовной ответственности за хищение (например, денежных средств из бюджета). Кроме того, данная статья не применяется в отношении денежных средств, полученных в результате уклонения от уплаты налогов.

Таким образом, ответственность по этой статье практически исключена.

2. Незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК РФ). Данная статья Уголовного кодекса РФ предусматривает ответственность за осуществление банковской деятельности (банковских операций) без регистрации или лицензии. Очевидно, что конечная цель операции – получить возможность свободно распоряжаться наличными денежными средствами, и организация данного процесса через цепочку счетов и организаций позволяет говорить о возможности привлекать лиц, организующих обналичивание, за совершение данного преступления. Вместе с тем уголовная ответственность наступает только в случае причинения крупного ущерба (свыше 1 500 000 рублей) государству, гражданам или организациям (что на практике не происходит) или извлечения дохода в крупном размере. Последнее означает: должно быть доказано, что лица, организовавшие «обналичивание» денежных средств, получили именно за эту деятельность свыше 1 500 000 рублей (как правило, эта сумма складывается из процентов, полученных за оказание услуг по обналичиванию). Это также сложно доказуемо, поскольку в подобной деятельности, по понятным причинам, не принято оформлять получение процента за «обналичивания» каким-либо документом. Поэтому квалификация действий лиц, организовавших «обналичивание», по ст. 172 УК РФ встречается в правоприменительной практике, но не носит массового характера.

3. Ранее ответственность за подобную деятельность могла наступать по ст. 173 УК РФ – «лжепредпринимательство» (создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющее целью получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности). Однако в 2010 году ст. 173 была исключена из УК РФ.

4. Следующим способом привлечения к ответственности за «обналичивание» является оценка деятельности лиц, организовывающих «обналичивание», как умышленного уклонения от уплаты налогов. Налоговые инспекции и следователи доказывают факт того, что организация (или индивидуальный предприниматель) не вела (не вел) предпринимательской деятельности, тем самым не имеет права на налоговые вычеты или льготы. Но так как экономическое обоснование для начисления налогов (в виде полученные денежных средств) имеется, то на суммы прибыли организации (предпринимателя) начисляются налоги на прибыль, НДС, НДФЛ, за уклонение от уплаты которых и привлекают лиц, если их удается установить. Последнее в случае использования «фирм-однодневок» сложно: юридическое лицо (чаще всего ООО) полгода сдает «нулевую» отчетность или уплачивает небольшие суммы налогов, а затем пропадает. Как правило, такие фирмы зарегистрированы по утерянным паспортам или на подставных лиц, которые несут ответственность только тогда, когда их умыслом охватывались все действия, совершенные юридическим лицом. В случаях с индивидуальными предпринимателями такая практика более распространена, так как имеется конкретное физическое лицо. Основанием для нее является позиция Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенная в Постановлении Пленума ВАС от 12 октября 2006 г. № 53 [4].

Таким образом, в области борьбы с незаконным «обналичиванием» в России существует значительное число нерешенных проблем, в том числе в законодательстве. Вышеописанная практика привлечения к уголовной ответственности является отчасти вынужденной, но на данный момент выбор следователя в большинстве случаев ограничивается выбором между незаконной банковской деятельностью и уклонением от уплаты налогов.

Практика (в первую очередь Европейского союза) показывает, что такие преступления, как отмывание денежных средств, легализация преступного дохода, экономические преступления, совершаемые в крупных размерах и с межнациональными связями, требуют постоянного совершенствования законодательства.

В связи с этим представляется важным, что при развитии российского уголовного законодательства будет учтен накопленный опыт следственных, правоохранительных и налоговых органов, а изменения в законодательстве создадут правовые условия для борьбы с незаконной деятельностью, в том числе рассмотренной в настоящей статье.

Нотариусам же можно порекомендовать при подозрении на подобные случаи разъяснять лицам, раз за разом обращающимся с целью регистрации на свое имя юридических лиц, или при сомнениях, что лицо собирается самостоятельно осуществлять индивидуальную предпринимательскую деятельность, разъяснять, что указание реквизитов индивидуального предпринимателя или юридического лица в преступных схемах может при определенных условиях повлечь уголовную ответственность и самого физического лица, например, как пособника преступления, а также иски о взыскании начисленных организации или индивидуальному предпринимателю налогов.



[1] Prof. Dr. Christoph Safferling. Bildung verdeckter Kassen als Untreue – Fall Siemens. URL: www.uni-marburg.de/fb01/lehrstuehle/strafrecht/safferling/projekt_akte_recht/ordner_nat_strafrecht/mat_recht/stgb_bt/zweiundzwanzig/266/fall_siemens (дата обращения 10.03.2011)

[2] Квалификация по немецкому законодательству дана после консультации с профессором Института криминологических наук Гамбургского университета доктором Райнером Келлером // http://www.jura.uni-hamburg.de/institut-fuer-kriminalwissenschaften-abt-strafrecht/

[3] Необходимо учитывать, что, как правило, таких организаций в «цепочке» несколько, также могут привлекаться индивидуальные предприниматели (чаще всего на последнем этапе «обналичивания»), кроме того, подобная квалификация может быть применена и к организаторам всей схемы.

[4] Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 г. № 53 / http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=63894


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100