Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Смешанный договор об отчуждении доли в уставном капитале хозяйственного общества

03.11.2011

А.И. Бычков,

начальник юридического отдела ЗАО «ТГК “Салют”»,

аспирант кафедры адвокатуры, нотариата,

гражданского и арбитражного процесса РГТЭУ

 

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы, связанные с отчуждением доли в уставном капитале хозяйственного общества по смешанному договору: анализируется возможность использования данной конструкции для осуществления указанной хозяйственной операции, изучаются элементы других гражданско-правовых договоров в составе такого смешанного договора, его правовое регулирование, определяются способы защиты прав участников смешанной сделки.

Ключевые слова: доля в уставном каптале, оплата доли, сделка, нотариальное удостоверение, недействительность сделки, смешанный договор, элементы различных договоров, непоименованный договор, свобода договора.

 

Bychkov A.I.

The mixed contract on alienation of a share in the registered capital of a company

Annotation. The questions related to the alienation of a share in the registered capital of a company under the mixed contract are considered in the article: the possibility of use of this design for realization of this business transaction is analyzed, the elements of other civil-law contracts as a part of the mixed contract, its legal regulation are studied, the ways of protection of rights of the participants of the mixed agreement are defined.

Keywords: share in the registered capital, payment of a share, agreement, notarial authentication, invalidity of agreement, mixed contract, elements of various contracts, unnamed contract, freedom of contract.

 

Учредители общества с ограниченной ответственностью (далее – общество) в качестве оплаты своей доли в уставном капитале при его учреждении вносят имущество. С момента его внесения они утрачивают вещные права на имущество и приобретают обязательственные права в отношении самого общества. Эти имущественные и личные неимущественные права в совокупности именуются долей. Доля не имеет материальной формы выражения и не является вещью, но выступает в качестве самостоятельного объекта гражданского оборота [1]. Долю можно продавать, дарить, менять, отчуждать и распоряжаться ею любым иным образом.

В соответствии с п. 11 ст. 21 Федерального закона от 08.02.1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об обществах) сделка, направленная на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества, подлежит нотариальному удостоверению. Несоблюдение нотариальной формы влечет за собой недействительность этой сделки.

Нотариальное удостоверение данной сделки не требуется в случаях перехода доли к обществу в порядке, предусмотренном ст. 23 и 26 Закона об обществах (приобретение доли самим обществом, выхода участника из общества), распределения доли между участниками общества и продажи доли всем или некоторым участникам общества либо третьим лицам в соответствии со ст. 24 Закона об обществах, а также при использовании преимущественного права покупки путем направления оферты о продаже доли или части доли и ее акцепта.

А.Н. Борисов в числе наиболее распространенных сделок, направленных на отчуждение доли в уставном капитале общества, называет куплю-продажу, мену и дарение [2].

Н. Бобринский отмечает, что к числу таких сделок в контексте Закона об обществах относятся не только договоры, «…но и иные сделки, отличные от договоров, в частности односторонние сделки или сделки во исполнение договора» [3].

В практике окружных арбитражных судов также подчеркивается, что законом не ограничен перечень сделок, направленных на отчуждение доли в уставном капитале общества. Такой сделкой может являться соглашение о расторжении ранее заключенного договора купли-продажи. Данное соглашение представляет собой сделку, поскольку направлено на прекращение гражданских прав и обязанностей и касается отчуждения доли (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.06.2011 г. по делу № А33-6210/2010, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 09.11.2010 г. по делу № А31-912/2010).

Действительно, в п. 11 ст. 21 Закона об обществах речь идет о всякой сделке как основании перехода права на долю, поскольку иное им прямо не предусмотрено. С учетом нормы п. 2 ст. 420 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) о том, что к договорам применяются правила о двух и многосторонних сделках, предусмотренные гл. 9 ГК РФ, посвященной сделкам, следует признать, что договор также является основанием перехода прав на долю в уставном капитале общества, причем договор также любой, поскольку в Законе об обществах иное не установлено.

Так как перечень гражданско-правовых договоров не ограничивается теми, что поименованы в законе, а стороны вправе заключать непоименованные и смешанные договоры (ст. 421 ГК РФ), то такие договорные конструкции в силу принципа свободы договора (п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 8 ГК РФ) могут выступать основанием для перехода прав на долю.

Смешанным в соответствии с п. 3 ст. 421 ГК РФ признается такой договор, который содержит элементы различных гражданско-правовых договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами РФ. В соответствующих частях к такому договору применяются правила о договорах, входящих в его состав, если иное не предусмотрено самим договором и не следует из его существа.

Смешанный характер договор об отчуждении доли в уставном капитале общества приобретает, в случаях, когда полученная доля оплачивается не деньгами, а принятием покупателем на себя долга продавца перед третьим лицом [4], уступкой в пользу продавца права требования к третьему лицу либо выполнением в пользу продавца определенных договором работ или услуг, предоставлением имущества в пользование, предоставлением результатов интеллектуальной деятельности на условиях лицензионного договора или договора об отчуждении исключительного права и т.д.

Оплата доли иным имуществом, в частности, другой долей, не является основанием считать такой договор смешанным, поскольку он представляет собой в этом случае обычный договор мены, разновидность договора купли-продажи.

К смешанному договору об отчуждении доли в уставном капитале общества применяются в соответствии с п. 3 ст. 421 ГК РФ правила о входящих в него договорах. В части оплаты стоимости доли одним из вышеуказанных способов подлежат применению нормы соответственно о переводе долга, цессии и т.д. Само же обязательство по отчуждению доли регулируется по специальным правилам, установленным Законом об обществах, а в части им не урегулированной – общими правилами об обязательствах и договорах.

Кроме того, так как хозяйственная операция по возмездному отчуждению имущества в собственность без обязательства его последующего возврата или же возврата вещи такого же рода и качества опосредуется нормами ГК РФ о купле-продаже, то представляется возможным применять такие нормы, если они не противоречат существу рассматриваемого договора.

Из смешанного договора возникают несколько обязательств – по передаче доле и обязательство по ее оплате соответствующим образом [5]. В каждом из этих обязательств одна сторона выступает кредитором, а другая – должником и наоборот (п. 2 ст. 308 ГК РФ). Указанные обстоятельства не образуют единое обязательство, но образуют единую совокупность обязательств, поскольку они являются взаимосвязанными: стороны такого смешанного договора ставят реализацию своих прав и обязанностей по одному обязательству в зависимость от прав и обязанностей по другому. Это следует из случаев, когда стороны договора предусмотрели, что встречное предоставление за полученную долю, право на которую перешло с момента заключения договора, осуществляется покупателем спустя некоторое время после заключения договора [6].

Особенности смешанного договора об отчуждении доли, по которому оплата ее стоимости осуществляется не деньгами, а путем иного оговоренного в договоре предоставления, можно увидеть в следующем.

Обязательство по оплате приобретаемой доли считается исполненным со следующего момента, исходя из существа соответствующего обязательства: с момента передачи результата работ в договоре подряда, оказания услуг в договоре оказания услуг, предоставления имущества в пользование на определенный срок в договоре аренды. В случаях, когда оплата доли производится уступкой права требования или принятием долгового обязательства – с момента соответственно уступки или принятия долга. Исходя из положений гл. 24 и 25 ГК РФ, соглашения о цессии и переводе долга представляют собой консенсуальные сделки и считаются заключенными с момента достижения их сторонами соглашения по поводу всех существенных условий (ст. 432 ГК РФ). Если стороны иной момент перехода не оговорили, то он осуществляется с момента заключения данного соглашения, а в рассматриваемой нами ситуации – с момента нотариального удостоверения смешанного договора. Таким образом, принятие долга или уступка права требования в рассматриваемом смешанном договоре уже сами по себе являются оплатой отчуждаемой доли. Фактическая же уплата принятого приобретателем долга кредитору или реализация отчуждателем доли полученного в счет ее оплаты права требования к третьему лицу являются исполнением соответствующих обязательств. Если приобретатель доли не оплачивает принятый им на себя долг кредитору, то последний свои притязания отчуждателю доли как первоначальному должнику заявить уже не может, поскольку тот выбыл из обязательства. Отчуждатель доли свои притязания, связанные с реализацией полученного им права требования, предъявляет к должнику, приобретатель доли перед ним отвечает только за действительность уступленного права, а не за его исполнение должником, за исключением случая, когда он примет на себя поручительство (ст. 390 ГК РФ).

Следует иметь в виду, что получение отчуждателем доли результата работы или получение услуги, имущества в качестве встречного предоставления за отчуждаемую долю не предполагает оплаты такого предоставления, поскольку эквивалентным предоставлением является отчуждаемая доля (ст. 423 ГК РФ).

Важное практическое значение в рамках рассматриваемого вопроса имеют способы защиты участниками сделки по отчуждению доли в уставном капитале общества своих прав и охраняемых законом интересов.

Поскольку п. 12 ст. 21 Закона об обществах предусмотрено, что доля в уставном капитале общества переходит к приобретателю с момента нотариального удостоверения сделки, направленной на ее отчуждение, с момента заключения соответствующего договора отчуждатель доли утрачивает право собственности на нее. При неоплате доли в установленный срок он вправе потребовать от приобретателя ее оплаты и начислить проценты по ст. 395 ГК РФ на сумму причитающейся ему оплаты в соответствии с п. 3 ст. 486 ГК РФ либо отказаться от договора, если приобретатель не оплачивает долю вообще, поскольку данное нарушение является существенным: продавец доли, не получив оплату ее стоимости, в значительной степени лишается того, на что вправе был рассчитывать при заключении договора (ст. 450 ГК РФ).

Следует иметь в виду, что наличие в смешанном договоре об отчуждении доли элемента купли-продажи позволяет применять к нему соответствующие правила только в случае, если это не противоречит его существу. Так, в частности, к данному договору не могут быть применены правила ст. 491 ГК РФ о сохранении права собственности на долю за продавцом, поскольку в силу прямого указания п. 12 ст. 21 Закона об обществах доля в уставном капитале общества переходит к приобретателю с момента нотариального удостоверения сделки, направленной на ее отчуждение. Вместе с этим продавец для защиты своих имущественных прав может использовать механизм, предусмотренный п. 5 ст. 488 ГК РФ, в соответствии с которым, если иное не предусмотрено договором купли-продажи, с момента передачи товара покупателю и до его оплаты товар, проданный в кредит, признается находящимся в залоге у продавца для обеспечения исполнения покупателем его обязанности по оплате товара. Использование приведенной конструкции не вступает в противоречие с императивным правилом о переходе права на долю с даты нотариального удостоверения сделки, поскольку такое право к приобретателю и переходит, но обремененное залогом.

По вопросу защиты имущественных прав продавца при отчуждении доли существует оригинальный подход ФАС Уральского округа, который заключается в следующем.

Под сделкой, направленной на отчуждение доли или части доли ( абз. 1 п. 11 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью), понимается договор об отчуждении доли (части доли) в уставном капитале (купля-продажа, мена, дарение), из содержания которого следует, что передача доли (части доли) осуществляется в момент заключения договора. Такая сделка, направленная на отчуждение доли (части доли), в случае, если она подлежит нотариальному удостоверению, считается заключенной с момента удостоверения ее нотариусом ( п. 1 ст. 432 Гражданского кодекса).

В абзаце 3 п. 11 ст. 21 Закона об обществах содержится понятие договора, устанавливающего обязательство совершить сделку, направленную на отчуждение доли или части доли. В таком договоре, который может являться договором купли-продажи, мены, дарения, выражена воля отчуждателя на передачу доли (части доли) в случае возникновения определенных обстоятельств (например, наступления условия либо срока) или после исполнения приобретателем доли (части доли) его обязательства. Указанный договор не является предварительным, не требует нотариального удостоверения и считается заключенным в момент достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям (в том числе о размере доли или части доли, подлежащей передаче в будущем). Совершенная впоследствии сделка, направленная на отчуждение доли или части доли ( абз. 1 п. 11 ст. 21 Закона об обществах), по существу представляет собой исполнение возникшего из соответствующего договора обязательства по передаче этой доли (части доли). По общему правилу доля (часть доли) переходит к ее приобретателю с момента нотариального удостоверения указанной сделки ( абз. 1 п. 12 ст. 21 Закона об обществах) [7].

С приведенной позицией трудно согласиться по следующим причинам. Даже если рассматривать «совершенную впоследствии сделку во исполнение договора об отчуждении доли в уставном капитале общества» как сделку, направленную на отчуждение доли, это не означает, что сам такой договор данной сделкой не является. К указанному договору применяются правила о двухсторонних сделках, и цель его состоит в отчуждении доли. Отчуждение же доли в рамках данного договора при соблюдении условий со стороны покупателя, в частности, ее оплаты, само по себе не означает, что он не может рассматриваться как сделка, направленная на отчуждение доли. Кроме того, под «совершенной впоследствии сделкой, направленной на отчуждении доли», ФАС Уральского округа, судя по всему, имеет в виду оформление на основании заключенного договора об отчуждении доли самого факта ее отчуждения, как то: подписания передаточного акта, иных документов, удостоверяющих факт передачи продавцом доли. Составление подобных документов не является обязательным, поскольку доля не имеет материальной формы выражения, что делает подписание акта о ее передаче весьма условным обстоятельством.

Следовательно, договор, предметом которого является отчуждение доли в уставном капитале общества, подлежит нотариальному удостоверению, а при невыполнении данного условия считается ничтожным.

В ситуации, когда покупатель исполнил перед продавцом свои обязательства, а последний уклоняется от нотариального удостоверения договора об отчуждении доли, покупатель может использовать различные способы защиты своих прав. Если он заинтересован в получении доли, он может на основании пунктов 1 и 4 ст. 165 ГК РФ потребовать в судебном порядке признания договора об отчуждении доли, не прошедшего нотариального удостоверения, действительным, а также потребовать полного возмещения убытков. В этом случае последующее нотариальное удостоверение данного договора не требуется.

Покупатель вместо этого вправе на основании гл. 60 ГК РФ потребовать взыскания с продавца неосновательного обогащения в виде полученных в счет оплаты доли сумм.

В случае, когда продавец заключил с покупателем договор об отчуждении доли, принял от него плату, но не предоставил необходимый пакет документов, в частности, тех, что удостоверяют его право на отчуждаемую долю, покупателю следует исходить из следующего. Если иное не предусмотрено договором купли-продажи, продавец обязан одновременно с передачей вещи передать покупателю ее принадлежности, а также относящиеся к ней документы (технический паспорт, сертификат качества, инструкцию по эксплуатации и т.п.), предусмотренные законом, иными правовыми актами или договором (п. 2 ст. 456 ГК РФ). Если продавец не передает или отказывается передать покупателю относящиеся к товару принадлежности или документы, которые он должен передать в соответствии с законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи (п. 2 ст. 456), покупатель вправе назначить ему разумный срок для их передачи. В случае, когда принадлежности или документы, относящиеся к товару, не переданы продавцом в указанный срок, покупатель вправе отказаться от товара, если иное не предусмотрено договором (ст. 464 ГК РФ).

Долю, как и всякий любой товар, продавец обязан передать покупателю свободной от прав и притязаний любых третьих лиц, за исключением случая, когда покупатель был поставлен в известность об их наличии и выразил согласие на принятие обремененной доли. Неисполнение продавцом данной обязанности дает покупателю право требовать уменьшения цены товара либо расторжения договора купли-продажи, если не будет доказано, что покупатель знал или должен был знать о правах третьих лиц на этот товар. Указанное правило применяется и в том случае, когда в отношении товара к моменту его передачи покупателю имелись притязания третьих лиц, о которых продавцу было известно, если эти притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными (ст. 460 ГК РФ).

Интересной выглядит ситуация, когда покупатель, приобретая долю, исходил из ее определенной рыночной стоимости, исследовав данные бухгалтерской отчетности общества, доля в уставном капитале которого ему продается, а после заключения договора стоимость существенно снизилась в результате совершенных сделок. С одной стороны, очевидно, что он в этом случае лишается того, на что вправе был рассчитывать при заключении договора. С другой же стороны, уменьшение стоимости доли само по себе не является основанием для расторжения договора и предъявления к продавцу каких-либо претензий, поскольку им нарушений договора допущено не было. Такие нарушения могут иметь место в случаях, когда продавец, к примеру, занимал в обществе, доля в уставном капитале которого отчуждена покупателю, должность исполнительного органа или был его участником и принял соответствующие решения о продаже его имущества с целью уменьшения имущественной массы и соответствующего уменьшения отчуждаемой доли. Такие действия продавца могут быть квалифицированы как злоупотребление правом (ст. 10 ГК РФ).

Неисполнение приобретателем доли своих обязательств по встречному предоставлению дает продавцу права стороны в соответствующем договоре, элементы которого содержатся в смешанном договоре об отчуждении доли: заказчика – в договорах подряда и оказания услуг, арендатора – в договоре о предоставлении имущества, цедента – в соглашении о цессии и прежнего должника – в соглашении о переводе долга.



[1]Постановление ФАС Московского округа от 02.02.2011 № КГ-А40/17156-10 по делу № А40-66193/10-83-605, Определение ВАС РФ от 01.07.2011 № ВАС-5950/11 по делу № А40-66193/10-83-605 по тому же делу.

[2]Борисов А.Н. Об обществах с ограниченной ответственностью: комментарий к Федеральному закону от 8.02.1998 г. № 14-ФЗ (постатейный). М.: Юстицинформ, 2010.

[3] Бобринский Н. Сделки по отчуждению доли в уставном капитале ООО: практические проблемы оформления // Корпоративный юрист. 2010. № 10.

[4] Бычков А.И. Нотариальная форма смешанного договора // Нотариальный вестникъ. 2011. № 8. С. 35.

[5] Огородов Д.В. и Челышев М.Ю. в этой связи совершенно справедливо отмечают, что смешанный договор никаких специфических обязательств не образует. Обязательство по передаче товара в нем такое же, как и в договоре купли-продажи и т.д. См.: Огородов Д.В. и Челышев М.Ю. Конструкция смешанного договора в гражданском (частном) праве / Сделки: проблемы теории и практики: Сборник статей. М.: Статут, 2008. С. 320.

[6] Информационное письмо ВАС РФ от 16.02.2001 г. № 59 Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

[7]Рекомендации Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа по вопросам рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о создании, реорганизации, ликвидации коммерческих юридических лиц, их правовом положении, а также о правах и обязанностях участников (учредителей) (По итогам заседания, состоявшегося 31 марта – 1 апреля 2010 года в г. Кургане).


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100