Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Истинные мысли – в работе понятия. Часть 2

03.11.2011

Часть 2

Соотношение понятий «нотариальное производство», «нотариальная процедура», «нотариальное действие» и «нотариальный акт»

 

А.В. Володин,

нотариус Санкт-Петербурга,

член Правления Нотариальной палаты Санкт-Петербурга

И.В. Гарин,

нотариус Санкт-Петербурга

 

Аннотация. В статье анализируются понятия, применяемые в нотариальной практике, приводятся отличительные черты понятий «нотариальное производство», «нотариальная процедура», «нотариальное действие», «нотариальный акт», доказывается необходимость законодательного утверждения их дефиниций.

 

Ключевые слова: стадии нотариального производства, нотариальная процедура, нотариальное действие, нотариальный акт.

 

True thoughts – in concepts

A.V. Volodin, I.V. Garin

Annotation. In the article there are analyzed the concepts applied in notarial practice, there are given distinctive features of concepts “notarial procedure”, “notarial action”, “notarial act”, there is proved the necessity of legislative confirmation of their definitions.

Keywords: stages of notarial procedure, notarial procedure, notarial action, notarial act.

 

В действующем законодательстве отсутствуют определения понятий, соотношение которых рассматривает настоящая статья. В Федеральном законе «Основы законодательства Российской Федерации о нотариате» (далее – Основы) имеется раздел II «Нотариальные действия и правила их совершения», который содержит понятие «порядок совершения нотариальных действий, устанавливаемый Основами и другими законодательными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации». При этом порядок совершения нотариальных действий должностными органами исполнительной власти в населенных пунктах, где нет нотариусов, устанавливается «Инструкцией о порядке совершения нотариальных действий», утверждаемой в Министерстве юстиции Российской Федерации. Термины «правила совершения нотариальных действий», «порядок совершения нотариальных действий» содержит и Проект закона «О нотариате и нотариальной деятельности в РФ» (далее – Проект) [1].

Совершение нотариального действия, как и вся нотариальная деятельность, происходит в рамках особых нотариальных процессуальных правоотношений, которые не должны регулироваться одновременно законами РФ, нормативными актами субъектов РФ и подзаконными актами, поскольку в этом случае невозможно добиться единообразия в совершении нотариальных действий и, следовательно, невозможно обеспечить в соответствии с Конституцией Российской Федерации защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц в равной мере. Правила совершения нотариальных действий, предусмотренные Основами, порядок совершения нотариальных действий, предусмотренный Основами и подзаконными актами, инструкции, огромное количество рекомендаций ФНП и нотариальных палат субъектов РФ представляют собой лишь основы нотариальных процедур [2]. Все вышеперечисленные акты должны быть законодателем унифицированы; основные положения, содержащиеся в них, должны быть включены в Особенную часть Проекта и законодательно утверждены в качестве единых нотариальных процедур, подлежащих применению всеми лицами, совершающими нотариальные действия от имени Российской Федерации, независимо от занимаемой ими должности (нотариусами, государственными нотариусами, должностными лицами консульских учреждений, должностными лицами органов исполнительной власти) [3].

Содержание нотариальной процедуры как способ защиты прав лиц, обратившихся за совершением нотариального действия, не может зависеть от субъекта, который совершает нотариальное действие, от места совершения нотариального действия и от любых других факторов. Все граждане Российской Федерации равны в своих правах, которые должны защищаться государством в одинаковой степени. В этой связи необходимо еще раз подчеркнуть неудачность терминов «правила совершения нотариальных действий» и «порядок совершения нотариальных действий», поскольку термины «порядок» и «правила» в юридической литературе применяются для обозначения нормативных актов, которые по своей форме являются подзаконными, по своему виду – подведомственными [4]. По отношению к законам РФ они имеют вспомогательный характер и управленческую направленность, часто содержат в себе индивидуализированные правила и другие положения, связанные с правовыми нормами, но не являющимися таковыми по сути [5].

Использование в Проекте понятия «правила» в двух различных значениях: в ст. 236 Проекта «Правила нотариального делопроизводства» – в значении подзаконного, ведомственного акта, принимаемого совместно Министерством юстиции РФ и Федеральной нотариальной палатой, и в разделе VIII Проекта «Правила совершения отдельных видов нотариальных действий» – в значении норм федерального закона, направленных на установление процедур совершения нотариальных действий, представляется неоправданным и непоследовательным, поскольку не может способствовать установлению единой практики совершения нотариальных действий на территории РФ. Изменения действующего законодательства о нотариате должны быть направлены на изъятие нотариальных производств из сферы ведения субъектов РФ и сохранение их в сфере ведения РФ [6].

Судебные и нотариальные процедуры очень близки по своей юридической природе. Осуществление полномочий судьей и нотариусом производится в строго регламентированном законом порядке, то есть установлена определенная, детально разработанная и законодательно закрепленная процедура совершения действий, отступить от которой ни судья, ни нотариус не вправе. Указанная процедура получила в юридической литературе название процессуальной формы [7].

В.В. Ярков предлагает рассматривать судебные процедуры в судебном процессе в качестве вида судебных производств [8], нотариальные процедуры в нотариальном процессе – в качестве вида нотариальных производств [9].

Нотариальное производство по В.В. Яркову есть система юридических действий нотариуса и лиц, обратившихся за совершением нотариального действия, направленных на совершение определенного нотариального действия [10].

Составители Проекта в п. 10 ст. 5 определяют нотариальное производство как «совокупность юридических действий, совершаемых нотариусом по заявлению заинтересованного лица (лиц) для подготовки, совершения нотариального действия и придания полной юридической силы нотариальному акту в соответствии с настоящим Федеральным законом».

Данные определения недостаточно корректны, так как не учитывают того факта, что юридические действия, совершаемые участниками нотариального производства в его рамках, направлены не всегда и не только на совершение нотариального действия или нотариального акта. Авторы настоящей статьи предлагают сформулировать определение понятия «нотариальное производство» в следующей редакции.

Нотариальное производство – это совокупность юридических действий, выполняемых нотариусом, а в случаях, предусмотренных федеральным законом и иными лицами, в соответствии с требованиями федерального закона по заявлению и с участием лиц, обратившихся за совершением нотариального действия. Под иными лицами в данном контексте следует понимать лиц, перечисленных в главе 18 Проекта «Участники нотариального производства» (эксперт, переводчик, рукоприкладчик и др.). Нотариальное производство всегда осуществляется в рамках своего определенного вида, то есть в рамках нотариальной процедуры, направленной на совершение конкретного нотариального действия, указанного в законе. Различия в совокупности юридических действий, закрепляемых федеральным законом и выполняемых в процессе осуществления того или иного нотариального производства, определяют вид нотариального производства, то есть содержание нотариальной процедуры. Таким образом, нотариальная процедура – это вид нотариального производства, возбуждаемого по заявлению лиц, обратившихся за совершением нотариального действия.

Следует отличать нотариальную процедуру от процедуры совершения нотариального действия, которая (процедура совершения нотариального действия) представляет собой лишь часть нотариальной процедуры как конкретного вида нотариального производства, то есть стадию нотариального производства.

Т.Г. Калиниченко выделяет четыре стадии нотариального производства:

1) возбуждение нотариального производства (на этой стадии решается вопрос о возможности совершения нотариального действия);

2) установление юридического состава, необходимого для совершения нотариального действия, и подготовка к совершению нотариального действия или к отказу в его совершении;

3) совершение нотариального действия нотариусом либо отказ в совершении нотариального действия в зависимости от установленного фактического состава;

4) завершение нотариального производства (стадия, которая существует в нотариальных действиях достаточной сложности и протяженных по времени).

Выделение стадий нотариального производства, как и определение совокупности конкретных юридических действий, совершаемых участниками нотариального производства на каждой отдельной стадии, достаточно условно, поскольку при совершении относительно несложных нотариальных действий (свидетельствовании подлинности подписи на документах, свидетельствование верности копий и др.) практически все стадии нотариального производства осуществляются одновременно, и их обособленное выделение вряд ли возможно и целесообразно [11].

Из определения понятия «нотариального производства» следует, что нотариус является участником всех четырех стадий нотариального производства и, соответственно, должен быть указан в качестве такового в главе 18 Проекта «Участники нотариального производства».

Из процессуального содержания стадий нотариального производства несложно определить, что услуги правового и технического характера оказываются нотариусом в рамках второй стадии нотариального производства при подготовке к совершению нотариального действия или к отказу в совершении нотариального действия, то есть непосредственно до совершения собственно нотариального действия, которое выполняется нотариусом на третьей стадии нотариального производства. Это полностью соответствует мнению Конституционного Суда Российской Федерации о том, что дополнительные услуги правового и технического характера являются факультативными по отношению к совершаемому нотариальному действию, выполняются с согласия заинтересованных лиц, и тариф за их выполнение может быть взыскан в качестве дополнительного финансирования нотариальной деятельности только вне рамок нотариального действия. Лица, обратившиеся к нотариусу, вправе при необходимости самостоятельно осуществлять эти действия. При этом оказание физическим и юридическим лицам содействия в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснение заинтересованным лицам их прав и обязанностей, а также иные действия, которые осуществляются в рамках совершения нотариального действия, не могут расцениваться как оказание дополнительных услуг правового и технического характера, так как обратившееся к нотариусу лицо не связано необходимостью в их получении помимо нотариального действия [12].

Таким образом, оказание нотариусом услуг правового или технического характера всегда осуществляется вне рамок нотариального действия, но в рамках нотариального производства и оплачивается по тарифу, размер которого устанавливается отдельно от размера тарифа, устанавливаемого за совершение нотариального действия. Трудно согласиться с тем, что составление проекта документа и выполнение технической работы являются составной частью нотариального действия, в связи с чем взимание отдельного нотариального тарифа или какого-либо иного вида оплаты за составление проектов документов и выполнение технической работы не допускается [13].

До 2005 года тариф за указанные услуги правового и технического характера устанавливался Законом РФ от 09.12.1991 г. № 2005-1 «О государственной пошлине» в редакции ФЗ от 19.07.1997 г. № 105-ФЗ. В дальнейшем в связи с принятием ФЗ от 02.10.2004 г. № 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» размер тарифа за выполнение указанных услуг перестал быть предметом регулирования федерального закона. Однако, несмотря на это, Конституционный Суд РФ справедливо заметил, что взимание нотариусом денежных средств за оказание услуг правового и технического характера в соответствии со ст. 23 Основ не противоречит действующему законодательству [14]. Аналогичной точки зрения придерживаются и суды общей юрисдикции [15].

В связи с этим авторы настоящей статьи предлагают внести в законодательство о нотариате норму, которая закрепила бы существующую практику установления нотариальными палатами субъектов РФ тарифов за дополнительные услуги правового и технического характера, оказываемые нотариусами. (Например, в соответствии со ст. 6 закона Санкт-Петербурга «Об организации и деятельности нотариата в Санкт-Петербурге» от 16.01.2009 г. № 803-3 Нотариальная палата Санкт-Петербурга «рекомендует объем и стоимость услуг правового и технического характера, оказываемых нотариусами по составлению проектов сделок, заявлений и других документов, изготовлению копий документов и выписок из них, а также по разъяснению вопросов совершения нотариальных действий»). В случае же включения законодателем сумм, оплачиваемых заинтересованными лицами, за услуги правового и технического характера в общий тариф за совершение нотариального действия, как это предусмотрено составителями Проекта в настоящее время, законодателем должен быть разработан не только механизм ежегодной индексации нотариальных тарифов, но и механизм оплаты тарифа за услуги правового и технического характера или механизм компенсации затрат на их выполнение в случае отказа заинтересованного лица от совершения нотариального действия на любой стадии нотариального производства. Оплата тарифа за услуги правового и технического характера, выполненные по просьбе заинтересованного лица до совершения нотариального действия, но в рамках нотариального производства, должна быть произведена, независимо от того, совершено ли собственно нотариальное действие, выполнен ли нотариальный акт или нет.

Таким образом, принимая во внимание тот факт, что статья 22 Основ (с изменениями, внесенными Федеральным законом от 19 июля 2009 № 205-ФЗ) не содержит положения о том, что нотариальное действие признается совершенным лишь после уплаты государственной пошлины или суммы, согласно тарифу, процедура оплаты заинтересованными лицами нотариусу тарифа за совершенное нотариальное действие и за оказание услуг правового и технического характера является скорее составной частью нотариального производства, а не признаком нотариального действия, отличающим его от иных юридических действий, совершаемых нотариусом и иными уполномоченными должностными лицами, как считают некоторые авторы [16].

В то же время оказание услуг правового и технического характера нотариусом вне рамок нотариального производства: консультирование граждан и юридических лиц по правовым вопросам, не связанным с нотариальной деятельностью, составление исковых заявлений, выполнение проектов документов, выполнение нотариусом технической работы, копирование документов, выполнение иных действий, не связанных с совершением нотариального действия, может расцениваться контролирующими органами как осуществление нотариусами иной деятельности, не связанной с нотариальной, то есть как нарушение нотариусом ст. 6 Основ.

Понятия «нотариальное производство» и «нотариальное действие» тесно связаны друг с другом. Совершение нотариального действия невозможно без возбуждения нотариального производства. Так, невозможно удостоверить сделку в строгом соответствии с требованиями ст. 160 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) «путем совершения удостоверительной надписи на документе», без предварительного установления необходимого юридического состава, проверки документов, проверки дееспособности и т.д., то есть без выполнения комплекса юридических действий, предусмотренных системой нотариального производства. Невозможно и возбуждение нотариального производства без обращения к нотариусу заинтересованных лиц за совершением конкретного нотариального действия. Например, п. 4 ст. 10 Федерального закона от 16.07.1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (изменен в редакции ФЗ от 30.12.2004 г. № 216-ФЗ) обязывал нотариуса делать на закладной отметку о времени и месте нотариального удостоверения договора об ипотеке, нумеровать и скреплять печатью листы закладной без указания конкретного нотариального действия, которое должен выполнить нотариус. Поскольку вышеперечисленные действия являются составной частью нотариального производства, заинтересованные лица на практике были вынуждены обращаться к нотариусу с просьбой о совершении нотариального действия, предусмотренного п. 1 ст. 35 Основ «удостоверение сделки». В результате нотариус выполнял требования п. 4 ст. 10 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в рамках нотариального производства, возбуждаемого в связи с удостоверением закладной.

В юридической литературе понятия «нотариальное производство», «нотариальная процедура» часто отожествляются с понятием «нотариальное действие». Так, Э.М. Мурадьян считает, что нотариальные процедуры представляют собой «действия нотариуса, предпринимаемые по инициативе и с участием заинтересованных лиц для совершения сделок, договоров, достижения консенсуса, предупреждения правовой неясности, споров о праве и правонарушений, охраны многообразных прав и интересов правообладателей в соответствии с их свободным волеизъявлением в сфере бесспорной юрисдикции. Нотариальные процедуры суть нотариальные действия…» [17].

Однако с данным определением согласиться нельзя, поскольку, как уже было указано выше, нотариальная процедура является видом нотариального производства, тогда как нотариальное действие – одна из его стадий, которая состоит из процедуры совершения нотариального действия и результата нотариального действия, как правило, представляющего собой документ, именуемый «нотариальный акт» [18].

Т.Г. Калиниченко считает, что «нотариальный акт представляет собой публичное, властное решение нотариуса по конкретному нотариальному делу, выраженное в письменной форме, основанное на законе и направленное на возникновение, изменение или прекращение субъективных прав и обязанностей» [19].

Представляется, что данное определение нотариального акта недостаточно корректно, поскольку нотариальный акт, как и решение нотариуса:

во-первых, далеко не всегда носит властный характер;

во-вторых, может быть направлен не на возникновение, изменение или прекращение субъективных прав и обязанностей, а только лишь на установление бесспорного факта;

в-третьих, в связи с развитием компьютерных технологий и принятием Федерального закона от 06.04.2011 г. №63-ФЗ «Об электронной подписи», электронная форма нотариального акта, наряду с его письменной формой, уже стала реальностью в практике совершения нотариальных действий.

По А.В. Грядову нотариальный акт – это «акт частного права, облаченного в форму публичного документа представителем государственной власти» [20].

Составители Проекта определяют нотариальный акт как документ, удостоверенный или засвидетельствованный нотариусом и внесенный им в реестр нотариальных действий.

Данные определения также не отражают в полной мере суть понятия «нотариальный акт», так как их содержание не охватывает собой всего многообразия нотариальных актов, которые совершаются нотариусом в процессе осуществления нотариальной деятельности.

Нужно различать понятие «нотариальный акт» в его узком смысле, как результат нотариального действия, и понятие «нотариальный акт» в широком смысле, как документ, совершаемый нотариусом в процессе нотариального производства. Авторы настоящей статьи предлагают в законе РФ «О нотариате и нотариальной деятельности в РФ» сформулировать определение понятия «нотариальный акт» в следующей редакции. Нотариальный акт – это документ, содержащий необходимые реквизиты, совершаемый нотариусом на бумажном носителе или в электронной форме в процессе нотариального производства в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Выполнение нотариусом нотариального акта не всегда является подтверждением совершенного нотариусом нотариального действия. Например, при вынесении нотариусом постановления об отказе в совершении нотариального действия нотариальная процедура выполняется без совершения нотариального действия. Тем не менее постановление об отказе в совершении нотариального действия является нотариальным актом [21].

Нотариальная процедура как вид нотариального производства часто выходит за рамки совершения нотариального действия, при этом завершение нотариального производства не всегда сопровождается оформлением нотариусом нотариального акта. Так, при принятии нотариусом в депозит денежных средств или ценных бумаг нотариус регистрирует нотариальное действие в реестре и в подтверждение факта принятия выдает заинтересованному лицу квитанцию. Квитанция является не только финансовым документом, но и нотариальным актом, поскольку представляет собой документ, подтверждающий факт совершения нотариального действия (составители Проекта предусматривают при принятии нотариусом в депозит денежных средств и ценных бумаг выдачу заинтересованным лицам свидетельства, что, по мнению авторов настоящей статьи, более точно отражает существо совершаемого нотариального действия).

Однако нотариальное производство по депозитному делу в связи с выдачей квитанции нотариусом не прекращается. В соответствии с процедурой нотариального производства по депозитному делу нотариус обязан известить всех заинтересованных лиц, на имя которых внесены денежные средства и ценные бумаги, хранить денежные средства и ценные бумаги до обращения заинтересованных лиц к нотариусу за их получением, выдать денежные средства и ценные бумаги заинтересованным лицам по истечении определенного срока в случае их обращения к нотариусу. Все вышеперечисленные действия входят в состав нотариального производства по депозитному делу, но при этом не сопровождаются выполнением нотариальных актов и не являются нотариальными действиями, а это еще раз подтверждает тот факт, что нотариальное производство может включать в себя не только юридические действия нотариуса, направленные на совершение нотариального действия или нотариального акта, но и действия нотариуса иного характера, предусмотренные федеральным законом.

Нотариальное действие, именуемое «передача заявлений физических и юридических лиц», вносится в реестр нотариуса в момент обращения к нему заинтересованных лиц с просьбой о передаче соответствующего заявления. За получением свидетельства о передаче заявления заинтересованные лица обращаются к нотариусу, как правило, после выполнения последним всех предусмотренных законом действий, необходимых для передачи заявления, то есть спустя определенный период времени с момента совершения нотариального действия. Таким образом, выдача свидетельства о передаче заявления, так же как и выдача денежных средств и ценных бумаг из депозита нотариуса, осуществляется вне рамок нотариального действия, но в рамках заключительной стадии нотариального производства.

Трудно согласиться с Р.И. Вергасовой [22] и другими авторами, которые считают, что выдача свидетельства о передаче заявления должна оформляться в виде самостоятельного нотариального действия. Для признания нотариального действия совершенным и действительным должны наличествовать все без исключения признаки нотариального действия. Отсутствие хотя бы одного из признаков ведет к недействительности нотариального действия [23]. Поскольку данное действие отсутствует в перечне нотариальных действий, совершаемых нотариусом, и непоименовано нотариальным действием ни в одном федеральном законе, оно не может являться нотариальным.

Логическое толкование ст. 35, 36, 46 Основ приводит к выводу, что в соответствии с действующим законодательством выдача свидетельств нотариусом – это действия процедурного характера; свидетельства выдаются в подтверждение совершаемых нотариусом нотариальных действий, но сами таковыми не являются (за исключением выдачи свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе супругов и выдачи свидетельства о праве на наследство, которые прямо указаны в законе в качестве нотариальных действий).

Составители Проекта делают попытку исправить сложившееся положение, расширив перечень нотариальных действий, совершаемых нотариусами, путем включения в него некоторых нотариальных действий, связанных с выдачей нотариусом свидетельств. В соответствии со ст. 189 Проекта наряду с выдачей свидетельства о праве на наследство и выдачей свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе супругов нотариальными действиями являются:

– выдача свидетельства о полномочиях исполнителя завещания;

– выдача свидетельства о правах отказополучателей;

– выдача свидетельства об удостоверении круга наследников для действия за границей.

Однако Проект по-прежнему не относит к нотариальным действиям ни выдачу свидетельства о передаче заявлений, ни выдачу свидетельства о внесении в депозит нотариуса денежных сумм и ценных бумаг, ни выдачу свидетельства о принятии на хранение документов, ни выдачу свидетельств, подтверждающих удостоверение нотариусом фактов – что само по себе достаточно нелогично.

Авторы настоящей статьи предлагают не перечислять в федеральном законе конкретные случаи выдачи свидетельств нотариусом в качестве нотариальных действий, но указать в перечне нотариальных действий нотариальное действие, именуемое «выдача свидетельств в случаях, предусмотренных федеральным законом». Именно так составители Проекта поступили в отношении удостоверения нотариусом юридических фактов: отказавшись от перечисления нотариальных действий, направленных на их удостоверение, и объединив их в один пункт – «удостоверение фактов» (имеется в виду удостоверение факта нахождения гражданина в живых, удостоверение факта нахождения гражданина в определенном месте, удостоверение тождественности гражданина с лицом, изображенным на фотографии, удостоверение времени предъявления документа).

В этой связи интересна точка зрения Е.Б. Тарбагаевой, которая считает, что в новом законе о нотариате было бы целесообразно вообще отойти от традиционного метода определения нотариальной компетенции путем перечисления круга нотариальных действий и определить ее указанием на нотариальные функции. При этом Е.Б. Тарбагаева предлагает определить функциональное предназначение нотариата в Российской Федерации как института, обеспечивающего охрану прав и свобод граждан, юридических лиц не только посредством совершения нотариусами нотариальных действий, отнесенных законодательными актами РФ к их компетенции, но и посредством:

– осуществления деятельности по разъяснению законодательства, предоставлению консультаций, составлению проектов документов;

– участия в урегулировании разногласий правового характера в случаях, предусмотренных законодательством (медиация);

– содействия в оформлении прав на недвижимое имущество (в том числе регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним);

– иными способами, предусмотренными законом [24].

Авторы настоящей статьи считают, что в условиях, когда основные тенденции развития правового регулирования нотариальных отношений определяются современным процессом общей глобализации [25] и законодатель вынужден расширять компетенцию нотариуса путем наделения его в законодательном порядке дополнительными полномочиями, предложения Е.Б. Тарбагаевой являются достаточно актуальными и заслуживают внимания.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод, что понятия «нотариальное производство», «нотариальная процедура», «нотариальное действие» и «нотариальный акт» требуют дефиниций, установленных законом РФ, так как использование указанных понятий необходимо для формирования норм, регулирующих нотариальную деятельность. Дальнейшее использование указанных понятий без их законодательных определений сильно усложняет правоприменительную и доктринальную деятельность.



[1] Бюллетень нотариальной практики. 2010. № 3.

[2] Калиниченко Т.Г. Правовая природа нотариальных процедур: теоретический аспект // Нотариальный вестникъ. 2009. № 6. С. 15.

[3] Там же.

3 Москалькова Т.Н., Черников В.В. Нормотворчество. М., 2011. С. 46.

4 Там же. С. 114.

[6] Калиниченко Т.Г. Нотариальное право и процесс в Российской Федерации: Теоретические вопросы развития. М: Норма: ИНФРА-М, 2010. С. 88.

[7] Черемных Г.Г. Нотариат как институт превентивного права // Нотариус. 2005. № 2. С. 3.

[8] Ярков В.В. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РФ. М., 2003. С. ХI.

[9] Нотариальное право России. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. В.В. Яркова. М., 2003. С. 146.

[10] Ярков В.В. Нотариальное право. Учебник. М., 2003. С. 145.

[11] Калиниченко Т.Г. Стадии в нотариальном процессе // Нотариальный вестникъ. 2008. № 8. С. 32–39.

[12] Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 01.03.2011 г. № 272-О-О / СПС «КонсультантПлюс».

[13] Рекомендации по применению Федерального закона от 02.10.2004 г. № 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации». Нотариат: Справочник / Под ред. В.В. Ралько, С.В. Смирнова, И.В. Москаленко. М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Ко», 2011. С. 678.

[14] Определение Конституционного Суда РФ от 11.07.2006 г. № 349-О / СПС «КонсультантПлюс».

[15] Определение Санкт-Петербургского городского суда от 31.05.2007 г. по делу № 2-2223/07; Апелляционное определение Московского районного суда города Калининграда от 13.03.2006 г. по делу № 2-1075/2005.

[16] Ярков В.В. Нотариальное право. Учебник. М., 2003. С. 144.

[17] Мурадьян Э.М. Нотариальные и судебные процедуры. М., 2006. С. 403.

[18] Нотариальное право России. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. Под ред. Яркова В.В. М., 2003. С. 63.

[19] Калиниченко Т.Г. Нотариальный акт: понятие, содержание, классификации. Нотариальный вестникъ. 2009. № 5. С. 12.

[20] Грядов А.В. Доказательственная сила нотариального акта в праве России и Франции // Нотариальный вестникъ. 2009. № 12. С. 6.

[21] Калиниченко Т.Г. Нотариальный акт: понятие, содержание, классификации // Нотариальный вестникъ. 2009. № 5. С. 17.

[22] Вергасова Р.И. Нотариат в России. Учебное пособие. 4-е издание. М., 2011. С. 364.

[23] Черемных Г.Г., Черемных И.Г. Нотариальное право Российской Федерации. Учебник. М.: Эксмо, 2004. С. 384.

[24] Тарбагаева Е.Б. Цели и задачи нотариата на современном этапе // Нотариальный вестникъ. 2011. № 2. С. 30.

[25] Ралько В.В. Фактор глобализации и трансформация правовых систем // Нотариальный вестникъ. 2009. № 3. С. 6.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100