Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Мы не будем ставить телегу впереди лошади

03.11.2011

Интервью президента Федеральной нотариальной палаты М.И. Сазоновой с участием вице-президента ФНП В.В. Яркова

 

На ваш взгляд, реформа гражданского законодательства, столь громко объявленная в конце прошлого года, всерьез затормозилась? Если да, то почему?

 

– Реформа действительно, что называется, взяла паузу. Хочется надеяться, что ненадолго. А произошло это потому, что появились определенные противоречия между разработчиками в лице Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства и Международным финансовым центром, опирающимся на Министерство экономического развития. Пока стороны не достигнут компромисса, никто, конечно, вносить Гражданский кодекс в Государственную Думу не будет. Этому документу будет дан ход только тогда, когда будет найден какой-то консенсус, на что мы все очень рассчитываем.

 

Есть подозрение, что этого не произойдет до предстоящих федеральных выборов.

 

– Да, вероятно, до выборов ГК принимать не будут. Это такой объемный документ, что даже если его принимать по частям, то потребуется тщательная проработка и согласование всех правовых норм, все-таки это фундаментальный документ.

 

Проект закона «О нотариате и нотариальной деятельности в РФ» впервые представляет собой не что иное, как полноценный кодекс, состоящий из общей и особенной частей, определяющей конкретный порядок совершения нотариальных действий. Можно ли говорить о том, что это законопроект, в котором предусмотрено повышение роли нотариуса в нашей социально-экономической жизни? Его тоже придется пересматривать, если за основу будет взята другая концепция ГК.

 

– Не могу сказать, что придется все резко менять. Но какая-то доработка понадобится в связи с определением в базовом документе места нотариата в гражданском обороте. Не думаю, что это будет сопряжено с большим объемом работы. Какие-то точечные правки могут быть внесены даже в промежутке между вторым и третьим чтением законопроекта. Именно поэтому мы считаем, что не надо ждать принятия ГК, необходимо продолжать работу. Конечно, ставить телегу впереди лошади мы не будем, но и отставать нам нельзя, потому что в этом случае нас подстерегает другая опасность. Если в ГК будут записаны положения, определяющие востребованность нотариата в сфере гражданского оборота, в корпоративных правоотношениях, в других аспектах деятельности, то мы не только должны будем прописать все эти функции в своем законопроекте, мы еще должны подготовить нотариальный корпус к этим обязанностям.

Поэтому мы будем все время следовать на коротком поводке за проектом ГК.

 

В связи с этим проектом больше всего разговоров о сделках с недвижимостью. Если их обязательно нужно будет совершать в нотариальной форме, то чем этот порядок будет выгоден гражданам?

 

– Мы всегда акцентируем, что именно в интересах граждан необходимо вернуть нотариуса в сферу сделок с недвижимостью, потому что сегодня не обеспечивается квалифицированное юридическое сопровождение этого оборота. В результате огромное количество граждан стали жертвами мошенников, многие остались без жилья, пополнив отряд так называемых бомжей. Поддельные документы, подставные лица, всевозможные фальсификации, проявления насильственных действий по отношению к слабо защищенным категориям граждан – все используется для недобросовестного захвата жилья.

Поэтому мы не просто говорим, что нотариусов надо вернуть в эту сферу деятельности, мы выступаем за то, чтобы нотариус обеспечивал комплексное правовое сопровождение сделки от заявления гражданина о покупке или продаже жилого объекта до регистрации перехода права собственности в государственном реестре. Нотариус должен самостоятельно запрашивать всю необходимую информацию и сопутствующие документы по отчуждаемому объекту, он должен проверить субъектный состав продавцов, выяснить, нет ли там несовершеннолетних детей или супруга, который ушел из семьи, но сохранил право собственности на отчуждаемое жилье. Кто-то может находиться в рядах Российской армии или в местах лишения свободы. Нотариус должен иметь исчерпывающую информацию, чтобы не умалить прав тех, кто не может сегодня лично предстать в качестве продавца.

Нотариус должен подготовить и удостоверить сделку, передать договор и все необходимые документы на государственную регистрацию права собственности, получить свидетельство и выдать приобретателю, проследив при этом, что произведен полный расчет с продавцом. Таким образом, нотариус гарантирует законность сделки за счет вытеснения из оборота недвижимости посторонних лиц и обеспечивает государственный реестр достоверными сведениями.

 

Многие риелторы переживают, что они лишатся своего куска хлеба, если оформлять сделку будет нотариус.

 

Это не так. Они останутся в своей нише и будут выполнять конкретную задачу: найти продавцу покупателя или покупателю продавца, а также конкретный объект недвижимости. К нотариусу же они придут для оформления правовой части сделки.

 

Планируется ли изменить что-то в правилах оформления наследства? Будет ли изменяться роль нотариуса в наследственных правоотношениях? Как часто участвуют нотариусы в судебных спорах по наследственным вопросам, и с чем это связано?

 

– Есть серьезные пробелы в законодательстве по оформлению наследственных правоотношений. Мы подготовили блок проблемных вопросов и передали их Верховному Суду РФ в связи с подготовкой Пленума ВС. Представитель ФНП включен в рабочую группу по подготовке проекта постановления Пленума по этим вопросам. Очень надеемся, что многие проблемы будут разрешены. Хотя встречаются и такие сложные ситуации, когда необходимо вмешательство законодателя.

Что касается участия нотариуса в судебных разбирательствах, то сколько будет существовать институт наследования, столько нам придется ходить по судам. Ведь нотариус, как правило, приглашается в суд не в качестве ответчика, а в качестве свидетеля, чтобы он изложил правовую позицию по определению долей наследственного имущества или субъектного состава наследников. Он должен помочь суду принять правильное решение.

 

ЯРКОВ: – Мы с помощью Центра нотариальных исследований изучали судебную практику по наследственным делам. Оказалось, что в регионах, где сохранялся государственный нотариат, количество таких дел было в разы больше, чем в регионах, где существует современная система небюджетного нотариата, то есть имеются только частнопрактикующие нотариусы. Это очень наглядный показатель, который свидетельствует о том, что нотариус, занимающийся частной практикой, гораздо осторожнее, внимательнее и взвешеннее относится к своим обязанностям, нежели его коллега, работающий в государственной нотариальной конторе.

Мы проводили также большое исследование судебной практики по наследственным делам, четыре года назад была издана книга Т.И. Зайцевой, где суммирована такая практика. И она явилась для нас подспорьем, когда мы готовили для Верховного Суда заключение о том, что суды не всегда правильно разрешают дела такого рода, не всегда обоснованно привлекают нотариуса. В делах особого производства при установлении юридических фактов, например, фактов родственных отношений или иждивения, суды нередко привлекают нотариусов в качестве заинтересованных лиц. Но это ошибка – нотариус никакого интереса в этом деле не имеет. Он будет опираться на то решение, которое вынесет суд. Если суд скажет, что гражданин является наследником, так как установлены его родственные отношения с наследодателем, нотариус обязан выдать этому гражданину свидетельство о праве на наследство.

 

Действительно, нотариус же не может знать, например, являлся ли кто-то иждивенцем по отношению к наследодателю? Он же не жил в этой семье. Это может определить только судебное следствие.

 

ЯРКОВ: – Вот именно! Я даже могу вспомнить такое смешное дело, когда обмывание покойного его наследниками было признано как факт принятия наследства.

 

Все чаще в нотариальном сообществе поднимаются вопросы, связанные с проблемами сохранности нотариальных документов, с серьезными материальными затратами, которые возникают у нотариусов при упорядочении работы с ними. Можно ли разрешить проблему ведения нотариальных архивов на законодательном уровне? Иначе вскоре принцип совершения нотариального действия окажется под угрозой. Необходимо ли участие в решении данной проблемы государства?

 

– Это одна из «больных» проблем, которые имеются в нотариате. Архивы сегодня находятся в большинстве случаев на хранении у нотариусов, иногда – в нотариальных палатах. И с учетом того, что эти архивы с 1993 года постоянно «разбухают», встает вопрос, а что с ними делать? Государственные архивы в некоторых субъектах Федерации готовы принять на хранение эти документы, но они требуют большие деньги за передачу им архивных фондов, за их хранение и за работу с ними, ведь нотариальный архив – это не мертволежащий груз, он постоянно находится в работе.

В проекте закона о нотариате мы прописали, что архив является собственностью государства. Но мы прекрасно понимаем, что государство, которое за столько лет не решило эту проблему, вряд ли справиться с ней  в экстренном порядке. Поэтому пока весь груз решения проблем лежит на плечах нотариата. Начиная от приобретения за счет средств нотариальных палат дополнительных помещений для использования под архив и заканчивая содержанием специалистов, работающих в них. Вот такой получается парадокс: собственность государства должны беречь мы.

Это исключительно тяжелое бремя. Случаются, к сожалению, утраты государственных документов. Вот почему отношение органов государственной власти к этой проблеме должно быть переориентировано на реальное ее решение. И в первую очередь на местах – в субъектах РФ.

 

В государственных учреждениях документы тоже пропадают, причем гораздо чаще.

 

– Мы всеми силами пытаемся обеспечить сохранность архивов, причем свой архив мы бы еще лет 20 спокойно хранили в надлежащих условиях. Но, приняв на сохранение архивы государственных нотариальных контор, мы загнали себя в угол. И нужно срочно принимать какие-то решения, чтобы эта проблема не стала глобальной, причем на законодательном уровне. В идеале в каждом субъекте на это должны быть выделены средства, созданы необходимые условия для нотариальных архивов, а мы бы со своей стороны обеспечили дежурство по надлежащей выдаче документов граждан.

 

Активное внедрение в нотариальную деятельность новых информационных технологий, электронного документооборота, в частности в связи с заключенными недавно соответствующими соглашениями со Сбербанком России, Службой судебных приставов и другими, позволяет ли говорить о том, что сегодня нотариальное сообщество поддерживает такой переход? Способно, открыто к нему и готово к эре электронного нотариата? Когда все нотариусы получат ключи ЭП?

 

– Вопросы модернизации в настоящее время имеют первостепенное значение. Мы должны быть в такой же степени готовности к использованию новейших технологий, какую декларируют органы государственной власти. Сказать, что мы уже готовы – это было бы лукавством. Но мы делаем все возможное, чтобы «вписаться» в эту систему и не отставать от других ведомств. И уже сделали за полтора-два года довольно много. Мы обозначили это направление как одно из приоритетных. И теперь компьютеризацией нотариального корпуса занимается специально созданный для этого Фонд инноваций и информационных технологий при ФНП. Мы создали свой удостоверяющий центр и уже приступили к выдаче средств электронной подписи всем нотариусам России. Примерно 40% нотариусов и лиц, исполняющих их обязанности, уже получили эти средства. Составлен график завершения этой работы к февралю 2012 года. Задача заключается в том, чтобы электронные средства связи получили все нотариусы и затем, благодаря подписанным соглашениям с государственными и другими ведомствами, мы могли бы войти в систему электронного документооборота, то есть в своеобразное информационное поле, которое будет использоваться для оказания государственных услуг и осуществления нотариальных действий на более высоком, более качественном уровне.

При этом вся запрашиваемая информация будет  защищена от постороннего доступа.

Например, Служба судебных приставов, производя изъятие имущества по исполнительной надписи нотариуса, сможет проверить достоверность этой надписи, убедиться, что она действительно выполнена тем или иным нотариусом. Одновременно мы можем обратиться к реестру судебных приставов, чтобы удостовериться­, что имущество, которое может стать предметом сделки и по которому собираются совершить нотариальное действие, не находится под арестом.

Или другой вариант: по соглашению со Сбербанком гражданам, оформляющим наследство, не потребуется самим ходить по всем отделениям Сбербанка в поисках вкладов, оставленных наследодателем. Нотариус сможет из базы данных Сбербанка получить эту информацию, не выходя из своего кабинета, по соответствующим каналам связи. Кстати, такая связь действует по принципу «точка – точка», то есть нотариус по каналу ФНП «входит в банк» и получает за 2–3 дня сведения, на поиск которых граждане раньше тратили 2–3 месяца.

В трех субъектах РФ совместно с Федеральной налоговой службой проводится эксперимент по передаче в электронном виде нотариусами сведений о юридических лицах: о создании юрлиц, об изменениях, вносимых в Госреестр юрлиц (ЕГРЮЛ). При нотариальном удостоверении сделок по отчуждению долей в уставном капитале и при некоторых других нотариальных действиях мы  получаем выписки из ЕГРЮЛ в считанные минуты. Благодаря такому электронному взаимодействию, минуя любых посредников, повышаются достоверность и оперативность сведений, получаемых как налоговыми службами, так и нотариусами.

В перспективе мы предполагаем создать единый электронный реестр нотариальных действий, тогда нотариус, работающий, скажем, во Владивостоке, сможет быстро получить сведения о любом нотариальном действии, например, проверить удостоверенную в столице доверенность на оформление залоговых отношений по кредиту в Сбербанке. Сейчас для этого им нужно созваниваться, но когда на востоке страны рабочий день уже заканчивается, а на западе он только начинается, оперативно получить сведения невозможно. А для электронной связи эта временная разница не имеет значения.

В октябре подписано очень важное соглашение с Министерством связи и массовой коммуникации. По этому соглашению мы будем иметь возможность доступа в систему электронного взаимодействия (СМЭВ), и через этот портал мы можем выходить на иные службы, как то:  Федеральную миграционную службу, чтобы подтвердить действительность паспортов, органы ЗАГС, чтобы убедиться в актовой записи рождения или смерти. Это позволит нам, подобно госструктурам, иметь доступ к необходимым сведениям. А значит, нотариат войдет в систему оказания государственных услуг наравне с другими органами власти и различными ведомствами. Этот процесс дает толчок  налаживанию электронного взаимодействия с информационными ресурсами самых разных структур. Например, Центральный каталог кредитных историй Центрабанка РФ имеет актуальную информацию, необходимую при совершении отдельных нотариальных действий, и готов делиться ею. Мы же оперативно предоставляем ему актуальные сведения о нотариусах, работающих в различных субъектах РФ. То есть двусторонний интерес налицо!

Все вышесказанное при условии внедрения нотариата в сферу гражданского оборота и корпоративных отношений будет выгодно и удобно не только гражданам, хотя им – в первую очередь. Полезно это и тем ведомствам, которые формируют и ведут государственные реестры, заботясь об их достоверности, стараясь при этом избавиться от очередей и повысить эффективность своей работы.

 

Если полномочия нотариуса будут расширены, неизбежно встанет вопрос и об усилении его ответственности за совершаемые нотариальные действия, а также за работу с персональными данными. Сможет ли профессиональный уровень каждого нотариуса соответствовать наделяемым полномочиям, а равно сможет ли и закон защитить нотариуса от возможных ошибок?

 

ЯРКОВ: – Ответственность нотариуса и сейчас довольно высока. В случае серьезных нарушений он теряет право на работу. Разумеется, в проекте закона ответственность будет усилена, изменится и механизм привлечения к ответственности. Введение информационных технологий, кстати, объективно усиливает контроль за нотариусом. Если получение любой информации будет фиксироваться на нашем центральном сервере, то виновника какой-либо утечки сразу можно будет вычислить. И вряд ли нотариус будет запрашивать сведения, которые нужны ему не в связи с работой, так как эти запросы тоже останутся в памяти компьютера. Кроме того, информационная система исключает возможность двойных реестров, практику внесения записей задним числом. Вынужден признать, что сейчас такое случается, хотя и крайне редко.

Система информационных технологий повысит «прозрачность» нотариальных действий и для проверяющих органов, и для самих граждан, обратившихся за нотариальными действиями.

 

Между прочим, читая материалы разных проверок, я обратил внимание, что за одни и те же проступки нотариусов в одном регионе лишают полномочий, а в другом – могут лишь ласково пожурить. Не пора ли с этим покончить, установив для всех палат единый порядок поощрений и наказаний?

 

– Сегодня и судебные органы по-разному относятся к дисциплинарным взысканиям, наложенным согласно Профессиональному кодексу нотариусов РФ. Часть судей поддерживают такие взыскания и утверждают их в своих решениях, а другие говорят, что нельзя наказывать на основе ненормативного документа. И если один раз суд именно так оценил действия палаты, то вряд ли она будет повторно обращаться с теми же аргументами. Но в новом законопроекте однозначно говорится, что Профессиональный кодекс является нормативным документом, действие которого распространяется на каждого нотариуса. И если закон будет принят в такой редакции, судам уже некуда будет деваться.

Если за какой-то проступок кодексом предусмотрен выговор, значит, так оно и будет. За повторное нарушение – строгий выговор. Если же нотариус в третий раз нарушит дисциплину, то он лишится лицензии, и ни один суд его не восстановит.

 

А сам Профессиональный кодекс тоже претерпит существенные изменения?

 

– Конечно.

 

ЯРКОВ: – Можно добавить, что наша Комиссия по профессиональной чести и имиджу регулярно проводит семинары, стараясь синхронизировать практику применения кодекса в разных палатах. Она анализирует поступающие из регионов сведения и обобщает их. Так что не только суды могут добиваться единообразного применения закона, этим же занимается и ФНП на основе нашей внутренней практики.

Именно этой тематике был посвящен, в частности, семинар в Волгограде, проведенный в августе 2011 года.

 

Как часто граждане обращаются в суд за защитой нарушенных прав и возмещением ущерба от действий нотариуса? И сколько, например, возместили за год нотариусы, по вине которых гражданам был причинен материальный ущерб?

 

– Эти цифры имеются в нашем годовом статистическом отчете. В отдельной графе указано, какая сумма возмещена страховыми компаниями по результатам судебных решений, связанных с нарушением нотариусами законодательства. Однако чаще нотариусы в добровольном порядке возмещают ущерб, если очевидно, что ошибка допущена в нотариальной конторе (нотариусом, его помощником или секретарем).

В каких-то случаях ошибки бывают и по вине граждан, которые неправильно предоставили какие-то данные. Например, при оформлении доверенности на продажу недвижимости люди часто пропускают какие-то важные литеры, не точно указывают название улицы… Нотариус, не имея возможности доказать, что ошибку допустил сам клиент, нередко соглашается вернуть гражданину деньги, уплаченные за совершение нотариального действия, чтобы не доводить дело до суда.

 

ЯРКОВ: – Хороший нотариус, как правильно заметила Мария Ивановна, всегда заплатит сам. Могу привести пример. В Свердловской области нотариус неправильно удостоверила доверенность для действий за границей. Человек поехал туда, но его «развернули». И нотариус оплатил и билеты, и проживание, поскольку ему совершенно невыгодна огласка его ошибок.

Впрочем, такие случаи нечасты. Поэтому страховые компании стоят в очереди, чтобы только получить право страховать нотариусов, Федеральную и региональные палаты. Они прекрасно осознают, что мы – очень хорошие страхователи. Страховать нотариат выгоднее, чем автомобили или жилье, так как в большинстве случаев нотариусы сами возмещают ущерб, не обращаясь к страховщику.

Заботясь о своем имидже, они готовы расстаться даже с крупной суммой, чтобы только не прошел слух, что за него заплатила страховая компания. В небольших городах особенно, так как там эти факты сразу становятся известны всем.

 

– Если с 1993 года нотариусы были обязаны страховать свою ответственность на очень маленькую сумму, то в новом проекте закона эта сумма стала гораздо больше – две трети от валового дохода за прошедший год. К тому же обязательным становится коллективное страхование, палата страхуется на значительно большую сумму, чем каждый нотариус. А еще должны страховать некоторые крупные сделки. Например, если оформляется покупка предприятия или парохода. Там речь идет о нескольких миллиардах рублей, и любому нотариусу страшно совершить малейшую ошибку. Но он может застраховать такую сделку, чтобы клиент понимал, что ему выгоднее оформить ее у нотариуса, так как в случае, если что-то произойдет, ущерб будет возмещен полностью.

 

А как вам понравилось заявление Минэкономразвития насчет готовности Росреестра возмещать ущерб в случае, если нарушены нормы закона, в объеме одного миллиона рублей?

 

– Уже на периферии самая дешевая квартира, и та стоит дороже. А еще попробуйте получить этот миллион у государства.

 

Как наши российские нотариусы участвуют в решении общих вопросов юридического сообщества страны? Например, будут ли они регулярно оказывать бесплатную юридическую помощь населению? И будут ли, кстати, участвовать в общественно-политических процессах?

 

– Позиция ФНП такова: нотариус должен быть вне политики. Мы жестко придерживаемся этого принципа, хотя некоторые нотариусы являются депутатами областного или местного уровня. И в этом ничего страшного нет. Мы активно участвуем в реализации социальных программ. Оказываем благотворительную помощь, причем в большом объеме, дошкольным, учебным и сиротским учреждениям. Сотрудничаем с Ассоциацией юристов России (АЮР), многие палаты являются коллективными членами АЮР. Оказываем населению бесплатную квалифицированную юридическую помощь. В какой-то мере это и в наших интересах – когда меньше правового нигилизма и правовой безграмотности, люди хотя бы понимают, как правильно задать вопрос, который их беспокоит. Помочь людям не «утонуть» в море новых законов, сориентироваться в своих правах и обязанностях – в этом мы видим свою задачу.

Совместно с органами юстиции, с территориальными отделениями АЮР, объединяющими юристов, создаем в регионах центры бесплатной юридической помощи. Нотариусы принимают участие в правовом консультировании граждан на приемах, которые проводят руководители государственных и административных органов, в приемных представителей Президента РФ, уполномоченных по правам человека и различных правозащитных организациях.

 

ЯРКОВ: – Мало кто знает, что согласно Налоговому кодексу РФ нотариусы обязаны 16 категориям граждан оказывать бесплатную юридическую помощь. При этом по совершённым бесплатно действиям нотариус несет полную имущественную ответственность. Например, свидетельство о праве на наследство при совместном проживании всегда выдается бесплатно, хотя нотариусу необходимо проделать огромную работу, чтобы сформировать соответствующее досье. При этом НК, где прописаны эти категории, обслуживаемые бесплатно, должен был бы как-то облегчить финансовое бремя нотариуса по совершению этих действий. Ведь предполагается, что освобождает малоимущих от оплаты государство, а на самом деле это приходится делать нотариусам, которые никакой помощи от государства не получают. Нотариусу это невыгодно, но он обязан соблюдать закон.

 

В последнее время активно идет правовое просвещение граждан посредством СМИ, в том числе с использованием телевизионных передач о деятельности следственных органов, судов и т.д. При этом работа нотариальных палат для многих граждан остается в тени. Так ли это?

 

– Исключительно в силу объективных факторов, влияющих на сферу деятельности нотариуса, отличающуюся от работы следователя, адвоката, судьи. Нотариус обременен тайной совершенного нотариального действия, он не вправе разглашать, кто был у него на приеме и по какому вопросу. Даже если речь идет о какой-то VIP-персоне, которая любит быть на виду, то ей легче «засветиться» в суде, но не в нотариальной конторе.

Мы можем разъяснять какие-то процедуры: порядок оформления наследственных прав или завещания, удостоверение сделки с недвижимостью и т.п. Но это не так интересно, как живые истории с приключениями, с расследованиями, с судебными разбирательствами. Мы не можем показать свою работу так, чтобы это стало бестселлером.

 

Вышел на телеэкраны неплохой художественный фильм «Весна в декабре», в котором один из главных героев – нотариус, так многие решили, что фильм был снят по заказу ФНП.

 

– Вот и хорошо, пусть так и думают. Главное, поверили, что нотариус – это не просто отличный специалист, но и обыкновенный человек со своими личными проблемами.

 

 

На каких принципах, по вашему мнению, должны строиться в перспективе взаимоотношения между ФНП и региональными палатами, учитывая многолетний не всегда положительный опыт взаимодействия?

Это должны быть партнерские отношения или довлеет принцип демократического централизма?

 

ЯРКОВ: – Мне кажется, здесь должны сочетаться все названные вами принципы. Ведь ФНП сформирована нотариальными палатами регионов и подотчетна им. Поэтому здесь партнерские отношения предполагают сотрудничество по всем принципиальным вопросам, а демократический централизм – подчинение решениям, принятым представителями самих региональных палат.

Поэтому вызывает недоумение, когда некоторые палаты не выполняют решения, принятые их же коллегами – президентами всех палат.

 

А когда одна из палат подает в суд на ФНП – это нормально?

 

ЯРКОВ: – Мне кажется, что это нонсенс. Государство дало нам возможность саморегулирования своей деятельности. Любая политическая, общественная и юридическая деятельность строится на компромиссе, который важно находить в своем сообществе. Попытка вынести сор из избы не делает нам чести. А еще вспоминается старинная китайская поговорка: когда двое дерутся, побеждает кто-то третий.

 

Каково ваше мнение и мнение Федеральной нотариальной палаты по поводу инициативы нотариальных палат по введению системы дополнительного пенсионного обеспечения нотариусов, сложивших свои полномочия? Поддерживаете ли вы такую политику, и можно ли надеяться, что в будущем такой подход будет распространен на нотариусов на всей территории РФ?

 

– Другого варианта оказания помощи нашим коллегам, уходящим на пенсию, сегодня нет. Государство недостаточно обеспечивает пенсионеров, это всем известно. Поэтому коллеги поступают совершенно правильно, выплачивая своим ветеранам столько, сколько в состоянии (в зависимости от материального положения в палате). И ФНП тоже доплачивает каждому пенсионеру по 11500 рублей в месяц.

 

В 2013 году исполняется 20 лет латинскому нотариату в нашей стране. Какие мероприятия запланированы в связи с этим?

 

– Год для нас будет насыщенным, поскольку совпадают мероприятия международного масштаба с нашими внутренними. Мы планируем отметить 20-летие свободного нотариата проведением в Северной столице  в мае  IV Конгресса нотариусов России. Надеемся на серьезное содействие Нотариальной палаты Санкт-Петербурга, которой придется так же, как и ФНП, обеспечивать организацию этого мероприятия.

В мае же в рамках Международного юридического форума нотариат претендует на использование большой дискуссионной площадки для обсуждения насущных проблем нотариата, в том числе с участием наших иностранных коллег.

Международный союз нотариата (МСН) предложил провести в России заседания всех своих рабочих органов, в том числе и Генассамблею МСН. Это произойдет у нас впервые и тоже в городе на Неве. Представители нотариатов более 80 государств должны будут собраться в Санкт-Петербурге. Мы уверены, что справимся.

 

 

Беседу вел Константин КАТАНЯН


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100