Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Современные задачи, цели и инициативы в организации деятельности Комиссий нотариальных палат по этике профессиональной чести и имиджу

15.10.2011

И.А. Механошина,

нотариус нотариального округа город Череповец

и Череповецкий район Вологодской области,

член Комиссии ФНП по этике, профессиональной чести и имиджу,

вице-президент Нотариальной палаты Вологодской области

 

Бросив взгляд назад и освежив в памяти свое прошлогоднее выступление на семинаре в Самаре, я еще раз укрепилась в мысли, «как современная жизнь скоротечна». Именно поэтому организаторы семинара обозначили тему моего выступления «Современные задачи, цели и инициативы...».

Хотя мы совместными усилиями определили тактические и стратегические цели для комиссий нотариальных палат, за прошедший год произошел ряд событий, которые выдвинули на первый план измененения в целях, а также новые задачи на ближайшее будущее.

В качестве стратегических задач год назад мы считали, что усилия сообщества в лице Комиссий по этике и профессиональной чести нотариальных палат субъектов Российской Федерации необходимо направлять в первую очередь на:

– систематический и последовательный контроль со стороны сообщества за осуществлением нотариусами своей деятельности строго в рамках ЗАКОНА;

– формирование в сообществе корпоративного духа, духа взаимопомощи, воспитание в молодом поколении нотариусов приверженности к сложившимся в сообществе профессиональным традициям;

– контроль со стороны комиссий за соблюдением нотариусами норм Профессионального кодекса и Требований к организации нотариального обслуживания нотариусами РФ;

– более эффективную организацию работы с любого рода обращениями граждан для целей уменьшения и как идеальный вариант – искоренения жалоб;

– формирование в сообществе уважения к решениям Общего собрания, Правления, президента, ФНП;

– формирование в сообществе терпимого отношения к лицам, которые в силу различных обстоятельств вынуждены обращаться с жалобами в палаты;

– формирование в юридическом сообществе мнения о нотариате как о консолидированном, социально ответственном сообществе, в том числе путем участия в Ассоциации юристов России и проводимых ею мероприятиях.

Что же произошло в нашей жизни и в жизни общества за этот год, что выдвигает на первый план новые стратегические задачи перед нотариальным сообществом и, соответственно, перед профильными комиссиями и изменяет старые цели?

1. В первую очередь это далеко уже не призрачная перспектива изменения гражданского законодательства и законодательства, регулирующего деятельность нотариата, т.е. грядущая перспектива реформирования нотариата (так назвал этот процесс А.Г. Лысков, председатель Комитета Совета Федерации по правовым и судебным вопроса; в Минюсте этот процесс обозначают вошедшим в моду термином «модернизация»).

В свете предстоящих событий на прошедшем очередном общем собрании представителей нотариальных палат субъектов Российской Федерации нотариальное сообщество определило, что приоритетной целью Комиссии ФНП по этике, профессиональной чести и имиджу и всего нотариального сообщества является подготовка изменений, которые необходимо внести в Профессиональный кодекс нотариусов.

Такую серьезную задачу можно решить только с помощью всего нашего профессионального сообщества, опираясь на опыт, который мы приобрели за все годы существования Профессионального кодекса, на десятилетиями складывающийся опыт стран латинского нотариата и на опыт наших российских коллег по юридическому цеху.

Реализуя возложенную на Комиссию ФНП задачу, мы хотим, чтобы новый кодекс не стал бы «мертворожденным дитем». Поэтому мы просим участников семинара активно включиться в обсуждение данной темы. Это на сегодняшний день стратегическая задача номер один.

Предвидя жаркие дебаты по этому поводу, просим вас учесть, что позиционируя себя как консолидированное сообщество, но в то же время не остающееся в стороне от демократических процессов в обществе, мы можем позволить себе иметь различные мнения по некоторым вопросам этики, имиджа, содержания и применения профессионального кодекса. Принятый нами итоговый документ должен выражать общую консолидированную волю, которую мы все будем обязаны последовательно и ответственно исполнять.

2. Ушел в историю 2010 год, за плечами осталась первая половина 2011 года.

Позволю себе поделиться с вами некоторыми выводами, которые напрашиваются сами собой в рамках темы моего доклада. В выступлении Оксаны Альбертовны Стукаловой приводится четырехлетняя статистика, показывающая устойчивый рост количества жалоб вплоть до начала 2011 года. Причины роста ежегодно анализировались нашей комиссией и аппаратом ФНП и доводились до сведения Правления ФНП и нотариального сообщества.

Все это время наше сообщество стремилось направить усилия на сокращение количества жалоб, однако прилагаемые усилия не всегда приводили к желаемым результатам, и тому много причин:

– принятие новых законопроектов, содержащих в себе противоречия, законодательные недоработки, пробелы (например, Федеральный закон от 29 декабря 2006 года № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» и Постановление Правительства Российской Федерации от 12 декабря 2007 года № 862 «Правила направления средств (части) средств материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий» и др.). В этой связи хотелось бы процитировать всеми нами уважаемую Н.Ю. Рассказову, заведующую кафедрой гражданского права юридического факультета Санкт-Петербургского университета, выступившей на «круглом столе» по проблемам нотариата 4 февраля 2010 года в Совете Федерации:

«Я не нотариус, а лицо, конъюнктурно не заинтересованное, но не вижу того, что нотариат слаб. Возмущения и дефекты есть в любой системе, для любой системы нормальны и сбои…

Я посмотрела на график динамики числа жалоб. Было три пика роста после принятия первой части Гражданского кодекса, затем части второй и части третьей. Обратили ли вы на это внимание? Ведь нотариус – заложник дефектов законодательства. Не в суды идет их первая волна, вызывающая первый удар. Первый удар принимает на себя нотариус. Нотариус не может отказать в совершении нотариального действия со ссылкой на то, что в законе пробел, неоднозначное толкование и так далее. Естественно, гражданин этого не понимает, а раз ему предоставили право, он и жалуется. Поэтому слабость нотариата в этом смысле такая же, как у любого другого лица, который применяет закон, составленный с дефектами»;

– растущее год от года негативное отношение населения к чиновникам любого уровня (в том числе подогреваемое центральными средствами массовой информации), недоверие к правоохранительной системе государства в целом и к институту нотариата, в частности;

– внутрикорпоративные проблемы, часть которых лежит на поверхности: некомпетентность некоторых наших коллег, не всегда этичное поведение самих нотариусов и персонала контор и пр.

Все эти факторы объективно не способствуют достижению цели снижения количества жалоб. Однако, следуя народной мудрости: «если не можешь изменить жизнь – измени свое отношение к ней», давайте обратим внимание не на количественную составляющую этого процесса, а на его качественную сторону.

Что мы здесь имеем в виду? Отвечу словами Глеба Жеглова, прозвучавшими из уст Владимира Высоцкого в сериале «Место встречи изменить нельзя»: «А ты ему тогда скажи, что у них в Англии не меньше нашего воруют. А правопорядок в стране определяется не наличием воров, а умением властей их обезвреживать…».

Жизнь показала, что заниматься статистическим уменьшением количества жалоб – дело бесперспективное. Следуя логике Жеглова, порядок в нашей корпорации должен определяться не количеством обоснованных или необоснованных жалоб, а умением корпорации адекватно на них реагировать, находить причины их появления и бороться с ними.

В качестве показательного примера прошу вас припомнить статистику обращений в собственных нотариальных палатах. Поездки членов нашей комиссии по регионам показали: львиная доля приходящих в палаты обращений клиентов приходится на элементарные просьбы разъяснить законодательство или подтвердить правоту нотариуса в той или иной спорной или двусмысленной ситуации. Из года в год эти обращения касаются работы одних и тех же нотариусов, а ведь эти обращения, как лакмусовая бумага: выявляют непрофессионализм этих наших коллег, не желающих потратить чуть больше времени на разъяснение своей позиции, законодательства.

Этично ли такое бездействие по отношению к коллегам-нотариусам, к работникам аппарата палат, к Правлению и президенту? Именно на их плечи из раза в раз перекладываются прямые профессиональные обязанности, которыми манкируют нотариусы, совершая в то же время ударными темпами менее интеллектуально затратные нотариальные действия.

Считаем, что Комиссиям по этике и иным профильным комиссиям НП субъектов РФ следует обратить внимание не только на жалобы, содержащие явные признаки нарушений Профессионального кодекса, но и на иные обращения, косвенно указывающие на проблемы этического рода в сообществе. А президентам и Правлению нотариальных палат следует больше доверять членам Комиссий по этике.

3. Реализация новых законопроектов, регулирующих нотариальную деятельность, выявит новые проблемы внутри нотариального сообщества.

Кто-то будет готов к работе в новых условиях и гармонично «впишется» в новое правовое поле; кто-то испугается и уйдет; кто-то (при этом далеко не самый худший из нотариусов) будет не совсем готов.

Нам видится, что не менее важным, чем работа с жалобами, является для комиссий и руководства палат обеспечение безболезненного перехода работающих нотариусов в так называемое новое правовое поле.

Комиссиям нужно взять под свой контроль:

– повышение квалификации нотариусов, работников нотариальных контор, т.е. уделить пристальное внимание «выковыванию» высокопрофессиональных кадров, которые будут работать на положительный имидж нотариата;

– техническое переоснащение контор или модернизацию оргтехники, что создаст условия для более эффективной работы нотариусов и, в конечном счете, также будет работать на формирование положительного имиджа сообщества;

– страхование профессиональной деятельности, к которому нотариусы относятся зачастую формально. Быть может, сообществу есть смысл потребовать от тех нотариусов, которые в своей профессиональной деятельности показывают далеко не блестящие результаты, более адекватно страховать риски своей деятельности по сравнению с минимумом, заложенным в Основах.

4. Ежегодно мы затрагиваем тему, которая не становится менее болезненной.

На нотариальных палатах в лице их органов лежит обязанность последовательно требовать от нотариусов осуществления своей деятельности строго в рамках ЗАКОНА.

Еще раз напомню не мною придуманную истину: «Всякое наше решение, всякое действие нотариуса, если оно соответствует закону, его правильно понимаемой сущности, будет соответствовать нравственным нормам, на которые опирается закон. Отступление от закона, обход его, искаженное, превратное толкование и применение по сути своей безнравственны.

Действия нотариуса, не основанные на Законе, противоречат не только правовым нормам, но и нормам морали, профессиональной этики нотариуса. При этом безнравственны не только сознательные нарушения закона, но и неправильные, противозаконные действия и решения, обусловленные нежеланием глубоко овладеть необходимыми знаниями, постоянно их совершенствовать, неряшливостью, неорганизованностью, отсутствием внутренней дисциплины и должного уважения к Закону, его предписаниям, а также должного уважения к личности».

В течение семи последних месяцев мы все работали по новым Правилам нотариального делопроизводства. Данные правила – один из нормативных актов, регулирующих нашу деятельность, принятый в порядке, установленном Основами законодательства РФ о нотариате, с целью упорядочить и привести к общему знаменателю эту сферу нашей профессиональной деятельности. Документ, по общему мнению нотариального сообщества, не безупречен, поэтому должен и будет совершенствоваться. Можно бесконечно обсуждать на всех уровнях его достоинства и пороки, но это – Закон. И если ты профессионал-юрист, ты обязан его соблюдать.

Таким образом, в этот период перед комиссиями возникла еще одна задача – выявить тех нотариусов, в чьих конторах делопроизводство ведется не в соответствии с требованиями и в зависимости от сложившейся ситуации, и оказать им помощь или принять соответствующие меры.

5. Государство в лице Министерства юстиции весь прошедший год беспокоила тема так называемых черных нотариусов. Впервые этот термин из уст министра юстиции прозвучал на координационном совещании Минюста по Северо-Западному федеральному округу в Санкт-Петербурге.

Свое развитие эта тема получила на состоявшемся в Совете Федерации 4 февраля 2010 года заседании «круглого стола» на тему «Современное состояние нотариата в Российской Федерации и проблемы его реформирования».

Цитирую заместителя министра юстиции Российской Федерации Ю.С. Любимова, выступавшего на этом «круглом столе»: «Я считаю, что нотариат – это вообще один из самых в свое время удачно отрегулированных наших правовых институтов, наверное, потому, что одним из первых пережил реформу. Из достаточно заштатного института, каким он был в советское время, он превратился, может быть со всеми своими особенностями, недостатками, проблемами и болезнями, в эффективно действующий, живой институт…

На что обращает особое внимание наш министр Александр Владимирович Коновалов. Он проводил координационное совещание в Северо-Западном округе, посвященное проблемам нотариата, где очень жестко высказывался как раз по проблеме так называемого черного нотариата.

Что греха таить? …мы все понимаем, что, к сожалению, нотариусы очень часто, особенно в крупных городах, выполняют, мягко говоря, несвойственные их профессии функции, используя как минимум разные “серые” истории сопровождения особо доверенных клиентов (выдача документов задним числом, подмена документов и так далее). Это не единичные случаи, есть прискорбная практика участия нотариата в откровенно преступных общекриминальных действиях: убийствах, вымогательствах, рейдерских схемах… Важнейшим приоритетом для себя мы должны определить как раз борьбу с проявлениями “черного” нотариата… и сосредоточить внимание на недопустимости использования нотариальной профессии в преступной деятельности…».

Наряду с мерами по реформированию законодательства, которые помогут решать эту проблему в будущем, по мнению господина Любимова, «не менее важно в настоящее время в борьбе с “черным” нотариатом совершенствовать нотариальное делопроизводство с постепенным его переводом в компьютерную форму».

Как он отметил, «ныне действующая система фиксации нотариальных действий позволяет нотариусам совершать сделки задним числом и оказывать другие услуги, явно не охваченные действующим законодательством. Большинство из этого исправимо через совершенствование правил нотариального делопроизводства, постепенного введения электронного документооборота…».

Эти высказывания представителя государства относятся к первой половине 2010 года. Сейчас вторая половина 2011 года, однако многие из наших коллег до сих пор полемизируют на общих собраниях, на электронных форумах «а нужен ли «ЕНОТ»?», «зачем нам ЕЦП и единый банк доверенностей?», а некоторые из них просто саботируют электронный документооборот.

Задача органов палат и комиссий учить, убеждать, убеждать и еще раз убеждать, в том числе, и в том: «что если не умеешь – научат, а если не хочешь – заставят».

Справедливости ради нужно отметить, что мы понимаем примененное министром юстиции определение «черные нотариусы» далеко не так однобоко, как представители исполнительных органов государственной власти. Нас всех беспокоят, более того – дестабилизируют нашу работу «псевдонотариусы», поддельные нотариальные документы и полное безразличие или бездействие правоохранительных органов при обнаружении подделок.

Эта «головная боль» сообщества, подрывающая наш имидж, не должна оставаться без внимания органов нотариальных палат. По всей видимости, назрела необходимость обобщить и придать публичной огласке пока известные только нам, нотариусам, разрозненные факты обнаружения в субъектах Федерации подделок, факты отсутствия реагирования на их появление со стороны правоохранительных органов и, наоборот, факты, демонстрирующие привлечение к ответственности изготовителей подделок, псевдонотариусов. На наш взгляд, в этом случае термин «черный нотариус», дискредитирующий имидж нашего сообщества, приобретет в умах государственных чиновников и простых обывателей иное содержание.

Из сказанного выше логически вытекает следующая проблема, требующая не только участия профильных комиссий, но и законодательного урегулирования – защита нотариуса. Об этом до настоящего времени мало кто говорил, но вопрос поднимался публично на «круглом столе» в Совете Федерации 4 февраля 2010 года.

Из уст одного из участников «круглого стола», практикующего нотариуса г. Москвы О.В. Чернявского, прозвучала озабоченность: «Нотариус, действуя от имени государства, по своей природе являясь уникальным субъектом правоприменительной деятельности, никаких преимуществ не имеет и не защищен вообще… Преступность с завидным постоянством оказывает воздействие на нотариат. Должен ли нотариус отказать в совершении незаконного нотариального действия, если ему угрожают? Да, должен. Но давайте создадим ему такие условия, чтобы он, отказывая, говоря твердое “нет”, знал, что его защитит государство. Государство же его сегодня не защищает…».

Ответ на призыв нотариуса, на мой взгляд, не будет однозначным. Более того, заданный им вопрос вызывает цепочку других вопросов. Один из них: обладает ли государство сейчас действенными инструментами и волей, чтобы обеспечить защиту нотариуса, гарантировать ему независимость? Я не говорю уже о гарантиях личной безопасности, которая была и остается делом самих «утопающих», простите, нотариусов.

Ведь прозвучали на «круглом столе» предложения (к счастью, не нашедшие поддержки большинства аудитории) отдать на откуп субъектам Федерации вопросы установления размеров тарифов. Ведь достойные доходы нотариусов – это, в том числе, и гарантия независимости или, если хотите, один из инструментов защиты нотариуса. Нельзя не согласиться с выступавшим на «круглом столе» Б.М. Гонгало, членом Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательств: «…тарифы ни в коем случае нельзя отдавать субъектам Российской Федерации. Если работать с Правительством Российской Федерации, этот вопрос будет решаться чрезвычайно сложно. Но лучше уж с Правительством, чем с субъектами Федерации. Почему? Потому, что если отдать субъектам, то органы государственной власти в первую очередь будут это использовать как инструмент давления на нотариальное сообщество. Это первое. Второе. Они будут использовать в популистских целях, что не вызывает никаких сомнений, потому что им ни холодно ни жарко от размера тарифов. Если бы они что-то получали от этого, то да, а поскольку ни холодно ни жарко, здесь они народу продемонстрируют неустанную заботу о страждущем народе».

6. О нотариальном тарифе не говорит сейчас лишь немой, и не слышал о нем разве что глухой. Это одна из насущных проблем не только нотариального сообщества, но и государства в целом. Никто не спорит, что применение по всей России законных, экономически обоснованных тарифов возможно только после установления нового правового регулирования. Этим вопросом последовательно занимается ФНП, и практически во всех публичных выступлениях президента ФНП Марии Ивановны Сазоновой эта тема так или иначе  затрагивается.

Нам же в рамках деятельности наших комиссий необходимо посмотреть на этот вопрос с точки зрения этики: поскольку вопрос экономически, если хотите, научно не обоснован, многие региональные нотариальные палаты устанавливают свои размеры нотариальных тарифов за услуги правового и технического характера. Но даже в рамках принятых сообществом решений в одном населенном пункте один взимает тариф в размере  исключительно госпошлины, другой исполняет решение общего собрания, третий к этим тарифам плюсует еще какую-то, собой, любимым, установленную маржу. Как это можно расценить с точки зрения Профессионального кодекса? Ответ содержится в пункте 10 главы VIII кодекса и должен быть ясен всем: это дисциплинарный проступок, который может и должен повлечь за собой ответственность.

Чем не поле деятельности для профильных комиссий?

7. Нотариат стремительно втягивается в процесс использования информационных технологий. Нотариусы имеют возможность пользоваться социальными сетями, электронной почтой и т.п., т.е. пользоваться всеми ресурсами, которые предлагает Всемирная паутина.

Хотелось бы в связи с этим обратиться с просьбой к профильным комиссиям нотариальных палат субъектов Российской Федерации обратить внимание нотариусов на недопустимость выкладывания ими в социальных сетях информации о своей личной жизни и фотоматериалов сомнительного с точки зрения Профессионального кодекса содержания.

8. Следующий узел проблем, требующий разрешения, эффективного и справедливого законодательного урегулирования – доступ к профессии.

Эта тема в прошлом году не раз была номером один в выступлениях представителей Министерства юстиции России, президента ФНП, научных работников и т.д. Названную тему мы затрагивали и на прошлогоднем семинаре.

Доступ к профессии – это не только сложный узел неразрешенных на сегодняшний день законодательных проблем, но и клубок этических проблем.

Думаю, нам будет о чем поговорить на «круглом столе», обмениваясь сложившейся в регионах практикой участия в таких процессах комиссий по этике нотариальных палат и своими мыслями на сей счет.

В заключение хотелось бы от имени Комиссии ФНП по этике, профессиональной чести и имиджу поблагодарить всех участников семинара за внимание и понимание, организаторов семинара – за их заботу, а также выразить надежду на то, что нам еще не раз удастся обменяться мнениями не только по поднятым сегодня проблемам, но и по другим и вместе идти дальше.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100