Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Участие нотариуса в корпоративных отношениях в России (исторический аспект)

12.09.2011

Т.Н. Картавенко,

нотариус Тверского городского нотариального округа

 

АННОТАЦИЯ. Вниманию читателей представлена история участия нотариусов в корпоративных отношениях в советский период и годы перестройки. Поправки в Гражданский кодекс РФ предлагают возвратить нотариусу нотариальное удостоверение сделок и решений собраний. Государство ставит перед нотариатом задачу контроля за созданием и деятельностью корпоративных сообществ. Аналогичные механизмы существуют и в Европе. Подготовленные изменения в случае их принятия сделают нашу экономику привлекательной для инвесторов.

Ключевые слова: акционерное общество, исполнительные надписи, хозяйственное право, приватизация, протест векселей, заявка, устав.

 

T.N.Kartavenko, Notary of Tver City Notarial District

Participation of the Notary in Corporate Relations in Russia (Historical Aspect)

ANNOTATION. In the article there are presented main stages of development of commercial and corporate right in Europe and in Russia, participation of the notary in these relations. The forthcoming reform of Russian notariat stipulates for more active role of the notary in the sphere of corporate right. At present time the notary is not an obligatory participant of these jural relations, but this excursion to the past will help to understand the problems of our profession, when the notary will become the defender of public interests in the society.

Keywords: commercial law, corporate law, company, partnership, broker, notary public, protest of bill, captain’s protest.

(Окончание. Начало в № 8 за 2011 г.)

 

3. Советский период

26 октября 1917 года произошел великий (независимо от отношения к нему) перелом – победила Октябрьская революция.

Новая власть рабочих, солдат и крестьян предприняла все меры, чтобы сломить экономическую мощь буржуазии, уничтожить старую государственную машину и ниспровергнуть старое эксплуататорское право. Религия была объявлена опиумом для народа. Но право было объявлено «еще более отравляющим и дурманящим опиумом для того же народа» [1].

Началась эпоха военного коммунизма: осуществлялась национализация банков и крупных, средних и частично мелких предприятий, запрещалась частная торговля.

Акционерные общества хотя и продолжали существовать, но их финансовая деятельность была поставлена под жесткий контроль государства.

Товарные отношения свелись к минимуму, и широкое распространение получила идея прямого (безденежного, бестоварного) распределения. Практической необходимости в гражданском и торговом праве, а соответственно, в существовании частного нотариата не было. Победивший пролетариат в первые годы после революции руководствовался в основном революционным правосознанием.

Однако некоторые юристы отстаивали необходимость формирования в условиях диктатуры пролетариата гражданского права нового типа.

В те годы и появляется идея создания в России хозяйственного права. «Идея хозяйственного права не является новой. В начале ХХ века она получила широкое распространение на страницах буржуазной юридической литературы. Авторы этой концепции, имея в виду все более усиливающееся в стадии империализма вмешательство буржуазного государства в частноимущественные отношения, утверждали, что тем самым происходит процесс стирания граней между публичным и частным, процесс образования нового права – ни публичного, ни частного, которое ими было названо, хозяйственным правом. Обоснованию этой концепции посвящена, в частности, книжка Гедемана “Fortschrittt des Zivilrechts im XIX Jahrhundert”, опубликованная в 1910 году, в числе его статей, изданных в русском переводе в 1924 году в Харькове, помещена также статья под названием “Основные черты хозяйственного права”» [2].

Сторонники хозяйственного права отрицали необходимость существования в социалистическом обществе гражданского (частного) права.

После Гражданской войны Россия буквально лежала в руинах.

Х съезд РКП (б) в марте 1921 года принимает решение о переходе к новой экономической политике (НЭП), чтобы вывести страну из ужасающей разрухи и голода.

НЭП был комплексом мер экономического, социального и политического характера, сущностью которого явились:

– отказ от национализации промышленных предприятий, на которых было задействовано более пяти рабочих, и возвращение их прежним хозяевам;

– разрешение создания частных предприятий и кустарных промыслов с занятыми в них от 10 до 20 человек;

– возможность аренды частными лицами государственных предприятий;

– создание концессий и акционерных обществ с привлечением иностранного капитала.

Это была вынужденная мера, которая в любой момент могла быть ликвидирована.

«Юристы-белоэмигранты оценивали НЭП как шаг на пути реставрации капитализма, основное содержание – переход на позиции буржуазного права» [3].

Переход от политики «военного коммунизма» к новой экономической политике обусловил необходимость правового регулирования имущественных отношений и издания первых советских гражданских кодексов.

15 февраля 1922 года при Совете труда и обороны была образована комиссия по делам смешанных обществ, рассматривавшая предложения об учреждении акционерных обществ всех типов.

11 ноября 1922 года был принят Гражданский кодекс РСФСР, который предусмотрел разрешительный порядок создания акционерных обществ, устав которых утверждался государственным органом. Введен новый вид юридического лица – трест как объединение госпредприятий, финансируемое государством. В торговле стали создаваться синдикаты – торговые объединения в промышленности. Тресты и синдикаты были правовым механизмом государственного контроля за развитием хозяйства страны.

17 августа 1927 года было принято Положение об акционерных обществах, которое действовало вплоть до 1961 года, так как продолжали существовать такие акционерные общества, как Ингосстрах СССР, ВАО «Интурист».

На государственных предприятиях был введен хозрасчет, который ввел коммерческие начала в хозяйственной деятельности. Благодаря разрешительной системе регистрации появляется широкая сеть банков, товарных бирж, обществ взаимного кредитования, ярмарок, торговых предприятий.

Широкое распространение получила кооперация: если на 1917 год существовали 27 сельхозкооперативов, то в 1927 их насчитывалось более 22 тысяч.

К 1925–1927 годам по основным показателям страна достигла довоенного уровня, но отставание от передовых западных стран увеличилось. Национальный доход на душу населения в СССР в конце 1920-х годов составлял лишь 19% от американского.

И все же до конца 1920-х годов нотариат получил поле для деятельности, почти исчезнувшее в годы «военного коммунизма».

На IV Всероссийском съезде деятелей советской юстиции говорилось о необходимости создания профессионального государственного нотариата, основной задачей которого были бы не только надлежащее оформление правоотношений, но и государственный контроль над гражданским оборотом.

4 октября 1922 года принято Положение о государственном нотариате. К ведению нотариата было отнесено:

– засвидетельствование договоров, заключаемых государственными, кооперативными, общественными учреждениями, предприятиями, организациями как между собой, так и с частными лицами;

– совершение протеста векселей;

– засвидетельствование доверенностей и выписок из торговых книг;

– принятие на хранение представленных разными лицами документов.

Было предусмотрено создание государственных нотариальных контор во всех городах РСФСР, а также в более значимых местах сельской местности: на узловых станциях, пристанях, временно на ярмарках и т.п. «В Петрограде уже с 13 июля 1922 года действовала первая нотариальная контора при торговой бирже. В период 1923–1924 года создается 6 нотариальных контор, в 1925 – вексельная нотариальная контора» [4].

В период НЭПа нотариусами удостоверялись договоры товариществ. В те годы нотариусов с высшим образованием было немного, поэтому допускались ошибки при удостоверении договоров: «…не обращалось внимание, что товарищи присваивают фирменное наименование без регистрации в надлежащем органе. Удостоверялись договоры товарищества, имеющие целью ведение внешней торговли, в то время как она была объявлена государственной монополией. Управление комиссариата юстиции предложило работникам проверять соответствие удостоверяемых сделок действующему законодательству» [5].

«Нотариальные работники понимали, что они обязаны сдерживать частные элементы в рамках, установленных законом. Они отказывали в удостоверении договоров о сдаче частнику государственным предприятием за отсутствием достаточных гарантий выполнения своих обязательств подрядчиком, государственные строительства в целях покрытия своих убытков пытались открывать несвойственные им предприятия, даже винные магазины» [6].

«В 1925 году больше всего свидетельствовалось договоров о сдаче в аренду торговых и складских помещений, а число договоров о государственных подрядах и поставках стало значительно меньше <…> незначительным было число оформленных актов застройки и актов о приобретении строений с публичных торгов» [7].

«Одним из нарушений в деятельности нотариальных контор нередко была задержка оформления протестованных векселей. В этой связи Народный комиссариат юстиции констатировал, что эти действия нотариальных подразделений приводили к снижению устойчивости кредитов банков, будоражили финансовый рынок и тем самым подрывали экономическую структуру государства.

Думается, что совсем неслучайно Народный комиссариат юстиции обратил особое внимание на взаимоотношение учреждений нотариата и банков страны по вопросу протестованных векселей. Дело в том, что одним из итогов новой экономической политики стал значительный рост денежной массы. К примеру, только с 1 октября 1924 по 1 декабря 1925 года она возросла в два раза. В этой связи большое значение стали приобретать безналичные денежные расчеты. За этот же самый период (с октября 1924 по декабрь 1925 года) портфели векселей банков страны возросли с 498,3 до 1190 млн руб., тем самым превысив размеры денежной массы. Вот почему советское правительство поспешило взять на вооружение такой действенный финансовый инструмент, как ценные бумаги и, в частности, вексельное обращение в стране. Этим важнейшим финансовым документам были посвящены и Постановление ВЦИК и СНК РСФСР, а также специальный циркуляр Народного комиссариата финансов» [8].

1929 год – переломный год, когда был провозглашен курс на построение «казарменного» социализма. Политика индустриализации и коллективизация сельского хозяйства потребовали всемерного внедрения хозяйственного расчета и усиления планового начала в регулировании хозяйственной деятельности социалистических организаций, упрочения правовых позиций колхозов и других кооперативов с одновременным ограничением участия в гражданском обороте, а затем полным вытеснением из него частных предпринимателей.

Финансовая реформа 1930-х годов ликвидировала в СССР коммерческий кредит, а с ним и векселя. Вексель в некоторой форме сохранился во внешней торговле, где приходилось считаться с кредитной практикой западных стран. Поэтому в 1936 году СССР присоединился к Женевской вексельной конвенции. Отмена векселей в стране привела к разработке прямого банковского кредитования социалистических организаций.

Положения о государственном нотариате 1926 и 1930 годов отражали курс на свертывание НЭПа. Последовательно уменьшался объем нотариальных действий, совершаемых нотариальными конторами. 30 июля 1931 года постановлением ВЦИК и СНК РСФСР было сокращено количество нотариальных контор в стране. По новой редакции Положения о государственном нотариате свидетельствование договоров об отчуждении и залоге строений и права и регистрации арестов, налагаемых на строения и право застройки, передавалось местным исполкомам и городским Советам. Тогда у нотариусов появился новый вид действий – совершение исполнительных надписей.

Чтобы освободить суды от дел бесспорного характера, судебные приказы по актам передали нотариату.

НЭП полностью был «свернут» 11 октября 1931 года постановлением о полном запрете частной торговли.

К 1935 году на весь СССР остались 122 нотариальные конторы, а население тогда составляло около 120 миллионов человек. Нужно отметить, что к этому времени компетенция нотариальных органов увеличилась за счет предоставления нотариату как государственному органу права совершения публично-правовых актов. Среди них следует упомянуть совершение исполнительных надписей бесспорных задолженностей согласно перечню, утверждаемому правительством, причем перечень их был расширен. Совершение нотариальных действий рассматривалось не только как юридический акт, но как политическая работа по укреплению революционной законности.

Поскольку на первое место выдвигаются планово-хозяйственные отношения между социалистическими организациями, при одновременном вытеснении из оборота частно-товарных отношений, в науке опять возродилась концепция хозяйственного права. Гражданское право как наука было упразднено. Только в 1938 году совещание работников в области права отвергло концепцию хозяйственного права. В науке победила идея единого гражданского права социалистического общества.

31 декабря 1941 года было утверждено Положение о государственном нотариате РСФСР, согласно которому нотариат имел самую широкую за все свое существование компетенцию. В том числе в него входило право совершения исполнительных надписей согласно перечню (расширенному, по ироничному замечанию современника, до такой степени, что уже не хватало букв алфавита для обозначения взысканий), наложений арестов на имущество по извещению кредитного учреждения. В то время нотариат был государственным контролером, надзирающим за соблюдением социалистической законности.

После восстановления народного хозяйства после Великой Отечественной войны нужно было решить жилищную проблему. В 1950-е и последующие годы широкое распространение получило коллективное строительство многоквартирных жилых домов на праве личной собственности с использованием договора о простом товариществе. Однако все вопросы регистрации жилищно-строительных кооперативов решались опять в разрешительном порядке органами власти, нотариусы к решению этих вопросов не привлекались.

В этот же период приобрело массовый характер совершение исполнительных надписей нотариусами. В 1958 году нотариусами СССР было совершено 1 794 191 исполнительная надпись [9].

В 1965 году была провозглашена хозяйственная реформа: расширение самостоятельности государственных предприятий, укрепление хозрасчета и усиление ответственности за выполнение хозяйственных обязательств.

В науке опять как феникс из пепла возродилась обновленная теория хозяйственного права. Этому способствовало утверждение безраздельного господства социалистической собственности и основанной на ней социалистической системы хозяйства. Экономика перестала быть многоукладной, при господстве общественной социалистической собственности на переходный период должны существовать два права (гражданское и хозяйственное). После победы социализма и полной ликвидации частного сектора должно было остаться только хозяйственное право. В 1967–1969 годах в науке обсуждалась идея Хозяйственного кодекса.

«Начиная с 1958 г., на страницах журнала “Staat und Recht” ведется дискуссия по вопросам хозяйственного права. Участники этой дискуссии (Г. Зух, Г. Дорнбергер, И. Геммерлинг, М. Пош и др.) высказывались в пользу создания новой отрасли права, именуемой ими правом социалистического хозяйства. В отличие от советских авторов, немецкие ученые пошли по пути упразднения административного права, нормы которого, по их мнению, поглощаются государственным правом, правом социалистического хозяйства и другими отраслями права» [10].

Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня 1964 года регулировал лишь договоры о совместной деятельности, деятельности колхозов, старательских артелей, потребительских кооперативов.

30 сентября 1965 года было утверждено новое положение о государственном нотариате, которым ряд публично-правовых функций был изъят, сокращен перечень взысканий по исполнительным надписям. В то же время перед нотариусами ставилась задача анализировать собственную деятельность и делать выводы, касающиеся не только собственной работы, но и деятельности других государственных и хозяйственных организаций с точки зрения соблюдения законности. В обзоре, представленном заместителем председателя Калининского областного суда П.С. Куракиным, первым в ряду положительных примеров приведен такой факт: «Нотариус Сонковского района П.Н. Малышев довел до сведения исполкома райсовета о случаях приобретения государственными организациями строений у частных лиц по цене выше инвентаризационной, что было запрещено законом, и “установил контакт с госбанком в целях предотвращения подобных антигосударственных действий”» [11].

Нотариус г. Кашина П.Ф. Селиверстов, изучив практику выдачи исполнительных надписей о взыскании задолженностей по кредиту, направляет представление директору Кашинского торга, в котором требует следить за своевременным возвратом предприятиями поручений-обязательств тех граждан, которые уволились, не выплатив по обязательству, и предлагает конкретные меры по усилению контроля. Нотариусы г. Вышнего Волочка Т.М. Богданова и Е.В. Васильева, совершая исполнительные надписи и проанализировав причины их оформления, помогли наладить своевременный возврат мешкотары Вышневолоцкому хлебоприемному пункту [12].

До 1980-х годов, несмотря на то, что 11 ноября 1974 года был принят Закон РСФСР «О государственном нотариате», нотариус по-прежнему оставался в роли контролера гражданских правоотношений, а государство продолжало вмешиваться в частные правоотношения.

 

4. В годы перестройки

1980-е годы – годы начала новых процессов в экономике. Были сняты препятствия по распоряжению собственным имуществом, узаконена индивидуальная трудовая деятельность. Кооперативное предпринимательство стало наиболее распространенной хозяйственной формой. На 1 января 1988 года в СССР было 13,9 тыс. кооперативов, а годом позже уже 193,1 тысяч.

Объем нотариальных действий заметно вырос, было создано дополнительно 109 государственных нотариальных контор.

Был начат пересмотр нормативной базы законодательства, так как необходимо было создавать экономику рыночного типа, развивать частный сектор через реформу собственности. Торгового права в советской России не было. Невозможно было вернуться на 80 лет назад, в дореволюционное законодательство. Нелепо было использовать законодательство современных высокоразвитых государств, то есть сделать попытку жить на 80 лет вперед, не принимая во внимание реально существующие экономические отношения.

Конечно, допускались и ошибки, например, был принят Кодекс торгового оборота Республики Калмыкия, наполненный правилами международных конвенций о торговом обороте. Впоследствии этот документ пришлось отменить, поскольку он противоречил Конституции Российской Федерации. Также «…была предложена компромиссная конструкция акционерного общества, в котором осуществляется попытка контроля персонального состава участников. Данный контроль основывается на институте преимущественного права акционеров на приобретение акций, продаваемых его акционерами третьим лицам. В ЗАО предпринята попытка привить акционерным обществам некоторые корпоративные правила обществ с ограниченной ответственностью.

Данные социальные эксперименты были ориентированы на решение текущей задачи – не допустить скупки акций членов трудового коллектива на льготных или безвозмездных условиях. Закрытое акционерное общество – это явление, порожденное не экономической целесообразностью, а результат политического компромисса на социально острой стадии приватизации» [13].

В 1990 году в России был принят ряд нормативных актов, регулирующих деятельность новых юридических лиц: Закон о собственности в РСФСР от 24 декабря 1990 года, Закон о предприятиях и предпринимательской деятельности в РСФСР от 25 декабря 1990 года, Постановление Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 года «Об утверждении положения об акционерных обществах», Постановление Совета Министров РСФСР от 19 июня 1990 года «Об утверждении положения об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью и положения о ценных бумагах».

Для нотариусов, получивших образование в условиях плановой экономики и критики политэкономии капитализма, эти акты навевали воспоминания о чем-то из дореволюционного прошлого: ценные бумаги, товарищества, уставной капитал, акции, и новые термины – приватизация, ваучеры, малые предприятия. Нормативные акты устанавливали явочный порядок регистрации обществ, не требуя нотариального удостоверения учредительных документов обществ. Однако в регистрирующий орган надо было предъявить нотариально засвидетельствованные копии устава и учредительного договора, а согласно действовавшей тогда Инструкции о порядке совершения нотариальных действий от 6 января 1987 года нотариальная копия могла быть засвидетельствована только с нотариально удостоверенного документа. Поэтому в 1991 году в нотариальных конторах г. Твери (в те годы г. Калинина) удостоверялись учредительные документы по учреждению акционерных обществ открытого и закрытого типа, товариществ с ограниченной ответственностью, малых предприятий, смешанных товариществ и частных предприятий. С 1 января по 25 октября 1991 года только в Первой калининской государственной нотариальной конторе было удостоверено 164 учредительных договора (в конторе работали семь нотариусов и один консультант). При создании юридических лиц  использовалась в основном такие правовые формы как акционерные общества и товарищества с ограниченной ответственностью. Ежемесячно в городе регистрировалось более 100 предприятий. В основном организовывались товарищества с ограниченной ответственностью – 77,4%, акционерные общества закрытого типа – 15%, меньше всего образовывалось акционерных обществ открытого типа – 0,6%. Количество участников в основном было от двух до пяти. Обществ с одним участником не создавалось. В 75% удостоверенных документов учредителями являлись только граждане, в 0,6 – только юридические лица, в 24,6% – юридические и физические лица. Сроки действия чаще не указывались – 50%, указывался срок до пяти лет – 7%, бессрочно – 12%. Минимальный срок существования общества указывался три года. Уставной капитал в основном формировался за счет денежных вкладов, транспортных средств, технологического оборудования, но встречалось иногда и другое имущество: бильярд, скот, телевизор, дискеты с комплектом программ, аренда зданий и сооружений, техническая литература, переводы книги, методические разработки по проведению тренировок.

Регистрация предприятий производилась в исполкомах местных Советов народных депутатов, которые не придавали значения предварительному нотариальному оформлению документов и регистрировали юридические лица без нотариально удостоверенных договоров. Исполком Центрального райсовета г. Калинина обратился даже за разъяснением законодательства в Министерство юстиции РСФСР, но позиция нотариусов по обязательному нотариальному удостоверению договоров была подтверждена ответом министерства.

Порядок нотариального удостоверения был такой: нотариусу предоставлялся комплект документов: протокол, устав и договор, называемый тогда заявкой. Нотариусом проверялись реквизиты учредительных документов, и даже была попытка проведения экспертизы содержания документов с точки зрения их соответствия законодательству. Нотариусы на тот момент не обладали достаточными знаниями корпоративного права. На уставе нотариусы свидетельствовали подлинность подписи учредителей. На протоколе свидетельствовались подписи председателя и секретаря собрания, и указывалось, что документ подписан не в присутствии нотариуса, что подтверждают председатель и секретарь учредительного собрания. По представленным уставам были установлены следующие недостатки: в 25% случаев вообще не указывался размер уставного капитала, не указывались размеры долей в уставном капитале участников, только общий размер; не отражался порядок внесения взносов, передачи долей и вопросы наследования. Сначала уставы были типизированы, потом стали делать более индивидуализированные. Однажды был представлен устав, видимо, списанный с уставов, применявшихся во времена НЭПа, с особенностями процедуры образования – должно состояться собрание о признании общества состоявшимся и особая публикация после регистрации.

Понимание заявки (так назывался учредительный договор) как документа, обязательные реквизиты которого не очень широки, приводило к созданию заявок, в которые практически переносились и все положения устава. Наиболее распространенными ошибками в представленных нотариусам заявках были отсутствие порядка формирования уставного капитала, сумма долей учредителей, не была равна 100%, доли участников не определялись, не указывалась ответственность за невнесение средств в уставной капитал.

По информации нотариусов об имевшихся нарушениях при регистрации предпринимателей и юридических лиц, прокуратура Тверской области направила письмо в исполкомы города. После письма прокуратуры экспертизу учредительных документов стали проводить юристы исполкомов с привлечением преподавателей юридического факультета университета. В Ленинграде, Москве и Свердловске в те годы были созданы юридические центры, которые проводили экспертизу учредительных документов.

Нотариусы удостоверяли также изменения в уже зарегистрированные устав и учредительный договор, свидетельствовали подлинности подписей председателя и секретаря собрания на протоколах собраний участников по изменению устава.

Тогда нотариусы не справились с задачей по регистрации новых юридических лиц, в 1992 году необходимость в нотариальном удостоверении учредительных документов отпала.

В России в то время любой ценой следовало выполнить задачу перехода к рыночной экономике, а это было достижимо только путем либеральной системы регистрации, в том числе новых юридических лиц, в условиях приватизации государственной собственности. Уже к середине 1992 года в стране насчитывалось 600 бирж. В Тверской области была следующая динамика акционирования: октябрь 1992 года – 1 учрежденное акционерное общество, годом позже – уже 176 обществ, в апреле 1994 года – 334. И сегодня мы продолжаем иметь очень либеральную систему регистрации юридических лиц. На данный момент в России насчитывается только 3 миллиона обществ с ограниченной ответственностью.

В 1990-е годы из нотариальной практики исчезли исполнительные надписи. В российском законодательстве право на судебную защиту стало рассматриваться как единственный способ защиты любого нарушенного права. В 1995 году было введено приказное производство, а в 1997 году исполнительная надпись не была включена в перечень исполнительных документов в Федеральном законе «Об исполнительном производстве».

После небольшого оживления вексельного оборота векселя, так же как и исполнительные надписи, почти исчезли из нотариальной практики.

В результате всех этих процессов в конце 1990-х годов нотариусы были почти вытеснены из сферы гражданско-правовых отношений. Участие нотариуса в корпоративных отношениях до 2009 года свелось к свидетельствованию подписей на заявлениях в государственные реестры юридических лиц и предпринимателей о регистрации, внесению изменений в записи реестров и исключению из них.

 

Заключение

Сто лет назад торговое право Европы базировалось на принципах охраны частной собственности, равенства участников этих отношений и свободы договора.

Сто лет спустя гражданское и торговое право существенно изменилось, что объясняется централизацией и концентрацией собственности, созданием и усилением транснациональных корпораций. Обычным явлением в практике стали юридические лица, состоящие из одного участника, смешанные компании с участием в капитале государства. Происходит унификация гражданского и торгового права как в рамках одного государства, так и во всемирном масштабе.

Необходимо отметить тенденции увеличения ограничений свободы образования акционерных обществ, например, в ряде государств действует разрешительный порядок регистрации в отношении компаний, которые занимаются банковскими, страховыми операциями, а также иностранных компаний. Развитие теории социальной функции права привело к установлению контроля за договорами, в том числе связанными с учреждением обществ, и соответствием их публичному порядку.

Германия в ХХ веке продолжает занимать лидирующее положение в развитии акционерного права в Европе. Немецкое право оказывает существенное влияние на эволюцию правового регулирования организации и деятельности акционерных обществ. Явочный порядок возникновения акционерных компаний – один из принципов современного законодательства капиталистических стран. «Немецкие юристы разработали наиболее эффективную систему предварительной проверки законности создания акционерных компаний, которая наглядно характеризует все более активный процесс вмешательства государства в рыночные отношения с помощью законодательных предписаний» [14]. Именно на этой стадии учреждения как акционерных обществ, так и обществ с ограниченной ответственностью немецкие нотариусы оформляют заявки, пакет документов в электронном виде для регистрации, списки участников общества и осуществляют передачу в электронном виде пакета документов в Торговый реестр. Далее все собрания участников общества до его ликвидации проходят только в присутствии нотариуса.

Сейчас в нашей стране идет подготовка изменений в Гражданский кодекс, в том числе и по юридическим лицам, и проекта нового закона о нотариате. Надеемся, что российские нотариусы, как и их немецкие коллеги, будут участвовать в регулировании корпоративных отношений.



[1] Иоффе О.С. Гражданское право. Избранные труды. М.: Статут, 2000. С. 197.

[2] Иоффе О.С. Гражданское право. Избранные труды. М.: Статут, 2000. С. 699.

[3] Иоффе О.С. Гражданское право. Избранные труды. М.: Статут, 2000. С. 203.

[4] Нотариат Санкт-Петербурга. Страницы истории. Книга 1. М.: ПИА «Внешторгиздат», 2003. С. 55.

[5] Циркуляр № 221 НКЮ РСФСР от 03.03.1922 г. // Еженедельник советской юстиции. 1922. № 12. С. 15.

[6] Юдельсон К.С. Советский нотариат. М., 1959, 2005. С. 47.

[7] Нижегородский нотариат. Страницы истории. М.: Аир-Арт, 2001. С. 168.

[8] Нижегородский нотариат. Страницы истории. М.: Аир-Арт, 2001. С. 173–174.

[9] Юдельсон К.С. Советский нотариат. М., 1959, 2005. С. 298.

[10] Иоффе О.С. Гражданское право. Избранные труды. М.: Статут, 2000. С. 701.

[11] ГАТО. Ф. Р-2364, оп. 1, ед. хр. 773.

[12] Бородин И. В передней шеренге // Советская юстиция. 1967. № 1. С. 23–24.

[13] Глушецкий А.А. ЗАО и непубличная компания – смена термина или реформа по существу? // Журнал «ЗАКОН». 2010. № 11. С. 111, 117.

[14] Кулагин М.И. Избранные труды. М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики»), 1997. С. 8.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100