Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Тариф не греет

24.08.2011

Олег Колдаев

 

Интересное дело…

Красноярская Дудинка – город маленький и снежный. Двадцать четыре тысячи населения, река Енисей, морской порт да самая северная железная дорога в мире. Зима там начинается в начале октября. И поэтому мы не ошибемся, если скажем, что одним зимним утром некий почтенный господин переступил порог городской нотариальной конторы с твердым намерением дать понять несчастному нотариусу, кто в доме хозяин.

Да все именно так и было, но у нас же серьезное издание, и далее вести повествование в таком ключе нельзя. К сожалению, конечно, поскольку в целом то, что произошло в нотариальной конторе, а после и за ее пределами, напоминает исторический анекдот.

А именно… 21 октября 2010 года гражданин М. обратился к нотариусу Дудинского нотариального округа Н.П. Авдеевой с требованием удостоверить согласие на право распоряжения недвижимым имуществом. Причем документ составил он сам, от руки, на обычном листе белой бумаги формата А4. Нетрудно догадаться, что нотариус отказал в совершении подобного действия. Хотя бы потому, что все нотариальные документы составляются на едином защищенном бланке, и только после этого нотариус обязан совершить нотариальное действие и нести за него полную имущественную ответственность.

Естественно, гражданин М. не согласился с этим порядком, поскольку посчитал, что 1000 руб. тарифа за удостоверение согласия ложатся тяжелым бременем на его бюджет. И вообще непонятно, зачем нужен бланк, когда есть бумага и ручка.

5 ноября того же года гражданин получил постановление об отказе в совершении нотариального действия, а 22 декабря дело уже рассматривал Дудинский районный суд.

Чем же мотивировал гражданин М. свой иск? Во-первых, он посчитал, что отказ в совершении нотариального действия неправомерен, так как в перечне отказов, прописанных в Основах законодательства РФ о нотариате, нет такой причины, как отказ от использования единого защищенного бланка. И оказался прав. Вот тот самый закрытый перечень:

– совершение такого действия противоречит закону;

– действие подлежит совершению другим нотариусом;

– с просьбой о совершении нотариального действия обратился недееспособный гражданин либо представитель, не имеющий необходимых полномочий;

– сделка, совершаемая от имени юридического лица, противоречит целям, указанным в его уставе или положении;

– сделка не соответствует требованиям закона;

– документы, представленные для совершения нотариального действия, не соответствуют требованиям законодательства.

Заявитель, сославшись на то, что форма согласия ни в одном нормативном акте отдельно не оговорена, потребовал признать отказ в совершении нотариального действия незаконным. Кстати, в Правилах нотариального делопроизводства, которые на тот момент еще не вступили в силу, также нет четкого указания на совершение нотариальных действий на едином бланке. Например, статьей 40 Правил установлено, что «при оформлении документов (документировании) нотариусом могут использоваться различные бланки, в том числе личные бланки нотариуса и бланки для совершения нотариальных действий». Ключевое слово здесь «могут», а не «обязаны», как вы поняли.

Более того, гражданин М. в своем исковом заявлении посчитал требование к использованию специального бланка «навязанной услугой»  и «средством обогащения нотариуса», так как простое удостоверение подлинности подписи на собственноручно заполненном бланке оценивается законом в 100 руб., а не в 1000.

Впрочем, запросы гражданина оказались весьма скромными. Он попросил суд обязать Нотариальную палату Красноярского края наложить на нотариуса Авдееву дисциплинарное взыскание, а самого нотариуса – возместить расходы на представителя 50 000 руб. и государственную пошлину – 200 руб.

Впрочем, как оказалось, не все так просто. Гражданин М. правильно посчитал, что такого основания для отказа в совершении нотариального действия, как «простой лист бумаги», нет, но за удостоверение согласия в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 333.24 Налогового кодекса Российской Федерации и ст. 15 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариус обязан взимать 1000 руб. вне зависимости от того, на бланке оно составлено или на простом листе бумаги.

Действительно, непременное использование бланка единого образца не оговорено ни Основами законодательства о нотариате, ни Правилами нотариального делопроизводства. Но обязательность его использования предусмотрена Положением о порядке изготовления, обращения, учета и использования бланков для совершения нотариальных действий, разработанного и утвержденного Федеральной нотариальной палатой в соответствии с представленными полномочиями (п. 9.1, 9.4.16 Устава ФНП), по согласованию с Министерством юстиции РФ (п. 20). Решение о введении в действие подобного бланка с 1 июля 2010 года было согласовано с Минюстом, что подтверждается информационным письмом от 4 марта 2010 года. Необходимость использования единого бумажного носителя подтверждена также Постановлением Собрания полномочных представителей нотариальных палат субъектов Российской Федерации от 15–6 апреля 2010 года (п. 16) обязательным для исполнения всеми нотариусами России.

 

Цели и средства

Для чего же нужен бланк? Цель его введения – повышение эффективности защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц, пояснила на судебном заседании нотариус Авдеева. Защищенный носитель – документ строгой отчетности, который может попасть только в руки нотариусу, и тем самым он обеспечивает гарантию подлинности нотариального документа. Кроме того, документ, составленный на бланке, имеет несколько степеней защиты от подделки, что, в свою очередь, придает ему большую доказательственную силу.

Кроме того, все бланки учтены в Единой информационной системе нотариата (ЕИС). Содержание базы данных ЕИС позволяет установить, кому из нотариусов выдан конкретный бланк и для какого вида нотариального действия он использован. Принятие же к использованию защищенного носителя никак не связано со вступлением в силу Правил нотариального делопроизводства, поскольку такие вопросы находятся в компетенции нотариального сообщества, а не исполнительных органов власти, которые лишь согласовывают решение. Поэтому на подобный шаг Федеральная нотариальная палата имела полное право пойти еще году в 93, как только Основы вступили в силу.

Что же касается самого нотариального действия, то в соответствии с п. 3 ст. 35 Семейного кодекса Российской Федерации для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимым имуществом необходимо нотариально удостоверенное согласие другого супруга. А согласие, как гласит закон, это удостоверение односторонней сделки, а не свидетельствование подлинности подписи. Соответственно, сопровождается согласие особой удостоверительной надписью, утвержденной приказом Минюста от 28 июля 2003 года за №108, которая, в свою очередь, существенно отличается от той, что проставляется при иных нотариальных действиях.

Другими словами, пожелай нотариус Авдеева взять с гражданина 100 руб., то она нарушила бы закон. И не только закон, но и корпоративную этику, поскольку тарифы за правовую и техническую работу утверждены решением Правления Нотариальной палаты Красноярского края. Взимание платы ниже установленной было бы фактом недобросовестной конкуренции.

 

Нотариус оказался прав

Что же в результате постановил суд? Он признал правоту нотариуса. Действительно, использование нотариусами иных бланков, кроме защищенных, после 1 июля 2010 года недопустимо, что подтверждается информационным письмом Федеральной нотариальной палаты от 4 марта 2010 года №417, согласованным с Министерством юстиции РФ 5 марта 2010 года.

Согласно постановлению Собрания полномочных представителей нотариальных палат субъектов РФ от 15–16 апреля 2010 года на нотариальные палаты возложена обязанность обеспечить введение и использование единого нотариального бланка.

Решения, принятые высшим органом Федеральной нотариальной палаты – Собранием в соответствии со ст. 31 Основ и п. 8.1 Устава ФНП, в рамках своей компетенции, обязательны для исполнения всеми нотариусами Российской Федерации.

Более того, суд признал правомерным взимание тарифа за удостоверение согласия супруга в размере 1000 руб. Из них 500 руб. – за удостоверение согласия (в соответствии со ст. 333.24 Налогового кодекса РФ и ст. 21.1 Основ законодательства РФ о нотариате) и 500 руб. – за правовую и техническую работу (в соответствии со ст. 15 Основ). Тем самым суд косвенно признал, что определение тарифа за правовую и техническую работу находится в компетенции Правления региональной нотариальной палаты.

А что же гражданин М.?

Оказалось, что 27 октября 2010 года (напомним, заявление в суд он отнес 21 октября) он оформил-таки согласие своей супруге на право приобретения имущества на бланке единого образца. Сделку удостоверил совсем другой нотариус. У него тариф за совершение нотариального действия, как не трудно догадаться, составил все те же 1000 руб.

Наверное, всем нотариусам России приходится сталкиваться с «человеческим фактором». Иногда поступки людей труднообъяснимы с точки зрения юридической логики. Плохое настроение, неприязнь к конкретному нотариусу или сложная жизненная ситуация – все это влияет на взаимоотношения контрагентов. Этот конфликт, вероятно, случайно дошел до суда, уж больно он неразумен. Но иногда такие «несерьезные» действия приводят к серьезным правовым последствиям, как положительным, так и отрицательным. В данном случае все закончилось хорошо. Суд вынес справедливое и правосудное решение, которое может очень пригодиться нотариусам России в отстаивании своих интересов. Но, вместе с тем, сам факт судебного процесса по такому ничтожному поводу удручает. С людьми нужно уметь говорить, убеждать, если надо, успокаивать, ведь у нотариуса не спорят, а договариваются. Даже в таком маленьком и заснеженном городе, как Дудинка.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100