Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Правовая квалификация договора банковского вклада

06.07.2011

А.П. Макаров,

аспирант кафедры правового обеспечения рыночной экономики

Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

 

Аннотация. В настоящей статье исследуется вопрос о правовой квалификации договора банковского вклада. На основе анализа ряда норм действующего гражданского законодательства, положений судебной практики, а также ряда теоретических трудов, посвященных исследуемому вопросу, автор высказывает свою позицию относительно правовой квалификации договора банковского вклада, а также формирует ряд положений по внесению изменений в действующее гражданское законодательство.

Ключевые слова: договор реальный, возмездный, односторонний, публичный, по способу заключения – договор присоединения.

 

THE LEGAL QUALIFICATION OF A BANK DEPOSIT AGREEMENT

A.P. Makarov

Annotation. The present article tackles the question of legal qualification of a bank deposit agreement. Basing on the analysis of a number of norms of the existing civil law and judicial practice along with a range of the theoretical works on the question under consideration the author presents his view on the legal qualification of a bank deposit agreement, as well as forms several suggestions on possible changes in the existing civil law.

Keywords: real, commutative, unilateral, patent, after a manner of effecting a contract – contract of adhesion.

Современным нотариусам при осуществлении профессиональной деятельности довольно часто приходиться иметь дело с кредитными организациями. В частности, при ведении наследственных дел розыск денежных средств, зачисленных на депозитные счета наследодателя и, соответственно, составляющих содержание наследственной массы, осуществляется банками на основании нотариальных запросов. Однако в практической банковской деятельности определенные затруднения вызывает вопрос о правовой квалификации договора банковского вклада.

На основании нормативного определения, приведенного в п. 1 ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации [1] (далее – ГК РФ), можно сделать вывод, что договор банковского вклада относится к числу реальных. Конструирование договора банковского вклада в качестве реального предопределяется тем, что предметом данного обязательства является совершение банком определенных действий по отношению к денежной сумме, которая фактически внесена вкладчиком или поступила в банк на его имя от третьего лица [2]. Таким образом, для заключения договора банковского вклада и возникновения обязательства сторон по договору необходимо наличие сложного юридического состава: юридического факта заключения письменного соглашения сторон (удостоверение заключения договора сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом), а также юридического факта, действия по передаче вкладчиком банку (или внесения во вклад в банк на имя вкладчика третьим лицом) определенной денежной суммы. При этом вкладчик передает свои денежные средства банку (или денежные средства поступают в банк на имя вкладчика) путем внесения наличных денежных средств непосредственно в кассу банка или же путем зачисления безналичных денежных средств на корреспондентский счет банка со счета, открытого как в данном, так и в другом банке. Если после подписания соглашения сторон (выдачи сберегательной книжки, сберегательного или депозитного сертификата в удостоверение письменной формы сделки) денежная сумма по каким-либо причинам не передается вкладчиком банку, то банк не имеет права истребовать данную денежную сумму, так как никаких обязательственных отношений между сторонами до передачи денежных средств во вклад не возникает.

Договор банковского вклада является односторонне обязывающим [3]. Вкладчик в обязательстве, возникшем по договору банковского вклада, не несет каких-либо обязанностей по отношению к банку, он обладает лишь правами требования исполнения лежащих на банке обязанностей. Банк же, в свою очередь, не обладает никакими правами требования по отношению к вкладчику и несет обязанности по возврату суммы вклада, уплате на нее процентов в порядке и на условиях, предусмотренных договором банковского вклада, а также по предоставлению обеспечения надлежащего исполнения этих двух обязанностей [4].

Договор банковского вклада является возмездным договором. Банк за предоставленное ему безусловное право распоряжаться внесенными во вклад денежными средствами обязан выплатить вкладчику вознаграждение в виде определенных процентов, начисляемых на сумму банковского вклада (п. 1 ст. 838 ГК РФ).

В юридической литературе проводится деление гражданско-правовых договоров на каузальные [5] (зависящие от их основания) и абстрактные (независящие от их основания) сделки [6]. В связи с данным делением ряд представителей цивилистической науки указывают на каузальный характер договора банковского вклада.

Например, Л.Г. Ефимова утверждает, что: «…основанием договорной обязанности банка вернуть вклад является встречное предоставление в виде суммы вклада, ранее внесенной вкладчиком. Таким образом, договор банковского вклада – каузальная сделка. Целью договора банковского вклада является предоставление банку определенной суммы денег в собственность с обязательством возврата» [7]. Аналогичной позиции придерживается и Е.И. Данилкина [8].

На наш взгляд, квалификация договора банковского вклада в качестве каузальной сделки является обоснованной. Кауза договора банковского вклада состоит в получении банком свободных денежных средств в свое полное распоряжение, а также в получении клиентом определенного вознаграждения за использование своих переданных во вклад денежных средств.

Следует отметить, что утверждение Л.Г. Ефимовой о том, что основанием договорной обязанности вернуть принятые во вклад денежные средства служит встречное предоставление денежных средств со стороны вкладчика, не может быть признано верным. В соответствии с п. 1 ст. 328 ГК РФ [9] встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое в соответствии с договором обусловлено исполнением своих обязательств другой стороной. В связи с тем, что договор банковского вклада является реальным действием вкладчика по передаче средств банку, он остается вне рамок обязательственных отношений, возникающих на основании заключения договора банковского вклада.

Договор банковского вклада, в котором на стороне вкладчика выступает физическое лицо, как в действующем гражданском законодательстве (п. 2 ст. 834 ГК РФ), так и в науке гражданского права [10] рассматривается в качестве публичного. Следствием подобной квалификации является то, что банк обязывается к заключению договора банковского вклада с любым физическим лицом, обратившимся к нему, с соблюдением требований, предусмотренных законом. При этом банк не вправе оказывать предпочтения одному лицу перед другим в отношении заключения договора банковского вклада, кроме случаев, предусмотренных законом или иными правовыми актами. Условия договора банковского вклада, в частности в отношении ставки банковского процента, должны быть одинаковыми для всех обратившихся вкладчиков-граждан.

Следует сказать, что требование об одинаковых условиях договоров банковского вклада, заключаемых с вкладчиками-гражданами, распространяется исключительно на вклады одного вида. При этом в соответствии с п. 55 совместного Постановления Пленума ВАС РФ и Пленума Верховного Суда РФ № 6/8 от 01.07.1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» [11] (далее – Постановление Пленума ВАС РФ и Пленума Верховного Суда РФ № 6/8) при наличии разногласий относительно условий заключаемого договора банковского вклада вкладчик-гражданин имеет право обратиться в суд за разрешением возникших разногласий, не испрашивая согласие банка на такое обращение. Отказ банка от заключения договора банковского вклада с вкладчиком-гражданином возможен только при отсутствии возможности принять денежные средства во вклад.

При уклонении банка, обладающего соответствующими возможностями, от заключения договора банковского вклада вкладчик-гражданин имеет право обратиться в суд с иском о понуждении заключить договор на условиях, предлагаемых другим клиентам, а также взыскать убытки, причиненные отказом банка заключить договор. При этом бремя доказывания невозможности заключить договор лежит на банке (Постановление Пленума ВАС РФ и Пленума Верховного Суда РФ № 6/8).

В юридической литературе предпринимаются попытки определить обстоятельства, при наличии которых у банка отсутствует возможность заключить конкретный договор банковского вклада с обратившимся физическим лицом. Так, по мнению Л.Г. Ефимовой, банк вправе отказать гражданину в приеме денежных средств во вклад при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств. Во-первых, при отсутствии в учредительных документах и выданной банку лицензии правомочия на прием денежных средств во вклад. Во-вторых, если дальнейший прием денежных средств во вклад приведет к нарушению обязательных законодательных и экономических нормативов. В-третьих, если банк был вынужден принять решение о приостановке приема вкладов по причинам экономического или иного характера. В-четвертых, при отсутствии необходимых производственных и технических возможностей для приема вкладов. В-пятых, при наличии иных причин, препятствующих банку заключить договор банковского вклада [12]. Следует сказать, что аналогичный подход к формированию перечня обстоятельств, при наличии которых банк вправе отказаться от заключения договора банковского вклада с физическим лицом, можно обнаружить и в судебно-арбитражной практике [13].

Мы полагаем, что банк вправе отказать гражданину в заключении договора банковского вклада исключительно в случаях юридической невозможности заключить такой договор. В частности, в качестве обстоятельств, порождающих такое состояние, могут рассматриваться отсутствие у банка в соответствии с учредительными документами и соответствующей лицензией правомочия на привлечение денежных средств во вклады или же отзыв или приостановление Банком России действия ранее выданной лицензии. Отказ банка от заключения договора банковского вклада с гражданином при фактической невозможности принять денежные средства во вклад по причинам экономического или иного производственно-технического характера должен признаваться неправомерным, нарушающим права граждан на заключение договора банковского вклада с любым банком, обладающим правом приема денежных средств во вклад от физических лиц. Следствием такого неправомерного отказа будет являться понуждение банка в судебном порядке к заключению договора банковского вклада, а также применение к банку мер ответственности в виде возмещения убытков, вызванных неисполнением банком лежащей на нем обязанности. В качестве предложения по совершенствованию действующего гражданского законодательства мы предлагаем внести изменения в ст. 834 ГК РФ, дополнив ее пунктом, предусматривающим закрытый перечень оснований, препятствующих банку или порождающих для банка состояние невозможности заключить договор банковского вклада с конкретным обратившимся физическим лицом.

Представляет интерес вопрос об обязательности для банка заключения договора банковского вклада при обращении с подобной просьбой юридического лица. На наш взгляд, банки вправе отказаться от заключения договора банковского вклада с юридическим лицом. Формально юридическим основанием для противоположного вывода могла бы служить норма ст. 846 ГК РФ, обязывающая банки заключить договор банковского счета с клиентом, обратившимся с предложением открыть счет на объявленных банком для открытия счетов данного вида условиях, соответствующих требованиям, которые предусмотрены законом и установленными в соответствии с ним банковскими правилами. Однако в соответствии с нормой п. 3 ст. 834 ГК РФ правила о договоре банковского счета применяются к отношениям вкладчика и банка по счету, на который уже внесен вклад, а не к отношениям по поводу будущего внесения вклада на соответствующий депозитный счет.

В юридической литературе обсуждается вопрос об отсутствии легальных механизмов понуждения банка к заключению договора банковского вклада с физическим лицом.

В частности, А.Е. Шерстобитов указывает, что «в связи с реальностью данного договора гражданин-вкладчик не вправе требовать принудительного заключения договора банковского вклада, а банк не может быть признан необоснованно уклоняющимся от его заключения при отсутствии доказательств внесения денежной суммы во вклад» [14].

Дело в том, что в результате анализа норм, содержащихся в ст. 445 ГК РФ (заключение договора в обязательном порядке), можно сделать вывод, что их действие распространяется исключительно на договоры, носящие консенсуальный характер. В обоснование данного тезиса можно привести следующую аргументацию. В случаях, когда сторона, для которой заключение договора является обязательным, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием заключить договор (п. 4 ст. 445 ГК РФ). При этом при вынесении судебного решения о понуждении к заключению договора на условиях, указанных в судебном акте, такой договор будет считаться заключенным с момента вынесения судебного решения. Однако для реальных договоров, обязательства по которым считаются возникшими с момента реальной передачи имущества, одного судебного акта будет недостаточно, поскольку вынесенное судебное решение о понуждении заключить договор никоим образом не обязывает лицо, для которого заключение договора является обязательным, принять имущество от другого лица.

Мы полагаем, что вышеприведенный тезис позволяет говорить о наличии серьезного пробела в действующем гражданском законодательстве, касающегося отсутствия правовых механизмов понуждения к заключению договора, носящего реальный характер.

Наиболее оптимальное решение данного вопроса, на наш взгляд, предложено В.В. Витрянским [15]. Он утверждает, что стоит внести изменения в ст. 445 ГК РФ, дополнив ее положением о том, что сторона, обязанная заключить договор с обратившимся к ней лицом, должна понуждаться не только к заключению письменного соглашения на определяемых судом условиях, но и к принятию передаваемого другой стороной имущества, когда такое принятие необходимо для заключения соответствующего договора.

Следует сказать, что самостоятельный перечень оснований, дающих право банку отказаться от заключения договора банковского вклада, предусматривается нормами публичного права. В соответствии с п. 5.2 статьи 7 Федерального закона от 7.08.2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» [16] кредитная организация вправе отказаться от заключения договора банковского вклада с физическим или юридическим лицом в случаях отсутствия по своему местонахождению юридического лица, его постоянно действующего органа управления, иного органа или лица, которые имеют право действовать от имени юридического лица без доверенности, непредставления физическим или юридическим лицом документов, необходимых для их идентификации, или предоставления недостоверных документов, наличия в отношении физического или юридического лица сведений об участии в террористической деятельности.

Договор банковского вклада с участием на стороне вкладчика физического лица по способу заключения может быть охарактеризован в качестве договора присоединения [17]. В соответствии с п. 1 ст. 428 ГК РФ договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могут быть приняты другой стороной не иначе, как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Квалификация договора банковского вклада, заключаемого с физическим лицом, в качестве договора присоединения объясняется, на наш взгляд, следующим. Во-первых, как представляется, банки при лежащей на них обязанности заключить договор банковского вклада с каждым обратившимся гражданином не имеют физической возможности обеспечить ее исполнение иначе, кроме как предложив вкладчику-гражданину присоединиться ко всему договору в целом. Во-вторых, ввиду достаточно обширной клиентской базы банки не имеют иной возможности обеспечить равные условия для вкладчиков – физических лиц по вкладам одного вида иначе, как разрабатывая стандартные формы договоров и предлагая гражданам подписать такую форму в целом. В-третьих, выработка индивидуальных условий по каждому заключаемому банком договору банковского вклада с конкретным клиентом – физическим лицом может привести к возрастанию риска неисполнения банком возлагаемых на него обязательств.

Следует сказать, что взгляд на договор банковского вклада с участием на стороне вкладчика физического лица как на договор присоединения поддерживается и судебной практикой Конституционного Суда Российской Федерации [18].

Проведенный анализ показал, что договор банковского вклада является реальным, односторонним, возмездным. Договор банковского вклада, в котором на стороне вкладчика выступает физическое лицо, также должен быть квалифицирован в качестве публичного договора, а по способу заключения признаваться договором присоединения. Банк обладает правом отказаться от заключения конкретного договора банковского вклада с обратившимся физическим лицом исключительно в случаях отсутствия возможности его заключения. При этом обстоятельства, порождающие для банка подобное состояние, могут иметь исключительно юридический характер, в частности, отсутствие у банка в соответствии с учредительными документами и выданной лицензией соответствующего правомочия на привлечение денежных средств во вклады, а равно и отзыв или приостановление ранее выданной лицензии. В действующем гражданском законодательстве отсутствуют какие-либо правовые механизмы понуждения кредитной организации к заключению конкретного договора банковского вклада. В этой связи с позиции de lege ferenda (с точки зрения законодательного предположения. – Ред.) в ст. 445 ГК РФ следует внести изменения, дополнив ее указанием на то, что сторона, обязанная заключить договор, носящий реальный характер, должна понуждаться судом не только к заключению соответствующего соглашения, но и к принятию определенного имущества, передаваемого другой стороной.



[1] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 г. № 14-ФЗ (ред. 08.05.2010 г.) // СЗ РФ. 29.01.1996. № 5. Ст. 410; п. 1 ст. 834 ГК РФ: по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.

[2] См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 2-е изд. М., 2005. С. 392 (автор соответствующей главы – М.И. Брагинский).

[3] Иной позиции по данному вопросу придерживаются В.А. Семеусов и Ю.В. Арбатская. Данные авторы полагают, что договор банковского вклада только презюмируется односторонним. Однако иное может быть предусмотрено непосредственно в соглашении сторон. В частности, если в договоре банковского вклада, заключаемого с физическим лицом, предусмотрена обязанность банка выполнять распоряжения вкладчика о перечислении денежных средств с депозитного счета, у последнего появляется встречная обязанность оплачивать услуги банка за перевод денег. См.: Семеусов В.А., Арбатская Ю.В. Договор банковского вклада: учеб. пособие. Иркутск, 2006. С. 27.

[4] Несмотря на кажущуюся неоспоримость данного тезиса, в юридической литературе можно встретить и противоположные взгляды на данный вопрос. В частности, Е.А. Завода полагает, что об одностороннем характере договора банковского вклада можно говорить лишь в том случае, если рассматривать только основные права и обязанности сторон. Между тем, по его мнению, «…договором или нормативным актом на вкладчиков могут возлагаться определенные обязательства, например, по соблюдению банковских правил, своевременному информированию об изменении сведений о вкладчике и т.п. Указанным обязательствам вкладчиков корреспондируют права банка требовать исполнения таких обязательств». См.: Завода Е.А. Договоры банковского вклада и банковского счета через призму отношений по страхованию банковских вкладов // Банковское право. 2007. № 1. С. 13.

[5] Представляет интерес определение каузы сделки, приведенное Л. Эннекцерусом: «Намерение, направленное на косвенный (посредственный) правовой результат предоставления, мы называем его каузой (в субъективном смысле), т.е. правовой целью предоставления, а так как намерение достигнуть цели составляет вместе с тем побудительную причину предоставления, его можно назвать также правовым основанием». Цит. по: Егоров Ю.П. Правовой режим сделок как средств индивидуального регулирования. Новосибирск, 2004. С. 50.

[6] См.: Брагинский М.И. Указ. соч. С. 393; Гражданское право. Т. 1. М., 1994. С. 92 (автор соответствующей главы – Д.М. Генкин).

[7] Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. М., 2001. С. 262.

[8] См.: Данилкина Е.И. Договор банковского вклада с участием физических лиц по гражданскому законодательству РФ. Дис. …канд. юрид. наук. М., 2005. С. 65.

[9] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (ред. 07.02.2011) // СЗ РФ. 05.12.1994. № 31. Ст. 3301.

[10] См. напр.: Мищенко Е.А. Публичный договор в российском гражданском праве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 22.

[11] Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1996. № 9. С. 18.

[12] См.: Ефимова Л.Г. Указ. соч. С. 251.

[13] См. напр.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 03.12.2004 г. по делу № КГ-А40/11327-04, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 28.12.2004 г. по делу № КГ-А40/12423-04 // СПС «КонсультантПлюс».

[14] Гражданское право: В 4 т. Том 4: Обязательственное право. 3-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2006. С. 463 (автор соответствующей главы – А.Е. Шерстобитов).

[15] См.: Витрянский В.В. Договоры банковского вклада, банковского счета и банковские расчеты. М., 2006. С. 88.

[16] СЗ РФ. 13.08.2001 г. № 33 (часть 1). Ст. 3418.

[17] Следует сказать, что данная точка зрения разделяется в юридической литературе не всеми. Так, по мнению В.В. Качановой, квалификация договора банковского вклада, заключаемого с гражданином, в качестве договора присоединения является необоснованной, поскольку нормы, содержащиеся в статьях ГК РФ, регламентирующие отношения сторон по договору банковского вклада, не предоставляют банку возможность в одностороннем порядке выработать все условия договора. См.: Качанова В.В. Договор банковского вклада: Учебное пособие. Самара. 2004. С. 12; Л.Г. Ефимова полагает, что независимо от субъектного состава, выступает ли в роли вкладчика физическое или юридическое лицо, договор банковского вклада должен квалифицироваться в качестве договора присоединения. См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). Изд. 5-е, испр. и доп. с использованием судебно-арбитражной практики / Рук. авт. кол. и отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2008. С. 482 (автор соответствующей главы – Л.Г. Ефимова).

[18] Постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 года № 4-П «По делу о проверке конституционности положений части второй ст. 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко // Вестник КС РФ 1999, № 3. С. 57.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100