Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

К проблеме «фактических» квазинотариальных полномочий

23.05.2011

О.В. Балышева,

помощник нотариуса,

аспирант РААН

 

АННОТАЦИЯ. В статье обосновывается суждение о том, что предоставление органам государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, а также риелторским компаниям «фактических» квазинотариальных полномочий обусловливает умаление конституционного права человека и гражданина на получение квалифицированной юридической помощи.

Ключевые слова: квазинотариат, органы государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, риелторские компании, нотариальное удостоверение, нотариальная форма, сделки с недвижимостью.

 

 

To the Problem of “Actual” Quasinotarial Authorities

О.V. Balysheva

ANNOTATION. The article grounds the proposition that provision of rights for the real estate and transactions by the bodies of state registration, as well as well as to realtor companies of “actual” quasinotarial authorities stipulates the derogation of constitutional human and citizen right for obtainment of qualified legal aid.

Keywords: quasinotariat, bodies of state registration of real estate and transactions right, realtor companies, notarial certification, notarial form, transactions with the real estate.

В юридической литературе можно обнаружить весьма интересные научные позиции в отношении современного состояния и перспектив развития нотариата. Так, например, Н.Ф. Шарафетдинов полагает, что «в настоящее время имеет место этап государственной политики контрреформирования российского нотариата и его регрессивной эволюции, охватывающий период с 1997 года по настоящее время» [1]. Данный этап характеризуется, по его мнению, «антинотариальной (антиправовой) государственной политикой, со всей очевидностью отраженной в хронологии принятых нормативных правовых актов, в которых нотариальное удостоверение сделок с недвижимостью фактически подменено государственной регистрацией сделок и прав, которая при тотальной доминанте бюрократии стала эрзацем нотариальной функции по правовому опосредованию оборота недвижимости, а сам институт государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним – формой неогосударственного квазинотариата в сфере недвижимости» [2].

Многое в этом суждение носит небесспорный характер, однако трудно не согласиться с автором: явно имеет место подмена квалифицированного нотариата квазинотариатом, а точнее, «фактическим» квазинотариатом, ибо непосредственно нотариальные функции органы государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, разумеется, не осуществляют.

Может возникнуть вопрос: а в чем негативизм такой ситуации? Обратимся к соответствующим фактам. Так, как отмечает М.И. Сазонова, «в судах скопилось огромное количество дел по договорам, заключенным в простой письменной форме, из-за которых многие граждане остались без денег, без жилья и с исковерканной судьбой, поскольку вернуть что-либо иногда не представляется возможным. Причем доказано это статистикой. Готовясь к Собранию представителей нотариальных палат субъектов Российской Федерации, которое прошло в ноябре прошлого года (2009 г. – Б.О.), мы обратились в ряд регионов с просьбой предоставить соответствующую информацию. Так, например, по Волгограду картина следующая: в судах оспаривается 218 договоров в простой письменной форме и всего лишь 6 нотариально удостоверенных договоров. И примерно такая же ситуация наблюдается по всей России. Поэтому сегодня даже нет необходимости доказывать ущербность договоров в простой письменной форме при отсутствии правовой грамотности у нашего населения, наличии правового нигилизма… Мы вот по Санкт-Петербургу и ряду других регионов просчитали, во сколько обходятся гражданину обращения к риелтору (у которого, зачастую, нет юридического образования), чтобы тот составил ему договор в простой письменной форме. Это минимум 3 тысячи рублей, причем гражданин не застрахован от дополнительных затрат, если обратится с просьбой доработать, откорректировать “под себя” типовой договор. И получается, что в итоге он платит больше. Нотариусу же за долю в квартире, которая продается, оценивающейся по инвентаризационной стоимости в 150 тыс. рублей, гражданин заплатил бы 1,5 тысячи и при этом имел возможность совершенно бесплатно обращаться к нему хоть 150 раз, дабы исправить какие-либо недочеты или получить копию» [3].

Автору статьи представляется весьма справедливым и утверждение М.И. Сазоновой о том, что «совершенно объективные и неоспоримые (основанные на конкретных цифрах и фактах) доказательства преимущества нотариальной формы подвигли государство вернуться к идее нотариального удостоверения сделок с недвижимостью» [4]. Для обоснования этого утверждения обратимся к стенограмме «круглого стола» «Современное состояние нотариата в Российской Федерации и проблемы его реформирования», проведенного 4 февраля 2010 года [5]. Так, С.В. Смирнов, президент Московской областной нотариальной палаты, высказал здесь справедливое суждение о том, что «давно имеет место тенденция постоянного сокращения числа нотариальных действий и прежде всего сделок с недвижимым имуществом. Нотариусы практически вытеснены из традиционной сферы своей деятельности вторичного рынка недвижимости. Уже более 10 лет это место занимают риелторские компании, услуги которых, как известно, в разы превышают размеры нотариальных тарифов» [6].

Такая ситуация является совершенно недопустимой в правовом государстве с приматом прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, ибо далеко не всегда риелторские услуги оказываются квалифицированными специалистами. В отношении кандидатов на должность нотариуса квалификационные требования традиционно являются очень высокими [7]. Как известно, согласно ст. 2 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате на должность нотариуса назначается гражданин Российской Федерации, имеющий высшее юридическое образование, прошедший стажировку сроком не менее одного года в государственной нотариальной конторе или у нотариуса, занимающегося частной практикой, сдавший квалификационный экзамен, имеющий лицензию на право нотариальной деятельности. Более того, так называемые корпоративные нормы предъявляют высокие профессиональные и этические требования к лицам, уже назначенным на должность нотариусов. Так, Профессиональный кодекс нотариусов Российской Федерации формулирует профессиональные и морально-этические стандарты нотариальной деятельности и личного поведения нотариуса, характеристику нарушений профессиональной дисциплины и этики, принципы и виды ответственности, порядок наложения и снятия взысканий, а также меры поощрения нотариуса. В частности, участие нотариуса в оформлении правовых отношений путем объективного и беспристрастного консультирования их участников, составления и удостоверения документов, приобретающих в результате этого официальный характер, обеспечивает участникам гражданско-правовых отношений квалифицированную юридическую помощь, правовую стабильность, защиту прав и законных интересов, гарантированных Конституцией Российской Федерации [8].

Конечно, в целях объективности заметим, что позиция автора статьи разделяется далеко не всеми исследователями. Так, например, некоторые авторы пишут, что «нотариату отведена важная роль в защите прав субъектов правоотношений по поводу недвижимого имущества. В функции частных и государственных нотариусов входят удостоверение бесспорных прав и фактов, удостоверение сделок, наложение запретов, осуществление иных действий, подтверждающих и защищающих права. Установленный Основами законодательства Российской Федерации о нотариате 1993 года порядок совершения нотариальных действий дополнительно гарантирует обратившимся соблюдение их прав и законных интересов. Следует подчеркнуть, что нотариус удостоверяет сделки, для которых законодательством установлена обязательная нотариальная форма, а также другие сделки по желанию сторон. Следовательно, обращение к нотариусу – это право граждан и организаций, но не обязанность, которая вследствие высоких взимаемых государственных пошлин и тарифов становится все более обременительной» [9].

Ни о каком «выборе» здесь, наверное, речи быть не может, ибо предоставление органам государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и, тем более, риелторским компаниям фактически квазинотариальных полномочий обусловливает умаление конституционного права человека и гражданина на получение квалифицированной юридической помощи.



[1] Шарафетдинов Н.Ф. Нотариальный феномен в позитивистском, либертарном и юснатуралистическом типах правопонимания. От феноменологической теории к эссенциальной метатеории. М.: ФРПК, 2006. С. 11.

[2] Там же.

[3] Бодрягина О. Нотариат меняет формат [Интервью с М.И. Сазоновой] // ЭЖ-Юрист. 2010. № 4. С. 1, 11–12.

[4] Там же.

[5] «Круглый стол» Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по правовым и судебным вопросам на тему «Современное состояние нотариата в Российской Федерации и проблемы его реформирования» // Бюллетень нотариальной практики. 2010. № 2. С. 2–25.

[6] Там же.

[7] Москаленко М.И. Оптимизация правового регулирования статуса нотариата в городах федерального значения // Нотариус. 2010. № 1. С. 32–35.

[8] Там же.

[9] См.: Козлов С.С., Воронин И.К. Проблемы правового регулирования государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним // Нотариус. 2009. № 1. С. 23.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100