Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Развитие исполнительного права и перспективы оптимизации процесса исполнения нотариальных актов Российской Федерации

23.05.2011

Ю.В. Левина,

помощник судьи

Арбитражного суда г. Москвы

 

АННОТАЦИЯ. В статье обосновывается утверждение о том, что развитие исполнительного права может оказать существенное (и, безусловно, позитивное) влияние на процесс исполнения нотариальных актов. В настоящее время законодательство практически не регламентировало процесс исполнения нотариальных актов, более того, само это понятие практически не используется законодателем.

Ключевые слова: исполнительное право, отрасль права, исполнительное процессуальное право, исполнительное производство, исполнение, правоотношения, арбитражное исполнительное право, нотариальный акт, исполнительная надпись.

 

Development of Executive Law and Perspectives of Optimization of the Process of Execution of Notarial Acts of the Russian Federation

Yu.V.Lenivna

ANNOTATION. The article grounds the affirmation that development of the executive law may have substantial influence (and, unconditionally, positive) on the process of execution of notarial acts. At present time the legislation has not practically regulated the process of execution of notarial acts, moreover, the concept itself has not been practically used by the legislator.

Keywords: executive law, field of the law, executive procedure law, executive procedure, execution, jural relations, arbitration executive law, notarial act, executive endorsement.

Как совершенно справедливо отмечает К. Малюшин, одной из главных задач, стоящих перед любым государством, является обеспечение возможности принудительного исполнения судебных решений, выплаты штрафов, пеней и платежных требований, установленных государством [1]. Согласно правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации защита нарушенных прав не может быть признана действенной, если судебный акт или акт иного уполномоченного органа своевременно не исполняется [2]. Именно этим в последнее время обусловлено столь пристальное внимание к теоретическим и практическим вопросам исполнительного производства и нотариального права.

По мнению ряда авторов, предметом исполнительного права является самостоятельная система правоотношений, существенно отличающихся от иных общественных отношений, регулируемых другими отраслями права, а также непосредственно исполнительное производство, которое нельзя отнести ни к гражданско-процессуальному производству, ни к арбитражно-процессуальному производству [3].

В юридической литературе можно обнаружить утверждение о том, что исполнительное производство можно рассматривать как самостоятельную процессуальную отрасль права – исполнительное процессуальное право, предмет правового регулирования которого составляют процессуальные отношения, складывающиеся по поводу исполнительной деятельности судебного пристава-исполнителя, других органов исполнения, облеченных в особую процессуальную форму [4]. По мнению А.В. Авякяна, «исполнительная процессуальная форма соответствует понятию процессуальной формы и стоит в одном ряду с гражданской процессуальной формой, уголовно-процессуальной формой и т.д., имея при этом свое собственное своеобразие, связанное с особенностями регулируемых исполнительных правоотношений и методом такого регулирования, что и выделяет, в частности, исполнительное право в число самостоятельных отраслей права» [5].

Исполнительное право отличается от гражданского процессуального и арбитражного процессуального права. Так, Д.В. Чухвичев отмечает шесть основных критериев, позволяющих отграничить исполнительное право от гражданского процессуального и арбитражного процессуального права [6]. В их числе: специфический предмет и метод правового регулирования, наличие своих особых принципов, наличие специального законодательства, наличие особого субъектного состава, отличающегося от гражданского и арбитражного процесса (судебный пристав-исполнитель, взыскатель и должник), предмет деятельности основного субъекта исполнительных правоотношений (судебного пристава-исполнителя) образует принудительная реализация субъективных прав, имеющих бесспорный характер, в исполнительном производстве могут исполняться не только судебные акты, но и акты других органов (комиссий по трудовым спорам, нотариата и т.д.).

Для аргументации тезиса о «самостоятельном» характере исполнительного права, исследователи используют анализ его межотраслевых связей. Так, М.Ю. Челышев отмечает, что обособленная система норм, регламентирующих исполнительное производство, тесно связана с иными правовыми образованиями, в частности, с гражданским, налоговым, административным правом [7]. Подобная связь обусловлена, прежде всего, «нахождением» исполнительного права (или, как его характеризует указанный исследователь, исполнительного процессуального права) в единой системе отечественного права «как соответствующего однопорядкового явления по отношению к иным элементам указанной системы. Кроме отмеченной общей природы исполнительного права и иных правовых отраслей (или соответствующих частей) их взаимосвязь базируется и на некоторых схожих чертах указанных явлений. Так, в исполнительном праве, гражданском процессуальном и административном праве предметом выступают отношения власти и подчинения (в первом случае эти отношения – основная часть предмета)» [8].

Анализируемые взаимосвязи основаны и на том, что, по существу, исполнительное производство является «замыкающим», но самостоятельным звеном в едином процессе принудительного осуществления субъективного права (материально-правового характера) или принудительной реализации соответствующего интереса. М.Ю. Челышев пишет, что «на примере гражданского субъективного права отметим последовательные стадии данного процесса: возникновение субъективного права (правопритязания) в области действия материального права, его подтверждение (для правопритязания – трансформация в субъективное право) в сфере действия процессуальных норм, регулирующих арбитражный и гражданский процесс (судебная стадия), принудительное осуществление права в исполнительном производстве (постсудебная стадия). При этом исполнительное производство опирается на свои собственные специфические приемы, характеризующиеся сочетанием процессуальных и материально-правовых элементов. Многим авторам представляется, что именно такое сочетание выступает одним из отграничительных признаков, позволяющих указать на известную самостоятельность исполнительного права» [9].

М.Ю. Челышев обосновывает утверждение о том, что исполнительное право по его природе нужно охарактеризовать в качестве процессуальной комплексной правовой отрасли; по его мнению, в таком понимании нет какой-либо эклектики, поскольку термин «процессуальная» указывает на основное, главное в этой отрасли, а категория «комплексная» объясняет межотраслевой, имманентно присущий характер ее правовых инструментов [10]. В частности, исполнительное право взаимосвязано с рядом «правовых образований» и их отдельными частями. Так, прямая взаимосвязь с уголовным правом усматривается в ст. 53, 85, 87 Федерального закона «Об исполнительном производстве», содержащих отсылки к нормам об уголовной ответственности. Связь с семейным правом проявляется в ст. 79 (исполнение решений суда по делам, связанным с воспитанием детей) и гл. 17 (порядок уплаты и взыскания алиментов) Семейного кодекса Российской Федерации, а также в ст. 70 Федерального закона «Об исполнительном производстве» [11]. В указанных и иных подобных случаях специфика межотраслевой правовой регламентации соответствующих отношений обусловливает особенности самого исполнительного производства.

Следует обратить внимание и на то обстоятельство, что в ряде судебных актов, принятых по спорам в исполнительном производстве, суды обосновывают свою позицию ссылками одновременно на нормы законодательства об исполнительном производстве и нормы гражданского права [12]. Указанное явление нужно признать, по мнению М.Ю. Челышева, в качестве одной из форм проявления в судебной практике рассматриваемых межотраслевых связей [13].

Так, например, в Федеральном законе «Об исполнительном производстве» имеют место, как отмечает указанный автор, следующие прямые ссылки на гражданское законодательство: в п. 2 ст. 37 определено, что в исполнительном производстве, в котором должен участвовать гражданин, признанный в установленном порядке безвестно отсутствующим, в качестве его представителя выступают лица, которым передано в управление имущество безвестно отсутствующего и которые назначены представителями в порядке, установленном гражданским законодательством; в п. 1 ст. 49 установлено, что на заложенное имущество может быть обращено взыскание при недостаточности у должника иного имущества для полного удовлетворения предъявленных ему требований, не обеспеченных залогом, с соблюдением установленных гражданским законодательством прав залогодержателя, а также правил, предусмотренных главой пятой указанного федерального закона и т.д.

В целом, как писал В.Ф. Кузнецов, исполнительное право представляет собой одну из отраслей российского права, без которого система права не может нормально функционировать [14]. В «узком» смысле исполнительное право этот ученый предлагает понимать как совокупность норм, регулирующих исполнительные отношения; исполнительное право «в широком смысле» – это совокупность норм, регулирующих исполнительные отношения, которые складываются в процессе осуществления принудительного исполнения судебных актов, а также актов других органов, которым предоставлено право возлагать на физических и юридических лиц или бюджеты всех уровней обязанности по передаче в их пользу имущества, денежных средств или совершению определенных действий либо воздержанию от совершения таких действий [15].

О.В. Исаенкова отмечает, что исполнительное право следует отнести к специальной отрасли права, а не к вторичному образованию – комплексной отрасли или подотрасли [16]. Российское исполнительное право, по ее мнению, представляет собой систему процессуальных правовых норм, регулирующих исполнительное производство в Российской Федерации, которое представляет собой установленный законом порядок деятельности судебных приставов-исполнителей и иных органов по принудительной реализации актов, указанных в ст. 7 Федерального закона «Об исполнительном производстве». Исполнительное право – системная целостная совокупность норм, регулирующих исполнение юрисдикционных актов «неуголовного характера», является самостоятельной процессуальной отраслью российского права [17]. Исполнительное производство как система действий и правоотношений, возникающих по поводу и в связи с исполнением юрисдикционных актов, и гражданский процесс (в его современном понимании основными научными школами права) соотносятся как следствие и причина, но не как общее и частное [18].

Так, по мнению М.К. Юкова, производство по исполнению судебных решений и решений иных юрисдикционных органов – это не стадия гражданского процесса; он считает, что отношения, возникающие в связи с исполнением решений юрисдикционных органов, являются предметом регулирования самостоятельной отрасли права – исполнительного права. Следует вывод, что эта отрасль права имеет юридическую целостность, свой обособленный предмет и особый метод правового регулирования, собственные принципы и общие положения [19].

Итак, многие исследователи не исключают, по меньшей мере, целесообразности становления и развития самостоятельной отрасли российского права – исполнительного права. Однако при этом практически не учитывается специфика арбитражного исполнительного производства, которая обусловлена исполнением актов правосудия по делам по спорам, связанным с предпринимательской (иной экономической) деятельностью, которая, как известно, осуществляется субъектами соответствующих правоотношений на свой страх и риск. По мнению автора статьи, каких-либо реальных перспектив для формирования отрасли арбитражного исполнительного права нет. Как отмечал, С.С. Алексеев, для образования отрасли права необходима такая степень качественной обособленности данного вида общественных отношений, которая требовала бы особой формы правового регулирования [20]. Как думается, констатировать ее наличие пока преждевременно.

Вместе с тем специфика арбитражного исполнительного производства, понимаемого автором статьи как институт арбитражного процессуального права, безусловно, имеет место. Заметим, что такой подход (исполнительное производство рассматривается как стадия (институт) гражданского (арбитражного) процесса) характеризуется исследователями как так называемый традиционный подход в понимании исполнительного производства (А.Т. Боннер, М.С. Шакарян, А.В. Цихоцкий и др.) [21].

И, наконец, нельзя не обратить внимания на то обстоятельство, что развитие исполнительного права может оказать существенное (и, безусловно, позитивное) влияние на процесс исполнения нотариальных актов. В настоящее время законодательство практически не регламентировало процесс их исполнения; более того, само это понятие не используется законодателем, а институт исполнительной надписи не является достаточным для разрешения всех проблем, возникающих в процессе исполнения нотариальных актов.



[1] Малюшин К. Международные принципы гражданского исполнительного права Российской Федерации // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. № 11. С. 31–35.

[2] См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12.07.2007 г. № 10-П // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2007. № 5.

[3] Свирин Ю.А. Исполнительное производство и трансгрессия исполнительного права. М.: Оверлей, Астра-Полиграфия, 2009. С. 167.

[4] См.: Валеев Д.Х. Система процессуальных гарантий прав граждан и организаций в исполнительном производстве: Автореф. дисс. докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2009. С. 8.

[5] Авякян А.В. Исполнительная процессуальная форма в исполнительном праве Республики Армения // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. № 9. С. 12–13.

[6] Чухвичев Д.В. Исполнительное производство. М.: Закон и право, 2008. С. 13.

[7] См.: Челышев М.Ю. Межотраслевые связи исполнительного процессуального права // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. № 2–4.

[8] Там же.

[9] Указ. соч.; см. также: Челышев М.Ю. Концепция оптимизации межотраслевых связей гражданского права: постановка проблемы. Казань: КГУ им. В.И. Ульянова-Ленина, 2006. 160 с.

[10], 11Там же.

[12] См.: Мельников А.Т. Процесс реализации арестованного и конфискованного имущества: проблемы совершенствования // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2001. № 10. С. 54–59; Плюхина М.А. Особенности рассмотрения судами дел о признании торгов, проведенных в рамках исполнительного производства, недействительными // Уральский региональный бюллетень Министерства юстиции РФ. 2001. № 6. С. 22; Скловский К.И. Исполнительное производство: реализация имущества неисправного должника // Закон. 1999. № 1. С. 108–120; Скловский К.И. Некоторые вопросы квалификации отношений, возникающих при реализации имущества на торгах // Журнал российского права. 1999. № 3/4. С. 97–103; Скловский К.И. О защите прав собственника и владельца имущества, реализованного на публичных торгах // Хозяйство и право. 2000. № 1. С. 70 и др.

[13] Челышев М.Ю. Там же.

[14] Кузнецов В.Ф. Реализация судебных решений, не связанных с передачей имущества или денежных сумм: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Свердловск, 1986. С. 1–2.

[15] Кузнецов В.Ф. Система исполнительного производства (вопросы теории и практики): Дис. докт. юрид. наук. Челябинск, 2004. С. 48–49.

[16] Исаенкова О.В. Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции: Дис. докт. юрид. наук. Саратов: СГАП, 2003. С. 120; Викут М.А., Исаенкова О.В. Исполнительное производство. М.: Юристъ, 2001. С. 32.

[17] См.: Марданов Д.А. Понятие гражданского исполнительного права // Исполнительное право. 2006. № 4. С. 14.

[18] Там же.

[19] Юков М.К. Теоретические проблемы системы гражданского процессуального права: Дис. докт. юрид. наук. Свердловск: Свердловский юридический институт, 1982. С. 155–191.

[20]Алексеев С.С. О теоретических основах классификации отраслей советского права // Советское государство и право. 1957. № 7. С. 101.

[21] Исполнительное производство: процессуальная природа и цивилистические основы: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции / Отв. ред. Д.Х. Валеев, М.Ю. Челышев. М.: Статут, 2009. С. 33. Впрочем, имеют место и другие позиции. Так, например, исполнительное производство характеризуется в качестве института (подотрасли) административного или административно-процессуального права (административная теория исполнительного производства) (А.Н. Сарычев, И.И. Стрелкова, Ю.А. Попова и др.), либо представляется как самостоятельное правовое образование (отрасль) в системе российского права (теория самостоятельности исполнительного производства) (Д.Х. Валеев, О.В. Исаенкова, Н.А. Панкратова, М.К. Юков, В.В. Ярков и др.).


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100