Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Правовая природа согласия супруга на совершение сделки. Удостоверение согласия супруга нотариусом

23.05.2011

Е.А. Чефранова,

зав. кафедрой адвокатуры и нотариата

Российской правовой академии

Министерства юстиции Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор

 

Правовая природа согласия супруга на совершение сделки. Удостоверение согласия супруга нотариусом

Чефранова Е.А.

АННОТАЦИЯ. Автор анализирует правовую природу действий физического лица, которое дает согласие на совершение сделки, позволяющей супругу этого лица распорядиться их общим имуществом.

Ключевые слова: Согласие, односторонняя сделка, общая совместная собственность супругов

Legal Nature of the Spouse Consent to Execution of the Transaction. Notarial Certification of the Spouse Consent

Chefranova E.A.

ANNOTATION. The author analyzes the legal nature of individual's actions who gives consent to execution of the transaction allowing the spouse of this person to dispose of their joint estate. Keywords: Consent, unilateral transaction, common joint property of the conjoints.

1. К вопросу о правовой природе согласия супруга на совершение другим супругом сделки, направленной на распоряжение общим имуществом

Участники совместной собственности, как известно, обладают равными правами на общее имущество. Правомочия владения, пользования и распоряжения общим имуществом осуществляются участниками совместной собственности, в том числе супругами, по взаимному согласию. Это правило соответствует как общим положениям гражданского законодательства о владении, пользовании и распоряжении имуществом, находящимся в совместной собственности лиц (ст. 253 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ)), так и положениям законодательства семейного (ст. 35 Семейного кодекса РФ (далее – СК РФ)). В статье 253 ГК РФ и п. 2 ст. 35 СК РФ закреплена презумпция согласия сособственников на совершение сделки по распоряжению имуществом, находящимся в совместной собственности. Исключение из этого правила, допустимость которого вытекает из нормы п. 4 ст. 253 ГК РФ, установлено п. 3 ст. 35 СК РФ: для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Что же представляет собой согласие супруга на совершение другим супругом сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, подлежащей нотариальному удостоверению и (или) государственной регистрации? Какова его правовая природа?

В юридической литературе отсутствует единство взглядов на правовую природу предварительного согласия супруга на совершение сделки другим супругом [1]. Высказывались суждения, что согласие есть не что иное, как условие действительности совершаемой сделки, подобно тому, как условием действительности любой сделки являются право и дееспособность ее субъектов. Однако такой подход не дает ответа на вопрос о том, какое место занимает согласие среди юридических фактов?

Бесспорно, согласие – правомерное действие, но правомерные действия, в свою очередь, подразделяются на юридические поступки и акты. В зависимости от субъекта, от которого исходит юридический акт, их можно подразделить на частные (сделки), административные и судебные акты [2]. Опираясь на предложенную классификацию, рассмотрим предоставление согласия супругом – участником общей совместной собственности и, следовательно, обладателем субъективного права в частноправовой сфере. Согласие в этом случае представляет собой определенное волеизъявление, направленное во вне и представляющее собой юридический факт частного права. Давая согласие, супруг формирует свою собственную волю и проявляет ее вовне, т.е. совершает определенное действие, причем волевое действие – это результат его волевых психических процессов, которые происходят внутри человека, и действие как раз служит выражением его воли [3]. Еще Д.И. Мейер отмечал, что «для того чтобы согласие признавалось юридическим действием, необходимо, чтобы оно было условием законности другого какого-либо действия» [4]. Лицо, которое дает согласие на совершение сделки, должно сознавать и сознает, что это приведет к определенным юридическим последствиям. Но здесь лицо, дающее согласие на сделку, одной из сторон сделки не является. Согласие, отдельно взятое, не приводит к юридическим последствиям, правоотношение в результате дачи согласия не возникает. Это юридический факт, служащий условием, соблюдение которого дает право лицу, получающему согласие, совершить сделку. По сути, согласие представляет собой некое связующее звено для дальнейшего возникновения правоотношения, то есть является элементом юридического состава. Согласие в совокупности с другими юридическими фактами служит основанием для возникновения, прекращения или изменения прав и обязанностей у других лиц. Таким образом, становится ясно, что по своей правовой природе согласие супруга на совершение другим супругом сделки по распоряжению совместным имуществом, а также сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации, представляет собой одностороннюю сделку.

 

2. Односторонние сделки: понятие, признаки, виды

Односторонняя сделка – вид сделки. Сделка – правомерное юридически значимое, волевое действие, направленное на возникновение, изменение или прекращение правоотношений. В числе признаков сделки, как правило, указывают дозволенность действия и направленность воли на достижение определенного правового результата, наступление определенных правовых последствий.

Видовой признак односторонней сделки состоит в том, что для совершения односторонней сделки достаточно волеизъявления одной стороны.

Односторонняя сделка – действие (волеизъявление) лица, порождающее для него самого гражданские обязанности (например, публичное обещание награды). У других лиц односторонняя сделка, как правило, порождает только права. Односторонняя сделка порождает обязанности у другого лица только в случаях, прямо предусмотренных законом или договором (например, завещательный отказ).

Односторонние сделки подразделяются на правопорождающие, правоизменяющие и правопрекращающие.

Нетрудно видеть, что согласие как односторонняя сделка порождает право у иного лица (другого супруга) на совершение сделки, стороной которой супруг, давший согласие на ее совершение, не будет являться; но такая сделка, будучи совершенной, породит права и обязанности и у супруга, давшего согласие на ее совершение, поскольку сделка повлечет за собой возникновение, прекращение или изменение прав на объект совместной собственности, участником которой является супруг, давший согласие на ее совершение.

К сожалению, в общей части ГК РФ отсутствуют правила, регулирующие порядок совершения односторонних сделок, однако поскольку односторонние сделки признаются законом в качестве составной части института сделок, то правила их совершения, во-первых, включают нормы гражданского права, относящиеся к сделкам вообще. Следовательно, на односторонние сделки распространяются положения ст. 158–165 ГК РФ (общие для любых сделок). В то же время в отношении некоторых односторонних сделок законом установлена обязательность простой письменной или нотариальной формы совершения. Во-вторых, к односторонним сделкам должны применяться положения о возникновении, осуществлении и защите гражданских прав (гл. 2 ГК РФ), правоспособности и дееспособности физических и юридических лиц (гл. 3 и 4 ГК РФ), о недействительности сделок (§ 2 гл. 9 ГК РФ).

Отнесение согласия супруга к односторонним сделкам позволяет заключить, что к субъекту, дающему согласие, предъявляются общие требования, характерные для субъектов сделок вообще: наличие правоспособности и дееспособности, отсутствие пороков волеизъявления и т.п. Согласие супруга в каждом конкретном случае может рассматриваться в качестве действительной или недействительной сделки, что в конкретном случае может повлиять на «юридическую» судьбу основанной на нем сделки по распоряжению общим имуществом супругов. Опираясь на ст. 4 СК РФ, нетрудно заключить, что к такой односторонней сделке применимы нормы главы 9 ГК РФ, общие положения об обязательствах и договорах, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки.

Односторонние сделки, как отмечалось, могут затрагивать права и интересы не только лица, совершающего такую сделку, но и лица, которому эта сделка адресована. Для того чтобы обеспечить защиту интересов таких лиц и уравнять их положение с лицом, совершающим одностороннюю сделку, закон предусматривает общий критерий при выборе норм, применяемых по аналогии: их применение не должно противоречить закону, они не должны быть несовместимыми с односторонним характером сделки и не должны противоречить существу данной сделки.

 

3. Требования, предъявляемые к содержанию согласия супруга

Вывод о том, что согласие супруга на совершение сделки по своей правовой природе является односторонней сделкой, принципиально важен, ибо позволяет определиться с нормами закона, подлежащими применению, а также найти правильные решения по спорным вопросам, возникающим в нотариальной практике.

Одним из таких вопросов является вопрос о том, каким требованиям должно удовлетворять содержание согласия?

Установив обязательность нотариальной формы для согласия супруга на совершение сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации [5], закон не предъявил специальных требований к содержанию такого согласия.

Прежде, чем ответить на вопрос, каким должно быть содержание согласия, важно подчеркнуть, что согласие супруга на распоряжение недвижимым имуществом и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации как односторонней сделки, является элементом юридического состава [6].

В случае совершения сделки, на которую супруг выразил в установленной форме свое согласие, правовые последствия возникают как для него самого, так и для других субъектов: второго супруга и контрагента по сделке, в качестве стороны которой супруг, дающий свое согласие на ее заключение, участия не принимает. В этом усматривается отличительная особенность согласия супруга на совершение другим супругом сделки, направленной на распоряжение недвижимым имуществом или сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации. Имущественная сфера супруга, не участвующего в совершении сделки, может быть затронута в результате этой сделки. Совершенно очевидно, что и для обоих супругов, и для контрагента по сделке, на которую один из супругов выражает свое согласие, важно иметь возможность точно установить содержание одностороннего волеизъявления. Отсюда следует, что к односторонним сделкам вообще и к согласию супруга, в частности, во-первых, должны предъявляться повышенные требования в отношении формы их совершения, а, во-вторых, документ должен по своему содержанию полно и точно выражать суть волеизъявления, исключая тем самым возможность превратного истолкования его смысла и направленности воли [7].

Изложенное имеет прямое и практическое значение для нотариальной деятельности, поскольку от нотариуса, составляющего проект документа, во многом зависит, насколько точно будет выражено волеизъявление субъекта односторонней сделки, с тем, чтобы его содержание могло быть однозначно (недвусмысленно) понято субъектом, не участвующим в совершении сделки. Напомню, что при удостоверении согласия нотариус применяет Форму № 74 [8] «Удостоверительная надпись на согласии», предусматривающая установление личности супруга, подписывающего согласие, а также проверку его дееспособности и факта регистрации брака. Федеральная нотариальная палата рекомендует при удостоверении согласия супруга соблюдать требования ст. 42–44, 46 и 54 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате.

Что касается содержания согласия, то в тексте должна быть определена сделка, на которую дается согласие. Волеизъявление супруга на продажу (мену, залог и др.) недвижимого имущества, являющегося общей совместной собственностью, может быть выражено в общем виде «за цену и на условиях» по усмотрению самого супруга-продавца.

Общепринятым в нотариальной практике является подход, в соответствии с которым нотариально удостоверенное согласие может быть различного содержания – от более общих, но минимально необходимых условий до более конкретных [9]. Например, супруг может установить минимальную цену, за которую возможно продать имущество, и порядок получения денежной суммы, установленной в качестве цены (к примеру, единовременная ее уплата до подписания договора и недопустимость рассрочки платежей), может указать персонального покупателя, предложить свои требования к оформлению передачи отчуждаемого имущества и т.п.

В законе также ничего не говорится о сроке, в течение которого выраженное супругом согласие на совершение сделки действительно. Представляется, что выражение супругом согласия на совершение другим супругом сделок по распоряжению их общим имуществом может быть согласно действующему законодательству как срочной, так и бессрочной сделкой. Поэтому в тексте может быть указан срок, в течение которого согласие действует. В случае отсутствия такого указания согласие действует в течение разумного срока.

Вопрос о том, может ли согласие быть дано под условием, остается спорным. В юридической литературе обращалось внимание на то, что ст. 157 ГК РФ, регламентирующая условные сделки, сконструирована таким образом, что к ним можно относить лишь договоры, т.к. речь в ней идет о волеизъявлении сторон (во множественном числе). Представляется, однако, что условными вполне могут быть и односторонние сделки, в том числе дача согласия супругом.

Остается дискуссионным вопрос о том, может ли согласие супруга на заключение другим супругом сделки в отношении совместно нажитого имущества быть дано от его имени представителем по доверенности?

Одни полагают, что согласие может быть дано от имени супруга представителем, действующим на основании нотариально удостоверенной доверенности, в которой должно быть однозначно выражено волеизъявление супруга на совершение другим супругом сделки по отчуждению имущества. В обоснование такой позиции приводится следующая аргументация. Не допускается совершение через представителя сделки, которая по своему характеру может быть совершена только лично, а равно других сделок, указанных в законе (п. 4 ст. 182 ГК РФ). Дача согласия супругом в порядке п. 3 ст. 35 СК РФ через представителя, действующего по доверенности, законом не запрещена. О личном характере сделки может свидетельствовать ее направленность на реализацию права на частную жизнь, личную или семейную тайну, другие неимущественные права. Например, к не указанным в законе сделкам, которые по своему характеру могут быть совершены только лично, можно отнести соглашение о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка (п. 3 ст. 66 СК РФ).

К подобным сделкам относят также имущественные, по существу сделки, условия которых зависят от личных взаимоотношений между сторонами, а их согласование не может быть вверено воле представителей (например, брачный договор, см. ст. 40 СК РФ). Однако рассматриваемая односторонняя сделка направлена только на распоряжение имуществом, поэтому не обязательно должна быть совершена супругом лично. Следовательно, согласие на совершение другим супругом сделки с общим имуществом может быть дано супругом через представителя, действующего на основании нотариально удостоверенной доверенности (п. 2 ст. 185 ГК РФ), в которой должно быть однозначно выражено волеизъявление супруга на совершение другим супругом сделки по отчуждению имущества [10].

С этим трудно согласиться. Указывая на то, что «представитель действует на основании нотариально удостоверенной доверенности, в которой должно быть однозначно выражено волеизъявление супруга на совершение другим супругом сделки по отчуждению имущества», автор не замечает надуманности проблемы. Абсолютно непонятно, зачем оформлять доверенность, если существует возможность перед любым нотариусом в любом месте прямо выразить согласие на сделку.

 

4. Перечень сделок, для совершения которых требуется согласие другого супруга

В соответствии с действующим законодательством круг сделок, подлежащих обязательному нотариальному удостоверению, достаточно узок. Требования обязательной нотариальной формы установлены для:

– доверенности на совершение сделок, требующих нотариальной формы (п. 2 ст. 185 ГК РФ) [11];

– договора о залоге движимого имущества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен (п. 2 ст. 339 ГК РФ);

– согласия залогодателя физического лица на внесудебный порядок обращения взыскания на заложенное движимое имущество (п. 4 ст. 349 ГК РФ);

– согласия залогодателя на внесудебный порядок обращения взыскания на заложенное недвижимое имущество (ст. 55, ФЗ от 16.07.1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»);

– сделки, направленной на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью (ст. 21, ФЗ от 08.02.1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»);

– уступки требования, основанной на сделке, совершенной в нотариальной форме (п. 1 ст. 389 ГК РФ);

– договора ренты и пожизненного содержания с иждивением (ст. 584 и п. 2 ст. 601 ГК РФ).

Что касается государственной регистрации, то нужно обратить внимание на то, что в п. 3 ст. 35 СК РФ говорится о государственной регистрации именно сделок, тогда как государственная регистрация перехода права не упомянута.

 

Какие же сделки подлежат государственной регистрации?

Из статей 131 и 164 ГК РФ следует вывод о том, что сделки с недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях, прямо указанных в законе. Следовательно, государственной регистрации подлежат следующие сделки:

– договор купли-продажи жилого помещения (п. 2 ст. 558 ГК РФ);

– договор купли-продажи предприятия как имущественного комплекса (п. 3 ст. 560 ГК РФ);

– договор мены жилых помещений, договор мены предприятий (п. 2 ст. 567, п. 3 ст. 560 ГК РФ);

– договор дарения любого недвижимого имущества (п. 3 ст. 574 ГК РФ);

– договор аренды недвижимого имущества, заключенный на срок не менее года (п. 2 ст. 609 и п. 2 ст. 651 ГК РФ);

– договор ренты и договор пожизненного содержания с иждивением (ст. 584 и п. 2 ст. 601 ГК РФ);

– договор участия в долевом строительстве (п. 3 ст. 4 ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»);

– сделки по уступке права требования, основанные на сделке, требующей государственной регистрации (п. 2 ст. 389 ГК РФ);

– договор об ипотеке (п. 1 ст. 10 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»);

– сделки с объектами недвижимого имущества, входящими в состав предприятия как имущественного комплекса (ст. 22, ФЗ от 21.07.1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).

Следовательно, на совершение всех вышеперечисленных сделок необходимо получить нотариально удостоверенное согласие супруга.

Самыми распространенными среди сделок, направленных на распоряжение недвижимостью, являются сделки, связанные с отчуждением недвижимости (продажа, мена, дарение и пр.), либо сделки по распоряжению недвижимым имуществом, не связанные с его отчуждением (аренда, ипотека и пр.). В случаях, когда сделка подлежит нотариальному удостоверению или государственной регистрации, получение нотариально удостоверенного согласия на совершение такой сделки необходимо не только от супруга лица, производящего отчуждение недвижимого имущества (обременяющего недвижимость), но и от супруга другой стороны (покупателя либо лица, которому имущество переходит по договору мены и т.д.).

В литературе можно встретить мнение, что на супруга одаряемого данное требование закона не распространяется ввиду того, что имущество одаряемому переходит в собственность безвозмездно [12]. Как отмечалось, норма п. 3 ст. 35 СК РФ представляет собой исключение из правила, что само по себе диктует ее буквальное толкование. Закон связывает необходимость получения нотариально удостоверенного согласия другого супруга исключительно с направленностью сделки на отчуждение недвижимости, с ее нотариальным удостоверением и (или) регистрацией. Возмездность сделки критерием в данном случае не является, а потому коль скоро договор дарения любой недвижимости требует государственной регистрации, то и нотариально удостоверенное согласие на такую сделку необходимо получить как от супруга дарителя, так и от супруга одаряемого. То же в полной мере относится и к договору ренты (пожизненного содержания с иждивением).

Приходится констатировать, что при удостоверении согласия на совершение сделки по распоряжению недвижимостью или сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации, нотариусами все еще допускаются ошибки. Так, например, договор купли-продажи земельного участка, если иное не предусмотрено соглашением сторон, не требует нотариально удостоверенного согласия супруга покупателя, так как этот договор не подлежит ни государственной регистрации, ни обязательному нотариальному удостоверению, также он не является сделкой по распоряжению недвижимым имуществом со стороны покупателя. Однако довольно часто нотариусы составляют и удостоверяют такие согласия, хотя в них нет никакой необходимости.

Все еще нет единства по вопросу о том, требуется ли получение нотариально удостоверенного согласия другого супруга на совершение сделки, направленной на распоряжение недвижимостью, в случае, когда ее нотариальное удостоверение производится по соглашению сторон (пп. 2 п. 1 ст. 163 ГК РФ), а не в силу указания закона. Уяснение правового смысла п. 3 ст. 35 СК РФ и ст. 163 ГК РФ позволяет утверждать, что в случае придания сделке нотариальной формы по соглашению сторон наличие нотариально удостоверенного согласия супруга обязательно.

Хотя в силу п. 2 ст. 164 ГК РФ законом может быть установлена государственная регистрация сделок с движимым имуществом определенных видов, тем не менее действующее законодательство (а именно Федеральные законы от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и от 22.04.1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг») не содержит указания на обязательность регистрации сделки с ценными бумагами (в том числе и с акциями). Не требуют обязательной регистрации сделки с ценными бумагами и ГК РФ (ст. 149). На этом основании Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации разъяснила, что сделки с именными ценными бумагами, в том числе с акциями, хотя и влекут внесение записей в реестр владельцев ценных бумаг, не подлежат государственной регистрации, следовательно, на их заключение нотариальное согласие супруга не требуется [13]. В одном из опубликованных в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации постановлений подчеркивалось, что не установлена государственная регистрация для договора купли-продажи автомобиля [14], регистрации подлежит сам автомобиль, следовательно, нотариально удостоверенного согласия супруга на отчуждение автомобиля не требуется.

Действующее законодательство не предусматривает каких-либо специальных гарантий прав супруга – индивидуального предпринимателя (учредителя юридического лица); применяются общие положения, содержащиеся в ст. 35 СК РФ. Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ была выработана правовая позиция, в соответствии с которой норма п. 3 ст. 35 СК РФ распространяется на весь объем сделок, совершаемых одним из супругов, в том числе супругом-предпринимателем, для осуществления предпринимательской деятельности или сделок, совершаемых этим супругом в сфере коммерческого оборота, если их предметом выступает недвижимое имущество, а также на все иные сделки, требующие нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации [15].

Как известно, Федеральным законом от 19.07.2009 г. № 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в ст. 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» внесено положение, предусматривающее, что сделка, направленная на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества, подлежит нотариальному удостоверению (изъятия установлены в законе). Следовательно, на совершение подлежащих нотариальному удостоверению сделок с долями ООО требуется нотариально удостоверенное согласие супруга.

 

5. О допустимости отмены нотариального согласия супруга на совершение сделки другим супругом

Возможность изменения волеизъявления (и порядок совершения соответствующего действия) должна быть поставлена в зависимость от интересов субъекта, не являющегося стороной односторонней сделки, но чья имущественная сфера ею затрагивается (пассивного субъекта). По общему правилу изменение волеизъявления возможно лишь до тех пор, пока первоначальное намерение активного субъекта не стало известно пассивному субъекту. В противном случае последний мог предпринять определенные действия с учетом известного ему волеизъявления активного субъекта. Последующее изменение направленности воли активного лица не должно обладать ретроспективным действием, иначе могут пострадать интересы не только пассивного субъекта, но и третьих лиц, которые также руководствовались первоначальным волеизъявлением активного субъекта. В случае, если непосредственно после совершения волеизъявления (доведения его до сведения пассивного лица) никакие правовые последствия не возникают, нет препятствий для отмены первоначального волеизъявления.

В силу норм гражданского законодательства (ст. 156 ГК РФ) односторонняя сделка может быть прекращена в одностороннем порядке с соблюдением установленных законом ограничений.

Учитывая изложенное выше, отмена согласия супруга на совершение сделки другим супругом в принципе допустима, и такая отмена подлежит нотариальному удостоверению. Супруг вправе отменить выданное ранее нотариальное согласие на совершение сделки, но только до момента совершения этой сделки. На действительность сделки не повлияет отмена согласия супруга, сделанная после совершения сделки. В случаях, когда в силу прямого указания закона сделка считается заключенной с момента государственной регистрации, отозвать согласие возможно до проведения государственной регистрации сделки, согласие на которую отзывается.

Такой вывод подтверждается судебной практикой. Так, между С.С. Ивановой (Продавец) и Л.Г. Рыбачковой (Покупатель) был заключен договор купли-продажи нежилого здания. Впоследствии С.С. Иванова, Л.Г. Рыбачкова обратились в регистрирующий орган с заявлениями о государственной регистрации перехода права собственности по названному договору купли-продажи (государственная регистрация сделки в этом случае законом не предусмотрена. – Замечание автора статьи). В числе прочих документов, необходимых для государственной регистрации, С.С. Ивановой в регистрирующий орган было представлено нотариально удостоверенное согласие супруга – В.И. Иванова – на отчуждение недвижимого имущества, в отношении которого распространяется режим общей совместной собственности супругов. До государственной регистрации перехода права собственности по указанному выше договору В.И. Иванов отменил ранее выданное своей супруге согласие на совершение сделки по продаже нежилого здания. Указанное обстоятельство послужило основанием для отказа в государственной регистрации перехода права собственности к Л.Г. Рыбачковой по договору купли-продажи от 25.01.2007 г.

Установив, что в момент заключения договора купли-продажи и на дату подачи документов для государственной регистрации перехода права собственности к Л.Г. Рыбачковой действовало согласие В.И. Иванова на распоряжение находящимся в общей совместной собственности недвижимым имуществом, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о необоснованности данного отказа, в связи с чем удовлетворил заявленные требования. Суд кассационной инстанции и Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации согласились с изложенными выводами суда апелляционной инстанции [16].

Изложенная точка зрения разделяется далеко не всеми, ее противники выдвигают один аргумент: отмена согласия на распоряжение совместно нажитым имуществом законодательством не предусмотрена.

 

6. Какими правилами следует руководствоваться при совершении после расторжения брака сделки по распоряжению общим совместным имуществом, нажитым в браке?

Режим общей совместной собственности на совместно нажитое имущество сохраняется и после расторжения брака вплоть до вступления в законную силу решения суда или заключения соглашения о разделе. Как известно, в действующем законодательстве есть отличия между правовым режимом общей совместной собственности и правовым режимом общей совместной собственности супругов, это очень хорошо видно при сравнении ст. 253 ГК РФ и ст. 35 СК РФ. Положения Семейного кодекса РФ к распоряжению совместной собственностью супругов после расторжения брака применению не подлежат, поскольку семейным законодательством регулируются имущественные отношения между супругами. Следовательно, нормы ст. 35 СК РФ распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота. К отношениям бывших супругов, участников совместной собственности, должна применяться ст. 253 ГК РФ, согласно п. 3 которой каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона о сделке знала или заведомо должна была знать об этом. Такое разъяснение дано в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14.01.2005 г. № 12-В04-8 [17].

Из изложенного вытекает, что после расторжения брака не требуется нотариально удостоверенного согласия бывшего супруга на совершение другим бывшим супругом сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации в установленном законом порядке [18].

 

Рекомендуемая литература

Судебная практика

1. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14.01.2005 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. № 9. – С. 4–5.

2. Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 03.09.2009 г. № ВАС-11208/09 по делу № А67-3801/08. // СПС «КонсультантПлюс», раздел «Судебная практика».

3. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2002. № 5–6.

 

Монографии и статьи

1. Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования. – М.: Проспект, 1995.

2. Бабаев А.Б. Односторонние сделки в системе юридических фактов. Сделки: проблемы теории и практики: Сборник статей / Рук. авт. кол-ва и отв. ред. М.А. Рожкова – М.: Статут, 2008.

3. Белов В.А. Учение о сделке в российской доктрине гражданского права (литературный обзор). – М.: Статут, 2008.

4. Воробьева Е.А. Правовая природа согласия антимонопольного органа на совершение сделки юридическим лицом // Журнал российского права. – 2009. № 7.

5. Васькин В.В., Мустафин Р.Р. Распоряжение имуществом, находящимся в общей совместной собственности супругов. Практические вопросы // Жилищное право. – 2008. № 9. СПС «КонсультантПлюс», раздел «Комментарии законодательства».

6. Денисевич Е.М. Основы учения об односторонних сделках в гражданском праве: Монография. – Екатеринбург, 2005.

7. Мананников О.В. Права на имущество бывших супругов // Бюллетень нотариальной практики. – 2004. № 3. СПС «КонсультантПлюс», раздел «Комментарии законодательства».

8. Ахметьянова З.А., Ковалькова Е.Ю., Низамиева О.Н. и др. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Низамиева. – М.: Проспект, 2010.

9. Сделки: проблемы теории и практики: Сборник статей / Рук. авт. кол-ва и отв. ред. М.А. Рожкова. – М.: Статут, 2008.

10. Слепакова А.В. Правоотношения собственности супругов. – М.: Статут, 2005.

11. Толстой В.С. Понятие и значение односторонних сделок в советском гражданском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – М., 1966.

12. Чефранова Е.А. Имущественные отношения супругов: Научно-практическое пособие. – М.: Эксмо, 2008.

13. Шелютто М.Л. Оспаривание сделки по распоряжению общим совместным имуществом, нажитым в браке // Комментарий судебной практики. Вып. 11. – М.: Юрид. лит., 2005.

14. Шорин С.В. Реализация прав супруга – участника коммерческого юридического лица // Семейное и жилищное право. – 2006. № 3. СПС «КонсультантПлюс», раздел «Комментарии законодательства».



[1] Односторонние действия, совершаемые участниками семейных отношений (например, согласие супруга на совершение сделки по распоряжению общим имуществом, выдаваемое другому супругу), определяют как юридические акты. Отметим, что все сделки являются юридическими актами, но не все юридические акты могут быть отнесены к сделкам. См.: Косарева И.А., Косарев А.А. К вопросу о понятии и видах юридических фактов в семейном праве // Семейное и жилищное право. 2009. № 6.

[2] Белов В.А. Учение о сделке в российской доктрине гражданского права (литературный обзор). М.: Изд. «Статут», 2008. СПС «КонсультантПлюс»; Воробьева Е.А. Правовая природа согласия антимонопольного органа на совершение сделки юридическим лицом // Журнал российского права. 2009. № 7.

[3] Воробьева Е.А. Правовая природа согласия антимонопольного органа на совершение сделки юридическим лицом // Журнал российского права. 2009. № 7.

[4] Мейер Д.И. Русское гражданское право / СПС «КонсультантПлюс»; http://civil.consultant.ru/elib/books/45/page_21.html

[5] В других случаях одобрение подразумевается (презюмируется), если управомоченное лицо не желает совершения сделки, то ему нужно прямо выразить свою волю (согласие на сделку подразумевается в случае отчуждения общего движимого имущества одним из супругов (абз. 1 п. 2 ст. 35 СК РФ).

[6] Односторонние сделки чаще всего являются элементом юридического состава. Поэтому правомерно говорить о факте накопления или, напротив, не накопления юридического состава. Правовые последствия недействительности разрешающей сделки означают отсутствие одного из элементов юридического состава. Следовательно, по общему правилу никаких прав и обязанностей из юридического состава, в котором отсутствует один из элементов, не возникает.

[7] Напомним, что при согласовании условий договора стороны имеют возможность точно установить волю друг друга.

[8] См.: приказ Минюста РФ от 10.04.2002 г. № 99 «Об утверждении форм реестров для регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств и удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах» (в ред. приказов Минюста РФ от 28.07.2003 № 180).

[9]Определение Конституционного Суда РФ от 24.01.2008 г. № 29-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Коноплевой Ирины Анатольевны и Широковой Людмилы Владимировны на нарушение их конституционных прав пунктом 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации» // Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии. 2008. № 8.

[10] Адвокат О.А. Лазарев, Палата адвокатов Самарской области. / http://www.to-1.ru/polezn_info/5279/

[11] В данном случае целесообразнее, чтобы сторона сделки предоставляла нотариально удостоверенное согласие своего супруга не на выдачу доверенности, а на заключение самой сделки, хотя из буквального толкования п. 3 ст. 35 СК РФ следует, что и на выдачу нотариально удостоверенной доверенности требуется согласие супруга.

[12] Ахметьянова З.А., Ковалькова Е.Ю., Низамиева О.Н. и др. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Низамиева. М.: Проспект, 2010.

[13] Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. № 5. С. 24.

[14] Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2002 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. № 11. С. 18.

[15] Кнышев В.П., Потапенко С.В., Горохов Б.А. Практика применения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации / Под ред. В.М. Жуйкова. М., 2006. С. 16.

[16] Определение ВАС РФ от 13.11.2008 г. № 14137/08 по делу № А33-10848/2007.

[17] БВС РФ. 2005. № 9.

[18] Такое мнение разделяется О.В. Мананниковым и М.Л. Шелютто. Там же в обоснование позиции приводятся примеры из судебной практики. См. сочинения, указанные в списке рекомендованной литературы по теме.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100