Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Проблемы взаимодействия суда и нотариата в вопросах обеспечения доказательств

07.04.2011

А.В. Бегичев,

доцент кафедры нотариата Российской академии адвокатуры и нотариата,

кандидат юридических наук

 

Аннотация. В настоящей статье автор рассматривает актуальные проблемы взаимодействия органов суда и нотариата в вопросах обеспечения доказательств. Особое внимание уделено возможности нотариального порядка обеспечения доказательств и принятия судами нотариальных актов по обеспечению доказательств. Раскрыты вопросы соотношения Основ законодательства РФ о нотариате с процессуальным законодательством, регулирующим процедуру обеспечения доказательств. Также автором рассмотрены проблемы доказательной силы нотариального акта на современном этапе развития законодательства. На основании проведенного исследования автор статьи предлагает самостоятельные выводы и суждения об особенностях нотариального (досудебного) порядка обеспечения доказательств.

Ключевые слова: нотариус, обеспечение доказательств, нотариальный акт, нотариальная процедура, суд.

 

Problems of Interaction of the Court and the Notariat in the Matters of Provision of the Evidences

A.V.Begichev, Assistant Professor of the Notariat Department of Russian Academy of Advocateship and Notariat, Candidate of Law

Annotation. In the present article the author considers actual problems of interaction of the court and the notariat bodies in the matters of provision of the Evidences. Special attention is drawn to the possibility of notarial order of provision and adoption of notarial acts by the courts on provision of the Evidences. There are disclosed the matters of correlation of the Basics of the Legislation of the RF on Notariat with the procedure legislation, regulating the procedure of provision of the Evidences. Also the author has considered the problems of the evidential force of the notarial act at current stage of development of the legislation. On the grounds of carried out study the author of the article proposes independent conclusions and propositions about specific features of notarial (pre-trial) order of evidence provision.

Keywords: notary, evidence provision, notarial act, notarial procedure, court. 

Обеспечение доказательств является важным институтом гражданского процесса, применявшимся в России достаточно давно. Так, Устав гражданского судопроизводства 1864 года был дополнен в 1890 году нормами об обеспечении доказательств (ст. 82.1–82.8). Законодательство тех лет предусматривало как судебное, так и досудебное обеспечение доказательств, осуществлявшееся по ходатайству лиц, имеющих основание опасаться невозможности или затруднительности впоследствии допроса свидетелей, осмотра на месте или истребования заключения сведущих людей. Из чего видно, что основания обеспечения доказательств сегодня остались теми же.

В случае удовлетворения ходатайства об обеспечении доказательств указанные процессуальные действия совершались в соответствии с требованиями, предусмотренными для них Уставом гражданского судопроизводства. Такой же подход воспринят и действующим Гражданским процессуальным кодексом РФ (далее – ГПК РФ).

Досудебное обеспечение доказательств осуществлялось мировым судьей, на чьем участке находился предмет осмотра или проживали свидетели и сведущие люди. При обеспечении доказательства по уже возбужденному делу процесс осуществлялся тем мировым судьей, в чьем производстве находилось дело [1].

История развития нотариата в России неразрывно связана с судом. Начиная с XVIII века нотариат относился к судебному ведомству, и нотариальные действия выполняли либо судьи, либо нотариусы, считавшиеся должностными лицами суда.

 

1. Принятие и применение судами процессуальных актов по обеспечению доказательств, исходящих от нотариусов

Согласно действующему гражданскому процессуальному законодательству суды рассматривают и разрешают дела по спорам в целях защиты прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций. Удостоверительная деятельность нотариата предупреждает возникновение споров о праве, разрешение которых отнесено к компетенции суда. Нотариус удостоверяет бесспорные факты, в наличии которых он может убедиться непосредственно либо на основании соответствующих документов. Если отсутствуют документы, подтверждающие тот или иной юридический факт, он может быть установлен судом в порядке особого производства.

Нотариат и суд осуществляют единую функцию предварительного и последующего контроля за законностью в гражданском обороте, поэтому их деятельность тесно соприкасается. При совершении нотариального действия по обеспечению доказательств нотариус, как и суд, руководствуется нормами гражданского процессуального законодательства.

В отличие от суда, который рассматривает в гражданском процессе споры о праве, нотариат выполняет функции, направленные на юридическое закрепление гражданских прав и предупреждение их возможного нарушения в будущем. Таким образом, деятельность нотариата имеет предупредительный характер. Предмет нотариальной деятельности – это дела, в которых отсутствует спор о праве гражданском. Если в ходе выполнения нотариальных действий такой спор возникает, то он должен быть рассмотрен в суде, а само нотариальное действие в этом случае приостанавливается [2].

На протяжении ряда лет обеспечение доказательств являлось исключительной прерогативой суда. В годы Советской власти компетенция нотариата постепенно расширялась, освобождая народные суды от дел бесспорного характера. Впервые к ведению нотариальных органов обеспечение доказательств было передано Положением о государственном нотариате РСФСР от 20 июля 1930 года. Данная функция сохранилась в законодательстве о нотариате до настоящего времени.

В деятельности нотариуса и суда по обеспечению доказательств много общего. Согласно ст. 64–66 ГПК РФ, ст. 99 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее – АПК РФ) и ст. 102, 103 Основ законодательства РФ о нотариате (далее – Основы) суд и нотариус производят обеспечение доказательств практически идентично, за исключением того, что нотариус выполняет указанную деятельность до возбуждения дела в суде, а суд, как правило, после. Осуществляя данную функцию, нотариус руководствуется не только Основами, но и, как судьи, гражданским процессуальным законодательством, что прямо предусмотрено в ст. 103 Основ. При этом необходимо учитывать, что нотариус, в отличие от судьи, существенно ограничен в праве сбора доказательств, помимо тех, что предоставлены ему обратившимися лицами. Возможность совершения нотариального действия нотариус оценивает исходя из содержания представленных документов и (или) на основе непосредственного восприятия фактических обстоятельств. Нотариус лишен возможности проверить достоверность содержания представленных документов, и их законность он оценивает, прежде всего, по формальным признакам [3].

В юридической литературе нередко ставится под сомнение легитимность обеспеченных нотариусом доказательства, которые потом будут использованы при рассмотрении дела, поскольку такой способ обеспечения доказательств процессуальным законодательством прямо не относится к компетенции нотариуса. Этим очень часто пользуются представители противной стороны в целях исключения доказательств, обеспеченных нотариусом, из числа допустимых доказательств по делу.

Действительно, ранее действующее законодательство (ст. 57–59 ГПК РСФСР 1964 года) предусматривало возможность досудебного обеспечения доказательств нотариусами. Ныне действующие ГПК РФ и АПК РФ с 2002 года такую возможность обеспечения доказательств не содержат.

По мнению ряда специалистов, в том числе практиков [4], нотариус вправе обеспечивать доказательства для последующего их представления заинтересованными лицами в порядке гражданского и административного судопроизводства в рамках гражданского и арбитражного процессов. Во-первых, поскольку это прямо предусмотрено Основами законодательства РФ о нотариате. Во-вторых, в силу присущего российскому судебному процессу принципа свободной оценки доказательств (ст. 67 ГПК РФ и ст. 71 АПК РФ) суд общей юрисдикции либо арбитражный суд в любом случае будут оценивать обеспеченные нотариусом доказательства по общим правилам их относимости, допустимости, достаточности и достоверности, по другим критериям.

Кроме того, следует учитывать, что согласно ч. 2 ст. 64 АПК РФ в качестве доказательств допускаются наряду с письменными и вещественными доказательствами, объяснениями лиц, участвующих в деле, заключениями экспертов, показаниями свидетелей, аудио- и видеозаписями и иные документы и материалы. Таким образом, АПК РФ содержит незакрытый перечень доказательств, и в этом качестве вполне могут рассматриваться, например, протоколы осмотра вещественных доказательств, составленные нотариусом [5].

Процессуальные законы регулируют порядок судопроизводства в судах. А специфические вопросы, связанные с процедурой обеспечения доказательств на стадии досудебного урегулирования спора, осуществляемого иным правоохранительным органом, не относятся к предмету ГПК и в силу своего предназначения не регулируются этим кодексом.

Процессуальные нормы могут содержаться не исключительно лишь в ГПК РФ. Исключение бланкетной нормы из ГПК РФ и сохранение нормы о возможности досудебного обеспечения доказательств в Основах законодательства РФ о нотариате не дают права считать, что соответствующие нормы Основ законодательства РФ о нотариате не имеют самостоятельного значения и юридической силы [6].

В судебной практике обеспеченные нотариусом доказательства принимаются по той причине, что в АПК РФ, ГПК РФ отсутствует прямой запрет на предъявление указанных доказательств. Поэтому обращение заинтересованных лиц к нотариусу за обеспечением доказательств является вполне законным способом обеспечения доказательств до возбуждения дела.

Более того, отсутствие прямого указания в ГПК РФ и АПК РФ на нотариальный досудебный порядок обеспечения доказательств не исключает их предъявления в суд, который должен оценить обеспеченные нотариусом доказательства по общим правилам их относимости, допустимости, достаточности, достоверности.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 08.06.2006 по делу № А40-16594/06-83-117 удовлетворен иск ООО «Контент и право» о взыскании с ООО «Икс-Медиа» компенсации за нарушение исключительных смежных прав на использование фонограмм в сети Интернет и иных сетях ЭВМ музыкальных произведений в исполнении А. Глызина, т.к. факт размещения и воспроизведения ответчиком – ООО «Икс-Медиа» без согласия правообладателя в сети Интернет по адресу: mp3sugar.com фонограмм музыкальных произведений в исполнении Алексея Глызина, права на которые принадлежат истцу – ООО «Континент и право» подтверждается протоколом осмотра. Протокол осмотра веб-сайта mp3sugar.com в сети Интернет от 16.02.2006, составленный нотариусом, является надлежащим доказательством, поскольку возможность составления данного протокола предусмотрена Основами законодательства о нотариате [7].

 

2. Соотношение Основ законодательства РФ о нотариате

и процессуального законодательства

Как уже указывалось выше, ст. 72 АПК РФ предписывает обеспечить доказательства по правилам, предусмотренным для обеспечения иска. В свою очередь обеспечение иска реализуется по правилам исполнительного производства. Неоднозначность такого подхода остается предметом обоснованной критики со стороны процессуалистов [8]. Эту неопределенность породило Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 07 июля 2004 года № 78 «Обзор практики применения арбитражными судами предварительных обеспечительных мер», согласно п. 17–20 которого совершение действий по предварительному обеспечению доказательств может быть возложено на судебного пристава-исполнителя, а сами эти действия должны совершаться по правилам исполнительного производства. Однако Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» не регулирует процедуру совершения процессуальных действий по обеспечению доказательств.

Нормы законодательства об исполнительном производстве не регулируют процедуру допроса свидетелей, назначение и проведение экспертизы, осмотр вещественных и письменных доказательств. Да и действует судебный пристав-исполнитель на основе не процессуального законодательства, а законодательства об исполнительном производстве. Следовательно, субъект, обеспечивающий доказательства для арбитражного процесса, не уполномочен на совершение таких действий. Тогда как нотариус, совершая действия по обеспечению доказательства, руководствуется нормами соответственно АПК РФ и ГПК РФ [9].

Интересно замечание М.З. Шварца [10] о том, что при существующей организационной схеме построения системы арбитражных судов (первое звено – арбитражный суд субъекта Федерации) и огромных территориях субъектов Федерации от места расположения суда до места нахождения доказательства, которое необходимо обеспечить, могут пролегать сотни километров. Личное участие судьи в совершении обеспечительных действий в подобных ситуациях становится невозможным. В то же время лица, уполномоченные на совершение нотариальных действий, есть практически в каждом населенном пункте. Вероятно, с учетом именно этого обстоятельства, а также того факта, что в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате до сих пор не внесены какие-либо дополнения или изменения в этой части, большинство исследователей склоняется к выводу, что нотариальное обеспечение доказательства для целей арбитражного процесса допускается.

При совершении нотариального действия по обеспечению доказательств нотариус не решает вопроса об относимости и допустимости доказательств (это входит в компетенцию суда или административного органа, рассматривающих дело), а лишь подтверждает факты, имеющие юридическое значение. В связи с этим нотариус не вправе давать оценки и комментарии в процессуальных документах об обеспечении доказательств.

Т.И. Зайцева, отвечая на вопрос о праве нотариуса обеспечивать доказательства до возникновения гражданского или арбитражного процесса, убеждена, что ответ может быть только положительный, поскольку нотариус обеспечивает доказательства именно до возникновения процесса, не нарушая тем самым установленную процессуальным законом судебную процедуру их обеспечения [11]. В гражданском процессе существует принцип свободной оценки доказательств. Согласно ст. 67 ГПК РФ суд оценивает любые представленные ему доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими. При оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств.

Арбитражный суд (ст. 71 АПК РФ) также руководствуется этим общим принципом. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Участие нотариуса в обеспечении доказательств снижает нагрузку на суд, особенно по делам, в которых основные доказательства находятся в сети Интернет. На практике имели место случаи, когда судьи сами направляли заинтересованных лиц к нотариусу за тем, чтобы нотариус обеспечил доказательства по фиксированию необходимых данных в Интернете, т.к. сами не имеют такой возможности в силу трудоемкости процесса и его специфики. Недаром среди ученых высказывается мнение о том, что «нотариусы могли бы снизить нагрузку на судей посредством обеспечения доказательств и после возбуждения гражданских дел» [12].

Одной из проблем в настоящее время является проведение экспертизы в рамках нотариального производства, поскольку в силу ст. 82 АПК РФ, ст. 79 ГПК РФ она назначается только судом, и значение экспертного заключения приобретает только то заключение, которое было проведено по его инициативе.

Другими словами, отсутствие в процессуальном законодательстве указания на то, что экспертиза может быть назначена нотариусом, может повлечь для заинтересованных лиц неблагоприятные последствия – исключения такого экспертного заключения из числа доказательств по делу. Вместе с тем из практики судов общей юрисдикции следует, что судами принимаются в качестве доказательств экспертные заключения, проведенные на основании постановления нотариуса, при этом суд относится к нему как к заключению специалиста относительно предмета спора, но не как к экспертному заключению.

Как видим, взаимодействие суда и нотариата по вопросам обеспечения доказательств, несмотря на отсутствие четкого законодательного урегулирования, на практике применяется достаточно широко, поскольку совершение нотариальных действий по обеспечению доказательств только способствует более правильной и объективной реализации защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц при обращении в суд. Это свидетельствует о необходимости внесения в процессуальное законодательство изменений, касающихся возможности досудебного обеспечения доказательств нотариусами.

Данный вопрос неоднократно поднимался юристами в средствах массовой информации и печати. Как один из способов оптимизации взаимодействия нотариата и суда по указанному вопросу в настоящее время представляется участие Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ в обобщении не только судебной, но и нотариальной практики, изданий постановлений Пленумов судов со своими рекомендациями и решениями. От этого судебная власть только выиграла бы [13].

Первые шаги в направлении признания возможности нотариального (досудебного) порядка обеспечения доказательств уже имеются. В доказательство этого следует привести Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2010 года № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации”» [14].

В пункте 7 вышеназванного Постановления указано следующее: «Федеральными законами не предусмотрено каких-либо ограничений в способах доказывания факта распространения сведений через телекоммуникационные сети (в том числе через сайты в сети Интернет). Поэтому при разрешении вопроса о том, имел ли место такой факт, суд в силу ст. 55 и 60 ГПК РФ вправе принять любые средства доказывания, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и ч. 2 ст. 102 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате не допускают возможности обеспечения нотариусом доказательств по делам, находящимся в производстве суда. Однако в силу ч. 1 ст. 102 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате до возбуждения гражданского дела в суде нотариусом могут быть обеспечены необходимые для дела доказательства (в том числе посредством удостоверения содержания сайта в сети Интернет по состоянию на определенный момент времени), если имеются основания полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным.

По делам, связанным с распространением сведений через телекоммуникационные сети, не исключается возможность обеспечения доказательств судьей, поскольку круг доказательств, которые могут быть обеспечены, законом не ограничен (ст. 64–66 ГПК РФ). Вопрос о необходимости обеспечения доказательств разрешается с учетом указанных в соответствующем заявлении сведений, в том числе сведений о содержании рассматриваемого дела, о доказательствах, которые необходимо обеспечить, об обстоятельствах, для подтверждения которых необходимы эти доказательства, а также о причинах, побудивших заявителя обратиться с просьбой об обеспечении доказательств (ч. 1 ст. 65 ГПК РФ).

В случаях, не терпящих отлагательства, при подготовке дела к судебному разбирательству, а также при разбирательстве дела суд (судья) согласно п. 10 ч. 1 ст. 150 и ст. 184 ГПК РФ вправе произвести осмотр доказательств на месте (в частности, просмотреть размещенную на определенном ресурсе телекоммуникационной сети информацию в режиме реального времени). Осмотр и исследование доказательств производятся в порядке, предусмотренном ст. 58, 184 ГПК РФ, с извещением участвующих в деле лиц, с фиксированием результатов осмотра в протоколе, с вызовом в необходимых случаях свидетелей, специалистов и т.д.

При возникновении в ходе рассмотрения дела вопросов, связанных, например, с особенностями процесса распространения информации через телекоммуникационные сети и требующих специальных познаний в этой области, судья согласно ст. 79 ГПК РФ вправе назначить экспертизу.

В необходимых случаях для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи при осмотре доказательств, воспроизведении записи, назначении экспертизы, принятии мер по обеспечению доказательств к участию в деле может быть привлечен специалист (ч. 1 ст. 188 ГПК РФ)».

Наличие такого разъяснения Верховного Суда РФ говорит о понимании судебными органами роли нотариата в защите прав и законных интересов граждан и юридических лиц, связанных с обеспечением доказательств до возбуждения дела в суде, при распространении касающихся этих лиц порочащих сведений через средства массовой информации, в том числе через сайты сети Интернет, в тех случаях, когда они не терпят отлагательства.

 

3. Проблемы доказательственной силы нотариального акта

В рамках взаимодействия суда и нотариата существует вопрос о доказательственной силе нотариального акта.

Исторически профессия нотариуса возникла, когда на смену доказательству устному пришло доказательство письменное. Создание квалифицированных письменных доказательств для потребностей участников гражданского оборота является одним из основных полномочий нотариуса, составляющих суть профессии. Поэтому нотариус занимается тем, что обеспечивает юридическую безопасность, т.е. гарантирует, что нотариальный акт имеет особую юридическую силу, которая отличает его от акта, совершенного сторонами в простой письменной форме. В этом плане нотариальный акт юридически более безопасен, чем акт в простой письменной форме, вместе с тем юридическая безопасность нотариального акта проверяется в суде [15].

Как видим, специфика нотариального акта, как выразился В.В. Ралько, состоит в том, что «он позволяет в современных условиях, характеризующихся особым динамизмом общественных отношений, обеспечивать выявление позитивных и минимизацию негативных аспектов закона» [16].

В соответствии с требованиями процессуального законодательства нотариальные акты обеспечения доказательств оглашаются в судебном заседании. Объектом исследования является наряду с содержанием и форма доказательства. Направленность исследования определяется исходя из субъекта происхождения, содержания, формы и процесса формирования. При исследовании нотариального акта суд проверяет компетенцию нотариуса, соблюдение формы протокола, порядка обеспечения доказательств, наличие необходимых реквизитов, даты выдачи, печати, подписи нотариуса. Акты обеспечения доказательств в обязательном порядке должны описывать весь комплекс доказательств. В этом проявляется бесспорный характер таких нотариальных актов [17].

Проблема российского законодательства о нотариате состоит в том, что нотариальные акты не обладают свойством аутентичности, одним из проявлений которого является его неоспоримое доказательственное значение. Конституционный Суд РФ констатировал в Постановлении от 19 мая 1998 года № 15-П, что совершение нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации (ст. 1 Основ законодательства РФ о нотариате) «гарантирует доказательственную силу и публичное признание нотариально оформленных документов», однако пределы и содержание этой доказательственной силы, равно как и публичного значения нотариально оформленных документов, не раскрыл. Процессуальное законодательство не предусматривает какой-либо особой доказательственной силы нотариального акта, а исследователи в области гражданского процесса отмечают лишь, что акты, засвидетельствованные нотариусом, обладают повышенной доказательственной силой и менее опровержимы, чем документы в простой письменной форме. Безусловно, важнейшее значение нотариального действия должно состоять в обеспечении особого доказательственного эффекта. Но современная российская практика допускает беспрепятственное опровержение нотариальных актов в обычном исковом процессе, включая оспаривание подлинности подписи на документе.

Давно назревшая реформа законодательства о нотариате неизбежно потребует решить вопрос о наделении нотариального акта повышенным доказательственным значением. Подобная реформа требует раскрытия в законе понятия и пределов удостоверения нотариусом юридико-фактического состава, а также условий действительности акта и порядка опровержения его действительности. Регулирование нотариальной процедуры должно обеспечить, в конечном счете, закрепление как презумпции законности, так и презумпции достоверности нотариального акта. Предустановленная доказательственная сила нотариального акта должна распространяться на свидетельствование нотариусом тех фактов, которые имеют место в его присутствии, т.е. тех фактов, свидетелем которых он являлся [18].

Согласно европейскому законодательству с устоявшейся правовой системой латинского нотариата, как правило, нотариальная форма документа придает полную юридическую достоверность содержащемуся в нем соглашению или факту. Тому, кто представляет такой правильно оформленный документ, нет необходимости доказывать его подлинность. Нотариальные надписи документа не могут оспариваться простым доказательством противного. Доказательственная сила нотариального документа защищает его от возражений.

Так, например, в швейцарском праве, согласно ст. 9 Гражданского кодекса, «публичные реестры и нотариально удостоверенные документы придают юридическую достоверность упомянутым в них фактам, неточность которых не доказана». Однако «доказательство неточности этих фактов не подчинено никакой особой форме» [19].

В связи с этим заслуживает внимания включение разработчиков проекта общей части федерального закона «О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации» [20] статьи, касающейся презумпция законности и достоверности нотариального акта:

«1. Нотариальный акт является законным и достоверным подтверждением удостоверенных или засвидетельствованных в нем юридических фактов и сделок.

2. Нотариальный акт, представленный заинтересованным лицом в суд, арбитражный суд или иной юрисдикционный орган в качестве доказательства, подтверждает факты, указанные в нем.

3. Факты, удостоверенные или засвидетельствованные в нотариальном акте, освобождаются от дальнейшего доказывания в суде, арбитражном суде или ином юрисдикционном органе, если нотариальный акт не был отменен в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством для рассмотрения заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении.»

В совокупности с поправками в ГПК РФ и АПК РФ новый закон о нотариате повысит роль нотариата в обеспечении защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц, а также будет способствовать более устойчивому гражданскому обороту и снизит нагрузку судов. От этого только все выиграют. Совершенно справедливо отмечается, что «оспаривание содержания нотариального акта или его части должно стать делом исключительным и чрезвычайным, а нотариальное доказательство должно иметь такую убедительность в глазах суда, что попытки поставить его под сомнение будут наталкиваться на серьезное противодействие» [21].



[1] См.: Решетникова И.В. Доказывание в гражданском процессе: учебно-практическое пособие. М.: Издательство «Юрайт», 2010. С. 164–165.

[2] См.: Борисова Е.А. Глава 36. Нотариальная форма защиты и охраны права // Гражданский процесс: Учебник. 3-е изд., перераб., и доп. / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Издательский дом «Городец», 2010. С. 768–769; Правовые основы нотариальной деятельности: Учеб. пособие / Под ред. В.Н. Аргунова. М., 1994. С. 1–4; Международное сотрудничество в нотариальной и судебной сфере / Под ред. В.В. Яркова и И.Г. Медведева. СПб., 2006.

[3] См.: Алферов И.А. Нотариальная форма защиты и охраны права и законного интереса: Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. М., 2007. С. 29.

[4] См. например: Куницын А.Р., Пискарев И.К. Настольная книга федерального судьи: Судебная практика. Комментарии. Образцы документов. Информационные материалы. – 3-е изд., перераб. М.: Норма, 2004. С. 56; Решетникова И.В. Указ. соч. С. 170–171; Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Г.А. Жилина. – 5-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2010. С. 156–158; Молчанов В.В. Глава 17. Доказывания и доказательства // Гражданский процесс: Учебник. 3-е изд., перераб., и доп. / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Издательский дом «Городец», 2010. С. 326; Ярков В.В. Арбитражный процесс. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер. 2006. С. 254, др.

[5] См.: Настольная книга нотариуса: В 2 т. Том II: Учебно-методическое пособие. – 2-е изд., испр. и доп. (автор главы 31. Обеспечение доказательств - Зайцева Т.И.). М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 511.

[6] См.: Вайшнурс А.А. Практические аспекты доказывания правонарушения, совершенного с использованием сети Интернет // http://www.ruvento.com/files/file/Delinquencies_in_internet.pdf

[7] См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 11 декабря 2006 года по делу № КГ-А40/11851-06 / СПС «КонсультантПлюс».

[8] См.: Решетникова И.В. Указ. соч. С. 169–170.

[9] См. подробнее: Решетникова И.В. Обеспечение доказательств и судебное поручение в арбитражном процессе // Проблемные вопросы гражданского и арбитражного процессов / Под ред. Л.Ф. Лесницкой, М.А. Рожковой. М., 2008. С. 172–178.

[10] См.: Шварц М.З. Обеспечение доказательств – новый способ собирания доказательств в арбитражном процессе? // Арбитражные споры. 2007. № 2 (38).

[11] См.: Нотариат и нотариальная деятельность: учебное пособие для курсов повышения квалификации нотариусов. Под ред. В.В. Яркова, Н.Ю. Рассказовой. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 439.

[12] Ярков В.В. Будущее нотариата в России – попытка прогноза // Нотариус. 1999. № 5. С. 25.

[13] Об этом и других предложениях взаимодействия суда и нотариата см. подробнее: Беньягуев Г.И. Нотариат как часть судебной системы // Нотариус. 2006. № 4. С. 44.

[14] Российская газета. 18 июня 2010 г. № 5211.

[15] См.: Нотариат и нотариальная деятельность: учебное пособие для курсов повышения квалификации нотариусов. / Под ред. В.В. Яркова, Н.Ю. Рассказовой. (автор главы 9 Ярков В.В.). М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 529–530.

[16] Ралько В.В. Теория правовой деятельности нотариата и организации межнотариальных систем. М.: Юрист, 2010. С. 191.

[17] См.: Калиниченко Т.Г. Нотариальное право и процесс в Российской Федерации: теоретические вопросы развития. М.: Норма: ИНФРА-М, 2010. С. 174.

[18] См.: Страхование профессиональной ответственности нотариуса (автор раздела 1 – М.З. Шварц). М.: ФРПК, 2010. С. 6–8.

[19] См.: Румп Ж.-Д. Истоки установления подлинности. Нотариальные действия и формы // Развитие небюджетного нотариата в России: квалифицированная помощь и защита прав граждан и юридических лиц / Ред. Б.И. Лившиц. М.: Издательский Дом «ОСТ-МЕДИА», 2000. С. 22.

[20] Презентация проекта общей части федерального закона «О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации» была проведена на заседании Комиссии по европейским делам Международного союза нотариата, состоявшемся 21 мая 2010 года в Санкт-Петербурге // Опубликовано на официальном сайте Федеральной нотариальной палаты: http://www.notariat.ru

[21] См.: Страхование профессиональной ответственности нотариуса (автор раздела 1 –М.З. Шварц). М.: ФРПК, 2010. С. 8.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100