Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Закономерности и стратегия развития нотариального сообщества

07.04.2011

Окончание. Начало в №3 2011

 

Н.Ф. Шарафетдинов,

нотариус г. Москвы,  кандидат юридических наук

 

 

Аннотация. В статье рассматриваются концепция проекта федерального закона «О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации» и сам проект этого закона. На исторических примерах автор доказывает, что принятие этого законопроекта во многом зависит от политических реалий и от настроений правящей элиты.

Ключевые слова: законопроект, социально-политический заказ, общественная потребность в развитии нотариата, институты государства и гражданского общества, нотариальное сообщество.

 

Legitimacy and Strategy of Development of Notarial Community

N.F. Sharafetdinov, Notary in Moscow, Candidate of Law

Annotation. The article considers the concept of the draft of federal law “On Notariat and Notarial Activity in the Russian Federation” and the draft itself of this law. Referring to historic examples the author proves that adoption of this bill in many ways depends on political realia and on the spirit of the ruling elite.

Keywords: bill, social and political order, public necessity in development of the notariat, institutions of state and civil society, notarial community

Научный анализ антинотариальных законопроектов дает основание для следующих выводов. Принятие подобного типа законов о нотариате не только не решит задачу совершенствования нотариата в Российской Федерации в современных социально-экономических и политико-правовых условиях, но, напротив, ухудшит его функционирование. Идеологической целью законопроекта является, прежде всего, решение «административно-политической» и «экономической» задач в виде установления новой общественно опасной системы управления российским нотариатом служащими среднего звена органа исполнительной власти. Законопроект находится вне контекста стратегического обеспечения правовой безопасности государства и общества, развития диалога между институтами государства и гражданского общества, а также современных экономических и правовых реалий. Исходя из истинных общественных и профессиональных потребностей представленный законопроект, пользуясь понятийной аналогией гражданского права, может быть охарактеризован как притворный законопроект.

Учитывая этот исторический опыт, нотариальное сообщество, гражданское общество и прогрессивная часть государственного аппарата не должны допустить принятия подобных законопроектов и в будущем.

Об опасностях на пути нового закона о нотариате открытым текстом предупреждают высокие должностные лица, знающие реальный расклад сил в коридорах власти, понимающие важность института нотариата в современном российском обществе и объективную потребность в его совершенствовании с целью максимального использования заключенного в нем большого потенциала. Выступая на упоминавшемся внеочередном собрании представителей нотариальных палат субъектов Российской Федерации, советник Президента Российской Федерации по правовым вопросам В.Ф. Яковлев, говоря, в частности, о перспективах обязательного нотариального удостоверения сделок с недвижимостью, сказал: «Мы понимаем, что наши предложения встретят немалое сопротивление», «обязательно будет сопротивление, это ясно». Еще более предостерегающе эта тема прозвучала в выступлении заместителя министра юстиции РФ Ю.С. Любимова: «У идеи возврата нотариата в сферу оборота недвижимости будет немало оппонентов, и у этих оппонентов есть немало аргументов, которые имеют достаточно серьезное обоснование», «идея возврата к нотариальной форме сделки с объектами недвижимости будет испытывать очень сильное давление со стороны. Я подозреваю, что конечное решение будет не таким однозначным, как нам бы хотелось…» [1].

Симптоматичен подход, при котором расширение полномочий нотариусов еще только обсуждается, и его перспективы весьма проблематичны; однако уже выдвинут список обвинений против нотариусов, и установлен реестр реальных жестких условий к нотариату. «Пока мы сами не наведем порядок в этой сфере (ценообразовании), говорить о каком-то серьезном движении в сторону существенного расширения полномочий нотариата, тем более… установления нотариальной монополии на совершение сделок с недвижимостью, просто не приходится», – сформулировал эту позицию на собрании заместитель министра.

Апологетам этого исторически и практически ошибочного подхода необходимо понимать следующее. Во-первых, выполнение требований, связанных с хорошим качеством офисов нотариальных контор, высоким профессиональным уровнем их сотрудников, наличием современного оборудования, с созданием общефедеральных реестров завещаний и доверенностей, должным хранением государственных архивов, отсутствием очередей в нотариальные конторы, взиманием тарифов строго в соответствии с законом, возможно лишь при изменении всей экономически и морально устаревшей системы тарификации нотариальной деятельности, установленной государством много лет назад. Разумный экономический порядок в системе самофинансирования и тарификации нотариальной деятельности давно должно было навести само государство, возложившее на нотариат выполнение своих конституционных обязанностей. Во-вторых, принятие нового Гражданского кодекса, расширение полномочий нотариусов, включая восстановление обязательного нотариального удостоверения сделок с недвижимым имуществом, вызвано вовсе не благосклонностью государства к нотариусам. Советник Президента Российской Федерации по правовым вопросам, председатель Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства ясно назвал подлинные причины: «…Совершенно недопустимая практика, когда право собственности, в частности на землю, на здания, и так далее, защищено слабо, и они становятся легкой добычей рейдерских атак, когда одиноких стариков убивают с целью завладения их квартирами и потом действительно владеют этими квартирами, – это просто позор современной России». Сильнее и не скажешь! Он же, говоря о необходимости восстановления функций нотариата и обладая глубоким знанием предмета, констатировал: «Очень плохо, что мы в свое время, когда готовили Гражданский кодекс Российской Федерации, в полной мере не понимали подобной опасности, не полностью ввели в действие правовые механизмы, которые предотвращали бы эти недопустимые вещи. …Без восстановления функций нотариата, без нотариата, как фактора обеспечения безопасности отношений собственности, особенно на недвижимость и предприятия… нельзя рассчитывать на то, что в нашей экономике действительно все будет благополучно. …Это потребность общества, неизбежность, иначе надо спрашивать с государства, почему оно не обеспечивает безопасность граждан в экономической сфере?» Комментарии излишни. Мы имеем дело с давно назревшей объективной необходимостью.

В свое время нотариальное сообщество не раз предупреждало общество и государство об ошибочности решения о вытеснении нотариата из сферы имущественных отношений и опасности такого шага для граждан, общества и государства. И, наконец, нотариату нет нужды доказывать свою профессиональную состоятельность. Это уже сделано всей предшествующей историей российского нотариата. Нотариусы не просто, например, удостоверяли в недавнем прошлом сделки с недвижимым имуществом, а выполняли такую работу гораздо лучше, чем когда-то госорганы, а ныне коммерческие структуры. Лидеры государства должны понять, что отсутствие в стране полноценного современного института нотариата существенно затрудняет создание благоприятного инвестиционного климата, необходимого для развития инноваций и модернизации нашей страны, далеко отставшей от экономически развитых государств.

***

Сегодня главной политической силой, способной решить вопрос о принятии прогрессивного закона о нотариате, является умеренно-либеральное крыло единомышленников Президента Российской Федерации. Проводником этой политики является близкий Президенту министр юстиции РФ со своим заместителем. Однако нельзя забывать две очень важные вещи.

Во-первых, реально, физически это всего лишь несколько сотрудников министерства. Министр юстиции по многим причинам может быть в любое время перемещен в политико-бюрократической иерархии, как это уже не раз бывало. Многие руководители иных министерств и ведомств, дающих заключения на законопроект, вовсе не относятся, мягко выражаясь, к сторонникам нотариата. С новым министром юстиции придет новое руководство аппарата министерства. И все начнется сначала. А, возможно, и не начнется вообще, поскольку перед новым министром будут поставлены совсем другие политические задачи.

Во-вторых, пока обсудят и примут новый Гражданский кодекс РФ, наступит срок выборов нового Президента Российской Федерации. Политические партии, депутаты Федерального собрания, весь государственный аппарат будут заниматься только борьбой за власть и личное трудоустройство. Начнется новый виток борьбы финансово-экономических групп за сферы влияния. Произойдут неизбежные перемены в составе Правительства. Появится очередной министр юстиции. Политические партии займутся предвыборным популизмом.

В этом ряду идея расширения полномочий нотариата и установления должной системы тарификации нотариальной деятельности совершенно не популярна как предвыборный политический лозунг. Напротив, электорат вновь будут «закармливать» обещаниями навести порядок сильной рукой, усилить государственный контроль, снизить цены на тарифы и т.д. и т.п.

В результате выборов, как считают большинство аналитиков, новым Президентом РФ станет действующий Председатель Правительства. Окружение будущего Президента, известного стабильностью кадровой политики и приверженностью к проверенным и лично преданным кадрам, вряд ли существенно обновится. Данная политическая группа уже давно в большой политике и, как показывает предшествующий восьмилетний опыт президентства, нотариат находится вне зоны ее интересов. Новая конфигурация власти сохранится в течение шести, а скорее всего, всех 12 лет. Впереди амбициозные международные проекты: зимние Олимпийские игры в Сочи и чемпионат мира по футболу в Москве. Очевидно, что грядут новые «Большие Политические Маневры»! Проект закона о нотариате, скорее всего, будет опять надолго забыт.

Основываясь на изложенном, автор считает допустимым сформулировать некоторые тезисы тактического и стратегического характера, возможные действия нотариального сообщества в целях принятия нового закона о нотариате.

Тактика

За время представившейся «передышки» необходимо максимально усовершенствовать проект закона о нотариате по форме и содержанию. В этих целях следовало бы провести широкую дискуссию по законопроекту с одновременным привлечением к работе специалистов, имеющих опыт написания и редактирования текстов законов, и получить заключения на законопроект от авторитетных российских и зарубежных организаций.

Самое важное сейчас, пока еще существует благоприятная историческая ситуация, приложить все усилия и сделать все возможное и невозможное, чтобы убедить руководство Министерства юстиции РФ и всех союзников нотариата в органах государственной власти в том, что закон о нотариате необходимо принимать как можно скорее, не увязывая данный процесс с принятием нового Гражданского кодекса РФ. Это главная политическая задача. При необходимости надо реалистично идти на разумные компромиссы, не отступая, однако, ни на йоту от фундаментальных принципов латинского нотариата.

Очередное откладывание принятия закона о нотариате опасно и является, по мнению автора, исторической ошибкой. Поскольку у нас впереди опять маячат «Большие Политические Маневры».

В связи с этим представляется, что упорно внушаемый и тиражируемый подход, в соответствии с которым проект закона о нотариате должен быть принят после принятия нового Гражданского кодекса РФ, не имеет должной аргументации и вреден для нотариата. Обоснуем это утверждение. В проекте нового Гражданского кодекса Российской Федерации в статье 81 содержится норма, в соответствии с которой сделка, влекущая изменение, возникновение или прекращение прав, которые подлежат государственной регистрации, должна быть нотариально удостоверена. В статье 132 присутствует норма, в соответствии с которой сделки, предметом которых является предприятие, должны быть нотариально удостоверены. В статье 163 дается определение нотариального удостоверения сделки, в соответствии с которым «нотариальное удостоверение сделки означает проверку законности содержания сделки, а также права на ее совершение, и осуществляется нотариусом или другим должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие, в порядке, установленном законом о нотариате». Там же говорится о том, что несоблюдение нотариальной формы сделки влечет ее ничтожность. В статье 165 установлены последствия уклонения от нотариального удостоверения сделки.

Очевидно, что эти новации не оказывают принципиального влияния на содержание закона о нотариате, регулирующего организацию нотариата, правила совершения нотариальных действий и тарификацию нотариальной деятельности. В законе о нотариате в любом случае будут содержаться статьи, регулирующие общие правила удостоверения сделок и правила удостоверения сделок с недвижимым имуществом. Поэтому еще только возможные (!) изменения в Гражданском кодексе РФ не могут рассматриваться как объективное препятствие для принятия в возможно короткие сроки во многом практически готового закона о нотариате. Иная позиция практически означает очередное откладывание принятия нового закона о нотариате.

При появлении действительной необходимости можно без особого труда внести любые требуемые изменения в принятый закон. Напомним, что в предшествующий период без всяких затруднений внесли изменения в Конституцию Российской Федерации, увеличив сроки полномочий Президента и депутатов Государственной Думы. В Гражданский кодекс Российской Федерации внесено более 80 (!) изменений, в Налоговый кодекс Российской Федерации – более 30, в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате внесены 17 изменений.

Стратегия

При любом негативном ходе событий нотариальное сообщество должно продолжать совершенствовать проект нового закона о нотариате и постоянно поддерживать его в рабочем состоянии с тем, чтобы при благоприятной политической ситуации его можно было практически сразу внести в Государственную Думу РФ.

Необходимо создать собственный надежный политический ресурс в лице союзников в институтах гражданского общества, прогрессивной части депутатского корпуса и государственного аппарата. Нотариальному сообществу не следует пассивно ожидать очередной инициативы государства по развитию нотариата, а самому с помощью союзников добиваться принятия необходимого закона о нотариате.

P.S. Выступая на упоминавшемся собрании представителей нотариальных палат, замминистра юстиции сказал: «У очень значительной части общества и юридического истеблишмента существует некая аллергия по отношению к нотариальной профессии». Представляется, что это очень серьезное утверждение верно лишь отчасти. Оно верно с точки зрения отношения к нотариальной профессии правящего класса. Как известно, само понятие «истеблишмент» означает власть имущих, правящие круги общества. Действительно, существует неприятие нотариата со стороны начальников и генералов от юриспруденции, ставших частью существующей системы власти и обслуживающих эту власть. Однако это утверждение не соответствует действительности и является ошибочным, по сути, с точки зрения отношения к нотариальной профессии со стороны общества. Если анализировать этот тезис с учетом отношения к нотариату участников гражданско-правовых отношений, то проводимые социологические исследования показывают, что среди всех юридических профессий именно нотариат пользуется наибольшим доверием людей. Никто из истинных профессионалов, «рядовых» практикующих юристов (среднего класса), а в более широком смысле по-настоящему образованных людей, не испытывает аллергии к нотариальной профессии, имеющей богатую историю и уважение во всем мире. Процессы в Конституционном Суде 1998–1999 годов свидетельствовали и об уважении к нотариату со стороны юридической элиты, признавшей ведущую роль нотариата в достижении положительных результатов в ходе этих процессов.

В тезисе замминистра произошла невольная подмена понятий. На самом деле это вовсе не аллергия общества на нотариат. Это яростное неприятие нотариата коррумпированной бюрократией, банковским, риелторским и рейдерским лобби, захватившим традиционные нотариальные сферы и извлекающим доходы из присвоенных нотариальных функций. Это яростное неприятие нотариата криминальным миром. Консолидированным результатом их деятельности является набирающая силу в органах государственной власти и средствах массовой информации антинотариальная кампания, финансируемая влиятельными силами.

Однако даже если согласиться с тем, что существует некая аллергия на нотариат, то какими же медицинскими диагнозами и терминами можно тогда определить общественное негодование коррумпированными бюрократией, судами и милицией? Неспособность милиции защитить людей от преступников и злоупотребления правоохранительных органов – это смертоносная социальная ВИЧ-инфекция. Обвинительный уклон и коррумпированность судов – это смертельный цирроз всей правоохранительной системы. Коррумпированность бюрократии – это рак и смертельные метастазы всех общественных отношений.

В сравнении с беспрецедентными масштабами систематических злоупотреблений со стороны большей части армии чиновничества и ставшими уже нарицательными «майорами еськовыми» и «кущевской властью» нотариат с его существующими недостатками – «невинное дитя». Закономерен вопрос, почему же, несмотря на очевидность всего этого, именно нотариат подвергается систематическому разрушению? Ответ ясен и прост, как правда. Российский нотариат подвергается многолетнему систематическому разрушению потому, что именно он в силу своей правозащитной и правоприменительной сущности является антиподом бюрократической и криминальной экспансии. Независимый нотариат мешает всем антиправовым силам окончательно поработить гражданское общество и растоптать права человека.

 

P.P.S. Размышляя о написанном, невольно вспоминаешь свой личный опыт работы президентом Московской городской нотариальной палаты, членом Правления Федеральной нотариальной палаты и вице-президентом Федеральной нотариальной палаты, совпавший с одним из ключевых моментов истории российского нотариата. Во время «политического» и «экономического» процессов о нотариате в Конституционном Суде Российской Федерации 1998–1999 годов общая ситуация в стране были очень тяжелой. Целью инициаторов «политического процесса» были ликвидация латинского нотариата и восстановление бюрократического. В ходе «экономического» процесса нотариальное сообщество боролось против уничтожения экономической основы самофинансирования нотариальной деятельности. В начале каждого процесса шансы нотариального сообщества на благоприятный исход дел расценивались экспертами крайне низко. В ходе процесса против Федеральной нотариальной палаты выступали представители Министерства юстиции, Государственной Думы, Совета Федерации, Министерства финансов, Министерства по налогам и сборам, Пенсионного фонда. У Федеральной нотариальной палаты не было абсолютно никакого опыта участия в судебных разбирательствах в Конституционном Суде, отсутствовало необходимое понимание своеобразия и сложности конституционного правосудия и процесса. Но по итогам «политического» дела новый российский нотариат был сохранен и существует до сих пор. По итогам «экономического» дела размеры платежей в Пенсионный фонд РФ были существенно снижены.

К счастью для всего российского общества, и нотариального сообщества в частности, в ту историческую эпоху еще не сформировалась существующая сегодня модель авторитарного государства, и независимость судебной власти не была декларативной. Однако совершенно очевидно, что и тогда у нотариата было много влиятельных противников, а успех не пришел сам по себе.

Победа российского нотариата, по мнению автора, имела три главных слагаемых: непоколебимая вера в успех и мощная энергетика президента Федеральной нотариальной палаты Анатолия Тихенко, сумевшего правильно организовать весь ход подготовки к процессам и работавшего с титанической самоотдачей, безупречная правовая позиция Федеральной нотариальной палаты и высокий профессионализм ее сотрудников. И сегодня у российского нотариата есть все необходимое для дальнейшего развития: положительный опыт семнадцатилетней работы, правильная правовая позиция и убедительная аргументация, опытные и неравнодушные руководители.



[1] Нотариальный вестникъ. 2011. № 1.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100