Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Нотариат и квазинотариат: перспективы правового регулирования

04.03.2011

О.В. Балышева,

помощник нотариуса, аспирант РААН

 

Аннотация. На основе анализа законопроекта «О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации», юридической литературы, доктринальных позиций, высказанных, в частности, в 2010 году на заседании «круглого стола» по теме «Современное состояние нотариата в Российской Федерации и проблемы его реформирования», автор статьи излагает и обосновывает свою позицию в отношении перспектив развития квазинотариата.

Ключевые слова: нотариальные действия, нотариат, квазинотариат, местное самоуправление, консульские учреждения.

 

Notariat and Implied Notariat: Perspectives of Legal Regulation

O.V.Balysheva, Notary Assistant, Resident of the Russian Academy of Advocateship and Notariat

Annotation. On the basis of the analysis of the draft of the legislation “On Notariat and Notarial Activity in the Russian Federation”, legal literature, doctrinal positions, pronounced, in particular, in 2010 at the session of the “Round Table” on the theme: “Current State of Notariat in the Russian Federation and the Problems of Its Reformation”, the author of the article sets and grounds its position in relation to the perspectives of development of implied notariat. 

Keywords: notarial actions, notariat, implied notariat, local self-administration, consular establishments.

Подводя итоги 2010 года можно уверенно констатировать, что законодатель не планирует отказываться от концепции квазинотариата, т.е. наделения непрофессиональных лиц правом совершения отдельных нотариальных действий. Основная идея разработки проекта федерального закона «О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации» заключается в необходимости реформирования и совершенствования института нотариата как одного из инструментов защиты прав и законных интересов граждан [1]. Однако в проекте указано, что его действие распространяется на нотариусов и должностных лиц местного самоуправления, консульских учреждений и дипломатических представительств Российской Федерации, наделенных правом совершать нотариальные действия [2]. Напомним, что в настоящее время в соответствии с Основами законодательства РФ о нотариате (в ред. от 19 июля 2009 г.) в случае, если в поселении или расположенном на межселенной территории населенном пункте нет нотариуса, право совершать отдельные нотариальные действия имеют, соответственно, глава местной администрации поселения и специально уполномоченное должностное лицо местного самоуправления поселения или глава местной администрации муниципального района и специально уполномоченное должностное лицо местного самоуправления муниципального района. Нотариальные действия от имени Российской Федерации на территории других государств совершают должностные лица консульских учреждений Российской Федерации, уполномоченные на совершение этих действий (ст. 1 вышеупомянутых Основ).

Есть и положительные тенденции. С одной стороны, указанным законопроектом предлагается сохранить право совершать отдельные виды нотариальных действий за уполномоченными должностными лицами местного самоуправления в случае отсутствия в поселении нотариуса и уполномоченными должностными лицами консульских учреждений на территории других государств, а также предоставить право совершать нотариальные действия за пределами Российской Федерации должностным лицам дипломатических представительств Российской Федерации [3]. С другой стороны (и это очень важно), планируется установить требования к указанным должностным лицам о наличии образования, стажа работы, прохождении соответствующей подготовки и предусмотреть контроль Министерства юстиции Российской Федерации и Министерства иностранных дел Российской Федерации за совершением ими нотариальных действий.

Предлагается также предусмотреть ведение реестров лиц, наделенных правом совершать нотариальные действия, возложив обязанность по ведению реестра нотариусов и должностных лиц местного самоуправления на территориальные органы Министерства юстиции Российской Федерации [4].

Такие изменения, по убеждению автора статьи, необходимы. Как справедливо пишет Г.Г. Черемных, «не имеют никакого отношения к нотариату и должностные лица консульских учреждений, местных органов власти, руководители военных частей, лечебных учреждений, мест лишения свободы и т.д., уполномоченные удостоверять лишь четко прописанные в законе документы, приравненные к нотариально удостоверенным, поскольку каждый из них входит в свою систему органов власти. Это настолько очевидно, что никаким новым законом изложенное опровергнуть просто невозможно» [5].

4 февраля 2010 года Комитет Совета Федерации РФ по правовым и судебным вопросам провел заседание «круглого стола» по теме «Современное состояние нотариата в Российской Федерации и проблемы его реформирования» [6]. Было, в частности, отмечено, что в концепции закона «О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации» предусмотрено в интересах граждан и иных участников гражданского оборота использовать потенциал нотариата в полном объеме, в связи с чем предусмотрено введение ряда новых нотариальных действий, а также возложение на нотариуса обязанности по комплексному оказанию юридической помощи (консультирование, сбор необходимых документов на регистрацию прав и юридических лиц, присутствие на заседаниях органов управления юридических лиц по вопросам избрания (назначения) органов управления, распоряжение имуществом, более широкое использование депозитных счетов и т.д.); предполагается закрепить признание юридической силы нотариального акта, расширение перечня нотариальных актов, имеющих такую силу, и отнесение к ним, в частности, исполнительных надписей в сфере договорных гражданско-правовых обязательств, нотариально удостоверенных соглашений об уплате алиментов, об обращении взыскания на заложенное имущество и некоторых иных; предусматривается законодательное закрепление доказательственной силы и публичного признания нотариально оформленных документов в виде нормы об освобождении от доказывания обстоятельств, содержащихся в нотариально удостоверенном документе, если эти обстоятельства и (или) данное нотариальное действие нотариуса не подлежат оспариванию или обжалованию при рассмотрении другого гражданского дела; предусмотрен ряд других положений, в том числе экономически обоснованных размеров нотариальных тарифов и единого порядка их исчисления и взыскания [7].

С учетом тематики статьи автора, безусловно, интересуют мнения участников в отношении перспектив квазинотариата. Обратимся к стенограмме «круглого стола»: «Современное состояние нотариата в Российской Федерации и проблемы его реформирования» [8]. Так, Ю.С. Любимов, заместитель министра юстиции Российской Федерации, указал, что «очень остро стоит вопрос о деятельности муниципальных органов, которые выполняют нотариальные функции по совершенно непонятным правилам… Поэтому сейчас мы в качестве рабочей схемы рассматриваем отказ от государственного нотариата с возложением обязанностей по поддержанию нотариальной функции в малонаселенных и труднодоступных регионах на само нотариальное сообщество» [9].

Г.Б. Мирзоев, ректор Российской академии адвокатуры и нотариата, высказал суждение в отношении «совершения нотариальных действий «не нотариусами»; по его мнению, «нужно от этого потихоньку отказываться, пойти по пути создания мировых (нотариальных) участков. По аналогии с мировыми судьями» [10].

Автор статьи полагает, что уже в этих двух высказываниях содержится и совершенно обоснованная перспективная концепция (осуществление нотариальной функции практически в любых случаях только нотариальным сообществом), и конкретный способ ее реализации (создание нотариальных участков).

Н.В. Сучкова, доцент кафедры органов судебной власти и осуществления правосудия Государственного университета – Высшей школы экономики, отметила, что «осуществить реальное обеспечение населения, проживающего в отдаленных местностях, квалифицированной юридической помощью только силами нотариального сообщества без оказания содействия в этом со стороны государства или субъектов Российской Федерации вряд ли получится. Возможность оказания такого содействия вытекает из Конституции Российской Федерации (ст. 132), что констатировано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 г. № 15-П. Такое содействие видится, в частности, в виде передачи нотариусу под нотариальную контору в аренду помещения, принадлежащего субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию, без проведения конкурсных или аукционных процедур, обязательных в настоящее время» [11].

Многие исследователи обращают внимание на то обстоятельство, что в установленных законодательством случаях нотариальные действия в России помимо нотариусов вправе совершать и главы местных администраций, а равно специально уполномоченные должностные лица местного самоуправления. Однако такая их деятельность пока остается за пределами контроля Министерства юстиции Российской Федерации [12]. Так, например, прокуратура Пензенской области неоднократно вносила представление об устранении нарушений законодательства о нотариате [13]. Одно из них было адресовано губернатору Пензенской области в части устранения нарушений законодательства о нотариате при передаче органами государственной власти области полномочий по совершению нотариальных действий органам местного самоуправления.

В любом случае совершение нотариальных действий должностными лицами муниципальных образований – далеко не лучший вариант организации правовой помощи населению. Как пишет Г.Г. Черемных, «чтобы обеспечить выполнение главного своего предназначения – совершения нотариальных действий, нотариус согласно закону должен иметь помещение – нотариальную контору: не сарай, не забегаловку, а современный офис, оснастить его мебелью, техническими средствами; предусмотреть место для своего нотариального архива, обеспечить его сохранность и сохранность иных нотариальных документов; подобрать себе помощника, других сотрудников нотариальной конторы, обеспечить каждого рабочим местом, техническими и иными средствами для работы» [14].

Обратим внимание и на одно обстоятельство: с развитием новых форм саморегуляции появляются кодексы, которые отличаются от традиционных кодексов, занимая особое место в системе кодификации российского законодательства [15]. К числу таких корпоративных кодексов относят Профессиональный кодекс нотариусов Российской Федерации, равно как и, например, Профессиональный кодекс нотариусов г. Москвы [16]. По нашему мнению, очевидно, что они не применимы в отношении квазинотариата.

На основании изложенного можно утверждать, что законодателю и компетентным органом и структурам в процессе обсуждения и принятия законопроекта «О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации» следует учитывать, что имеет место обоснованная и перспективная концепция, согласно которой осуществление нотариальной функции должно реализовываться нотариальным сообществом.



[1] Концепция проекта федерального закона «О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации» // Нотариус. – 2010. – №1. – С. 10–16.

[2] Там же.

[3] Там же.

[4] Там же.

[5] Черемных Г.Г. Комментарий к проекту федерального закона «О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации» // Нотариус. – 2010. – №1. – С. 3–10.

[6] Круглый стол Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по правовым и судебным вопросам по теме «Современное состояние нотариата в Российской Федерации и проблемы его реформирования» // Бюллетень нотариальной практики. – 2010. – № 2. – С. 2–25.

[7] Там же.

[8] Там же.

[9] Круглый стол Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по правовым и судебным вопросам по теме «Современное состояние нотариата в Российской Федерации и проблемы его реформирования» // Бюллетень нотариальной практики. – 2010. – №2. – С. 2–25.

[10] Там же.

[11] Там же.

[12] Черкасов К.В., Расказчикова А.П. О некоторых проблемах осуществления территориальными органами юстиции контроля и надзора в сфере нотариата // Российская юстиция. – 2010. – № 3. – С. 63–65.

[13] См.: Романовская О. Прокуратура и нотариат // Законность. – 2009. – № 1. – С. 22.

[14] Черемных Г.Г. Комментарий к проекту Федерального закона «О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации» // Нотариус. – 2010. – № 1. – С. 3–10.

[15] Лесницкая Л.Ф. Некоторые вопросы нотариата в судебной практике // Комментарий судебной практики. Вып. 15 / Под ред. К.Б. Ярошенко. – М.: Юридическая литература, 2010. – С. 179–186.

[16] См.: Рахманина Т.Н. Актуальные вопросы кодификации российского законодательства // Журнал российского права. 2008. № 4; Тихомиров Ю.А., Талапина Э.В. Введение в российское право. – М., 2003. – С. 62.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100