Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Моральные и нравственные критерии предпринимательской деятельности как гражданско-правовой категории

11.02.2011

Л.В. Щенникова,

зав. кафедрой гражданского права

Кубанского государственного университета,

научный консультант

Нотариальной палаты Краснодарского края,

доктор юридических наук, профессор

 

Аннотация. В настоящей статье автор поднимает проблему морали и нравственности в гражданско-правовых отношениях и делает акцент на законодательное закрепление подобных категорий для участников гражданского оборота.

Ключевые слова: мораль, нравственные нормы, этические требования, гражданское законодательство, предприниматель, договор.

 

Moral and Ethic Criteria of Undertaking Activity as Civil Category

L.V.Shchennikova, Chief of Department of Civil Law of Kuban State University, Consultant of Notarial Chamber of Krasnodar Territory, Doctor of Law, Professor

Annotation. In this article the author raises the problem of morality and ethic in civil relations and makes stress to legislative fixation of similar categories for the members of civil turnover.

Keywords: morality, ethic norms, ethic requirements, civil legislation, undertaker, agreement. 

«Всякое дело основано на доверии, поэтому вы должны всеми силами снискать себе полное доверие тех, с кем вам придется иметь дело. Этого вы можете достичь разными путями, а главное – честностью и добросовестностью».

Из Кодекса чести предпринимателей ХIХ века [1]

 

«Выше всего правило – делать всякое дело …большое и малое, добросовестно».

К.П. Победоносцев [2]

 

Имущественные отношения и гражданско-правовое регулирование – с одной стороны, мораль, нравственные нормы, этические требования – с другой. Насколько совместимы эти понятия, могут ли они развиваться параллельно и быть абсолютно независимыми? С провозглашением частной собственности, свободы торговли и всемирным развитием предпринимательства в нашей стране на это важное соотношение не было обращено никакого внимания. Не было дано и официального ответа на этот вопрос (о сочетаемости) в нормах обновленного российского гражданского законодательства. О морали не упоминали принципы – основные начала гражданского законодательства. Лишено было всяких намеков на нравственные основы легально принятое понимание предпринимательской деятельности. И лишь единичные статьи Гражданского кодекса РФ (далее ГК РФ) были отмечены указаниями на это очень значимое требование, обращенное к участникам гражданского оборота, а именно быть нравственными, руководствоваться нормами морали. Среди них ст. 169 ГК РФ, непосредственно упомянувшая понятие нравственности в качестве условия действительности гражданско-правовой сделки.

Когда на страницах юридической печати, обсуждая будущее этой нормы, я ответила утвердительно на вопрос «Должно ли гражданское право служить нравственности?», то была бита [3]. Не понравилась моим оппонентам идея служения гражданского права нравственности. В ответе на страницах того же юридического издания мне было заявлено с категоричностью, что «требования нравственности вовсе отсутствуют в системе писаных норм». Нормы морали, будучи не закрепленными в законе, по мнению представителей крупного бизнеса, откликнувшихся на мою публикацию, должны существовать отдельно. За нарушение моральных запретов должны следовать моральные санкции типа общественного порицания и осуждения. Вот вам и откровенное признание со стороны юристов-практиков параллельности гражданского права и морали гражданского общества. Кстати, мои критики [4] недобрым словом вспомнили и Наполеона Бонапарта с его Гражданским кодексом, который, по их мнению, сначала «позволял буржуа обогащаться, а затем выжимал как губку». Мне ближе иная оценка заслуг Наполеона в области гражданского законодательства, данная его современником Стендалем. Великий французский писатель назвал Кодекс Наполеона самым благородным его творением, устранившим путаницу и противоречия, царившие в несметном множестве французских законов [5]. Благородство проявляется в первую очередь в том, что он сумел высоко поднять знамя морали гражданского общества. Статья 6 Гражданского кодекса Франции гласит, что частные договоры не должны нарушать законы о публичном порядке и нормы морали. Таким образом, не параллельно и не отдельно от гражданского законодательства, а в первых строках кодифицированного гражданского закона упомянута нравственность как необходимое требование, обращенное ко всем участникам гражданского оборота.

Насколько нравственным является сегодня среднестатистический российский предприниматель? Можно ли ответить на данный вопрос, имея в виду судебно-арбитражную практику? Для иллюстрации обращусь к двум искам, рассмотренным арбитражными судами Омской и Амурской областей [6], предъявленным к индивидуальным предпринимателям. Оба иска о взыскании платы за пользование чужим недвижимым имуществом. По фактам, которые были установлены в ходе рассмотрения дел, пользование имело место. Ответчики смело ходили по чужой земле, заключив соглашение об установлении сервитута. Отдельные пункты договоров касались платы за проход. Она была установлена в виде конкретной суммы, которую необходимо было выплачивать ежемесячно. Платить же индивидуальные предприниматели С.В. Лобач (в Амурской области) и П.Г. Меркульев (в Омской области) не хотели. К сожалению, не помог взыскать установленные договором за пользование землей суммы и суд.

Договоры об установлении сервитута, как не прошедшие государственную регистрацию, были признаны ничтожными, в связи с чем и во взыскании платы по ним было отказано. Если говорить о формально-юридической стороне, то, с моей точки зрения, суды допустили ошибку в применении норм материального права, поскольку государственная регистрация предусматривается гражданским законодательством (п. 3 ст. 274 ГК РФ) не в отношении договора об установлении сервитута, а в отношении самого сервитута как вещного права.

Но не об этом сейчас речь. В данном случае интересен как раз аспект морали. Стороны, будучи субъектами предпринимательской деятельности, профессионалами рынка, договорились, как говорится, ударили по рукам, подписав договор о том, что заинтересованы в пользовании чужой землей и за это будут платить определенную денежную сумму. Потом исправно проходили и проезжали, а платить, т.е. сдержать данное слово, выполнив принятое на себя обязательство, посчитали не нужным, раз возможно ухватиться за «юридический крючок».

И как тут не вспомнить наших предков, российских предпринимателей, которые именно в вопросах чести были особенно щепетильны. Предпринимательство купцов на Руси, можно сказать, строилось на честном слове, которое старались держать ценою жизни. Нравственный образ предпринимателя складывался десятилетиями честной и упорной работы. Прежде чем заключать договор, изучалась честность контрагента, при этом интересовали всегда сведения о моральном облике, в том числе семейном положении, пристрастиях, добросовестности в исполнении обязательств. Купец мог быть неграмотным, мог не знать ценности векселей, но он обязан был знать цену своему слову, так как взятые обязательства нужно было выполнять во что бы то ни стало. Только добрые предприниматели, то есть те, кому можно было верить, пользовались значительным уважением в деловом мире, а потому и процветающим был их бизнес.

Символичен в данном случае пример предпринимателя С.И. Четверикова. Касса его завода в условиях кризиса оказалась пуста, и он свел счеты с жизнью накануне очередной выплаты кредиторам. Доброе имя семьи восстановил его сын. Четверть века спустя со дня трагедии он разыскал кредиторов, поместив объявление в крупной московской газете, и рассчитался с долгами. Последствия такого нравственного поступка не заставили себя долго ждать. Товарищество Четверикова стало пользоваться неограниченным кредитом в деловом мире [7].

Новый импульс развитию гражданского законодательства России должна придать «Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации». В этом документе подчеркивается необходимость разработки широкого спектра мер, направленных на укрепление нравственных начал гражданско-правового регулирования. В частности, разработчики предложили ввести в гражданское законодательство новый принцип – принцип добросовестности участников гражданских правоотношений. Признано необходимым придать правовую защиту «иным формам злоупотребления правом». Важным разработчики признали введение института преддоговорной ответственности [8]. Однако, к сожалению, в число предлагаемых мер не вошло уточнение легальной дефиниции предпринимательской деятельности. При этом, на наш взгляд, совершенствовать надо именно это, знаковое, можно сказать, основополагающее определение, составляющее основу для других гражданско-правовых категорий.

На сегодняшний день можно утверждать, что предпринимательская деятельность является категорией гражданского права, поскольку раскрывается в ст. 2 ГК РФ. Как известно, здесь устанавливаются четыре признака предпринимательской деятельности. Во-первых, это деятельность самостоятельная. Во-вторых, рисковая. В-третьих, она направлена на систематическое получение прибыли. В-четвертых, она должна быть зарегистрирована в установленном законом порядке. С нашей точки зрения, в числе указанных характеристик не содержится главного, сущностного, что должно быть присуще предпринимательству.

Нет указания на это главное и в современной литературе по предпринимательскому праву. Как правило, учебники по предпринимательскому праву повторяют установленные легальным определением признаки, дополняя его некоторыми уточняющими характеристиками. Так, В.С. Белых считает, что для предпринимательства важно иметь собственный бизнес (свое дело) [9].

Поскольку предпринимательская деятельность является категорией гражданского права, она должна быть в числе проблем, разрабатываемых российской цивилистической наукой. Необходим и новый, современный, рассчитанный на поступательное развитие российской экономики набор признаков, ее характеризующих. И здесь на первое место важно поставить добросовестность субъекта предпринимательской деятельности. Профессионал-предприниматель законом должен быть обязан вести себя нравственно. Должен быть и кодекс чести российского предпринимателя. В числе нравственных установок должны быть указаны, по крайней мере, верность слову, отношение к делу с полным усердием, твердость характера, любезность и вежливость.

Второй важной характеристикой должна быть социальная ответственность предпринимателя. Субъект данной деятельности должен сочетать личную выгоду с общественной пользой. Предпринимательство должно «кормить, одевать и занимать делом народ». Предприниматель обязывается заботиться о народе как совокупном наемном работнике. Развитие трудовых гарантий – это важная составляющая задач Российского союза промышленников и предпринимателей.

Третья черта предпринимательства – это производительный характер деятельности.

Предприниматель должен не спекулировать валютой или ценными бумагами, не перепродавать готовый товар или кредитовать под высокий процент. Он обязан создавать необходимую людям продукцию, развивать отечественное промышленное и сельскохозяйственное производство, тем самым укрепляя экономику страны.

Четвертая характеристика для предпринимательства – это обязанность составлять основу жизнедеятельности государства. Предприниматели – основные плательщики налогов в государственную казну. Указание на данную характеристику предпринимательской деятельности в ГК РФ, с моей точки зрения, повлечет за собой и иные правовые последствия. Увеличится процент, устанавливаемый с доходов предпринимателей в качестве налога в налоговом законодательстве. Повысится ответственность за уклонение от уплаты налогов предпринимателями в законодательстве уголовном. В итоге поднимется так необходимая планка собираемости налогов. Принципом российского бизнеса станет формула: чтобы заработать 100 тысяч рублей, надо 110 тысяч отдать государству. Реализация такого подхода позволит ликвидировать непристойное расслоение граждан России по уровню доходов, которое сегодня достигает 100–150 раз.

Объединив названные характеристики, можно утверждать, что предпринимательская деятельность – это деятельность добросовестная, социально ответственная, производительная, составляющая основу жизнедеятельности российского государства. Думается, что предложенные уточняющие характеристики предпринимательской деятельности найдут отклик в нотариальном сообществе нашей страны. И тогда этика российского нотариата с естественностью будет дополняться и поддерживаться этикой российского предпринимательства.



[2] Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Первая часть. М.: Статут. С. 21.

[3] Щенникова Л.В. Должно ли гражданское право служить утверждению публичного порядка и нравственности? // Законодательство. 2008. № 1.

[4] Сасов К.А. Служит ли ст. 169 ГК РФ утверждению публичного порядка и нравственности? //

Законодательство. 2008. № 5. С. 18-21.

[5] Стендаль. Соч. Т. 11. М., 1959. С. 41.

[6] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13 июля 2006 г. № Ф04 – 3493/2006 (23453-А46-10),

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 21 марта 2005 г. № Ф03-А04/04-1/164.

[8] Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. М., 2009. С. 26.

[9] Предпринимательское право Учебник. М., 2008. С. 15.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100