Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Нотариус и обязательная примирительная процедура: опыт Германии и перспективы России

05.01.2011

В.О. Аболонин [i],

медиатор Центра правовых технологий и примирительных процедур УрГЮА,

исполнительный директор Межрегиональной палаты посредников (медиаторов),

кандидат юридических наук

 

 

 

Аннотация. В статье рассматривается вопрос перспектив нотариальной медиации в России с точки зрения опыта развития обязательных примирительных процедур в Германии.

 

V.O. Abolonin, Mediator of the Center of Legal Technologies and Conciliation Procedures of Ural State Law Academy, Executive director of Interregional Chamber of Intermediaries (Mediators), Candidate of Law.

Notary and mandatory conciliation procedure: German experience and perspectives in Russia

Annotation: The article considers the matter of perspectives of notarial mediation in Russia from the point of view of development experience of mandatory conciliation procedures in Germany.

 

Ключевые слова: медиация, нотариат, обязательная примирительная процедура, конфликт, немецкий законодатель.

Keywords: mediation, notariat, mandatory conciliation procedure, conflict, German legislator. 

В общей теории права процессы развития права и общества рассматриваются в качестве взаимосвязанных. Вступление в силу новых правовых конструкций зачастую означает создание новых вариантов дозволенного поведения для субъектов права – членов общества; в то же время усложнение общественных отношений, появление новых, неурегулированных сфер общественных отношений вызывает необходимость создания новых правовых конструкций и форм, своего рода «правил игры», необходимых для обеспечения интересов субъектов, вовлеченных в эти процессы, а также интересов самого общества.

Принятие 27.07.2010 года ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» № 193-ФЗ, вступающего в силу с 1 января 2011 года, представляет собой яркий пример взаимопроникновения этих процессов, так как, во-первых, необходимость принятия данного закона возникла в связи с ростом интереса к медиации со стороны российского общества и необходимостью создания специальных «правил игры»; а во-вторых, с принятием данного закона связывается давно ожидаемый если не бум, то хотя бы значительный рост практики медиации в России.

Опыт других стран, например, США, Германии и Нидерландов, показывает, что далеко не всегда для успешного развития медиации требуется ее законодательное регулирование; однако наличие соответствующего законодательства делает медиацию более надежной и упорядоченной, гарантирует защиту прав участников медиации, с чем и связывается ожидаемый в России рост интереса к ней со стороны граждан и организаций.

Не секрет, что именно оглядываясь на опыт некоторых европейских стран – и прежде всего Германии – одним из первых интерес к медиации проявило российское нотариальное сообщество. Федеральная нотариальная палата уже в 2009 году утвердила специальную программу повышения квалификации нотариусов «Медиация в нотариальной деятельности» [ii]. За несколько лет до этого соответствующие исследования проводились Центром нотариальных исследований ФНП, в рамках которых были переведены с немецкого языка и опубликованы в России сборники, посвященные практике проведения медиации немецкими нотариусами [iii].

Подтверждая интерес российского нотариата к медиации, соответствующие положения о возможности осуществления медиации нотариусами были предусмотрены в концепции развития российского законодательства о нотариате и в проекте ФЗ «О нотариате и нотариальной деятельности», принятие которого позволит уже сегодня снять для многих риторический, но все еще принципиальный вопрос о возможности осуществления медиации российскими нотариусами.

Вместе с тем по-прежнему без ответа остаются многие вопросы, связанные с перспективами и будущим нотариальной медиации в России, а также с возможностью использования накопленного в этой сфере зарубежного опыта. Все еще не совсем понятна будущая модель взаимодействия между судами, адвокатами и нотариусами в рамках осуществления примирительной процедуры.

В этой связи особый интерес вызывает изучение возможных направлений развития нотариальной медиации в России с учетом накопленного международного опыта. В настоящей публикации, в частности, хотелось бы осветить некоторые аспекты проведения обязательной примирительной процедуры в Германии и перспективы применения накопленного опыта в России.

 

Обязательная примирительная процедура

Несмотря на то, что одним из принципов медиации является ее добровольность, в некоторых странах уже давно сформировалась практика проведения обязательной медиации, когда конфликтующие стороны при помощи различных механизмов принуждаются к участию в примирительной процедуре. В зарубежной литературе данное явление получило название «парадокс медиации» [iv].

Возможность введения обязательной медиации по некоторым категориям дел обсуждается и в России. В 2009 году председатель ВАС РФ А.А. Иванов в ходе интернет-конференции, организованной ИА «Гарант», заявил о том, что в администрацию Президента РФ был направлен соответствующий законопроект, предусматривающий обязательное проведение медиации по административным делам и в первую очередь по налоговым спорам. В данном законопроекте предполагается, что процедура медиации будет проводиться судебными посредниками, в качестве которых могут выступать судьи в отставке или сотрудники аппарата суда, имеющие высшее юридическое образование и пятилетний стаж работы в системе арбитражных судов, за исключением помощников судей и секретарей судебного заседания [v]. Устанавливаются также категории дел, по которым вопрос о направлении на примирительную процедуру будет решаться по инициативе арбитражного суда, т.е. медиация приобретет относительно обязательный характер. К таким делам относятся споры о взыскании обязательных платежей и санкций (налоговые споры) и дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений, действий (бездействий) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц.

Эффективность такой модели примирительной процедуры уже сейчас можно поставить под сомнение и не только в связи с тем, что категории дел, выбранные для проведения обязательного примирения, вряд ли пригодны для медиации, особенно с учетом российских реалий, когда налоговые органы судятся, в прямом смысле слова, за каждую копейку, но и потому, что не совсем понятно, насколько сотрудники аппарата суда и судьи в отставке по-настоящему готовы применять медиационные техники и, проводя переговоры со сторонами спора, помогать им находить взаимовыгодные решения, основанные не столько на занимаемых сторонами правовых позициях и нормах российского законодательства, сколько на основе интересов самих сторон.

 

Обязательная примирительная процедура в Германии

Несколько другой опыт обязательной примирительной процедуры, в том числе с вовлечением в этот процесс институтов нотариата, был накоплен в Германии, где в ходе реформы процессуального права в 2000 году был введен в действие § 15а Вводного закона к ГПК, согласно которому законодательным собраниям федеральных земель предоставлялось право на региональном уровне устанавливать в качестве обязательного условия обращения в суд с иском прохождение сторонами спора досудебной примирительной процедуры.

Сама идея примирения в Германии не появилась вместе с § 15a Вводного закона к ГПК и принятием региональных законов. Так же, как и для России, она не была новой и чуждой. Уже первые редакции ГПК Германии 1877 года содержали правила об обязательной примирительной процедуре по брачно-семейным делам. Кроме того, § 471 ГПК содержал положения о добровольном судебном примирении в Амтсгерихте [vi]: «Кто намеревается подать иск, может при заявлении своего требования пригласить противоположную сторону в Амтсгерихт, к компетенции которого относится этот спор». Таким образом, если стороны приходили в суде к мирному разрешению их дела, соглашение заносилось в протокол; если же нет, то при согласии обеих сторон их дело подлежало немедленному рассмотрению судом в общем порядке. Кроме этого на основании законодательства отдельных земель создавались учреждения, которые осуществляли процедуру примирения в тех случаях, когда какая-либо из сторон только собиралась обратиться в суд. Многие из этих форм примирения были впоследствии отменены в 1944 году в условиях войны [vii].

Немецкий нотариат всегда играл существенную роль в развитии примирительных процедур в Германии. В то время как обязательная примирительная процедура в судах, несмотря на все старания немецкого законодателя, не получила широкого распространения, процедура нотариального посредничества по вещно-правовым спорам стала общепринятой практикой. Для решения возникавших проблем, особенно в бывшей ГДР, в связи с использованием чужих земельных участков под строительство, приобретением зданий, а также при покупке объектов незавершенного строительства Закон «Об урегулировании вещно-правовых конфликтов» (SachenRBerG) предусматривал проведение нотариального посреднического процесса для заключения договора купли-продажи или получения наследственного права застройки. При проведении данной процедуры нотариус наделялся особыми полномочиями по ведению переговоров и широкими процедурными правами, в чем-то схожими с судейскими. В случае неудачного завершения посреднической процедуры при дальнейшем обращении в суд истец вместе с исковым заявлением должен был предоставить нотариальное заключение о посредничестве и протокол проведенной процедуры [viii]. Причиной, по которой именно нотариусам было поручено проведение этой процедуры, был их особый статус – публичных служащих, обладающих специальной компетенцией по внесудебному урегулированию спорных ситуаций. Кроме того, данная процедура должна была быть приемлемой в части расходов на ее проведение. Именно поэтому в пользу использования институтов нотариата были законодательно установлены размеры тарифов, согласно которым нотариальная процедура стоила для сторон примерно в девять раз меньше, чем заключение мирового соглашения у адвоката.

Конечно, данную процедуру вряд ли можно назвать медиацией в узком понимании этого термина, однако идеи, положенные в ее основу, были схожи с современной медиацией. Норма § 15а Вводного закона к ГПК также не содержит термина «медиация», а говорит лишь о процедуре примирения (Schlichtung), содержание которой в тексте закона никак не разъясняется. Вместе с тем в юридической литературе сложилось мнение, что при введении данной нормы под примирением понималась именно медиация с ее возможностями по экономии времени и денег. В то же время право конкретизации понятия «примирительная процедура» было предоставлено непосредственно федеральным землям, так же как и возможность расширять перечень случаев, в которых необходимо проведение обязательной досудебной примирительной процедуры.

Норма параграфа содержит открытый перечень дел, по которым возможно проведение такой процедуры в обязательном порядке, включающий в себя:

– имущественные споры, сумма иска по которым не превышает 750 евро;

– споры между соседями;

– требования о защите чести и достоинства, когда порочащие сведения не были распространены путем публикации в печатных изданиях или по радио;

– требования, связанные с проявлением дискриминации.

Цели введения данной нормы аналогичны тем, на достижение которых направлены реформы, проводимые в России, а именно: снижение нагрузки на суды, повышение качества и эффективности правосудия и стимулирование развития примирительных процедур как одной из наиболее эффективных форм урегулирования конфликтов.

Для того, чтобы избежать чрезмерного расширения установленного перечня, в региональном законодательстве в указанной статье наряду со случаями обязательной медиации были оговорены дела, в которых ее проведение должно быть исключено. К ним относятся, например, предъявление преобразовательного иска (§ 323 ГПК Германии), предъявление иска с дополнительными требованиями при получении денежной ренты (§ 324 ГПК Германии), при подаче заявлений о признании решений иностранных судов (§ 328 ГПК Германии), при подаче встречных исков и исков, для обращения с которыми законодательно или судебно установлен ограниченный срок, споры из семейных правоотношений, требования из векселей, иски против исполнительных действий (§ 767 ГПК Германии), например, иск собственника об освобождении имущества из-под ареста (§ 771 ГПК Германии). Среди исключений из случаев возможности проведения обязательной примирительной процедуры отдельное место занимают имущественные требования, предъявленные в порядке приказного производства (Mahnverfahren). Проведение обязательной примирительной процедуры было также исключено для тех случаев, когда стороны проживают или имеют свое место нахождения в разных федеральных землях, равно как и в случае, если хотя бы одна из сторон имеет постоянное место жительства за границей. Данный перечень исключений, как и перечень допустимых случаев, может быть расширен на уровне законов отдельных федеральных земель.

На основании § 15a Вводного закона к ГПК были приняты соответствующие региональные законы в таких федеральных землях, как Баден-Вюртемберг, Бавария, Бранденбург, Гессен, Северный Рейн-Вестфалия, Саарланд, Саксония-Ангальт и Шлезвиг-Гольштейн. Введение обязательного досудебного урегулирования споров приветствовалось как шаг к формированию новой культуры разрешения споров и как важное средство снижения судебной нагрузки, так как внесудебная примирительная процедура должна была стать составной частью системы правовой защиты граждан и настоящей альтернативой судебному процессу для спорящих сторон.

Вместе с тем не обошлось и без конструктивной критики, основой для которой стали обязательность досудебного урегулирования и отсутствие достаточной квалификации у примирителей, под которой подразумевалась либо неспособность юристов-медиаторов оказать надлежащее содействие в урегулировании конфликта на основе интересов сторон, либо, если медиация проводилась не юристами, отсутствие необходимых юридических знаний, а также совершенно случайный выбор вида процедуры независимо от того, подходит он к конкретному правовому случаю или нет. В общем и целом возможность достижения предложенной моделью «обязательного примирения» поставленных законодателем целей вызвала серьезные сомнения и даже рассматривалась в качестве дополнительной, финансово обременительной процедуры, которая позволяла недобросовестным должникам оттягивать время и уклоняться от исполнения своих обязательств [ix].

Результаты исследований, проведенных через несколько лет после введения законов в действие, показали, что высказываемые опасения были не безосновательными. Так, например, введение обязательной примирительной процедуры в большинстве федеральных земель не привело к снижению числа рассматриваемых судами дел. Вместо этого по имущественным спорам произошло ожидаемое «бегство в приказное производство» с попытками сторон всячески обойти обязательность участия в примирительной процедуре, используя, в том числе, законодательные лазейки и манипуляции законом.

 

Практическая реализация § 15a Вводного закона к ГПК Германии

В целом при реализации положений § 15a Вводного закона к ГПК в отдельных федеральных землях Германии наметились две тенденции: одна часть земель пошла по пути создания специальных служб примирения и поручения проведения обязательной медиации ранее существовавшим добровольным примирителям (Schiedsleute); другая часть сделала основную ставку на давно и успешно работающие институты нотариата и, частично, адвокатуры [x].

В рамках первой из наметившихся тенденций создание служб примирения в условиях наличия обязательной примирительной процедуры стало важной частью работы по практическому воплощению обязательного примирения. Управления юстиции земель могли самостоятельно создавать такие службы или ограничиваться проведением аккредитации уже существующих. Несмотря на то, что примирительную процедуру могли, как и раньше, осуществлять и неаккредитованные организации, главной привилегией аккредитованных служб было то, что соглашения, заключаемые по результатам примирительной процедуры, проводимой в такой службе, наделялись силой исполнительных документов.

Что касается использования института добровольных примирителей, существовавшего еще до принятия изменений во Вводный закон к ГПК Германии, то главным аргументом в пользу поручения им проведения примирительной процедуры была, прежде всего, экономия, которую могли получить стороны, так как они осуществляли примирительную процедуру на безвозмездной основе: следовательно, стороны конфликта могли предельно снизить размеры своих расходов.

Кроме этого, необходимо отметить, что, даже несмотря на обязательность примирительной процедуры, свое действие сохранял принцип добровольности, который проявляется в том, что участники спора могли договориться между собой о том, какая именно служба примирения будет заниматься урегулированием их спора. При этом в качестве подходящих служб могли рассматриваться, в том числе, подразделения торгово-промышленных палат, ремесленные палаты, омбудсмены частных банков, службы примирения по вопросам врачебной ответственности, профессиональные гильдии и другие профессиональные организации. Это было сделано, прежде всего, для споров, в которых одной из сторон выступали потребители товаров и услуг. Каждая из этих организаций также имела возможность пройти соответствующую аккредитацию и получить статус службы примирения [xi].

К самой процедуре примирения законодателем не предъявлялось никаких специальных требований за исключением положения, согласно которому сторона, не явившаяся для проведения процедуры, могла быть подвергнута штрафу. Также законодатель предусмотрел, что в случае неудачного проведения примирительной процедуры, равно как и в случае, когда процедура не проводилась в течение трех месяцев, службой примирения должно было выдаваться соответствующее свидетельство.

 

Осуществление обязательной медиации нотариусами

Несмотря на то, что в произведенных изменениях во Вводный закон к ГПК Германии любые организации, проводящие обязательную примирительную процедуру, именуются «службами примирения», как уже было отмечено выше, некоторые из федеральных земель пошли по пути поручения проведения данной процедуры органам нотариата. Отдельного внимания в данном случае заслуживает опыт поручения проведения примирительной процедуры нотариусам в соответствии с баварским законом «О примирении» (Bayerischen Schlichtungsgesetz – BaySchlG, далее по тексту – БзоП). Согласно указанному закону споры, подлежащие обязательному урегулированию при помощи примирительной процедуры в соответствии с § 15a ГПК Германии, должны быть урегулированы при содействии нотариуса как независимого публичного служащего, обязанного действовать в интересах всех заинтересованных лиц.

Что касается самой процедуры, то она начинается с момента подачи заявления о проведении примирительной процедуры или же с момента занесения соответствующего заявления стороны в протокол (ст. 7, 9 БЗоП). Данное заявление должно содержать в себе имя или наименование сторон, их действительные адреса, краткое изложение сути спора и требования сторон. Заявление подается с приложением копий всех необходимых документов (ст. 9 БЗоП). Так как нотариус в случае безуспешного проведения процедуры медиации должен выдать соответствующее свидетельство с указанием суммы спора, рекомендуется уже на этой стадии в заявлении указывать также денежную оценку спора, если она возможна [xii]. При этом значение соблюдения формальных требований, предъявляемых к заявлению о проведении примирительной процедуры, существенно, так как только заявление, отвечающее всем требованиям закона, является действительным, и, следовательно, подача только такого заявления приводит к приостановке срока исковой давности.

Другим условием приостановления срока исковой давности является своевременное извещение противоположной стороны о поступлении заявления. В данном случае прослеживается явная аналогия с гражданским процессом, так как только подача искового заявления, соответствующего всем требованиям закона (§ 253 ГПК Германии, ст. 131–133, 136 ГПК РФ), приведет к приостановлению срока исковой давности. Таким образом, позиция нотариуса в данном случае схожа с позицией суда при инициации искового производства.

В соответствии со ст. 7 БЗоП заявление о проведении процедуры должно предъявляться нотариусу в обычное рабочее время и подлежать обязательной регистрации. Службам примирения также рекомендуется проведение регистрации заявлений для того, чтобы потом была возможность доказать факт поступления заявления. Однако нотариус, в обязанности которого уже входит ведение различных реестров, может справиться с этой задачей на основе уже имеющихся электронных и бумажных реестров, не создавая каких-либо дополнительных списков или электронных программ.

Сбор за проведение примирительной процедуры не уплачивается сразу же с подачей заявления о ее проведении. Для его оплаты законодателем установлен специальный срок. В случае, если сбор не будет уплачен вовремя, заявление о проведении примирительной процедуры считается отозванным, и процедура заканчивается (ст. 11 БЗоП) без выдачи нотариусом подтверждения о проведении примирительной процедуры, и, следовательно, путь для подачи искового заявления будет по-прежнему закрыт. Если же заявитель пожелает все-таки реализовать свое требование, он должен будет инициировать новую примирительную процедуру. Данная ситуация имеет также свое материально-правовое значение, так как согласно § 212a ГК Германии в случае отзыва заявления о проведении примирительной процедуры срок исковой давности не приостанавливается.

При получении заявления и после его регистрации нотариусом проверяются следующие фактические обстоятельства спора:

а) наличие требования, указанного в абз. 1 § 15а Вводного закона к ГПК;

б) отсутствие требования в перечне исключений, абз. 2 § 15а Вводного закона к ГПК;

в) наличие места жительства или же места нахождения юридического лица (его филиала) как заявителя, так и противоположной стороны спора в одной федеральной земле;

г) отсутствие другой начатой обязательной примирительной процедуры в другой службе примирения (ст. 3 БЗоП).

В случае, если при проверке выяснится, что обстоятельства, связанные с предметом спора или же местом нахождения сторон спора, не отвечают требованиям, предъявляемым законом, нотариусом сразу же изготавливается свидетельство о невозможности проведения примирительной процедуры; путь к судебному процессу считается открытым, однако такие ситуации на практике встречаются довольно редко [xiii].

Если процесс не закончен сразу после принятия заявления к рассмотрению, происходит передача сообщения противоположной стороне спора о поступлении и о сути заявления, назначение времени проведения примирительной процедуры и приглашение сторон (ст. 10 БЗоП). Поскольку, что заявитель, как правило, знает о сути примирительной процедуры, другая сторона спора может о ней ничего не знать; в связи с этим в приглашении для проведения процедуры нотариус должен кратко разъяснить свою компетенцию и содержание процедуры, для проведения которой приглашается сторона.

При проведении самой процедуры примирения нотариус проверяет явку заявителя или его представителя по доверенности, который должен обладать правом на заключение мирового соглашения, а также наличие противоположной стороны спора или его представителя, в случае неявки которых нотариус должен быть осведомлен об уважительности причин их отсутствия. Если причины отсутствия противоположной стороны неуважительны, нотариус может изготовить свидетельство о безуспешно проведенной процедуре примирения и выдать его заявителю для предъявления в суд (ст. 11 БЗоП).

Если в назначенное время обе стороны спора явились к нотариусу, начинается непосредственно примирительная процедура, которая проходит в условиях, исключающих всякую публичность и возможность присутствия при ее проведении любых третьих лиц (абз. 2 ст. 10 БЗоП). В процедуре помимо нотариуса и самих сторон могут также участвовать их представители, в том числе нанятые ими адвокаты. Задача нотариуса как примирителя определить суть конфликта и затем помочь сторонам выработать предложения по его урегулированию (абз. 1 ст. 10 БЗоП); при этом в отличие от классической процедуры медиации в процедуре примирения нотариусу не запрещается делать собственные предложения по урегулированию конфликта. Если выработанные предложения устраивают обе стороны и ими будет решен, в том числе, вопрос о порядке оплаты сборов за проведение примирительной процедуры, такие предложения фиксируются в письменной форме и подписываются сторонами и нотариусом (ст. 12 БзоП). В ходе проведения процедуры для выяснения интересов сторон нотариус может также проводить индивидуальные беседы со сторонами спора при наличии согласия другой стороны. Сам нотариус не обладает полномочием по приглашению к участию в процедуре свидетелей и экспертов, которые, однако, могут быть приглашены самими сторонами. В этом случае их приглашение допускается только тогда, когда это не приведет к излишнему затягиванию процедуры.

По результатам нескольких лет практического проведения обязательной примирительной процедуры баварскими нотариусами избранная модель была признана одной из наиболее успешных [xiv]. Очевидно, что в значительной степени успеху применения данной модели способствовал авторитет, которым пользуются баварские нотариусы в обществе, как независимые гаранты соблюдения права и законности; вместе с тем авторитетность для примирительной процедуры – это еще далеко не все. Не менее значительную роль играют профессиональный опыт, а также психологическая и материальная готовность нотариусов к проведению примирительной процедуры. Ведь не случайно в отличие от судов типичный результат нотариальной деятельности – это не суверенный акт в виде судебного решения, но «оформление права», под которым понимается творческий выбор правового средства в рамках заданного правового поля [xv]. В данном случае деятельность нотариуса по своему характеру однозначно соответствует характеру и природе деятельности медиатора, так как в медиации, как примирительной процедуре, речь идет не столько о применении права в смысле подчинения ему, сколько об использовании предоставленных правом возможностей.

 

Опыт Германии для России

Внедрение медиации в России, как и в других странах, невозможно без учета иностранного опыта. Несколько десятилетий назад, когда в Германии появились первые публикации о медиации, возник вопрос о возможности применения медиации в ФРГ, и первое, что пришлось сделать будущим немецким медиаторам, – это опираться на иностранный опыт и брать все то лучшее из него, что было накоплено на тот момент. Очевидно, что продолжение данного пути, несмотря на то, что в каждой из стран есть свои культурные, правовые и социальные особенности, является правильным и позволит не только ожидать положительных результатов, но и учесть те ошибки, которые были допущены при внедрении и развитии примирительной процедуры в других странах.

В связи с тем, что в России, как было указано выше, уже сегодня обсуждается вопрос о возможности внедрения обязательной примирительной процедуры, опыт, накопленный в решении данной проблемы в Германии, может помочь сделать российскую модель обязательной медиации более эффективной и избежать тех ошибок, которые могут навредить авторитету едва начавшей развиваться медиации.

Прежде всего, опираясь на опыт ФРГ, необходимо учесть, что выбор категорий дел, подлежащих обязательной медиации, должен быть более тщательным и осмотрительным. В законодательный перечень не должны попасть те дела, возможности урегулирования по которым либо практически исключены, либо существенно ограничены.

Кроме того, при внедрении обязательной медиации необходимо создать механизм, в котором добровольность медиации не была бы полностью исчерпана, что можно сделать, предоставив сторонам спора возможность самостоятельного выбора медиатора и, например, права прекращения своего участия в примирительной процедуре в любой момент.

Основываясь на опыте ФРГ для проведения обязательной примирительной процедуры, можно было бы также задействовать институт нотариата, как наиболее подходящий во всех отношениях, начиная от специфики самой профессии и заканчивая отсутствием дополнительного обременения для государства в виде необходимости организации специальных служб примирения или проведения соответствующей аккредитации.

Представляется, что учет данных факторов позволил бы сделать введение обязательной досудебной примирительной процедуры менее болезненным для российского общества и более эффективным в плане достижения задач и целей введения медиации в России.



[i] Магистр права (LL.M., Университет Лейбница (Ганновер), Португальский католический университет (Лиссабон)). Автор благодарит Фонд Александра фон Гумбольдта за возможность исследования теории и практики медиации в Германии, проводимого в рамках стипендиальной программы канцлера ФРГ в Институте права стран Восточной Европы (г. Киль).

[ii]  Загайнова С.К., Тарасов Н.Н. Для нотариусов разработана специальная программа обучения медиации // Нотариальный вестникъ. — 2010. — № 9.

[iii]  Медиация в нотариальной практике (альтернативные способы разрешения конфликтов) / Под ред. Грефин фон Шлиффен К., Вегманн Б. (перевод с нем.). М., 2005; Техника ведения переговоров нотариусами, под ред. Вальц Р. (перевод с нем.). — М., 2005.

[iv] Strempel D., Bastine R. Mediation fur die Praxis: Recht, Verfahren, Trends – Koln, 1998. S. 11.

[v] См. текст законопроекта «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием примирительных процедур» // Третейский суд. — 2009. — № 6.

[vi]  Amtsgericht (нем.) – суд первой инстанции по большинству споров, аналог районного суда в России.

[vii] Grziwotz H. Erfolgreiche Verhandlungsfuhrung und Konfliktmanagement durch Notare – Koln, 2001. S. 181–182.

[viii] Grziwotz H. Указ.соч. S. 184.

[ix] Grziwotz H. Указ. соч. S. 186.

[x] Blaurock U. Gerichtsverfahren zwischen Gerechtigkeit und Okonimie – Tubingen, 2005. S. 14.

[xi]  Grziwotz H. Указ.соч. S. 183.

[xii]  Hornung U. Rechtliche Rahmenbedingungen fur die Tatigkeit freier Mediatoren. Munchen, S. 201.

[xiii] Grziwotz H. Указ. соч. S. 203.

[xiv] von Bargen J. M. Gerichtsinterne Mediation: eine Kernaufgabe der Rechtssprechende Gewalt – Tubingen, 2008. S. 345.

[xv] Grziwotz H. Указ. соч. S. 13.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100