Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Участие нотариата в ответе государства на новые вызовы обществу: обеспечение транспарентности финансовых рынков и борьба с отмыванием капиталов (по результатам Конгресса Международного союза нотариата 2010)

05.01.2011

А.В. Грядов,
преподаватель Уральской государственной юридической академии,

докторант Университета Париж-Восток,

докладчик по первой научной теме Конгресса

 

Первая научная тема, предложенная Международным союзом нотариата (далее – МСН) и отраженная в названии данной статьи, была определена еще три года назад в ходе предыдущего Конгресса МСН. Однако дух выступлений, их подлинное содержание равным образом определялись современными тенденциями развития мировой экономики и, прежде всего, мировым финансовым кризисом. Главным результатом этого кризиса стало утверждение идеи о необходимости усиления публичного регулирования рыночных механизмов, поскольку именно отсутствие надлежащих форм контроля за финансовыми инструментами и, в частности, за рынком ипотечных кредитов послужило основной причиной экономического коллапса. В заключениях, сделанных по результатам проведения обсуждения первой научной темы, содержится констатация того положения, что «публичный нотариальный акт предпочтителен для учреждения ипотеки по сравнению с системой, в которой отсутствует превентивная правовая защита, что продемонстрировал финансовый кризис в США, в ходе которого были обнаружены многочисленные случаи подлога при выдаче ипотечных кредитов, незнания заемщиками содержания заключаемых ими договоров, незащищенности прав потребителя и запутанности и сложности большинства договоров, то есть всех тех проблем, которые исключаются при участии в сделке нотариуса»[1].

В результате был сделан вывод о том, что финансовые рынки должны подпадать под действие правил об эффективности и прозрачности и что долгом государства является обеспечение контроля за финансовой деятельностью. Можно с уверенностью говорить о том, что усиление контроля государства за экономикой является основной тенденцией современного этапа развития мировой экономики.

Вторая тенденция, существующая уже в течение нескольких десятилетий, заключается в необходимости сокращения государственных бюджетов, а значит, разгрузки государства в лице его органов и передачи части публичных функций общественным публичным образованиям. Именно поэтому в последние десятилетия особой актуальностью стали пользоваться такие темы, как частный арбитраж, нотариат, независимая служба судебных приставов, альтернативные способы разрешения споров. Таким образом, современные тенденции экономического развития весьма благоприятны для усиления роли нотариата в мировой экономике, и именно такой позитивный настрой был отражен в докладе нового президента МСН, призвавшего нотариальное сообщество к сплочению ресурсов для развития и обновления данной профессии.

При этом следует отметить, что передача части публичных полномочий от государства к нотариату никогда не осуществляется бесследно: взамен расширения компетенции нотариуса государство всегда предъявляет к нему новые требования, стараясь поставить его на свою службу. Это отражает и самооценку нотариусов: нотариат всегда позиционировал себя как профессия, стоящая на защите публичного, всеобщего интереса, интереса законности и справедливости оборота. Поэтому со стороны нотариальной профессии необходимо постоянно следить за тем, чтобы нотариус сохранял свой статус независимого и беспристрастного советника сторон, а не превращался в государственного служащего, утрачивая доверие своих клиентов.

Возложение на нотариуса новых задач, равно как и новых обязанностей с существующим риском утраты доверия со стороны клиентов, можно проследить на примере одной из тем конгресса: участия нотариуса в борьбе с отмыванием денежных средств. Во всех странах нотариус, удостоверяя сделки, осуществляет те или иные формы контроля за оборотом денежных средств. При этом, как отмечается в национальных докладах, в мире существуют две модели контроля: так называемая европейская модель, когда для обращения нотариуса с заявлением о подозрении не существует никаких объективных критериев, и американская модель, когда он должен автоматически обратиться в контролирующий орган при наличии определенных признаков сделки. Сторонники европейской модели полагают, что именно она позволяет сохранить необходимую степень доверия между нотариусом и его клиентом, который не будет чувствовать себя под подозрением при совершении операции, которая обладает некоторыми признаками, напоминающими механизм отмывания, но в целом носит легальный характер. Напротив, в адрес американской модели, которая была реализована и в российском законодательстве, раздается критика о том, что здесь нотариус превращается в «агента» государства.

На это обращает внимание заключение, сделанное по результатам обсуждения первой темы, о том, что «нотариат не обязан проводить мероприятия по расследованию, входящие в компетенцию правоохранительных и судебных органов: действия нотариуса будут эффективными, только если его участие в процедуре отслеживания будет ограничиваться документальным путем – изучением и толкованием официальных актов, государственных документов и реестров (paper trail[2]. Вместе с тем нотариальное сообщество посчитало, что четкие критерии обнаружения подозрительных сделок все же являются необходимыми, и нотариальному сообществу было предложено «активизировать разработку максимально точных и объективных критериев определения наличия отклонений и оснований для подозрений и периодически обновлять эти критерии»[3].

Между тем следует отметить, что и в рамках европейской модели существует определенная разница между положением нотариата в различных странах. Так, в рамках Европейского союза нотариус должен будет обратиться в специальный орган по борьбе с отмыванием денежных средств на любом этапе совершения сделки при возникновении у него подозрений по поводу ее незаконного характера. Напротив, в Швейцарии нотариус может указать клиенту на незаконный характер сделки, попытаться убедить его в необходимости ее оформления в рамках действующего законодательства, однако при несогласии на это клиента нотариус, отказывая в совершении нотариального действия, не обязан подавать заявление о подозрении в государственный орган. Швейцарским нотариусам это положение представляется принципиальным: по их мнению, нотариальная тайна является абсолютной, системообразующей категорией для данной юридической профессии, ведь это она позволяет создать нотариусу доверительные отношения со своими клиентами.

В области сохранения нотариальной тайны ключевой представляется проблема свидетельских иммунитетов. Так, во Франции нотариус обязан предстать перед судом, но он может отказаться от дачи показаний, сославшись на профессиональную тайну. Тем не менее эта тайна не может быть противопоставлена предписанию судьи о разглашении документов нотариуса или даже об их изъятии. Таким образом, баланс публичных интересов (установление истины в рамках расследования дела в суде) и частных интересов (интересов сторон) состоит в данном случае в том, что вся информация, отраженная нотариусом в нотариальном акте, может быть в исключительных случаях раскрыта в судебном процессе, но сведения, полученные нотариусом в ходе переговоров, никогда не станут известными третьим лицам, даже если речь идет о суде.

Следующий вопрос, обсуждавшийся в ходе конгресса и отражающий возложение на нотариуса новых публичных обязанностей, заключается в его роли налогового агента, когда он призван осуществлять расчет и взимание налоговых платежей при удостоверении договоров об отчуждении недвижимого имущества, а также в ходе наследственного производства. Здесь опять же можно говорить о том, что, предоставив нотариусу исключительную компетенцию в области удостоверения сделок на рынке недвижимости, государство взамен использует его в своих интересах. Однако, как мы увидим, в итоге в выигрыше здесь останутся все заинтересованные лица: не только государство, но и стороны сделки.

Прежде всего, в рамках оборота недвижимости все государства, представленные на Конгрессе, были обеспокоены необходимостью отражения в нотариальном акте действительной цены договора купли-продажи. На нотариусов многих европейских стран в силу налогового законодательства возлагается обязанность проинформировать стороны о необходимости указать действительную цену сделки и о существовании санкций за установление фиктивной цены. Нотариус же, согласившийся удостоверить сделку с фиктивной ценой, может быть подвергнут наиболее строгим дисциплинарным санкциям, в том числе лишению своей должности.

С передачей функции взимания налога нотариусу он в большинстве случаев становится единственным ответственным лицом за взимание налога перед налоговыми органами. Такая система взимания налога представляет государству значительную экономию средств. При этом риск неплатежеспособности налогоплательщика совершенно отсутствует, поскольку сама сумма налога взыскивается одновременно с заключением самого договора купли-продажи. Стороны также заинтересованы в такой системе сбора налога, поскольку сумма налогового платежа будет правильно посчитана компетентным профессионалом и будет вовремя перечислена в налоговый орган, что позволит им избежать каких бы то ни было налоговых санкций (кроме того, как уже было отмечено, нотариус является единственным ответственным лицом за уплату данного налога и возможные претензии налоговых органов, в том числе и связанные с заниженной, по их мнению, ценой сделки будут адресованы именно нотариусу, а не сторонам). Помимо этого, стороны в силу обязанности нотариуса по даче правового совета смогут воспользоваться всеми возможными преференциями, предоставляемыми им налоговым законодательством.

Другой важной гарантией прозрачности оборота является уплата цены сделки через бухгалтерию нотариуса. Чаще всего это правило не является обязательным в силу закона. Однако уплата суммы сделки через бухгалтерию нотариуса, когда деньги зачисляются на специальный счет, открытый на имя нотариуса в депозитной кассе, предоставляет сторонам ряд неоспоримых преимуществ. Прежде всего, сторонам гарантирована взаимозависимость факта оплаты сделки и наступления ее правовых последствий: переход права собственности будет невозможен без уплаты покупной цены, и, наоборот, уплата цены невозможна без перехода права. Кроме того, стороны в случае оплаты сделки через бухгалтерию нотариуса обеспечивают себя доказательством совершения сделки и ее условий на долгий период, поскольку бухгалтерские документы нотариуса обыкновенно хранятся в течение долгого периода. Обеспечение доказательств может понадобиться как покупателю в отношении продавца, который спустя несколько лет после совершения сделки может заявить об отсутствии факта передачи денег, а также в отношении налоговой администрации, которая может оспорить действительность уплаты цены и переквалифицировать договор купли-продажи в договор дарения со всеми вытекающими отсюда налоговыми последствиями. Дополнительные гарантии сторонам обеспечивает и тот факт, что нотариус размещает денежные средства, поступившие ему от покупателя, на специальном счете в публичном учреждении – депозитной кассе, ограниченная правоспособность которой уничтожает риск банкротства этой организации (международные рейтинговые агентства выставили ей высочайшую оценку ААА).

Таким образом, основной вывод международного нотариального сообщества заключается в том, что при современных тенденциях экономического развития нотариус может стать привилегированным партнером государства в деле обеспечения законности и прозрачности финансового оборота, однако такой привилегированный статус обусловливает и рост числа функций, возлагаемых на нотариуса, равно как и его обязанностей и профессиональной ответственности перед клиентами и государством. В переводе на язык российских реалий это означает, что расширение компетенции нотариуса возможно только при условии, что он сумеет обосновать обществу и государству необходимость своего участия в обороте. При этом каждый из этих субъектов предъявит нотариату свои требования, и если государство будет заинтересовано в переложении на нотариуса как можно большего числа государственных обязанностей с возложением на него полной имущественной ответственности и при условии сохранения за собой «командных высот», то общество будет заинтересовано не только в увеличении уровня правовой безопасности сделок, но и в повышении уровня комфорта, удобства работы с нотариусом, когда именно последний будет осуществлять все действия (проверки, получение и передачу документов в регистрирующие органы, получение справок и т.д.), необходимые для достижения искомого правового результата.



[1] Резолюция XXVI Международного конгресса нотариата по первой научной теме. Перевод с испанского языка. См.: «Нотариальный вестникъ», 2010, № 12. С. 10.

[2] Там же. С. 11.

[3] Там же. С. 12.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100