Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Ситуация правового нигилизма в современной России с позиции теории интуитивного права

16.12.2010

В.В. Ралько,

аспирант кафедры

государственно-правовых наук РААН (г. Москва)

 

 

Аннотация. В настоящей статье исследуется такое актуальное для нашей страны явление, как правовой нигилизм. Анализируются существующие в современной теории права подходы к правовому нигилизму и предлагаемые пути его преодоления. С позиции теории интуитивного права, которая является составной частью психологической теории права Л.И. Петражицкого, в статье предпринимаются попытки дать определение правовому нигилизму как явлению, относящемуся к сфере правовой психологии, найти его причины, а также определить оптимальные способы его устранения.

Ключевые слова: правовой нигилизм, справедливость, Л.И. Петражицкий, психологическая теория права, интуитивное право, позитивное право, политика права.

 

Situation of Legal Nihilism in Modern Russia from the Position of the Intuitive Law Theory

V.V. Ralko, Resident of the Department of State-Legal Sciences of Russian Academy of Advocateship and Notariat (Moscow)

Annotation. The article studies an event so actual for this country as legal nihilism. There are analyzed the approaches existing in contemporary law theory towards legal nihilism and proposed ways of its overcoming. From the position of intuitive law theory which is an integral part of psychological law theory of L.I.Petrazhitskiy, there are made attempts in the article to give a definition to legal nihilism as an event, related to the sphere of legal psychology, to find its causes, as well as to define optimal methods of its elimination.

Keywords: legal nihilism, justice, L.I.Petrazhitskiy, psychological law theory, intuitive law, positive law, law policy.

В настоящее время в России довольно часто употребляется термин «правовой нигилизм». Под этим явлением понимается разновидность социального нигилизма, сущность которого – в общем негативно-отрицательном, неуважительном отношении к праву, законам, нормативному порядку, а с точки зрения причин – в юридическом невежестве, косности, отсталости, правовой невоспитанности основной массы населения [1]. Некоторые исследователи считают правовой нигилизм чем-то вроде национальной черты русского народа. По мнению американского ученого А. Валицкого, «право в России отвергалось по самым разным причинам: во имя самодержавия или анархии, во имя Христа или Маркса, во имя высших духовных ценностей или материального равенства» [2].

По утверждению многих отечественных исследователей, это явление до сих пор имеет огромное значение в нашей стране. Так, согласно проведенному в 2002 г. опросу 34,9% молодых россиян считают, что в России нельзя жить по закону. Не согласны с ними только 9,3% респондентов, остальные затруднились ответить. Опрос, проведенный среди студентов юридических вузов, показал: 45% опрошенных считают оправданным нарушение закона в определенных жизненных ситуациях; 41 – склоняются к мнению, что умный человек всегда найдет способ обойти закон, если он ему мешает; а 28% полагают, что выжить в сложившейся в стране ситуации, не нарушив закон, практически невозможно [3].

В абсолютном большинстве отечественные государственные и общественные деятели, практикующие юристы и теоретики права оценивают правовой нигилизм как весьма негативное явление и стремятся к выработке стратегии его преодоления или устранения. В качестве основных путей его преодоления обычно выделяют три направления:

– совершенствование системы правовых норм – приведение их в соответствие между собой и, главное, в соответствие с Конституцией РФ;

– совершенствование правоприменительной и правоохранительной деятельности, осуществление ее строго в рамках закона;

– «правовое воспитание» – воздействие на правосознание граждан, пропаганда законности через СМИ и другие источники информации [4].

По нашему мнению, ситуация в обществе – отношение граждан к праву, характеризуемое как правовой нигилизм – может быть улучшена в результате подхода к ней с позиции психологического понимания права, а также с учетом теории интуитивного права. При таком подходе правовой нигилизм может характеризоваться как определенная ситуация – сочетание условий и обстоятельств, создающих определенную обстановку, положение. По отношению к правовому нигилизму в качестве основного условия выступает определенный характер отношений между интуитивным и позитивным правом. Термин «интуитивное право» был введен в правовую теорию отечественным ученым – профессором Санкт-Петербургского университета Л.И. Петражицким, который известен, прежде всего, тем, что выдвинул новую, психологическую теорию права. Право определяется данной теорией как явление человеческой психики, относящееся к сфере эмоций и имеющее императивно-атрибутивный характер (сочетание эмоционального переживания правомочия одного субъекта и обязанности другого). Этот признак служит одновременно отграничением права от морали, которая, по мнению Л.И. Петражицкого, носит исключительно императивный характер (то есть переживается только обязанность одного субъекта без права требования со стороны другого). Право, согласно психологической теории, подразделяется на позитивное (когда правовые эмоции переживаются со ссылкой на внешний нормативный факт – закон, обычай, веление, договор и т.д.) и интуитивное (когда правовые эмоции переживаются непосредственно, основываясь исключительно на самостоятельных внутренних установках субъекта). Интуитивное право, с точки зрения Л.И. Петражицкого, тождественно тому, что большинство людей понимают под справедливостью – то самое «чувство справедливости». Официальное позитивное право – это совокупность законов и других нормативных актов, действующих в данном государстве, которые исполняются со ссылкой на государственный авторитет. Главное, необходимо понимать, что оба эти вида права реально существуют исключительно в сознании людей. Особый характер соотношения интуитивного и позитивного права в сознании индивида порождает ситуацию правового нигилизма.

В качестве характерной черты нигилизма в целом выступает не объект отрицания (он может только определять конкретную форму нигилизма), а «степень, интенсивность, категоричность этого отрицания – с преобладанием субъективного, точнее индивидуального начала» [5]. Правовой нигилизм как социальное явление, с точки зрения психологического подхода к праву, представляет собой максимальную степень несоответствия официального позитивного права в данном государстве интуитивно-правовым представлениям большого числа индивидов.

Подобное понимание правового нигилизма дает нам представление о том, чего же хотят ученые-юристы, государственные и общественные деятели, говоря о необходимости его преодоления. Это требование выражает желание изменить интуитивно-правовые представления граждан, приблизить их к официальному позитивному праву. Исходя из такого понимания мы можем оценить три основных подхода к его преодолению.

Первый подход, предполагающий изменения официального позитивного права, основывается на идее конституционализма, на необходимости привести систему нормативных актов в соответствие с Конституцией РФ. Также немаловажным считается приведение всех законов и подзаконных актов в состояние непротиворечия друг другу, руководствуясь конституционными принципами относительно их юридической силы. Данный подход основан на том предположении, что интуитивное право граждан находится в согласии с тем официальным позитивным правом, которое закреплено в Конституции РФ. Из этого следует логичная мысль, что приведение всего официального позитивного права в соответствие с Конституцией РФ обеспечит согласие между интуитивным и официальным позитивным правом. Однако подобное предположение, по нашему мнению, не до конца учитывает реальную сложившуюся ситуацию. По данным социологического опроса, проведенного Фондом «Общественное мнение» (далее – ФОМ) в 2007 году на предмет отношения граждан к Конституции РФ, 41% считает, что у нашей страны хорошая Конституция. Тех, кто придерживается противоположной точки зрения, в два раза меньше (20%), а 39% затруднились сказать что-либо определенное об этом. Несмотря на то, что определенное – положительное или отрицательное – мнение о Конституции имеют 61% опрошенных, с ее содержанием хотя бы в общих чертах знакомы, по их словам, лишь 35%. Примерно каждый второй (53%) признался, что не знает основных положений российской Конституции, а 12% затруднились оценить свою осведомленность в данном вопросе. По вопросу о том, каково фактическое значение Конституции – действительно ли она выступает в качестве «основного закона страны» или является чисто формальным документом, несущим главным образом ритуально-символический смысл, – мнения опрошенных разделились почти в равной пропорции: 42% придерживаются первой из названных точек зрения, 38% – второй. Каждый пятый (20%) не имеет определенного мнения на этот счет. Чуть больше трети опрошенных (36%) убеждены в том, что Конституция помогает рядовым гражданам отстаивать свои права. Впрочем, преобладающей является противоположная точка зрения (44%), а каждый пятый затруднился с ответом (20%). Примерно каждый второй участник опроса (54%) склонен относиться к Конституции как к рабочему документу, который следует периодически пересматривать, приводя его в соответствие с требованиями времени. В два с половиной раза меньше доля тех, кто видит в Конституции политико-правовой фундамент общества, который можно подвергать пересмотру только в исключительных случаях (21%). Каждый четвертый респондент (25%) не поддержал ни одну из представленных точек зрения [6]. Эти данные свидетельствуют о том, что та часть опрошенных, которая негативно относится к Конституции РФ, не считает ее способной помогать гражданам отстаивать свои права, воспринимает ее как документ, имеющий исключительно ритуально-символический смысл, считает, что ее необходимо пересматривать в соответствии с требованиями времени, представляет собой немногим менее половины. Именно эти граждане наиболее склонны к правовому нигилизму, к отрицанию значения официального позитивного права в целом. В таком случае их негативное отношение к позитивному официальному праву не может быть изменено посредством приведения законодательства в соответствие с Конституцией РФ, поскольку она сама не соответствует их интуитивно-правовым переживаниям. Сама уверенность 54% граждан в том, что Конституция должна периодически пересматриваться в соответствии с требованиями времени, свидетельствует о том, что она представляет собой не самоцель, а средство отражения объективных процессов в обществе и, прежде всего, интуитивно-правовых переживаний граждан.

Вторым направлением работы по преодолению правового нигилизма среди граждан является совершенствование правоприменительной и правоохранительной деятельности. В нашей стране сложилась с давних времен еще одна форма права – неофициальное позитивное право государственных служащих и сотрудников правоохранительных органов. Оно косвенным образом связано с официальным позитивным правом, однако реально осуществляется на основе сложившихся обычаев и традиций осуществления подобной деятельности. Именно это неофициальное позитивное право чиновников и сотрудников правоохранительных органов находится в наибольшем конфликте с интуитивно-правовыми переживаниями граждан, с их представлениями о справедливости. Об этом свидетельствуют данные опросов населения. Опрос, проведенный ФОМ, в целях выяснения отношения граждан к чиновничеству выявил однозначно негативное восприятие данного института в целом со стороны большинства опрошенных: «Судя по данным опроса, “слово чиновник” для очень многих россиян звучит как бранное. Чиновник представляется нашим согражданам бездушным, жадным, безынициативным, коррумпированным, полуграмотным… Непрозрачность законов и правил, по которым функционируют чиновничьи структуры, иногда воспринимается как неграмотность, неумение организовать работу, а иногда – как сознательное утаивание полезной информации от народа… Это означает, что человек воспринимает чиновника, к которому он пришел с визитом, как члена клана – сильного и враждебного» [7]. Приведенные данные о представлениях опрошенных граждан свидетельствуют о том, что чиновничество воспринимается как отдельный «клан», который живет и действует по собственным правилам, собственному праву, которое носит неписаный характер и представляет собой нечто вроде обычая или традиции, которая всем известна, но нигде не зафиксирована. С позиции психологической теории права это явление представляет собой не что иное, как неофициальное позитивное право государственных служащих. В своих представлениях большинство граждан или не отделяет неофициальное позитивное право чиновничества от официального позитивного права государства, или не считает официальное позитивное право чем-то реальным, способным активно влиять на непосредственную жизнь граждан, так как на деле они всегда сталкиваются лишь с проявлениями этого неофициального позитивного права – в государственных органах, в милиции, в суде и т.д. Сам по себе подход, согласно которому неофициальное позитивное право чиновничества должно быть искоренено или приведено в соответствие с официальным позитивным правом, определенно носит положительный характер, однако эффективность подобной реформы в отношении правового нигилизма, по нашему мнению, не будет существенной вследствие отсутствия у граждан положительного восприятия самого официального позитивного права.

Третий подход, предлагающий «правовое воспитание» граждан – пропаганду ценностей права, правовое просвещение населения, представляет собой воздействие непосредственно на интуитивное право граждан в целях его изменения. Подобный подход будет иметь эффективность только для тех категорий граждан, у которых еще не сформировалась активная позиция по отношению к официальному позитивному праву. Однако для тех граждан, отношение которых можно охарактеризовать как «правовой нигилизм», подобное «воспитание» будет расценено исключительно негативно – как вражеская агитация.

Первым шагом на пути устранения ситуации правового нигилизма в обществе, по нашему мнению, должно стать объективное изучение существующей в стране правовой реальности, причем основанное именно на психологическом подходе к праву. Используя психологические и социальные исследования, необходимо установить состав интуитивного права населения страны, основные формы его проявления, его отношение к официальным и неофициальным формам позитивного права. Такое исследование должно носить научный характер и основываться на сочетании психологических и правовых подходов. Подход к реформированию сферы интуитивного права населения без четкого и системного представления о ее характере и структуре может породить обратный результат – дальнейший рост правового нигилизма. Л.И. Петражицкий писал: «…Влияние интуитивного права на разработку и применение позитивного права способствует в известной степени предупреждению, устранению и смягчению конфликтов между позитивным и интуитивным правом» [8]. Без изучения интуитивного права любые реформы в официальном позитивном праве будут давать непредсказуемый результат. Также необходимым представляется определение состава официального позитивного права Российской Федерации – того, которое реально существует и применяется, а не просто декларируется. Немаловажным является и изучение наиболее значимых форм неофициального позитивного права, их реальной роли в общественных отношениях. Любые реформы, для того чтобы иметь успех, должны исходить, прежде всего, из четкого понимания реальности, в данном случае правовой реальности. Иначе реформы, имеющие под собой самые благородные и высокие цели, но не основанные на реальной ситуации, не дадут никаких ощутимых результатов. Правовая реальность, по нашему мнению, представляет собой соотношение интуитивного и позитивного (официального и неофициального права) в сознании граждан.

В Российской Федерации, конечно, используются данные методы – опросы населения, учет их мнения относительно принятия тех или иных законопроектов и т.д. Но вся эта деятельность не имеет под собой строгой и систематичной научной основы, поскольку соотношение права с социологией и психологией в отечественной юридической науке до сих пор однозначно не определено. Именно подход к праву Л.И. Петражицкого, его теория интуитивного права и является, на наш взгляд, тем учением, на основе которого может быть создан научный синтез таких областей знания, как право, социология и психология. Несомненно, этот синтез будет иметь позитивный эффект, так как обеспечит слаженное взаимодействие различных методов научного анализа и разрешения проблемных вопросов, сформирует цельный подход к исследованию правовой сферы жизни общества.

Л.И. Петражицкий предлагал выделение такой науки как «политика права», под которой он понимал прикладную дисциплину, призванную сочетать процесс формирования официального позитивного права с интуитивно-правовыми переживаниями населения. Государство должно заниматься не выработкой механизмов принудительной реализации правовых норм, а развивать народную психику. Данный процесс, естественно, должен основываться на глубоких научных знаниях в психолого-правовой сфере [9]. Нам представляется, что подобная наука просто необходима в настоящее время, так как научные исследования, проводимые в настоящее время в данном направлении, лишены признаков системности и целостности. Они объединены лишь предметом исследования, однако их подходы и методы существенно отличаются. Вследствие этого сам подход к правовому реформированию в Российской Федерации лишен целостного и системного научного основания и представляет собой несистемное сравнение и сопоставление различных научных и ненаучных данных, на основании которых и делаются выводы о необходимости тех или иных реформ в сфере права. По нашему мнению, именно специальная прикладная наука, такая как политика права, оказала бы существенное влияние в сфере синтезирования различных научных знаний и определения актуальных правовых реформ.



[1] Теория государства и права: Учебник / Под ред. Пиголкина А.С. М., 2005. С. 559.

[2] Валицкий А. Нравственность и право в теориях русских либералов конца XIX начала ХХ века // Вопросы философии. 1991. № 8. С. 25.

[3] Малешин Д.Я. Причины правового нигилизма в России // Закон. 2009. № 1. С. 145.

[4] Бекетова Ю.Б. Дееспособность правосудия – гарантия ликвидации правового нигилизма // Право и безопасность. 2005. № 3 (16).

[5] Матузов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеализм // Правоведение. 2006. № 2. С. 4.

[6] Опрос населения. Отношение к Конституции – 13.12.2007 /

http://bd.fom.ru/report/map/projects/dominant/dom0749/d074926.

[7] Образ чиновника в представлениях россиян. Опрос населения. 27.04.2001, Климова С.Г. / http://bd.fom.ru/report/map/lang/191_12851/pa0016.

[8] Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. Т. 2. СПб., 1909. С. 496.

[9] См.: Петражицкий Л.И. Предисловие к сочинению «О распределении законов» и введение в науку политики права. Киев, 1896. С. 24.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100