Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

История регулирования имущественных отношений супругов в России

08.11.2010

Аннотация. Исторически в России семейные отношения регулировались моральными и религиозными нормами. Правовому регулированию семейных отношений традиционно отводилась более скромная роль. В данной статье автором проведен экскурс в прошлое России, чтобы оценить существующие сегодня нормы о брачном договоре.

 

T.N. Kartavenko. History of regulation of property relations of spouses in Russia

Annotation. Historically in Russia family relations were regulated by moral and religious norms. Legal regulation of family relations was traditionally given more modest role. In this article the author performed an excursus to old Russia in order to estimate the norms existing today in marriage contract.

 

Ключевые слова: семья, обручение, брачный договор, формы брака, имущество супругов, государство.

Keywords: family, education, marriage contract, forms of marriage, property of spouses, the State

Т.Н. Картавенко,

нотариус г. Твери

 

1.  Древняя германская и русская семья в дохристианском мире

Описание германской семьи этого периода имеется в очерке древнеримского историка Тацита «Германия»: «…браки у них соблюдаются в строгости, и ни одна сторона их нравов не заслуживает такой похвалы, как эта. Ведь они почти единственные из варваров довольствуются, за очень немногими исключениями, одною женой, а если кто и имеет по нескольку жен, то его побуждает к этому не любострастие, а занимаемое им видное положение» [1].

Жена находилась под опекой мужа. Из личной подчиненности вытекала и ее имущественная несамостоятельность. Жена была хозяйкой дома, но ей ничего не принадлежало, даже то, что она приносила в новую семью. В имущественном отношении все приобретенное имущество поступало к главе рода.

Древнерусская семья отличалась отсутствием строгого юридического начала. Муж не занимал места распорядителя и владельца. Сам термин «семья» на древнерусском языке означал товарищество, основанное на договоре.

Брачный договор существовал в Древней Руси, но это был договор покупки невесты. Жена должна была быть помощницей по дому и хозяйству. Процедура покупки была сложной и состояла из двух этапов:

первый этап – сватовство, когда посторонние лица – сваты приезжали на смотрины невесты и обговаривали величину выкупа и срок заключения брака;

второй этап – рукобитье – заключение сделки сторонами: родителями жениха или самим женихом с родителями невесты. Форма совершения была устная и символическая (рукобитье, зарученье, то есть связывание рук).

Содержание договора было исключительно хозяйственное – о взаимных вкладах, уплатах по случаю брака и хозяйства.

За невесту полагалось платить, причем различались две платы: вывод (или кладки) получал отец невесты, а обрядовую плату получали брат невесты или ее подруги.

Заключение брака происходило путем передачи невесты жениху. Невесту вечером приводили в дом к жениху. Невеста обязана была в знак покорности снять с будущего мужа сапоги. В один сапог жених клал плетку, в другой – монету. Если девушке удалось сначала снять сапог, в котором находилась монета, то невесту считали счастливой. Если в сапоге оказывалась плетка, счастья ей не обещали. Плеть считалась символом, правом мужа на наказание жены. Здесь имеется некоторое сходство с германскими обычаями, где таким символом был меч как право жизни и смерти жены.

На другой день после свадьбы родственники невесты приносили ее приданое. Приданое – это самобытное русское явление, которое вошло в законодательство и не имело аналогов в западных правовых системах.

В имущественных отношениях супруга обладала широкими полномочиями. Женщины знали семейную экономику и умели управлять ею с умом и выгодой для семьи. Об этом свидетельствуют берестяные грамоты, найденные в Великом Новгороде. Новгородские женщины даже выходили на вече. Но такие выходы не стали правилом, так как часто вечевые сходки кончались кулачным боем.

 

2. Обручение в русском праве

Введение христианства сильно изменило брачное право. Принятие христианства означало утверждение в обществе христианских идей о браке, об отношениях друг с другом. Новые идеи не совпадали с традиционным представлением русского народа об этом. В XVI–XVIII веках, чтобы устранить противоречие народной практики с церковными нормами о браке стало формироваться светское семейное законодательство, которое постепенно стало вытеснять церковное. Рассмотрим это на примере обручения.

Православная русская церковь придала большое значение обручению. Обручение связывало жениха и невесту почти так же прочно, как брак. Акт обручения оформлялся специальной сговорной или рядной записью. Активными сторонами в рядной были родители или опекуны. Иногда обручение совершалось в малолетстве, задолго до наступления брака. Самая древняя из сохранившихся рядная относится к 1513 году. В ней Аксинья Плещеева обязывалась выдать свою дочь Анастасию за князя Ивана Васильевича Оболенского и дать ей приданое.

Вот что содержалось в рядной того периода: кто и за кого выходит замуж, какое приданое дают родители невесты, когда назначается свадьба, свадебные расходы, плата со стороны жениха, приданое, подарки (которые имели иногда значение залога). Дополнительно могли быть включены вопросы о необходимости жениху платить по долгам невесты, об обязательстве воспитывать пасынка, о согласии содержать сестер невесты (своячениц), чтобы потом их выдать замуж.

На случай нарушения обещания вступить в брак устанавливалась неустойка – заряд. Сумма неустойки была значительной. Так, подьячий Посольского приказа ХVII века Григорий Котошихин писал, что размер неустойки в некоторых случаях мог достигать 5 и даже 10 тысяч рублей. Неустойка выплачивалась, если жених или его родители узнавали, что невеста увечна или о ней идет худая слава, или если отец невесты узнавал, что жених пьяница или уродлив. По рядной стороны имели право на иск. Такие дела были многочисленны и подсудны церковной власти. Брак считался таинством. Государство и суд в решение этих споров не вмешивались.

В имущественном положении русской женщины сложилась феноменальная ситуация – имущественная самостоятельность при полном личном подчинении мужу. Эту загадку не смогли разгадать ни историки, ни русские правоведы. Это доказывают источники права: «После смерти мужа вдова могла требовать от его родственников возврата своего имущества... За долги мужа жена не отвечала. Задолжавший отец семейства отвечал самолично за свой долг, без привлечения к взысканию жены и детей». [2]

Но при раздельности имущества супругов имели место элементы общности. Это объяснялось тем, что церковь внесла нормы греко-римского права в имущественные отношения супругов. Приданое на время брака становилось общим имуществом. Муж пользовался приданым, например, вотчиной, мог его закладывать. Но если он хотел продать вотчину, то требовалось согласие жены. Если жена умирала, то приданое оставалось у мужа, а потом переходило к их общим детям. По мере развития общества изменялись как семья, так и правовое регулирование отношений супругов.

Главное событие в Германии XVI века – борьба католичества с протестантством. Церковная реформа провозгласила отделение государства от церкви. Протестанты перенесли с церкви на государство право брачного законодательства и право брачного суда, но форма брака оставалась церковной.

В России основная масса народа принадлежала к единому вероисповеданию. Политическое противостояние церкви и государства нашей истории не известно.

В конце XVII века Петр I стал проводить политические реформы.
Реформы затронули домостроевские порядки и церковь. Церковь становится подчиненным учреждением. Петр I издал закон об условиях вступления в брак, разрешил смешанные браки с иноверцами и иноземцами. На первый план в браке было выдвинуто согласие. Император способствовал освобождению русской женщины. Выбор должен быть свободен. Родители должны были давать присягу, что не понуждают детей и своих крепостных к браку. Далее в 1702 году он определил срок обручения – за шесть месяцев до венчания, и в этот срок обрученные могли разойтись. Рядные записи было запрещено писать крепостным порядком и с неустойкой. Эти нововведения были вызваны злоупотреблениями и обманами в браках.

Можно привести судебное решение Сената 1868 года – прошло полтора века. Некто Полюбин перед вступлением в брак дал своей невесте расписку: «Я получил от такой-то 2 400 рублей, потому что я вступаю с ней в брак, но если брак между нами не совершится, то должен возвратить деньги». Брак не состоялся, и бывшая невеста взыскивала эти деньги с бывшего жениха. Ответчик отказывался от платежа, придавая условию вид неустойки на случай брака. Но это возражение не было принято судом.

XVIII век – это век правления женщин в России. Шестьдесят четыре года страной правили императрицы.

Екатерина II – немецкая принцесса Софья Фредерика Августа проводила реформы законодательства, доставшегося ей от отца Петра I.

Императрица приняла близко к сердцу положение женщин. В 1775 году обручение и венчание были объединены в один акт. Она продолжила укреплять независимое положение русской женщины. Приданое стало имуществом жены, которым муж не имел права пользоваться и распоряжаться. Это подтверждают решения судов той эпохи. В 1753 году Сенат по делу Головиной нашел, что жена может продать свое имение без согласия мужа. В 1763 году Сенат признал недействительность договоров между супругами ввиду личной зависимости жены от мужа.

В XVIII веке Сводом законов Российской империи устанавливается полная раздельность имущества супругов.

Брачный договор при таком правовом регулировании не мог существовать. Светское право не могло до конца заменить церковное право.

 

3. XIX век и начало XX века. Раздельность имущества супругов в дореволюционной России

Германия установила гражданский брак в 1875 году.

В России брачный договор имел место в XIX веке. Как и в Древней Руси, это был договор о гражданском браке.

В русском православии еретических течений не существовало. Имело место только старообрядчество. Старообрядцы не приняли церковных реформ XVII века и находились в оппозиции к официальной церкви. Для них было установлено по закону от 19 апреля 1874 года (о благоустройстве семейной жизни раскольников) подобие гражданского брака. Старообрядцы оформляли, можно сказать, брачные контракты. Это было клятвенное письмо, адресованное общественному собранию, в котором стороны удостоверяли торжественно свой союз в присутствии свидетелей.

В отношении супружеского имущества в XIX и начале XX века продолжала существовать полная раздельность имуществ. Приданое жены, имущество, приобретенное ею или на ее имя во время замужества по сделкам, по наследству признается ее отдельной собственностью. Каждый супруг распоряжается имуществом без согласия другого супруга. Супруги могли заключать между собой любые возмездные и безвозмездные сделки. Один супруг не отвечал своим имуществом за долги другого. При совместной жизни создается общая обстановка, приобретаемая на средства одного или обоих супругов. Относительно этого имущества между супругами создается фактически некоторая общность. Это имущество не могло быть привлечено к ответственности по долгам супругов.

Жена не обязана участвовать в расходах на семейную жизнь, даже если имеет самостоятельные средства. Такого положения в германском праве не было.

Но территория России была огромной. В Польше, входившей тогда в состав империи, применялся так называемый публичный договор. Он мог быть заключен только до брака, подлежал нотариальному удостоверению, должен был быть указан в акте бракосочетания и мог изменять только те имущественные отношения супругов, которые определялись местными законами. Можно сказать, что это был почти брачный договор.

Рядная запись продолжала существовать. Рядные записи подлежали нотариальному удостоверению. Рядная запись трактовалась как акт передачи приданого. Приданое носило дарственный характер. Рядные записи совершались или до брака или после брака, но не позднее, как через шесть месяцев после венчания.

Все входящие в состав приданого капиталы деньгами, векселями и билетами должны быть обозначаемы в записи с точностью. Также в рядной записи дочь за себя и своих наследников могла добровольно отказаться от дальнейшего участия в наследстве. Если не отказывалась, то сохраняла право на участие в наследстве.

Идея раздельности имущества супругов критиковалась правоведами. Раздельная собственность супругов в некоторых случаях считалась мертвой буквой. Муж при системе раздельности был бесконтролен и безответственен. Имущественная самостоятельность жены в браке в большинстве случаев – фикция. Воля мужа в браке была преобладающей, и жене трудно было отстаивать свою имущественную независимость.

Раздельность имущества супругов критиковалась и немецкими юристами, которые считали, что такая система характерна для низших ступеней развития цивилизации.

В начале XX века патриархальный тип русской семьи начинает изживать себя. В обществе преобладали идеи развития личности. И эта личность хотела освободиться из тесноты патриархальной семьи.

 

4. Революция 1917 года

Будущие руководители страны Советов разрабатывали вопросы о положении женщины в социалистическом обществе. Среди большевиков была популярна работа одного из основателей Социал-демократической партии Германии, деятеля германского и международного рабочего движения Августа Бебеля «Женщина и социализм». Бебель писал, что женщина нового общества в социальном и экономическом отношении совершенно независима, она не знает над собой даже тени господства и эксплуатации; она стоит по отношению к мужчине как свободная, равная личность, она сама госпожа свободы. Полная эмансипация женщины и ее равенство с мужчинами являются одной из целей развития. Придет золотой век, о котором люди мечтали и к которому стремились в течение тысячелетий. Будущее принадлежит социализму, прежде всего рабочему и женщине.

То, о чем только мечтал Бебель, стали воплощать в жизнь большевики.

В Февральскую революцию 1917 года получило подтверждение высказывание немецкого драматурга эпохи Просвещения Лессинга о том, что женщины – авангард революции, поскольку всеобщая нужда особенно тяготеет над женщинами. Первыми в революционных событиях февраля в России приняли участие женщины, требовавшие хлеба своим голодным детям.

Великая Октябрьская социалистическая революция полностью разрушила веками сложившуюся систему брачно-семейных отношений.

Старые идеологические ценности рухнули. Скрытые раньше проблемы женщин обнажились. В области брака и отношений полов происходит революция, созвучная пролетарской. Была предпринята попытка реализовать иное, «революционное», отношение к семье. Основным идеологическим тезисом стало положение о ненужности семьи, о ее неизбежной гибели.

Сторонники свободной любви утверждали, что с отменой частной собственности на землю и национализацией промышленности моногамия должна уступить место свободной любви. В коммунистическом обществе удовлетворить свою половую потребность будет так же легко, как выпить стакан воды.

Анархисты требовали обобществления женщин. Так, в Саратове в первые годы революции был принят анархический декрет следующего содержания: «1 марта 1918 года отменяется право частного владения женщинами, достигшими возраста от 17 до 32 лет. Действие этого закона не распространяется на замужних женщин, имеющих более пяти человек детей. Все женщины, забеременевшие, освобождаются от своих прямых обязанностей на четыре месяца. Рождаемые младенцы, имеющие один месяц возраста, отдаются в приют “Народные ясли”, где воспитываются и получают образование до 17-летнего возраста за счет фонда народного поколения». [3]

Эти идеи были известны и ранее. Известный юрист Константин Петрович Победоносцев писал, что осуществление такой теории в общественной жизни приведет к разрушению самой жизни.

Тогда В.И. Лениным в порядке критики теории «стакана любви» было сформулировано марксистское представление о семье социалистического типа: это моногамия, основанная на подлинной любви. Принцип моногамии прочно вошел в советское брачно-семейное законодательство в качестве одного из основных ведущих принципов. Свобода брака трактовалась как свобода от материальных расчетов и забот, от религиозных и общественных предрассудков, от запретов папаш, от узкой крестьянской, мещанской или интеллигентски-буржуазной среды, от уз закона, суда и полиции.

Все эти идеи были претворены в жизнь. Вслед за знаменитыми декретами о мире и земле появились подписанные В.И. Лениным декреты от 18 декабря 1917 года «О гражданском браке, о детях и о ведении актов гражданского состояния» и от 19 декабря 1917 года «О расторжении брака». В тот момент сопротивление буржуазии еще не было сломлено до конца. Шла война с Германией, до Брестского мира было около трех месяцев. Еще не была создана Красная Армия.

Декрет о гражданском браке отвел имущественным отношениям лишь одну статью, возложив на мужа обязанность содержать свою нетрудоспособную жену. Эти декреты о браке и разводе ложились на почву, подготовленную ранее принятыми актами Советского правительства. Прежде всего, декретом «О земле» от 26 октября 1917 года. Землей по декрету наделялись все лица независимо от пола. Неограниченная власть главы семьи, хозяина надела, собственника кончилась.

Также на формирование новой семьи оказали влияние декрет от 11 ноября 1917 года «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» и «Декларация прав народов России» от 2 ноября 1917 года, устранившие сословные и национальные преграды для вступления в брак.

Провозглашение равноправия женщин в новом государстве подкреплялось и материальными гарантиями, которые способствовали действительному освобождению женщин: устанавливались пособия беременным женщинам, пособия по случаю рождения ребенка неработающей женщине, были приняты правила о трудовых льготах женщине-матери.

Все это законодательство нанесло решительный удар по старой дореволюционной патриархальной семье. Менялся весь уклад семейных отношений. В корне изменилось положение женщины в семье.

Оценивая впоследствии значение этих первых законодательных актов, В.И. Ленин писал: «Ни одна демократическая партия в мире ни в одной из наиболее передовых буржуазных республик за десятки лет не сделала, в этом отношении, и сотой доли того, что мы сделали в первый год нашей власти. Мы не оставили в подлинном смысле камня на камне из тех подлых законов о неравноправии женщины, о стеснении развода, о гнусных формальностях, его обставляющих, о непризнании внебрачных детей, о розыске их отцов. Мы имеем тысячу раз право гордиться тем, что сделали в этой области». [4]

Однако В.И. Лениным стратегия развития семьи и положения женщины в социалистическом обществе трактовалась по-иному, чем немецкими социал-демократами. По воспоминаниям Клары Цеткин, деятельницы германского и международного коммунистического движения, В.И. Ленин считал, что буржуазная эмансипация неприемлема. В России пролетарская диктатура пробивает дорогу к полному равноправию женщин. В беседах с Кларой Цеткин В.И. Ленин утверждал: «Все мысли работниц должны быть направлены на пролетарскую революцию, решительную борьбу со старым миром, к победе, великий момент не допускает женской ограниченности. Аполитичная, необщественная, отсталая женщина должна стать кирпичиком для строительства коммунистического общества. Мы втягиваем женщин в работу советского хозяйства, управлений, в законодательство и правительственную работу. Мы открываем им двери всех курсов и учебных заведений. Мы основываем обязательные кухни и столовые, прачечные и починочные мастерские, ясли, детские сады, детские приюты, воспитательные учреждения. Этим путем женщина освобождается от старого домашнего рабства и всякой зависимости от мужа». [5]

В Германии с ее интеллигентным и нетребовательным рабочим классом даже в революцию 1918 года представить и реализовать такое было невозможно.

Второй этап в развитии советского законодательства о браке и семье ознаменовался принятием в сентябре 1918 года «Кодекса законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве РСФСР». Это был первый кодифицированный акт советского государства. Это произошло в разгар Гражданской войны, иностранной интервенции, в период военного коммунизма. Практически вся собственность была национализирована, гражданского оборота практически не существовало. Уголовный, гражданский и трудовой кодексы еще не приняты. Гражданское право в тот момент считалось умершим, и пока его никто не собирался возрождать. Статья 105 названного кодекса установила принцип раздельности имущества супругов, равноправия в решении вопросов семейной жизни и выбора места жительства. В этом кодексе была установлена тенденция, которая получила развитие в последующем законодательстве: законодатель, предоставляя супругам достаточно прав в личных отношениях, имущественные отношения ставит в неоправданно жестокие рамки. Законный режим имущества супругов не может быть изменен соглашением. Причиной этого был страх злоупотребления правом, который продержался в семейном праве до 1996 года.

Однако уже к началу 20-х годов стало очевидным, что принцип раздельности имущества супругов не служит интересам женщины. В условиях того времени уделом очень многих женщин оставались домашнее хозяйство и экономическая зависимость от мужа. Имущество приобреталось на заработок мужа, формально он становился его собственником. Вкладывая свой труд в домашнее хозяйство и воспитание детей, жена не приобретала прав на совместно нажитое с мужем имущество. Судебная практика, исходя из правильного понимания принципа равенства супругов, стала признавать за женой, не работавшей по найму, а занимавшейся воспитанием детей и домашним хозяйством, равное право с мужем на имущество, которое приобреталось на заработную плату мужа. В 1925–1926 годах при обсуждении проекта кодекса о браке и семье прозвучало много голосов за установление в законе правила общности супружеского имущества.

 

5. Первый кодекс о браке, семье и опеке

В 1923 году стал разрабатываться новый Семейный кодекс. В 1925 году проект вынесли на всенародное обсуждение. В ряде журналов того времени юристами дискутировалась возможность изменения режима супружеского имущества путем заключения брачного договора.

В Кодексе о браке, семье и опеке 1926 года присутствовали следующие прогрессивные нормы.

Во-первых, ввели принцип общности имущества супругов.

Во-вторых, была введена специальная норма о праве супругов вступать между собой во все дозволенные законом имущественно-договорные отношения и о недействительности соглашений между супругами, направленными к умалению имущественных прав жены и мужа.

В-третьих, фактические браки получили правовое признание.

Согласно статистическим данным НК РСФСР число фактических браков к 1926 году составляло около 7 процентов по отношению к зарегистрированным. Такое увеличение числа фактических браков в 20-е годы стало результатом нестабильного экономического положения, диспропорции полов, распространения новой половой морали. На практике было обнаружено массовое использование брака в целях эксплуатации. Наиболее остро эта проблема ощущалась в деревнях, где процветала практика брать в жены на сезон, то есть на лето, на время страды, а осенью такой «жене» можно было дать развод. Признание фактического брака стало способом защиты интересов материально зависимых женщин, для которых сожительство означал отсутствие права на совместно нажитое имущество, на взыскание алиментов.

В-четвертых, в советской правовой доктрине появилось прогрессивное отношение к институту брака как к соглашению, которое оформляется лишь регистрацией брака.

В тот период истории в общем имуществе супругов еще имели место актив и пассив, это разъяснялось Верховным судом РСФСР вскоре после принятия Кодекса о браке, семье и опеке 1926 года. Позднее это было прочно забыто, так как супружеские долги утратили прежнее значение вследствие сокращения семейно-хозяйственной деятельности.

Гражданский кодекс 1922 года говорил только о частной собственности; термин «личная собственность» в качестве особой юридической категории появляется лишь в Конституции СССР 1936 года. Частной собственностью считались и концессии, и кулацкие хозяйства, и приусадебные хозяйства колхозников. Личная собственность граждан определялась как часть совокупного общественного продукта, поступающая в распоряжение трудящихся в соответствии с количеством и качеством затраченного каждым из них труда. Личная собственность носила потребительский характер. Одним из наиболее важных его материальных объектов становится жилое строение. Пределы собственности были ограничены – собственность должна была использоваться только в потребительских целях с решительным пресечением попыток извлечения имущественных выгод нетрудовым путем.

Прошло 12 лет после Октябрьского переворота, частная собственность ушла в небытие. Большевики проводили в жизнь идеи о ненужности большего количества имущества в семье, против его накопления. Наследовать в социалистическом обществе также стало нечего, что было еще предсказано Августом Бебелем. В 1929 году была издана совместная инструкция Наркомфина и Наркомюста РСФСР, которая содержала перечень имущества, относимого к предметам роскоши. Любопытно отметить, что к ним в те далекие годы относились не только драгоценные камни и антиквариат, но и зеркала, и даже кровати с никелированными чашечками.

Тогда у российского нотариата появилось женское лицо. Частной собственности нет, профессия нотариуса становится непрестижной, и нотариусами стали работать женщины.

Вот, например, какой трудовой путь был у нотариуса города Твери Морозовой Анны Ефимовны. С пяти лет по чужим людям в няньках, потом работа раздатчицей в столовой, на торфоразработках, на ткацкой фабрике. Как член коммунистической партии была выдвинута на работу в губернский суд. Получила заочное юридическое высшее образование. Работала нотариусом с 1929 по день своей смерти в 1952 году.

В Великую Отечественную войну советский народ понес колоссальные потери в численности населения.

Прямые потери составили примерно 20–22 миллиона человек и около 30 миллионов человек – потери упущенные, явившиеся следствием вызванного войной снижения показателей естественного прироста населения. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 года предусмотрел целый ряд мер, направленных на укрепление семьи в условиях военного времени: признание только зарегистрированного брака, соответственно претерпели изменение нормы наследственного права.

 

7Законодательство о семье 60–90 годов XX века

Несмотря на все усилия идеологического порядка, уничтожить семью как естественную основу человеческого общества было невозможно. Все более ощутимыми становились негативные последствия непризнания семьи. Демографические данные были неблагоприятными: увеличение числа разводов, сокращение числа регистрируемых браков, снижение рождаемости.

К тому же дискредитация семьи на общегосударственном уровне способствовала умалению чувства ответственности за семью. Поэтому все чаще и чаще в законодательных актах, посвященных браку и семье, фигурируют слова: «забота о советской семье», «дальнейшее укрепление советской семьи». Во введении к Основам о браке и семье Союза ССР и союзных республик, вступивших в действие с 1 октября 1968 года, говорилось: «Забота о советской семье, в которой гармонически сочетаются общественные и личные интересы граждан, является одной из важнейших задач советского государства».

Так, медленно, шаг за шагом, в закон начинает проникать новая идеология, учитывающая реальное положение дел. Социалистическая семья должна быть основана на взаимной любви и дружбе, равноправии супругов, быть устойчивой и крепкой, способной в духе Морального кодекса строителей коммунизма воспитывать подрастающее поколение. Основы четко определили правовой характер общности супружеского имущества, установив, что «имущество, нажитое супругами во время брака, является их общей совместной собственностью» (ст. 12). Раздел этой собственности возможен без расторжения брака (ранее такой раздел был спорен). Режим раздельности был установлен на добрачное имущество супругов. При подготовке Основ высказывалось предложение о последующем введении в законодательство принципа общности всего имущества супругов независимо от того, было ли оно приобретено в браке или до его заключения. Причем это обосновывалось идеологическими соображениями – условиями строительства коммунистического общества, в котором не может быть деления на «твое» и «мое». Брачный договор в то время считался пережитком капитализма и тлетворным влиянием Запада.

Имущественной составляющей супружеских отношений отводилась малозначительная роль. Преамбула Кодекса о браке и семье РСФСР 1969 года гласила: «…активно содействовать окончательному очищению семейных отношений от материальных расчетов и созданию коммунистической семьи, в которой найдут свое полное удовлетворение наиболее личные чувства людей». [6]

Статьи 20, 21 этого кодекса содержали императивную норму: правовой режим имущества супруги изменить не могли. Если же вопреки действовавшему законодательству супруги все же заключали договор об изменении правого режима нажитого имущества или о порядке его раздела, такой договор признавался недействительным (ничтожным) с момента его заключения и потому не имел судебной защиты и не порождал никаких правовых последствий.

Источником материальных благ в семье был преимущественно труд ее членов. Доходы были незначительны, например, средний размер вклада в Сберегательном банке у гражданина в 1965 году был 326 рубля, в 1979 году несколько выше – 581.

Что же за имущество наживалось в браке? В конкретном решении суда 1968 года было установлено: «за время совместной жизни истицы с ответчиком были приобретены различные ценные вещи: радиоприемник, шифоньер, комод, стиральная и швейная машины, трельяж, буфет и ковер». По большому счету советским людям делить и наследовать было нечего. Идеологи предполагали, что в советской семье духовное преобладает над материальным.

Даже спустя 20 лет имущественное положение советской семьи изменилось незначительно: на тысячу человек приходилось чуть больше 30 автомашин. Средняя заработная плата рабочего составляла 238 рублей, служащего – 172 рубля. Из них на приобретение ценных вещей тратилось 6–7% от получаемого дохода.

 

8. Гражданский кодекс РФ. Подготовка Семейного кодекса РФ

Возрождение и становление института частной собственности, развитие гражданского оборота, создание системы государственной регистрации недвижимости на недвижимое имущество и сделок с ним привело к тому, что проблема заключения сделок между супругами приобрела особенную актуальность.

Также в последнее десятилетие ХХ века демографические показатели еще более ухудшились по сравнению с 60-ми годами: получил широкое развитие фактический брак, резко снизилось число зарегистрированных браков, наблюдался интенсивный рост разводов.

В идеологии стали доминировать идеи свободы личности, индивидуализма, сексуальной свободы и независимости, гражданского брака.

К концу 1991 года было создано огромное число частных предприятий, в том числе 8 092 акционерных обществ, 1 304 коммерческих банков, 64 729 товариществ, 182 биржи, 49 тысяч крестьянских (фермерских) хозяйств, 78 377 кооперативов. В обществе возрождалось давно забытое за годы советской власти: произошло резкое увеличение доходов небольших групп населения, появились безработные, закрывались неэффективные предприятия, устанавливались свободные рыночные цены на товары и услуги, приватизировалось жилье, появилось платное профессиональное образование.

Рыночные отношения затронули не только экономику, но и тонкую сферу межличностных отношений. Произошла потеря ранее общепризнанных моральных ценностей и ориентиров. У большинства населения отсутствуют подлинные религиозные убеждения. Возрождающийся капитал требовал законодательной защиты.

Переход к рынку оказал влияние и на гендерные роли мужчины и женщины.

За очень короткий исторический период с 1917 до 1996 года Россия сделала огромный скачок в изменении положения женщины в обществе. Для России характерен исключительно высокий уровень занятости женщины в экономике – 49% среди всех занятых на рынке труда, тогда как мужчин – 51%. Каждая четвертая работающая россиянка имеет диплом о высшем образовании, в то время среди мужчин – только каждый пятый. Женщины доминируют среди специалистов. Кардинальные изменения в экономической позиции женщин в семье, изменение ее социальной роли и статуса реализовались в нормах о равноправии и экономическом партнерстве супругов.

В этих условиях государство использует институт брачного договора. Была осуществлена задача регулирования имущественных отношений в брачном договоре. Личные неимущественные отношения не были включены в предмет договора.

Правовой реальностью в России брачный договор стал с 1 января 1995 года – с момента введения в действие первой части нового Гражданского кодекса Российской Федерации. В пункте 1 ст. 256 ГК определено, что «имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества». Речь шла о брачном договоре, хотя такое название он получил после принятия нового Семейного кодекса, введенного в действие с 1 марта 1996 года. В Семейном кодексе вопросам брачного договора посвящена целая глава. Впервые в российском семейном законодательстве наряду с законным предусматривался договорный режим имущества супругов. Сделано это было законодателем в целях укрепления брака, исключения конфликтов и споров по имуществу.

Введение института брачного договора ознаменовало собой отказ от идеологических догм. Это был огромный шаг вперед по пути дозволительного регулирования имущественных отношений супругов, хотя идея брачного договора до сих пор не находит безоговорочного одобрения в обществе.



[1] Тацит Публий Корнелий: О происхождении германцев и местоположении Германии, п. 18 // http://royallib.ru/read/tatsit_publiy/o_proishogdenii_germantsev_i_mestopologenii_germanii.html#20480

[2] Загоровский А.И. Курс семейного права // http://www.pravo.vuzlib.net/book_z1236_page_9.html

[3] http://7days.belta.by/7days.nsf/last/3162BEF62C1C1C9642256E240046F8AB?OpenDocument

[4] Ленин В.И. Полн. собр. соч. — Т. 40. — С. 157.

[5] Клара Цеткин: Воспоминания о Ленине // http://www.hrono.ru/libris/lib_c/cetkin_lenin.php

[6] http://www.innovbusiness.ru/pravo/DocumShow_DocumID_36496.html


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100