Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Характерные особенности наследственного права в период становления Советского государства

09.10.2010

Бегичев А.В.,

доцент кафедры нотариата Российской Академии адвокатуры и нотариата,

кандидат юридических наук

 

 

Аннотация. В статье раскрыта динамика развития законодательства о наследовании в условиях изменившейся политической обстановки начиная с 1918 года, повлиявшей на принципы формирования отношений к частной собственности. На основании проведенного исследования автор статьи предлагает самостоятельные выводы и суждения о соотношении публичных и частных интересов в наследственных правоотношениях.

Annotation. A.V. Begichev. Specific features of inheritance law in the period of becoming of Soviet State

The article describes the dynamics of legislation development regarding the inheritance in the conditions of changed political situation beginning from 1918, which influenced the principles of formation of the attitude to private property. On the grounds of carried out study the author of the article proposes independent conclusions and opinion about the ratio of public and private interests in hereditary legal relationship.

 

Ключевые слова: наследование по закону, очередность наследования, история советского права о наследовании, государственный интерес, ограничения при наследовании, свобода завещания.

Keywords: inheritance by law, order of succession, history of Soviet law on inheritance, state interest, restrictions at inheritance, discretion of the testament.

Первым законодательным актом о наследственном правопреемстве является Декрет ВЦИК РСФСР «Об отмене наследования» от 27 апреля 1918 года [1]. Позже были изданы Декреты СHK РСФСР от 1 декабря 1918 года «О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием» [2] и от 30 апреля 1919 года «Об изобретениях» [3], устранявшие переход прав авторов и изобретателей. До этого применялись нормы I части тома X Свода Законов Российской Империи, поскольку они не противоречили новому правопорядку. Это вытекает из Декрета от 27 апреля 1918 года, в ст. 10 которого указывалось, что это положение имеет обратную силу по отношению ко всем наследствам, открывшимся до его издания, если они еще не приобретены наследниками или хотя и приобретены, но еще не поступили в их владение.

К тому времени начала осуществляться массовая национализация во всех отраслях хозяйства страны. Начался так называемый период военного коммунизма. Следовательно, декрет об отмене наследования явился одним из мероприятий, проводимых в то время с целью ограничения частной собственности.

Согласно ст. 1 Декрета ВЦИК от 27 апреля 19 18 г. «наследование как по закону, так и по духовному завещанию отменяется. После смерти владельца имущество, ему принадлежавшее (как движимое, так и недвижимое), становится государственным достоянием Российской Социалистической Советской Федеративной Республики».

В статье 2 отмечалось, что «нуждающиеся (т.е. не имеющие прожиточного минимума) нетрудоспособные родственники по прямой нисходящей и восходящей линии, полнородные и неполнородные братья и сестры и супруг умершего получают содержание из оставшегося после него имущества». При этом различия между брачным и внебрачным родством не делалось. Усыновленные, приемыши, приймаки и их потомство по отношению к усыновителям и последние по отношению к первым приравнивались к родственникам по происхождению. Определение размера содержания возлагалось на соответствующие органы социального обеспечения. Как видим, обеспечение нуждающихся родственников и супруга умершего должно было осуществляться за счет его имущества, хотя и производиться не непосредственно, а через государственный орган. Таким образом, законодатель отменил наследование и попытался с помощью этой меры разрешить вопросы социального обеспечения [4].

Особого внимания заслуживает ст. 9 Декрета, в которой говорится, что «если имущество умершего не превышает 10 000 рублей, в частности состоит из усадьбы, домашней обстановки и средств производства трудового хозяйства в городе или деревне, то оно поступает в непосредственное управление и распоряжение имеющихся налицо супруга и родственников, перечисленных в ст. 2 настоящего декрета». Имущество умершего, если оно не превышало 10 000 рублей, могло переходить к его супругу и ближайшим родственникам без ограничений [5]. Это имущество, кроме денежной оценки, имело и второй признак – характер трудового хозяйства. Это подтверждается и Постановлением НКЮ РСФСР от 21 октября 1919 года «О применении ст. 9 Декрета об отмене наследования», в котором разъяснялось, что предел 10 000 рублей не применим к трудовым хозяйствам [6]. Переход имущества в непосредственное управление и распоряжение следует считать означающим переход в собственность [7]. Здесь явно имеет место наследование трудовой собственности. Это вытекает и из Декрета ВЦИК РСФСР от 20 августа 1918 года «Об отмене частной собственности на недвижимости в городах», в ст. 8 которого указывалось, что «владения... могут передаваться по наследству лишь согласно декрету об отмене наследования» [8].

Таким образом, Декрет об отмене наследования способствовал переустройству экономического базиса страны: он упразднял наследование крупной частной собственности и устанавливал новые начала наследственного правопреемства по закону [9].

Тем не менее формально указанный Декрет отменял наследование по закону и завещанию в целом, но для государства создавалось много неудобств в связи с необходимостью брать в свое управление массу мелких имуществ [10].

С переходом к новой экономической политике потребовалось изменить и законодательство о наследовании. Это было сделано Постановлением 3-й сессии ВЦИК РСФСР IX созыва от 22 мая 1922 года «Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР» [11]. В статье 6 этого постановления было разрешено наследование как по закону, так и по завещанию в пределах 10 000 золотых рублей для супруга и прямых нисходящих потомков наследодателя. В примечании к этой статье отмечалось, что исключения из общего правила могут быть установлены только особым законом. Таким образом, новые правила о наследовании были более усовершенствованы, в них не было правила, аналогичного ст. 2 Декрета от 27 апреля 1918 года. Был установлен единый порядок наследования, который применялся к наследованию всех имуществ, только размер наследства ограничивался 10 000 рублями золотом. Кроме того, был сужен и круг наследников: он устанавливался в пределах семьи. Допускалось наследование по завещанию, однако оно ограничивалось кругом возможных наследников по закону. Следовательно, наследование по завещанию являлось лишь посмертным указанием на желательный для наследодателя порядок распределения и перераспределения наследственного имущества между наследниками по закону. Это же постановление предусматривало подготовку проекта Гражданского кодекса.

Гражданский кодекс был принят 4-й сессией ВЦИК РСФСР IX созыва 31 октября 1922 года и введен в действие с 1 января I923 года [12]. В нем далее развивались положения о наследовании, изложенные в Постановлении от 22 мая 1922 года.

В статье 416 ГК РСФСР указывалось, что наследование по закону и по завещанию допускается в пределах 10 000 золотых рублей, за вычетом долгов умершего. Исключение было установлено по отношению к правам, вытекающим из договоров, заключенных органами государства с частными лицами (арендных, концессионных, застроечных и др.), которые могли переходить без ограничения предельной стоимости. Это была особая льгота для контрагентов государства, целью которой было способствовать привлечению возможно больших средств для восстановления и развития народного хозяйства. Не зачислялись в предельную сумму и предметы домашней обстановки и обихода в случае их перехода к наследникам, проживающим совместно с наследодателем [13]. Позже это правило стало распространяться и в отношении патентов (Постановление ЦИК и СНК СССР «О патентах на изобретения» от 12 сентября 1924 года) [14] и авторского вознаграждения (Постановление ЦИК и СНК СССР «Об основах авторского права» от 30 января 1925 года) [15]. Часть наследственного имущества, превышающая установленный максимум, согласно ст. 417 ГК переходила к государству. Кроме того, было установлено еще и дополнительное ограничение для наследственных долей, превышающих 10 000 рублей золотом. Наследование ограничивалось также и Декретом ВЦИК РСФСР «О наследственных пошлинах» от 11 ноября 1922 года [16]. Этим декретом было установлено, что если отдельный наследник (как по закону, так и по завещанию) получает долю наследственного имущества стоимостью от 6 до 10 тысяч рублей золотом, то он обязан платить пошлину в размере 4% стоимости наследственной доли.

Круг наследников по сравнению с Постановлением от 22 мая 1922 года уточнялся (родственники по прямой нисходящей были ограничены детьми, внуками и правнуками) и дополнялся нетрудоспособными и неимущими лицами, фактически находившимися на полном иждивении умершего не менее одного года до его смерти [17]. Иждивенцем в отличие от этого понятия по Декрету от 27 апреля 1918 года мог быть посторонний наследодателю человек, связанный с умершим лишь добровольно сложившимися фактическими отношениями товарищеской поддержки – иждивением. Наследниками могли быть только лица, находящиеся в живых к моменту смерти наследодателя, а также дети, зачатые при его жизни и родившиеся после его смерти [18]. Свобода завещательных распоряжений также была ограничена этим кругом наследников. Как видим, круг наследников в основном совпадал с кругом членов семьи.

К принятию наследства все наследники призывались одновременно. Как и по Декрету от 27 апреля 1918 года, по кодексу наследство переходило к наследникам в равных долях [19]. Предметы обычной домашней обстановки и обихода дополнительно переходили только к наследникам, проживавшим совместно с наследодателем [20].                                                                                                         

Наследники делились на присутствующих в месте открытия наследства и отсутствующих. Для тех и других устанавливался различный порядок приобретения наследства. Присутствующие в месте открытия наследства считались принявшими наследство, если в течение трех месяцев со дня принятия мер охранения не заявляли отказа, отсутствующие должны были в течение шести месяцев принять наследство. Присутствующие наследники могли вступать в управление наследством, не дожидаясь явки прочих наследников. Доля не родившегося наследника могла быть истребована в течение трех месяцев по его рождении [21]. Таким образом, были установлены две системы приобретения наследства [22].

В случаях неявки наследников в течение шести месяцев по принятии мер охранения наследственного имущества, а равно отказа от наследства имущество должно было признаваться выморочным и переходить к государству [23].

Было установлено, что как наследники, принявшие наследство, так и государство, к которому перешло выморочное имущество, исполняют долговые обязательства наследодателя, но лишь в пределах стоимости полученного имущества. Кредиторам был установлен шестимесячный срок для предъявления претензий, считая со дня принятия мер охранения [24].

Таким образом, раздел наследственного права в Гражданском кодексе РСФСР 1922 года содержал в основном уже все характерные черты ныне действующего законодательства о наследственном правопреемстве.

В дальнейшем в кодекс вносились изменения и дополнения. Остановимся на важнейших из них.

Так, Постановлением ЦИК и СНК СССР «Об отмене максимума наследования и дарения» от 29 января 1926 года центральным исполнительным комитетам союзных республик было предложено отменить с 1 марта 1926 года ограничение в размере имущества, которое может переходить по наследственному правопреемству [25]. Для исполнения этого постановления в Гражданский кодекс РСФСР были внесены соответствующие изменения, были редактированы статьи 416, 419, 421, 422 и отменена статья 417 Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 15 февраля 1926 года [26]. Ограничение наследования известным максимумом было признано нецелесообразным.

Позже Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 6 апреля 1928 г. был расширен круг наследников: в их число были включены усыновленные с их нисходящими наследниками. Была также расширена свобода завещания: разрешено завещать государству и отдельным его органам, государственным учреждениям и предприятиям, партийным и профсоюзным организациям, зарегистрированным в установленном порядке общественным организациям и кооперативным организациям, входящим в союзную систему соответствующего вида кооперации [27]. Тем самым был учтен принцип сочетания личных интересов с общественными.

Следующим Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 28 мая 1928 года было запрещено лишение наследства несовершеннолетних наследников и установлена обязательная доля в размере 3/4 доли, которая причиталась бы им при наследовании по закону [28]. Так, впервые появилась норма о необходимых наследниках с целью еще более действенной охраны интересов семьи.

Далее Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 1 апреля 1935 года ГК РСФСР был дополнен ст. 436. В ней закреплялось действовавшее правило, предусматривавшее переход по особым правилам вкладов, по которым было сделано распоряжение вкладчиков о выдаче их в случае смерти определенным лицам [29].

В период Великой Отечественной войны также был издан ряд законодательных актов, касающихся вопросов наследственного права [30]. Важнейшим из них являлся Указ Президиума Верховного Совета СССР «О наследовании по закону и по завещанию» от 14 марта 1945 года [31]. Этим указом вносились существенные изменения в действовавшее законодательство о наследственном правопреемстве.

Во-первых, был расширен круг наследников по закону. В число наследников включались родители, братья и сестры наследодателя, изменялся порядок призвания наследников к наследованию: устанавливались три очереди наследников, призыв к наследованию осуществлялся по очереди (наследство распределялось только между наследниками призываемой очереди). Для нисходящих наследников было установлено наследование по праву представления.

Во-вторых, была расширена свобода завещаний. Устанавливалось, что по завещанию можно оставлять все имущество или его часть одному или нескольким лицам как из числа наследников по закону, так и государственным органам и общественным организациям. Одновременно запрещалось лишение несовершеннолетних детей и других нетрудоспособных наследников доли, которая причиталась бы им при наследовании по закону. При отсутствии законных наследников имущество разрешалось завещать любому лицу. Все иждивенцы были включены в состав необходимых наследников (расширено само понятие иждивения), увеличен размер обязательной доли. Интересы государства были «направлены на справедливое распределение и перераспределение материальных благ, в том числе и посредством института наследования» [32].

Наряду о этими изменениями ГК РСФСР получил и новое положение: было установлено, что при непринятии, отказе от наследства или лишении завещателем права наследования одного или нескольких наследников их доля переходила к другим наследникам по закону и делилась между ними в установленном порядке вместо того, чтобы быть признанной выморочной и переходить к государству (ст. 433 ГК РСФСР в новой редакции). Этим был установлен институт приращения долей.

Следующим этапом в развитии советского наследственного права является принятие и введение в действие «Основ гражданского законодательства Союза СCP и союзных республик» [33], нового Гражданского кодекса РСФСР [34].

Основами вносился ряд существенных изменений и дополнений в действовавшее законодательство о наследовании, касающихся круга наследников по закону, очередности призвания к наследованию, расширения свободы завещания, размера обязательной доли и пр. В новом ГК РСФСР 1964 года далее развивались правила, установленные Основами. По сравнению с ранее действовавшим Гражданским кодексом в нем значительно расширялся круг регулируемых отношений, существенно изменялся ряд положений, устранялись пробелы.

 

Выводы:[ подзаг 1 уровня]

 

1. В связи с изменившейся политической и экономической обстановкой в стране в данный исторический период превалирующее значение начиная с 1917 года приобретает интерес государственный. Развитие частных интересов подавлялось стремлением государства полностью подчинить волю всех граждан интересам государства. Это ярко показывает Декрет от 27 апреля 1918 года «Об отмене наследования», согласно которому имущество, оставшееся после смерти владельца, становится собственностью государства и, соответственно, не может переходить по наследству.

2. В то же время в общественных интересах имущество, стоимость которого не превышает 10 000 рублей, поступало в непосредственное управление и распоряжение супругу и ближайшим родственникам умершего. Это показывает, несмотря на отмену наследования, прежде всего, социальное предназначение имущества. Переход имущества от умершего его родственникам допускалась государством и являлось мерой социального обеспечения. В дальнейшем, после национализации всей крупной собственности, указанный выше принцип нашел свое отражение в ГК РСФСР 1922 года. Государство не было заинтересовано в управлении мелким имуществом, поэтому право наследования было разрешено, но с ограничением в переходе по закону и завещанию в пределах 10 000 рублей. Такое ограничение было установлено в целях исключения возможности перехода по наследству крупной собственности. В этих же целях при отмене ограничения размера наследования в соответствии с Постановлением ЦИК и СНК СССР от  29 января 1926 года наследственное имущество стало облагаться высоким налогом – до 90% от его стоимости.

3. Необходимо отметить, что ограничения в наследовании в ГК РСФСР 1922 года не применялись в отношении прав, вытекающих из договора, заключаемого частным лицом с государством. В этом положении преследовался интерес государства, целью которого было способствовать привлечению возможно больших средств для восстановления и развития народного хозяйства.

4. К форме завещания предъявлялись высокие требования: завещание должно быть составлено в письменной форме и нотариально удостоверено.

5. Если в первоначальный круг наследников по закону, указанный в ГК РСФСР 1922 года, входили дети, внуки, правнуки, супруг, нетрудоспособные и неимущие лица, фактически находившиеся на полном иждивении умершего не менее одного года до его смерти, и при этом все они одновременно призывались к наследованию, то уже в ГК РСФСР 1964 года наследники разбиты на две очереди, и в их число входят усыновленные и родители умершего, а также его братья и сестры. Таким образом, наследственное право советского периода изначально стало строиться на семейных началах; в дальнейшем это направление укрепилось.

6. Общественно значимое имущество (земля, предприятия) не могло находиться в собственности граждан, поэтому в законодательстве о наследовании отсутствовало положение об их переходе по наследству. «В социалистическом обществе сущность наследования определяется тем, что средства производства обобществлены, и по наследству может переходить лишь право личной собственности на предметы потребления» [35].

7. Свобода завещателя в отношении круга лиц, которым он хотел бы передать после смерти свое имущество, в начале советского периода была ограничена, как в свое время в Русской Правде, кругом лиц, которые указаны в ГК РСФСР 1922 года как наследники по закону. Завещанием можно было распределить имущество между этими лицами. Такое ограничение имело цель обеспечения «государству строгий централизованный контроль за производством и распределением материальных ценностей» [36] и было следствием ограничения гражданского оборота. Далее Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 6 апреля 1928 года была расширена свобода завещания. Разрешено было завещать свое имущество государству, партийным и профсоюзным органам, кооперативным и общественным организациям. Далее в Указе Президиума ВС СССР от 14 марта 1945 года свобода завещания была еще более расширена. Завещателю предоставлялось право завещать свое имущество любому лицу, если законные наследники отсутствовали. Окончательно рамки, ограничивающие свободу завещателя, были сняты в Основах гражданского законодательства Союза СCP и союзных республик. Тем самым был учтен и законодательно закреплен один из принципов сочетания личных интересов с общественными.



[1] СУ РСФСР, 1918, № 34, ст. 456.

[2] СУ РСФСР, 1918, № 86, ст. 900.

[3] СУ РСФСР, 1919, № 34, ст. 341.

[4] См.: Новицкая Т. Отмена наследования в первый год Советской власти // Советская юстиция. – 1989. – № 5. – С. 28–29; Генкин Д.М., Новицкий И.Б., Рабинович И.В. История советского гражданского права. – М.: Юриздат, 1949. – С. 507–508; Ср.: Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. – М.: Госюриздат, 1955. – С. 26.

[5] Еженедельник советской юстиции. – 1922. – № 13. – С. 12.

[6] СУ РСФСР, 1919, № 20, ст. 242.

[7] См.: Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 16 февраля 1924 года // Еженедельник советской юстиции. – 1924. – № 14. – С. 341.

[8] СУ РСФСР, 1918, № 62, ст. 674.

[9] См.: Генкин Д.М., Новицкий И.Б., Рабинович И.В., указ. соч., с. 503–504.

[10] См.: Серебровский В.И., указ. соч., с. 161.

[11] СУ РСФСР, 1922, № 36, ст. 423.

[12] СУ РСФСР, 1922, № 71, ст. 904.

[13] См.: ст. 421 ГК РСФСР 1922 года.

[14] СЗ СССР, 1924, № 9, ст. 97.

[15] СЗ СССР, 1925, № 7, ст. 67.

[16] СУ РСФСР, 1922, № 71, ст. 905.

[17] См.: ст. 418 ГК РСФСР 1922 года.

[18] См.: примечание к ст. 418 ГК РСФСР 1922 года.

[19] См.: ст. 420 ГК РСФСР 1922 года.

[20] См.: ст. 421 ГК РСФСР 1922 года.

[21] См.: ст.  429, 430 ГК РСФСР 1922 года.

[22] См.: Язловский Б. Рецензия на книгу «Серебровский В.И. Наследственное право. М., I925» // Вестник советской юстиции. – 1925. – № 6. – С. 265–266; Малицкий А.Л. Советская система наследования // Вестник советской юстиции. – 1927. – № 3 – С. 79–80 и др.

[23] См.: ст. 433 ГК РСФСР 1922 года.

[24] См.: ст. 434 ГК РСФСР 1922 года.

[25] С3 СССР, 1926, № 6, ст. 37.

[26] СУ РСФСР, 1926, № 10, ст. 73.

[27] СУ РСФСР, 1928, № 47, ст. 355.

[28] СУ РСФСР 1928 г. № 65, ст. 468.

[29] Ведомости Верховного Совета СССР, 1940, № 46.

[30] См.: Халфина Р. Правовое регулирование имущественных отношений в годы Великой Отечественной войны // Советская юстиция. – 1975. – № 8. – С. 28.

[31] Ведомости Верховного Совета СССР, 1945, № 15.

[32] Асланян Н.П. Свобода завещания в советском наследственном праве // Вестник Московского университета. Серия 11, Право. – 1987. – № 4. – С. 70.

[33] Ведомости Верховного Совета СССР, 1961, № 50, ст. 525; 1962, № 15, ст. I56.

[34] Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1964, № 24, ст. 406.

[35] Чепига Т.Д. Наследование по завещанию в советском гражданском праве: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. – М., 1965. – С. 3.

[36] Там же. С. 4.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100