Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Тенденции формирования и развития наследственного права в России в дореволюционный период: историко-правовые аспекты соотношения публичных и частных интересов

12.09.2010

А.В. Бегичев,

доцент кафедры нотариата Российской академии адвокатуры и нотариата,

кандидат юридических наук

 

Аннотация. Автор повествует о правилах наследования, существовавших в Российской империи до 1917 года, о мерах по охране наследственного имущества, о правах и ответственности наследников.

 

A.V. Begichev. Tendencies of formation and development of inheritance law in Russia in pre-revolutionary period: historical and legal aspects of ratio of public and private interests

Annotation. The Author narrates about the rules of inheritance, existed in Russian Empire prior to 1917, about the measures for hereditary estate guard, about the rights and responsibility of the inheritors.

 

Ключевые слова: Свод законов Российской империи, завещание, кровное родство, особый порядок наследования.

Keywords: Lawbook of Russian Empire, testament, blood relation, special order of inheritance

Накопившиеся в течение продолжительного периода правила о наследовании были подвергнуты в 1832–1833 годах систематизации в Своде законов Российской империи и просуществовали в таком виде с небольшими изменениями до 1917 года.

Прежде всего, необходимо отметить, что существенное значение для российского законодательства данного периода имело деление недвижимого имущества на благоприобретенные и родовые [1].

Согласно статье 397 т. Х ч. 1 Свода законов Российской империи благоприобретенным считалось следующее имущество:

1) «выслуженное или Всемилостивейше пожалованное» [2];

2) купленное, подаренное (необходима была дарственная запись) или приобретенное иным путем «из чужого рода» [3];

3) купленное отцом у сына, который получил имущество от матери;

4) родовое имущество, которое было продано в чужой род, а потом приобретено снова;

5) купленное у родственника, за которым оно числилось как благоприобретенное;

6) полученное одним супругом после смерти другого;

7) нажитое собственным трудом.

Все движимое имущество и денежный капитал считались благоприобретенным имуществом, и о родовом происхождении данного имущества не могло идти и речи. Однако, если «капитал» был получен детьми от родителей, а дети умерли бездетными, то данный «капитал» возвращался к родителям, но не как наследственное имущество, а как дар, полученный детьми от родителей [4].

Родовым считалось имущество [5]:

1) полученное по праву законного наследования;

2) дошедшее от «первого его приобретателя» [6] (в том числе и по духовному завещанию) к такому родственнику, который имел бы по закону право наследования данного имущества;

3) доставшееся «по купчим крепостям» [7] от родственников, к которым оно перешло по наследству из того же рода;

4) здания и иные строения, возведенные владельцем в селении или городе на землях, полученных им по наследству.

В Черниговской и Полтавской губерниях родовыми считались только имения, полученные по праву законного наследования. Они считались отцовскими, если достались после отца или родственников по отцовской линии, и материнскими, если достались от матери или родственников по материнской линии. Все остальные имения причислялись к благоприобретенным [8].

По общему правилу родовое имущество не может быть предметом завещания. Завещательному распоряжению данное имущество может подлежать только в двух случаях и то в ограниченной мере.

1) Лицо, не имеющее ни детей, ни иных по прямой нисходящих родственников, может завещать все свое родовое имущество  или часть его одному из членов того рода, из которого досталось завещателю завещаемое родовое имение [9].

2) Супруг может завещать родовое имение в пожизненное владение другому супругу помимо всех остальных родственников [10].

Законом запрещено завещание заповедных имений и имений, пожалованных на праве майоратов в западных губерниях, вопреки правилу, установленному для перехода этих имений при наследовании по закону [11].

В отношении благоприобретенного имущества законом предоставлена полная свобода завещателю по его распоряжению [12]. Такое имущество может быть завещано как в полную собственность, так и во временное владение и пользование [13].

Следует отметить, что в российском законодательстве отсутствовало понятие имущественного комплекса как совокупности материальных и нематериальных элементов. Этим объясняется деление в части первой тома X Свода законов Российской империи имущества на наличные и долговые [14]. К наличным относятся имущества, «которые переданы лицу, укреплены или им самим произведены и состоят за ним» [15], к ним относятся земля, дома, капиталы, вещи и др. К долговым относятся «имущества, принадлежащие лицу по векселям, заемным письмам и другим обязательствам, имущества, состоящие в долгах на других лицах» [16]. Фабрика, завод, лавка признавались недвижимым, а также нераздельным  имуществом и могли быть объектом наследования. Д.И. Мейер указывал, что согласно законодательству [17] «нераздельность имущества имеет то значение, что оно подлежит единому праву: отчуждается и приобретается такое имущество как единое целое, не подлежит разделу и при открытии по нему права наследования» [18]. Так, фабрика не может перейти по наследству иначе, как единое целое, поэтому она переходит одному из наследников либо поступает в общую собственность сонаследников [19].

Под завещанием в российском законодательстве понималось «законное объявление воли владельца о его имуществе на случай смерти» [20]. Несмотря на то, что в законе говорится о завещательных распоряжениях относительно имущество, в завещание все же можно сделать и другие распоряжения. Например, родители могут назначить в завещании опекуна малолетнему наследнику по своему собственному выбору [21]. Все распоряжения неимущественного характера, отраженные в завещании, должны быть обязательно исполнены.

Завещания могут быть составлены не только на случай смерти, но и на случай пострижения в монашество, лишения всех прав состояния, безвестного отсутствия. Так согласно российскому законодательству лицо, вступающее в монашество, обязано «до пострижения распорядиться благоприобретенным имуществом по своему усмотрению» [22]. Это означает, что он может раздарить свое имущество, но и может составить завещание, которое получит силу в момент пострижения. Лицо, безвестно отсутствующее, может составить завещательное распоряжение на случаи смерти, которое вступит в силу по истечении 10 лет со времени его вызова, т. е. когда откроется после него наследство. Лицо, находящееся под следствием и судом по делам о лишении всех прав состояния, может составить завещание, которое вступит в силу со времени вступления приговора в силу [23].

Для того, чтобы завещание имело силу юридического акта, необходимо, чтобы лица, в пользу которых составлено завещание, были в момент открытия наследства способны к приобретению наследства на завещанное имущество. По общему правилу каждый может быть наследником по завещанию, необходимо только, чтобы лицо, в пользу которого составлено завещание в момент открытия наследства, существовало или, по крайней мере, было зачато.

Законодательство содержит несколько ограничений в способности лиц к принятию наследства по завещанию. Запрещается завещать недвижимые имения евреям, полякам и иностранцам в пределах тех местностей, в которых они не имеют право владеть недвижимыми имениями, или где могут приобретать их в силу наследования по закону. Запрещается завещать как движимое, так и недвижимое имущество в пользу монашествующих со времени пострижения их в иноческий чин. Однако архиереи и другие монашествующие власти имеют право завещать тем лицам, которые пострижены в монашество, иконы, панагии, наперстные кресты и книги духовного, нравственного и ученого содержания [24]. Запрещается составлять завещания в пользу тех лиц, которые по лишении их всех прав состояния считаются неспособными к законному наследованию [25]. Всем служащим в карантинных учреждениях запрещается получать по завещанию какую-либо часть имущества умершего в карантине, если они не имеют права наследовать по закону [26].

Для установления действительности завещания необходимо соблюдения  установленной законом формы. В законодательстве установлены различные по форме роды завещания: 1) общие, которые делятся на домашние завещания и нотариальные и 2) особенные завещания; являясь исключением из общих, допускаются только в указанных законом случаях и при наличии определенных условии (к ним относятся военнопоходные завещания, морские, госпитальные заграничные, крестьянские на сумму не более 100 рублей и вдовьи, т.е. вдов, проживающих в специальных учреждениях – «вдовьих домах»). Прежде всего, следует отметить, что во всех случаях форма завещания должна быть письменной; устные завещания и завещания, воспроизведенные по памяти, никакой законной силы не имеют [27]. Наиболее распространенной формой являлось нотариальное завещание, составленное завещателем в присутствии нотариуса и двух или трех свидетелей, которые удостоверяли и личность завещателя. Домашнее завещание обязательно подписывалось завещателем и двумя или тремя свидетелями. Если завещатель был неграмотным или не мог подписать завещание в силу болезни, то по его просьбе завещание подписывало в присутствии свидетелей другое лицо [28].

Из вышесказанного следует, что формальные требования к форме завещания значительно выше, чем к другим сделкам. «Объяснение и оправдание этому явлению заключается в отсутствии носителя воли в то время, когда она приобретает юридическое значение. Необходимо удостоверение подлинности воли завещателя и тождественности ее содержания. Это может быть достигнуто только предписанием обязательного соблюдения установленной формы под страхом недействительности самого завещания» [29].

Право дореволюционной России разрешало составлять завещательные распоряжения, как под отлагательным, так и под отменительным условиями. Завещатель мог подназначать другого наследника (на случай смерти или отказа от наследства первого наследника), мог назначить легатария [30].

Согласно Своду законов Российской империи наследством по закону считалась совокупность имущества, прав и обязательств, оставшихся после умершего без завещания [31].

Наследование по закону происходит в следующих случаях, когда: 1) после умершего осталось родовое имение; 2)а не оставлено завещательное распоряжение на благоприобретенное имущество; 3) от наследства откажутся лица, призванные завещателем к наследованию; 4) завещательные распоряжения признаны судом недействительными [32].

В соответствии со статьей 1105 лица, соединенные «кровным родством» с умершим, допускались к наследству без различия состояния; крепостные люди наследовались дворянами и другими лицами «свободного состояния» при соблюдении следующих правил о владении [33]. Если крепостные люди с землею или без земли доставались по наследству личному дворянину или другому лицу, не имевшему права владеть ими, или если дворовые люди и крестьяне без земли доставались дворянам, не имевшим наследственного имения, то они поступали в «в казенное ведомство», а наследнику уплачивалась из казны «за каждую ревизскую мужского пола душу» сумма, которая полагалась ему по цене, установленной в данной губернии (в губернии, где находились отбираемые деревни и крепостные люди с землей, или в губернии, в которой крепостные люди без земли находились при своем владельце) на заселенные имения, для написания купчих крепостей [34].

Единственным основанием для наследования по закону российское законодательство признавало кровное родство, при этом наследование имело место без всякого ограничения степенью родства, т.е. распространялось на всех членов рода «до совершенного прекращения оного, не токмо в мужском, но и в женском поколении» [35]. Под родом или кровным родством в законе подразумевалась связь всех членов мужского и женского пола, происходивших от одного общего предка, даже если они не носили «его имени или прозвания» [36]. Признавая родство единственным основанием для наследования, законодательство предоставляло супругам право наследовать друг после друга только незначительную часть наследства, а усыновленные дети приобретали право на наследство только в благоприобретенном имуществе усыновителя и не имели права наследования после смерти родственников усыновителя [37].

Призывая к наследству кровных родственников наследодателя, законодательство, с одной стороны, ограничивает, а с другой – расширяет круг этих родственников. Так, оно устраняет от наследования по закону незаконнорожденных родственников: только родство, основывающееся на происхождении от законного брака, служит основанием законного наследования; кровная же связь между лицами, независимая от брака, в гражданском отношении не признается родством [38]. Кроме того, не имели права наследовать по закону лица, лишенные всех прав состояния [39], монашествующие, как отрекшиеся от мира, так и постриженные в монахи [40].

Согласно статье 1108 лица, лишенные дворянства и разжалованные в рядовые с выслугой или без выслуги, могли быть наследниками, однако пока «выслугой не возвратят они себе прежнего их состояния» [41], следовавшее им по наследству недвижимое дворянское имущество с крестьянами и дворовыми людьми находилось в опекунском управлении; движимое имущество, как и недвижимое недворянское (дома, земли и т.д.), отдавались в полное их распоряжение [42].

Близость родства определялась линиями и степенями [43]. Связь одного лица с другим посредством рождения составляла степень, а связь непрерывно продолжавшихся степеней – линию [44]. Существовало несколько видов линий: нисходящая, восходящая, боковая и побочная [45]. Близость побочных линий определялась их происхождением от общих предков. Ближайшими побочными линиями были линии, происходившие от отца и матери; за ними следовали те, которые происходили от бабки и деда, и т.д. [46] Свойство [47] не давало права наследования по закону [48].

Порядок наследования по закону между родственниками определялся по линиям. Ближайшее право наследования имела нисходящая линия; при отсутствии родственников по нисходящей линии наследство переходило или в побочную линию, или в определенных случаях – к родителям и восходящим родственникам умершего [49]. В каждой линии ближайшая степень исключала дальнейшую [50]. Например, при живом отце сын не мог наследовать имущество деда.

При наследовании в нисходящей линии ближайшее право наследования после смерти отца или матери принадлежало их законным детям мужского пола [51], после их смерти на их место по праву представления заступали внуки, после смерти внуков – правнуки и т.д.

Дети мужского пола «за выделом указанных частей» оставшемуся в живых супругу и дочерям делили наследство между собой на равные части [52]. Согласно статье 1130 дочь при живых сыновьях (сестра при брате) получала из всего наследственного недвижимого имения 1/14 часть, а из движимого – 1/8 часть [53]. Если не оставалось ни сыновей, ни нисходящих от них, то в наследство вступали дочери и нисходящие от них; при этом они делили наследство по тем же правилам, что и сыновья [54].

Если после умершего владельца не оставалось нисходящих, то право наследования переходило в боковые линии [55]. В боковых линиях при родных братьях и их потомках обоего пола сестры не имели право на наследство [56]. Ближайшее право наследования в боковых линиях имели братья и их нисходящие, при отсутствии в живых к моменту открытия наследства наследовали незамужние и замужние сестры и их нисходящие, при их отсутствии наследовали дяди или тетки с их нисходящими и так далее [57].

Согласно статье 1140 в наследстве благоприобретенного имущества, оставшегося после владельца, умершего бездетным без завещания и не имевшего ни родных братьев, ни сестер, ни их потомства, прочим родственникам предпочитались братья единоутробные и единокровные. Такое наследство поступало к ним одинаково как от приобретателей мужского, так и жесткого пола. Поскольку единоутробные и единокровные братья имели в данном случае равные права на наследство, то там, где имелись те и другие наследники, наследство делилось между ними как между родными братьями. Когда же единоутробных и единокровных братьев к моменту открытия наследства в живых не оказалось [58], то вышеуказанное право переходило к единоутробным и единокровным сестрам и их потомству.

Законом от 3 июня 1912 года были расширены права женщин, но все же неравенство в наследственных правах мужчин и женщин не было полностью устранено. Закон 1912 года уравнял сыновей и дочерей в наследственных правах. Однако во внегородском земельном имуществе дочь могла получить по наследству только 1/7 долю наследства [59].

Родители не наследовали после смерти детей приобретенное последними имущество, но если дети умирали бездетными, то их имения отдавались в пожизненное владение отцу и матери «совокупно», однако во время пожизненного владения они не имели права ни продать, ни заложить, ни перевести, ни иным образом распорядиться ими. [60]. Но если имущество было приобретено не самими детьми, а передано сыну или дочери родителями при жизни последних в виде дара, и после умершего сына или дочери не осталось детей, а только наследники в побочных линиях, то вышеуказанное имущество не как наследство, а как дар возвращается к родителям, каждому то, что от него было получено [61].

Законодательство не предусматривало наследование супругов друг после друга. Однако, принимая во внимание обязанность мужа содержать жену, закон установил следующие формы обеспечения: в форме указной части и пожизненного пользования имуществом мужа.

Указная часть супругов обладала следующими свойствами: 1) имущество, полученное как указная часть одним из супругов после смерти другого, считается благоприобретенным [62]; 2) право требования от наследников выдела указной части не прекращается 10-летней давностью; 3) если переживший супруг не требовал при жизни выдела указной части, то после его смерти его наследники не имеют права на указную часть [63]. Важно отметить, что указная часть определяется из того имущества, в отношении которого не сделано завещательного распоряжения [64]. Величина указной части составляла 1/7 недвижимого и 1/4  движимого имущества, т.е. вдвое больше, чем указная часть дочери. Приданое и собственное имущество овдовевшего супруга, как принадлежавшее ему до брака, так и приобретенное им по вступлении в брак, в указную его часть не засчитывается [65].

Несмотря на то, что родовое имущество должно переходить к наследникам по закону, закон разрешает завещать родовое имущество одного супруга в пожизненное пользование другому, при этом завещание должно быть составлено в нотариальной форме [66]. Но пожизненное пользование исключает право пережившего супруга на указную часть. Вместе с тем вопреки воле завещателя супруг, не вступая в предоставленное ему пожизненное пользование, может требовать себе в собственность указную часть его имения на общем основании [67].

Для некоторых видов имущества (заповедных, временно-заповедных имений, находящихся в западных губерниях на праве майоратов, крестьянского имущества и др.) был установлен особый порядок наследования. Так, порядок наследования имущества крестьян регулировался не законом, а обычаем. Наследование по обычаю строилось на семейно-трудовом начале. Имущество крестьянского двора могли наследовать только члены семьи, а надельную землю – лица, приписанные к сельскому обществу [68]. Трудоспособные члены семьи мужского пола независимо от родственных отношений к умершему (например, усыновленные, приемыши, незаконнорожденные дети, зятья и др.) наследовали поровну. Отдельные сыновья к наследованию не призывались. Дочери получали приданое. Наследование по завещанию не допускалось. Крестьянский надел мог быть отчужден только крестьянину. Он не мог быть продан за долги, не мог быть предметом залога [69].

В качестве меры охраны наследственного имущества в обеспечение прав наследников применялись: 1) опись оставшегося после умершего имения, опечатание и сбережение его до явки наследников; 2) вызов наследников [70]. Опись имущества производилась тогда, когда к моменту открытия наследства наследников не имеется или некоторые из них будут отсутствовать в месте открытия наследства, а также в случае сомнения, все ли наследники выявлены, и в случае, если имущество умершего должно перейти в опекунское управление. Опись имущества производится в присутствии свидетелей, а также родственников умершего и опекунов наследников, если они уже назначены [71].

Для предупреждения остановки торгового предприятия, которая может наступить вследствие принятия охранительных мер, закон устанавливает правила, устраняющие возможность ущерба от прекращения дел. В случае смерти хозяина предприятия душеприказчик, товарищ или доверенный обязаны в течение трех дней объявить суду о состоянии торговых книг [72]. Если они будут признаны в исправности, то суд немедленно предоставляет возможность деятельности предприятия и передает его в управление под ответственность одного из указанных лиц [73]. Когда же окажется, что оставшиеся книги в беспорядке, то все имущество подвергается описи и опечатыванию для хранения собственности кредиторов и наследников [74].

По законодательству ответственность наследника по долгам наследодателя была неограниченной и распространялась на всех наследников, как по завещанию, так и по закону [75]. Ответственность наследника не только имуществом, полученным по наследству, но и собственным имуществом по мнению Д.И. Мейера, имеет место быть потому, что при «осуществлении права наследования лицо признается субъектом обязательственных отношений, уже независимо от основания, по которому сделалось их субъектом» [76]. Вследствие этого во многих случаях для наследника может быть затруднительно вступить в наследство.

Имущество признается выморочным и переходит к государству, если останется после смерти наследодателя, у которого отсутствуют кровные родственники, или если никто из наследников не явится в течение 10 лет со времени последнего опубликования в Сенатских Ведомостях объявления о вызове наследников. Также, если публикации не было с момента открытия наследства или кто-либо из явившихся наследников в указанный срок не докажет своего права на наследство [77].

Выводы

1. Соотношение государственного и частного интересов относительно свободы завещательного распоряжения недвижимостью проходило по линии разграничения недвижимого имущества на благоприобретенные и родовые. Свобода воли наследодателя при составлении завещания не ограничена кругом лиц: завещатель имел право завещать свое имущество любому лицу, будь то родственник или постороннее лицо (за некоторыми исключениями, касающимися положения в обществе). Ограничение свободы завещательного распоряжения касалось родового имущества. В то время, как благоприобретенное имущество может быть завещано без ограничения, родовые имения вовсе не подлежали завещанию.

2. Практически упразднен существовавший ранее сословный характер наследования, и установлен единый порядок. Только наследование имущества крестьян, как людей несвободных, подчинялось не закону, а обычаю.

3. Характерной особенностью дореволюционного наследственного права является отмена особого характера наследования недвижимого имущества (кроме родового), и закреплен принцип единства наследственной массы.

4. Упразднены существовавшие привилегии первородства.

5. К форме завещания применялись более высокие требования, чем к другим сделкам. Завещание обязательно должно быть составлено письменно в домашней или нотариальной форме. Устные завещания признавались недействительными.

6. Несмотря на то, что в дореволюционном законодательстве отсутствовало положение о так называемой законной доле ближайших родственников наследодателя (жены, дочерей), в то же время закон обязывал наследников выделять этим лицам указную часть «на прожиток». Таким образом, мы видим, что частные интересы наследников в отношении наследственного имущества ограничены в общественных интересах – обеспечение мало защищенных с материальной точки зрения лиц.

7. Наследование по закону построено на началах кровного родства и при том без какого-либо ограничения в степени родства. При этом следует заметить, что наиболее близкие наследодателю люди (супруг, родители, внебрачные дети, усыновленные) либо вообще лишены права наследовать по закону, либо имеют на это право в ограниченном виде. В этом противоречии скрывается недостаток дореволюционного законодательства о наследовании, которое не учитывало интересы наследодателя. Известно, что закон при установлении круга лиц, имеющих право на наследство по закону, руководствуется предполагаемой волей наследодателя и тем самым должен становиться в положение наследодателя и назначать наследниками тех лиц, которые, по всей вероятности, назначил бы сам наследодатель в силу привязанности и других мотивов. Поэтому, отдавая предпочтение наследникам отдаленной степени родства по сравнению, например, с женой или родителями, по меньшей мере, не справедливо. На этот недостаток в законодательстве в свое время указывал Г.Ф. Шершеневич [78]. В то же время мы видим, что  с развитием права законодатель постепенно приближается к модели наследственного права, построенного на семейных началах. Так, например, внебрачные дети наследодателя получили по Закону от 23 июня 1902 года некоторые права наследования, но только на имущество матери.

8. Важно отметить, что законодательство для некоторого имущества установило особые условия при принятии его в наследство. Так, по общему правилу для охраны наследственного имущества принимаются следующие меры: 1) опись и опечатывание всех вещей; 2) сбережение их. В то же время, учитывая специфику и целевое назначение торгового предприятия для предупреждения его остановки и устранения возможности ущерба от прекращения его деятельности, закон устанавливал следующее. Если купеческие книги предприятия в порядке, оно продолжает работать под ответственность назначенных судом лиц, а если же в беспорядке, то все имущество подлежит описи и опечатыванию с целью его сохранения для наследников и кредиторов. Это говорит о той важности торговых предприятий в жизнедеятельности страны, что государство с одной стороны защищает интересы частных собственников в сохранении нормального хода предприятия и получения прибыли от его деятельности, с другой стороны стремится укрепить экономику и решить социальные и другие задачи, необходимые всему обществу.

9. Несмотря на то, что дореволюционное законодательство не знало понятия имущественного комплекса как совокупности материальных и нематериальных элементов, оно уделяло особое внимание вопросу наследования фабрик, заводов и лавок как нераздельного имущества. Такое имущество должно было поступить в собственность одному из наследников или оставалось в общей собственности сонаследников, т.е. не раздроблялось. С экономической точки зрения такой подход считается вполне оправданным, поскольку иначе (при реальном разделе) такое имущество невозможно было бы использовать по своему назначению.

10. Стоит подчеркнуть, что наследственные права женщин в дореволюционный период постепенно уравниваются с наследственными правами мужчин, но об окончательном равенстве говорить пока не приходится, однако тенденция в этом направлении уже намечалась.

11. Следует отметить, что немалую роль в регулировании отношений, связанных с наследованием, играла судебная практика. Наиболее важные вопросы, а также вопросы, не нашедшие отражения в законодательстве, но возникающие в практике, становились предметом обсуждения в Судебном департаменте Сената, решения которого существенно влияли на правоприменительную практику и восполняли пробелы в законодательстве.



[1] См.: Свод Законов Российской Империи. – Т. Х. – Ч. 1. – Ст. 396.

[2], 3 Там же.

[4] См.: СЗРИ. – Т. Х. – Ч. 1. – Ст. 398 и примечание.

[5] См.: СЗРИ. – Т. Х. – Ч. 1. – Ст. 399.

[6], 7 Там же.

[8] См.: СЗРИ. – Т. Х. – Ч. 1. – Ст. 400.

[9] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1068.

[10] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 116, 5331.

[11] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1069.

[12] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1067.

[13] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1011.

[14] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 416–419.

[15] Мейер Д.И. Русское гражданское право. В 2-х ч. – Ч. 1. – По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902 г. – М.: Статут, 1997. – С. 140.

[16] Там же.

[17] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1396–1397, 1324–1325.

[18] Мейер Д.И. Указ. соч. – С. 145.

[19] См.: Там же.

[20] СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1010.

[21] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 227.

[22] СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 122.

[23] См.: Шершеневич Г.Ф., Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.) / Вступительная статья Суханова Е.А. – М.: Фирма "СПАРК", 1995. – С. 479–481.

[24] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1025 примечание.

[25] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1067. – П. 4.

[26] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1067. – П. 5.

[27] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1023.

[28] См.: Практический курс нотариата. – М.: Издание журнала «Самообразование», 1912. – С. 162.

[29] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. – С. 490.

[30] См.: Илькова А.Ю. Право наследования. – СПб.: Изд-во «Петровский фонд», 1999. – С. 17.

[31] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1104.

[32] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1110.

[33] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1105.

[34] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1304.

[35] СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1111.

[36] СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1112.

[37] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1561, 1563.

[38] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1113.

[39] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1107.

[40] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1109.

[41] СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1108.

[42] См. там же.

[43] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1114.

[44] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1115.

[45] См.: СЗРИ. – т. X. – Ч. 1. – Ст. 1117.

[46] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1118.

[47] Свойство – это отношение между людьми, возникающее из брачного союза одного из родственников (отношения между супругом и кровными родственниками другого супруга, а также между родственниками супругов). – Ожегов С.И. Словарь русского языка: 70 000 слов / Под ред. Шведовой Н.Ю. 22-е изд., стер. – М.: Рус. яз.,1990. – С. 703.

[48] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1120.

[49] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1121.

[50] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1122.

[51] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1127.

[52] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1128.

[53] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1130.

[54] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1132.

[55] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1134.

[56] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1135.

[57] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1137.

[58] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1140.

[59] См.: Серебровский В.И. История развития советского наследственного права // Вопросы советского гражданского права. – М.-Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1945. – С. 156.

[60] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1141.

[61] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1142.

[62] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 397.

[63] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1152.

[64] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1148.

[65] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1150.

[66] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 116, 1070.

[67] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 11481.

[68] См.: История государства и права. – М.: Юрайт, 2000. – С. 120.

[69] См.: Ст. 38 Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости от 19 февраля 1861 года.

[70] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1225.

[71] См. Практический курс нотариата. – М.: Издание журнала «Самообразование», 1912. – С. 157–158.

[72] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Прил. к ст. 1238. – П. 13.

[73] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Прил. к ст. 1238. – П. 14.

[74] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Прил. к ст. 1238. – П. 15.

[75] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1159.

[76] Мейер Д.И. Русское гражданское право. В 2-х ч. – Часть 2. – По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902 г. – М.: Статут, 1997. – С. 446.

[77] См.: СЗРИ. – Т. X. – Ч. 1. – Ст. 1162.

[78] См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. – С. 498–500.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100