Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Портрет российского нотариуса в «интерьере» нового закона о нотариате и нотариальной деятельности

11.09.2010

Л.В. Щенникова,

доктор юридических наук, профессор,

заведующая кафедрой Гражданского права Кубанского государственного универститета,

научный консультант Нотариальной палаты Краснодарского края

 

Аннотация: В статье описываются сущность и облик современного российского нотариуса, проводится исторический анализ формирования профессиональных и личностных качеств представителей этого института.

 

L.V. Shchennikova. Portrait of russian notary in “interior” of new law on notariat and notary activity

Annotation. The article describes the essence and the image of modern Russian notary, there is carried out historical analysis of formation of professional and personal features of the representatives of this institution.

 

Ключевые слова: законодательство о нотариате, статус нотариуса, гражданско-правовая ответственность нотариуса

Keywords: notariat legislation, notary status, civil and law responsibility of the notary

Портрет – слово французского происхождения, означающее изображение или описание человека. Создание портрета – дело сложное. Не случайно существует даже особый жанр изобразительного искусства – искусство портрета, в котором воссоздается облик человеческой индивидуальности. В портрете важно не столько внешнее сходство, сколько отражение духовного мира, так сказать, внутреннего содержания людей. Для нас избранной моделью будет нотариус – человек определенной юридической профессии. Кто он, этот человек – нотариус, духовный мир которого во многом определяется законодательством, закрепляющим его правовой статус? Такой вопрос является в современной России важным в свете создания под эгидой Министерства юстиции РФ нового закона «О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации». Проект данного закона в первой, точнее, общей части стал уже доступен для знакомства широкой профессиональной аудитории. Значит, самое время дать оценку созданной правовой модели, представив за формально-юридическими нормами фигуру живого человека – современного нотариуса, каким его хотят видеть наше государство, современное общество, наконец, российский народ, так нуждающийся в качественной нотариальной помощи и всемерной правовой поддержке.

Кстати, над портретом нотариуса трудится не одно поколение  творческих работников, в том  числе представителей изобразительных искусств. Исторически первым портретом нотариуса была скульптура. Интересно, что этот первый портрет, созданный в Средневековье, в  XII веке на земле Венгрии оказался без лица. Впрочем, и в имени данного нотариуса была загадка, ибо величали его анонимом. Человек без лица и имени, в серых, скрывающих фигуру одеждах, но с книгой и блестящим пером.  Это королевский нотариус. Он владел в совершенстве пером, удостоверяя и творя (создал даже научный труд «Деяния венгров»), когда все иные, даже аристократы, не умели поставить и роспись. Можно представить мини-галерею портретов нотариусов, созданных живописцами разных стран и в разные века. В XVI веке нотариуса изобразил фламандский живописец Квентин Массис. Во второй половине XVII века портрет нотариуса создал Анри де Войс. В XIX веке (1830 году) неизвестным художником была нарисована картина, на которой изображен французский нотариус. Полотна, которые разделяют века, но как похожи в обликах изображенные на них люди. Это всегда мужчины, образованные, интеллигентные и состоятельные. Взгляд их спокоен, выражение лица мудрое, подчеркивающее утонченность натуры. Скромная одежда, белый воротничок и обязательные символы профессии – перо с бумагой. Иногда их дополняют крест и роза. Глядя на эти портреты, проникаешься невольным уважением к представителям древней профессии, которые, будучи писарями, создавали «священную память». Нотариус уже в Древнем Риме, именуемый табеллионом, был свободен, образован и абсолютно честен. Какое звездное сочетание профессиональных и человеческих качеств. Видимо, не случайно институт нотариата был поддержан церковью и официально провозглашен государством.

Поражает обилие афоризмов и лестных эпитетов, которые были обращены к обобщенному портрету нотариуса [1]. Человек, привносящий мир в право, «вкушающий хлеб согласия миротворец», «избавляющий от судилищ, светский священник», «юрист-исповедник». О. Бальзак назвал нотариуса «страдательным лицом в тысяче корыстных комбинаций», А.М. Сервантес возвел его в ранг общественного деятеля, присягнувшего на тайну и верность добросовестно исполнять свой профессиональный долг. Собрав воедино написанные в разное время великими умами лестные характеристики, можно перечислить идеальные черты человека, принадлежащего профессии нотариуса.

Итак, это: 1) юрист, хорошо знающий гражданское право и строго стоящий на его точных формулах; 2) человек честный и достойный доверия; 3) твердый и последовательный исполнитель закона; 4) мудрый и взвешенный знаток психологии человека; 5) исповедник, умеющий хранить тайну; 6) терпеливый и гуманный миротворец; 7) изысканный в речи общественный деятель. История свидетельствует, что среди нотариусов были люди разносторонние, увлеченные науками и даже сделавшие научные открытия. Например, французский нотариус Николя Фламель (1330–1417) создал алхимическую лабораторию, проработал в ней более 20 лет, в результате создав красную Тинктуру, названную философским камнем.  

Однако, справедливости ради, надо отметить и большую специфику нотариального труда. Не случайно, представителями данной профессии были главным образом мужчины. Нотариальный труд не сочетался с неорганизованностью, абсолютной свободой в профессиональном творчестве и считался даже скучным.

 Символично, что Петрарка (1304–1374) – сын нотариуса Петракколо ди Паренцо, изучив юриспруденцию, не пошел по стопам отца. Как известно, он стал великим поэтом, основоположником итальянской литературы. Его выбором стали любовь к Лауре и поэзия.

Не стал нотариусом и Оноре де Бальзак, учившийся в Парижской школе права и одновременно служивший клерком в нотариальной конторе с 1816 по 1819 год. Отец хотел видеть в сыне юриста, но иным был его собственным выбор. Франция в лице Оноре де Бальзака получила великого писателя, романы и рассказы которого обеспечили победу реализма в мировой литературе. Произведения, созданные этим писателем, а их было порядка четырех тысяч, по истине реалистичны. Не составляет исключения и портрет нотариуса, созданный пером классика. «О, нотариус, существо, достойное жалости», – восклицает О. Бальзак. «Перед тобой художник отступает в ужасе» [2]. Перед читателем  предстает фигура человека тучного и тяжеловесного, со «стершимся лицом» и заученными механическими фразами. Он терпелив и скучен, при этом самоуверен, почти всегда чопорный, наставительный и важничающий. Такой художественный образ не может вызвать жалости, поскольку нотариальный труд, по признанию французского классика, с неизбежностью превращает когда-то возможно умного, резвого, легкомысленного и влюбчивого человека в подлинного мученика с полным отсутствием страстей. 

Интересно, что с О. Бальзаком по сути образа соглашается русский писатель, тончайший психолог, мастер подтекста, сочетавший иронию и лирику, А.П. Чехов, изобразивший отечественного нотариуса в рассказе «От нечего делать» [3]. Николай Андреевич Капитонов, нотариус, богат, вальяжен, курит сигары и мучается изжогой. Его спокойствие не нарушает даже неожиданный эпизод измены жены. Он холоден и расчетлив. В нем нет любви, ревности и страсти. Женщины в его глазах ничтожны. Он честно признается: «Любви ведь никакой, и одна только жалость и скука».

В современной литературе с образом нотариуса мы встречаемся в произведениях Бориса Акунина. Так, в книге «Пиковый валет», действие происходит в 1886 году. Фандорину описывают внешность исчезнувшего нотариуса Ивана Карловича Мебиуса, особенностями которой являются пегость, серость и обыкновенность. «Все время трет руки и подсмеивается». Вежливый. Пальто серое.

Штрих к облику нотариуса присутствует и в опубликованных «Разговорах с Владимиром Путиным» Н. Геворкяна. Можно заключить, что сожалеет В. Путин о том, что печать российского нотариуса не есть «железобетонное решение», когда ошибиться нельзя, а иначе обязан будешь возместить ущерб вплоть до полного разорения. Что же касается мнения россиян, иначе говоря, мнения народного, о современном нотариате и портрете нотариуса, то здесь достаточно достоверную информацию собрали и опубликовали в средствах массовой информации специалисты Психологического института Российской академии образования, МГУ им. Ломоносова и фонда «Общественного мнения» [4].

В основу данных специалистов-психологов были положены результаты Всероссийского опроса взрослого населения нашей страны методом личного интервью. Он проводился как в крупных городах, так и в мелких населенных пунктах, включая села и деревни и показал, что больше половины взрослого населения России, чаще активные и образованные люди от 40 до 55 лет, когда-либо имели дело с нотариусом. Поводом обращения, как правило, была необходимость оформить доверенность или заверить копию документа, иначе говоря, выполнение работы, не требующей эрудиции и серьезной профессиональной подготовки. При этом недовольными работой нотариусов осталось большинство опрошенных россиян (54%), а 27% затруднились с ответом, и только 19% высказались с одобрением.

Каковы же причины сложившейся ситуации? Первая причина – это очереди. Люди говорили о «пытках стоянием», организации приема граждан не в интересах населения и не по месту жительства, а по начальным буквам фамилий, в частности, наследников, распределяемых между нотариусами округа. Вторая причина – это цены (54%). Людей не устраивает не столько уровень цен, сколько их необоснованность и бесконтрольный рост. Третья причина – равнодушие к посетителям (43%). Приходится испытывать обиду и унижение, говорят опрошенные россияне, когда нотариус принимает с «каменным выражением лица». Четвертая причина недовольства –   неудобный график работы нотариусов (21%). Наконец, людей не устраивает фактический профессионализм (13%) представителей российского нотариата. Оказывается, трудно населению получить добрый и квалифицированный совет, своевременную юридическую помощь. В результате сложился «народный образ» практикующего нотариуса. Это делопроизводитель, которому не обязательно иметь юридическое образование и высшее образование вообще. При этом он богатый человек, источники доходов которого не всегда законны. Идеальный же нотариус, которого желает видеть население России, должен обладать, по крайней мере, следующими качествами. Первое – это хорошее профессиональное образование и постоянное повышение квалификации. Пол для клиентов не имеет значения, а возраст предпочтительнее от 40 лет. Второе – терпимость, настроенность на помощь людям, включающая знание психологии, навыков общения.

Третье – повышенное внимание и максимальная (строгая повышенная неотвратимая) ответственность за нотариальные ошибки.

Четвертая – хорошая организация работы нотариальной конторы (графики, информация, отсутствие неудобств ожидания). Таким образом сложился идеальный портрет. С полотна, созданного народной кистью, смотрит на нас солидный юрист, знающий закон, мудрый, терпеливый, настроенный на помощь, с хорошими организаторскими способностями и в полной мере отвечающий за результаты своего труда. Портрет и закон, идеальный образ нотариуса и специальный закон, определяющий правовые основы деятельности нотариата – можно ли связать такие, на первый взгляд несопоставимые вещи? На самом деле трудно представить еще более явную и очевидную зависимость. «Портрет» складывается не сам по себе, не под влиянием субъективных настроений конкретных людей, климатических условий и географической расположенности нотариальной конторы. Облик юриста-практика, нотариуса, действующего от имени государства, складывается главным и очевидным образом под влиянием закона, действующего в данной конкретной стране и определяющего правовое устройство нотариата. Именно от качества закона о нотариате в первую очередь зависит качество нотариальных услуг, предоставляемых нотариусами. Хотя, безусловно, другие обстоятельства также могут как-то влиять, чему-то способствовать. Но главным инструментом, настраивающим и определяющим удобства устройства нотариата, является, конечно же, закон о нотариате.

Кстати, с качественными законами о нотариате России хронически не везло. Данная тенденция проявилась еще во времена площадных подьячих, заложивших основы профессии нотариуса. С правовым регулированием деятельности этих «особых доверенных людей», составляющих в виде промысла юридические акты и судебные бумаги, уже мучился Петр I. Он пытался централизировать и тем самым усовершенствовать нотариальное дело в связи с жалобами на недозволенные сделки и подложные документы, выходящие из-под пера площадных подьячих, однако эта реформа Петру I не удались, вскоре деятельность площадных подьячих была восстановлена. Они вновь стали писать крепости в палатке Ивановской площади.

Некоторый «прорыв» в регулировании был сделан принятым 14 апреля 1866 г. Положением о нотариальной части. Казалось бы, проблема решена, появился нотариат в России как особый институт, но нет. Качество норм принятого закона оказалось неудовлетворительным. Оживленная полемика по статьям закона развернулась буквально сразу после его принятия. «Яростные диспуты» вызвали необходимость новой редакции, которая появилась уже через год, в 1867 году. За этим последовала новая критика, заставившая начать работы над новой редакцией закона о нотариате. До революции проект новой редакции так и не был принят, а в советский период устройство нотариата оказалось вовсе специфичным. Формирование рядов государственного нотариата осуществлялось уже по «остаточному принципу». Деятельность государственного нотариуса перестала быть сколько-нибудь привлекательной. Низкие зарплаты, отсутствие самостоятельности,  ограниченный круг нотариальных действий вывели институт нотариата в советский период на задворки всех иных юридических профессий.

Яркой звездой на небосклоне явились Основы законодательства о нотариате, принятые 1993 году. Они открыли для нотариата России новые возможности развития. Этот импульс был настолько сильным, что обеспечил приток в нотариат новых кадров, активных думающих юристов, юристов- лидеров. Преобразовательные процессы в нотариате не могли не радовать, однако они не шли «рука об руку» с реформированием гражданского законодательства России. Более того, на практике оказалось, что институт нотариата развивался сам по себе, а система гражданского законодательства как будто не имела к нему никакого отношения. В результате произошел сбой. В состоянии стагнации оказалось нотариальное дело, появились многочисленные проблемы и несовершенства в нормах гражданского законодательства.

Сегодня страна переживает очередной виток развития и опять находится в ожидании. «Концепция развития гражданского законодательства» определила новый облик ГК и иных федеральных гражданских законов. Что касается нотариата, то Министерство юстиции возглавило работы по созданию закона «О нотариате и нотариальной деятельности в РФ». На сегодняшний день можно осуждать лишь первую или общую часть разработанного проекта. Но часть эта знаковая, ибо именно она в совокупности норм, так сказать, «ваяет», создает облик российского нотариуса, который все хотят видеть качественно новым, сработанным с учетом лучших образцов правового регулирования устройства нотариата в иных странах мира. Ведь именно этого всегда не хватало российскому нотариату, о чем с болью писал В.И. Синайский: «Устройство нотариата в России не отвечает тому высокому положению, которое нотариат занимает на Западе» [5], – заявлял профессор. Именно на закон, созданный по лучшим образцам, известным миру, возлагала надежды русская дореволюционная цивилистика, считая делом первостепенной важности вывести отечественный нотариат на «широкий путь общественного служения», превратив его в подлинный «санаторий гражданского правопорядка» [6].

 Итак, результатом труда разработчиков стал солидный по объему законопроект, только общая часть которого состоит из 113 статей, объединенных в 12 глав. Анализ представленного материала начнем с замечаний общего характера. Они будут касаться: а) названия; б) соотношения с «Основами законодательства о нотариате» (1993) – в дальнейшем «Основы»; в) определения существа правового статуса нотариуса; г) характеристики принципов системы нотариата; д) оценки уровня юридической техники включенных в законопроект норм.

 

Название

Всем очевидна истина, что название для закона, как и имя человека – пустой знак, отличающий данный нормативный акт от всех прочих. Оно не должно быть замысловатым, но обязано быть четким и кратким, отражающим суть системы включенных в него норм. Затянувшийся процесс обновления «основ», участие разных коллективов разработчиков в течение этого периода в создании нового закона, думается, повлияли и на название. Разным коллективам хотелось отличаться от других, в том числе и по названию. Вот почему в названиях промежуточных проектов были различные термины, на которых делался акцент; организация нотариата, устройство нотариата и т.д. и т.п. На сегодняшний день название звучит «О нотариате и нотариальной деятельности». Возникает закономерный вопрос о необходимости и целесообразности этих двух понятий уже в названии. Возможно, разработчикам захотелось подчеркнуть единство статистики и динамики такого сложного явления, как нотариат. Но это единство очевидное. Были у нас «Основы», и регулировали они и устройство, и деятельность. Есть образцы в других странах мира, где большинство названий  звучит просто – «Закон о нотариате». Такие названия приняты в Германии, Японии, Испании, Польше, Латвии, Азербайджанской Республике, Республике Молдова, Республике Украина, Республике Казахстан, и здесь нет смысла отличаться России от других стран, в том числе от стран латинского нотариата. Наоборот, должен быть общий стиль. А стиль начинается уже с названия, как театр – с вешалки, а человек – с имени и опережающей его мысли.

 

Соотношение с «Основами»

Тенденцией, причем тенденцией со знаком минус, развития законотворчества в нашей стране стало открытое нежелание поддерживать и развивать преемственность нормативного регулирования. Преемственность может выражаться в подходах к обновлению законов. Ведь, возможно, и это наш, российский путь, создать просто новый закон с новым названием. Но есть путь обновления и иной: вносить изменения и дополнения в закон уже действующий,  поскольку знаковой для развития российского нотариата оказалась роль «основ», почему, не сохранив этот нормативный акт в качестве базиса, не вносить в него текущие редакционные изменения и дополнения? Кстати, новый проект не содержит диаметрально противоположных «Основам» подходов и вполне оправданно сохраняет то, что было сработано на совесть и получило признание на практике.

Обратимся к опыту Франции. Среди основополагающих источников нотариального права там значится Закон от 25  вантоза XI. Принят он был 16 марта 1803 года, и не выбросили его на свалку истории французы, а почитают и развивают. Стабильностью может похвастаться законодательство о нотариате Японии. Так, Закон «О нотариате» здесь был принят в 1909 году по прусскому образцу и действует до настоящего времени. В Нидерландах первоначальный Закон «О нотариате» действовал 156 лет. Закон «О нотариате» Германии действует уже полвека. Так почему не обеспечить преемственность нормативного регулирования, при этом использовав положительный  опыт зарубежных правопорядков? Сохраняя «Основы», вполне возможно укреплять официальное положение нотариусов и расширять перечень оказываемых ими нотариальных услуг.

 

Существо правового статуса

К сожалению, проект четко и однозначно не определяет сущность нотариуса в части его правового положения. Размыты задачи нотариальной деятельности (ст. 2). Они подходят, по сути, ко всем юридическим профессиям: квалифицированно помогать, защищать права и интересы, обеспечивать юридическую безопасность. Читатель буквально «тонет» в основных понятиях, изложенных в ст. 5. Они, учитывая объем расшифровки, перестают быть основными и уводят разработчиков от основной задачи: дать краткие и четкие регуляторы, определить суть первостепенного, а именно нотариата и нотариуса.

Из последующих статей так и остается не понятным, кто такой нотариус, в какой сфере права он действует, в чем существо его профессиональной деятельности? Ответов на эти вопросы нет. Но есть фраза: «нотариальная деятельность в РФ осуществляется нотариусами» (п. 3 ст. 7). Из нее можно вывести незамысловатое определение: нотариус – это лицо, осуществляющее нотариальную деятельность. Здесь как не вспомнить литературную классику: «лошади кушают овес и сено», «Волга впадает в Каспийское море». Но ведь есть образцы и иных подходов. Они известны, т.к. переведены и изучены, в том числе созданным Федеральной нотариальной палатой Центром нотариальных исследований [7]. Так, Закон Германии «О нотариате» четко фиксирует, что нотариус – независимый носитель публичной должности (§ 1). В последующих параграфах говорится, что нотариусы оказывают услуги, при этом профессия не является видом предпринимательской деятельности. Есть «симпатичная», с моей точки зрения, норма в Законе «О нотариате» Японии. Она гласит, что деятельность нотариуса связана с частным правом, т.к. затрагивает права частных лиц и обеспечивает удостоверение частных документов, в том числе упредительных договоров.  Так почему же этот добрый положительный опыт не воплотить у нас в стране, четко заявив, что нотариус является независимым носителем публичной должности, действуя в сфере частного права и оказывая нотариальные услуги?

 

Принципы системы нотариата

Тексту проекта закона совершенно очевидно не хватает статьи, посвященной основополагающим идеям, на которых базируется устройство нотариата в России. Как известно, такие идеи носят название принципов. Действующий ГК России с этих идей (принципов или основных начал) начинается, поскольку им посвящена ст. 1. Такого необходимого единения основополагающих идей, на которых базируется нотариат, проект не предлагает, а «растаскивает» их по всему тексту, тем самым нивелируя их значение. Например, ст. 23 говорит о принципе «солидарности нотариального сообщества». Цель этой статьи понятна: снять негативные последствия, которые влечет за собой отказ от государственного нотариата. Есть иные статьи проекта, например, ст. 9 и 10. В них закрепляются такие важные идеи, которые могли бы составить основополагающие начало или принцип. Представляется целесообразным и сущностно важным в числе первых статей предусмотреть особую, посвященную принципам организации нотариата и их гарантиям. В перечне принципов могли бы фигурировать независимость, беспристрастность, недопустимость разглашения материалов дела, законность как условие нотариальной засвидетельственности, солидарность интересов нотариального сообщества, государственное руководство и контроль. Кстати, реализация данного предложения будет актуальной в свете Устава Международного союза нотариата, утвержденного Ассамблеей нотариатов-членов 2 октября 2007 г.  в Мадриде. В соответствии со ст. 2 этого Устава основной целью деятельности данного союза являются продвижение и применение фундаментальных принципов системы нотариата. Но для того, чтобы принцип применять и продвигать, первоначально их необходимо нормативно закрепить. И сделать это важное дело призваны национальные законы о нотариате, в том числе российский.

 

Уровень юридической техники

Среди недостатков общего характера хочу отметить низкий уровень юридической техники представленного законопроекта. Владение юридической техникой позволяет правильно и четко выражать волю субъекта правотворчества, видеть в правовом решении смысл, строго придерживаться главных, четко поставленных целей, тем самым обеспечивая эффективность как всего правового акта, так и его отдельных норм. В разработанном проекте закона «О нотариате и нотариальной деятельности» крайне мало четких регулятивных норм, работающих на вполне конкретный результат.

Мало толку, как представляется, от нормы (ст. 17 проекта), формально закрепляющей, что помощь нотариуса является комплексной. Она предусматривает, что нотариус обязан и проконсультировать, и собрать необходимые сведения в различных инстанциях, и примирить, и помочь рассчитаться. Замечу, что «комплексное» обслуживание проект жестко не связывает с кругом действий, требующих обязательного нотариального удостоверения. И здесь возможна, например, ситуация. Пришли к нотариусу стороны с жилищным вопросом. Он им не понятен, они хотят жить миром, собрав кучу необходимых документов, с чем и обращаются к нотариусу за помощью. По «букве закона» ст. 17 нотариус будет обязан все их нужды удовлетворять. А если будет, то по каким тарифам? А если совет будет законным, но экономически неэффективным? Будет ли нотариус нести ответственность за последствия? Весь этот комплекс вопросов потребует своего решения. В противном случае ст. 17 будет не столько ненужной, как пустая декларация, сколько вредной, поскольку вызовет недовольство клиентов и, в конечном счете, только повредит престижу нотариата.

Однако других, вполне конкретных и очевидно важных правил, за неисполнение которых неотвратимо следовали бы ответственность, в проекте закона не содержится. Тогда как зарубежное законодательство их содержит. Приведу ряд примеров из Закона «О нотариате» Германии, вызывающих одобрение и искреннюю симпатию: а) (из § 6) при выборе из нескольких кандидатов на законность нотариуса «учитываются результаты государственных экзаменов при получении высшего образования»; б) (из § 10) место жительства нотариуса должно быть расположено таким образом, чтобы это не ограничивало надлежащее выполнение им своих обязанностей; в) (из § 10) в течение обычного рабочего дня нотариальная контора должна быть открыта для посетителей; г) (из § 12) в документе о назначении на должность должно быть указанно место нахождения нотариальной конторы; д) (из § 14) нотариус обязан отказать в совершении нотариального действия, если требуется его помощь в действиях, которые преследует не только незаконные, но и недобросовестные цели.

А сейчас вернемся к портрету идеального нотариуса, которого хотели бы видеть россияне, воплощающего в себе профессионализм, терпимость, организованность и ответственность, и зададимся вопросом, насколько формированию этих качеств будет способствовать новый  закон о нотариате и нотариальной деятельности?

 

Первый штрих – профессионализм

Проект в ст. 43 формирует требования к претенденту на приобретение статуса нотариуса. К сожалению, никаких серьезных новелл в отношении уровня квалификации и профессиональной подготовки эта статья не предлагает. Как и сегодня, для претендента предусматривается необходимость наличия высшего юридического образования, годичной стажировки у нотариуса, имеющего стаж работы не менее трех лет (п. 3 ст. 45), и прохождение конкурсного отбора. На первый взгляд может показаться, что уровень требований оптимальный и не нуждается в усовершенствовании. Но если обратиться к накопленному опыту правового регулирования в других странах, то картина будет иной и взгляд изменится.

Например, во Франции с учетом того, что «профессия нотариуса является трудной и требует четких знаний в самых различных областях», предусматривается, во-первых, осуществление подготовки специалистов особыми университетами, которым дается это право секретариатом по университетам, и, во-вторых, прохождение стажировки в специальных центрах профессиональной подготовки. Стажировка включает теоретическое и практическое обучение. Профессиональная пригодность дополняется работами по профессиональной практике. Прохождение части стажировки возможно за рубежом [8]. Думается, что использование французского опыта может быть для нас плодотворным и полезным. Ограниченное количество университетов, дающих право заниматься нотариальной деятельностью, плюс стажировка не у нотариуса-одиночки, а в специальных образовательных центрах – это те «киты», на «спинах которых» возможно серьезно повысить профессионализм наших нотариальных кадров. Заметим, что разработчики проекта значительно увеличили минимальный возраст для занятия нотариальной деятельностью. Он устанавливается в 30 лет. Оправдан ли такой высокий возрастной ценз? Представляется, что оправданий для столь значительного порога по возрасту для занятия нотариальной деятельностью не существует. Сам по себе возраст, как известно, профессионализма не обеспечивает. Однако способствовать оттоку молодых талантливых и энергичных людей в эту сферу юриспруденции он сможет. Кроме того, должна быть определенная согласованность законодательства в стране. Почему для судьи достаточным считается возраст 25 лет, для нотариуса возрастная планка будет значительно выше? Кстати, и зарубежный опыт свидетельствует: 25 (26) лет – это оптимальная граница, за которой у человека есть все возможности при наличии прочих условий надлежащим образом осуществлять профессиональные функции нотариуса. Профессионализм нуждается в постоянной подпитке, выражающейся в систематическом повышении профессиональной квалификации. Проект предусматривает обязанность по повышению квалификации в ст. 28. Думается, что для повышения эффективности данного правила, неукоснительной его реализации следует установить ряд неблагоприятных последствий на случай его невыполнения. Это могут быть меры дисциплинарного наказания вплоть до временного приостановления деятельности нотариуса. Повышением квалификации могли бы заниматься те же центры профессиональной подготовки, в которых, как видим, остро нуждается отечественный нотариат.

Второй штрих – терпимость, включающая знание психологии людей, наличие навыков общения, настроенность на помощь. Эти качества, как показал социологический опрос россиян, являются для нотариуса не менее важными, чем профессионализм. Ведь человек приходит к нему с болью, нередко в связи с потерей близкого человека, семейными проблемами. Конечно, и закон должен максимальным образом стимулировать как выработку, так и поддержание соответствующих психологических и моральных качеств, так необходимых нотариусу. И здесь подготовленный проект не сумел найти, на наш взгляд, нужных инструментов, способствующих решению указанных задач. И не нужно думать, что в этом отношении, касающемся морали и психологии, закон бессилен. Обратимся, например, к закону «О нотариате» Азербайджанской Республики. В нем в ст. 3, в числе профессионально необходимых указываются «моральные» качества нотариуса. Соответственно, моральный облик, в том числе включающий отношение к людям, становится важным критерием профессиональной пригодности человека, желающего  стать нотариусом. В законодательстве Польши среди требований к поступлению на должность нотариуса указывается на «безукоризненный характер». И это, на наш взгляд, верный подход. Если другие профессии не исключают возможности человеку быть вспыльчивым, резким, неуравновешенным, то нотариальная специфика полностью исключает возможность проявления этих «взрывных» чувств. Кроме того, знание психологи и навыков общения обеспечивают в странах мира соответствующие курсы психологии, которые изучаются в центрах профессиональной подготовки нотариусов. В итоге обеспечивается как подбор, так и необходимая специальная подготовка нотариальных кадров. Думается, указанные нормы могли бы дополнить представленный законопроект. В числе требований, обращенных к нотариусу, возможно специально предусмотреть знание психологии, приобретение навыков общения. Необходимые знания и  навыки могли быть обеспечить те же Центры профессиональной подготовки нотариусов, об объективной необходимости создания которых мы уже вели речь.

 

Третий штрих – гражданско-правовая ответственность нотариусов

Население хочет видеть в нотариусе гаранта, вот почему и называет в числе первоочередных задач установление «строгой», «неотвратимой» и «повышенной» гражданско-правовой ответственности нотариусов. Сумел ли проект закона о нотариате и нотариальной деятельности сделать значительный шаг вперед в регулировании вопросов имущественной ответственности нотариусов по сравнению с действующей (ФЗ от 30.12.2008 № 312) редакцией ст. 17 «Основ»? Анализ п. 1 ст. 34 законопроекта позволяет дать отрицательный ответ. В ней говорится об ответственности за совершение нотариального действия, противоречащего законодательству, неправомерный отказ от его совершения и разглашение сведений о совершенных нотариальных действиях. Однако всем известно, какие проблемы возникают довольно часто в правоприменительной практике. Например, признаются в судебном порядке недействительными доверенность или удостоверенный нотариусом договор. Признание сделки недействительной не влечет для нотариуса с неизбежностью неблагоприятных последствий. Но ведь стороны приходят за нотариальной помощью для создания гарантий того, что будет достигнут желаемый эффект. Доверенность или договор нужны не сами по себе, а для того, чтобы возникли желаемые гражданско-правовые последствия, например в виде права собственности. При этом возникшее право не смог поколебать никто, ссылаясь, например, на то, что лицо, выдавая доверенность, не могло понимать значение своих действий и руководить ими. В нашей стране в случае принятия неблагоприятного для стороны судебного решения о признании нотариального акта недействительным нотариус не привлекается к гражданско-правовой ответственности по возмещению всех возникших убытков.

Иной порядок сложился во Франции. Здесь на нотариуса возлагаются обязанности по: а) созданию действительного по форме и содержанию акта; б) адекватным консультациям, позволяющим  сторонам защитить свой интерес; в) достижению полной действенности соглашения, выражающейся в достижении клиентами желаемого эффекта. Неисполнение любой из перечисленных обязанностей влечет за собой полную гражданско-правовую ответственность нотариуса [9].

Аналогично обстоят дела в Германии. Параграф 19 Закона «О нотариате» устанавливает также ответственность нотариуса за нарушение профессиональных обязанностей по отношению к другому лицу. При этом вина может быть как умышленной, так и неосторожной. Таким образом, если убытки у клиента связаны с нарушением нотариусом профессиональных обязанностей, последний неотвратимо и в полном объеме привлекается к гражданско-правовой ответственности по их возмещению. Представляется, что установление в нормативном порядке связи ответственности с обязанностями нотариуса является подходом верным, научно обоснованным и эффективным.

В России по аналогии с европейскими образцами необходимо установление имущественной ответственности нотариуса за:  а) создание недействительного акта по форме или содержанию; б) неадекватные консультации, не позволяющие сторонам защитить свой интерес; в) недостижение желаемого эффекта от действия, облеченного в нотариальную форму. Сформулированный подход позволит значительно усовершенствовать механизм гражданско-правовой ответственности нотариусов, сделав его на деле эффективным, обеспечивающим реальную защиту прав и законных интересов российских граждан. В итоге восторжествует принцип как судебной, так и нотариальной защиты гражданских прав.

Четвертый и последний штрих – это организация работы нотариальных контор. Население страны не устраивает основополагающий подход, заключающейся в том, что организация работы нотариуса и его конторы определяется не столько удобствами обслуживаемых клиентов, сколько удобствами самих нотариусов и, в ряде случаев, нотариальных палат. Для того, чтобы в организации нотариального дела не было субъективизма, местничества и тому подобного негатива, закон должен содержать строгие и лаконичные правила, в том числе правила-запреты, нарушение которых должно влечь применение к нотариусу – нарушителю мер дисциплинарного воздействия. Организация нотариального обслуживания населения предполагает, во-первых, доступность нотариальных услуг вне зависимости от географической расположенности, заселенности и уровня экономического развития той или иной местности. Обеспечить эту доступность призвано государство, в том числе, с помощью сохранения института государственного нотариата. Проект заменяет институт государственного нотариата на принцип «солидарности нотариального сообщества», который по мысли разработчиков должен обеспечить работу нотариусов и в малонаселенных, и в труднодоступных местностях. Во-вторых, определение места нахождения конторы (именно конторы, а не округа) должно быть делом первостепенной важности и составлять элемент государственной политики

В Германии место нахождения конторы определяется документом о назначении на должность нотариуса (§  12). Думается, что аналогичное правило целесообразно закрепить и в отечественном законе о нотариате. В-третьих, представляется, что закон только украсят конкретные правила, направленные на улучшение организации работы контор. Они должны быть императивны и едины к применению в масштабах всей страны. Здесь также может быть полезен немецкий опыт. Например, нужна норма, устанавливающая, что в течение обычного рабочего дня контора нотариуса должна быть открыта для посетителей. Необходимы специальные правила по поводу: а) объединения профессиональной деятельности и ведения ее в совместных помещениях (§ 9); б) установления правил уведомления и получения согласия надзорных органов при временном отсутствии нотариуса по месту своей деятельности (§ 38); в) полномочий надзорных органов по проведению проверок помещений нотариальных контор (§  93) и применения к нарушителям дисциплинарных взысканий (§ 97).

Итак, велик и многогранен портрет человека, принадлежащего древней профессии нотариуса. Он может быть возведен на пьедестал и почитаем страной и народом. Возможна иная ситуация, когда не только падает престиж, но и возникает откровенное недоверие к людям этой профессии. Пристальное внимание и достаточно детальный анализ представленного законопроекта с нашей стороны продиктованы искренним желанием восстановить справедливость, превратив эскиз случайного делопроизводителя в портрет мастера-мудреца, миротворца, несущего людям мир, согласие и добрые нравы.



[1] Алеев Р. Афоризмы о нотариате. — М., 2003.

[2] Бальзак О. Нотариус // Российская юстиции. — 2003. — № 5. — С. 74 (извлечение).

[3] Чехов А.П. Собрание сочинений. — Т. 4. — М., 1961. Государственное издательство художественной литературы. — С. 186–191.

[4] Мдивани М.О. Что думают россияне о нотариусах // Нотариальный вестникъ. — 2006. — № 4.

[5] Синайский В.И. Русское, гражданское право. — М., 2002. — С. 169.

[6] Синайский В.И. Указ. соч. — С. 170–172.

[7] Нотариат за рубежом: позитивный опыт. — С.-Петербург, 2006. — 504 с.

[8] Пиепу Ж.-Ф., Ягр Ж. Профессиональное нотариальное право. — М., 2001. — С. 46–48.

[9] Пиепу Ж.-Ф., Ягр Ж. Профессиональное нотариальное право. — М., 2001. — С. 182.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100