Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Наследственное право в Российском государстве в эпоху феодализма: историко-правовые аспекты соотношения публичных и частных интересов

06.08.2010

А.В. Бегичев,

доцент кафедры нотариата Российской академии адвокатуры и нотариата,

кандидат юридических наук

 

Аннотация:

В статье рассматриваются источники наследственного права начиная с Киевской Руси и до петровского периода. Описывается круг лиц, которые считались наследниками, факторы, определяющие этот круг, случаи, когда имущество объявлялось выморочным и кому оно доставалось.

 

Annotation:

A.V. Begichev. Succession law in Russian State In the epoch of feudalism: Historic and legal aspects in reference of public and private interests

In the article there are considered the sources of succession law beginning with Kievskaya Rus till Peter the First period. There is described a circle of persons who were considered as the successors, the factors defining this circle, the events when the property was declared as escheat and who obtained it.

 

Ключевые слова: феодальное право, наследование по закону и по обычаю, наследственные права супругов и детей, родовое имущество, вотчина, завещание.

Keywords: feudal law, heirdom by law and ritually, spouses and children succession right, patrimony, dominion, testament. 

1. Право наследования в Киевской Руси в IXXII веках

 

Появившийся в XI веке в Киевской Руси письменный сборник феодального права – Русская Правда (1016 год) является первым историческим источником о наследственном правопреемстве, относящимся к древнейшему периоду. В период IX–XII веков главной производительной силой русского государства были крестьяне. Они проживали в общинах, которые охватывали хозяйственную, правовую, социальную и духовные сферы их жизни и регулировали деятельность своих членов на основе традиций, т.е. были скрепляющим элементом отдельных хозяйств. Каждая крестьянская семья вела свое хозяйство отдельно, пользуясь собственными орудиями труда, тягловыми животными. Экономической основой общины до конца XII века было вольное землепользование при натуральном хозяйстве [1]. Своей землей крестьянин пользовался, но распоряжалась ею община, которая распределяла землю, определяла условия землепользования. Владение (контроль над объектами собственности) осуществлялось совместно. Право крестьянина на землю реализовывалось через коллективные владения. При этом только обрабатываемая земля находилась в пользовании крестьянской семьи [2]. Община владела землей, которая считалась в то же время вотчиной феодала.

Таким образом, земля не являлась в то время объектом права частной собственности, и, соответственно, не могла переходить по наследству. Поэтому Русская Правда, перечисляя наследственное имущество, упоминает только о движимом имуществе, доме, дворе, товарах, рабах, скоте. О земле не говорится ни слова.

В Русской Правде наследование по завещанию практически не отличалось от наследования по закону или по обычаю. Внешнее отличие завещания («ряда») заключалось в том, что в нем допускалось назначение наследниками только тех лиц, которые и без того вступили бы в обладание имуществом. Завещание имело своей целью не изменение обычного порядка, а лишь распределение имущества между законными наследниками и наказ об управлении имуществом. Право делать завещание приписывается в Русской Правде лишь отцу и матери в отношении к детям и мужу на выдел жене части имущества. Завещание совершалось в устной форме.

В случае, если умерший не оставит завещания, то после него наследуют только члены семьи. Русская Правда говорит лишь о наследовании после родителей, т.е. наследуют только дети умершего. При этом к наследованию призывались «законорожденные» дети от жены, а не от рабыни-наложницы. Из детей к наследованию призывались только лица мужского пола. Женщины могут быть наследниками только в том случае, если в семье вообще не родились братья, либо они умерли до открытия наследства. Такой порядок наследования объясняется характером первобытной семьи, ее непрерывностью, а с другой стороны непостоянством, непрочностью связи женщины с семьей, в которой она родилась. Дочери до замужества остаются в доме, а братья обязаны обеспечить их приданым «како си могут» [3]. В случае, если у умершего не оставалось ни сыновей, ни дочерей, оставшееся имущество становилось выморочным и поступало в собственность князя. После смерти лиц низшего класса, смердов, князь имел право на имущество даже при существовании дочерей, если не было у умершего сыновей. Однако в этом случае князь должен был снабдить дочерей умершего приданым при выходе их замуж.

Согласно Русской Правде ни жены, ни мужья не имеют право наследования после смерти одного из них, но тот и другой супруг пользуются пожизненно всем имуществом семьи, если выдела наследственного имущества не происходит [4]. В случае раздела имущества жене выделяется доля из наследства, которая либо назначается в завещании мужем, либо выделена при разделе детей [5]. После смерти матери наследуют те дети, у которых она проживала, и кто ее кормил. Это объясняется тем, что оставляемая ей часть из имущества мужа была слишком незначительна, чтобы обеспечить ее существование, а потому сын или дочь, взявшие на себя содержание матери, в виде вознаграждения получали оставшееся после нее имущество [6].

Наследование по Русской Правде происходило двумя способами: 1) имущество после смерти отца остается в общем владении детей; 2) имущество делится поровну между всеми наследниками. Второй способ совершается в случае, если об этом сказано в завещании либо по взаимному согласию наследников. Важно отметить, что дом с двором не подлежал разделу на части. Он отдавался по праву преимущества младшему сыну и входил в состав следующей ему части наследства [7]. Эта привилегия объясняется тем мотивом, что старшие братья ко времени открытия наследства успели обзавестись собственным хозяйством, а младший, который к этому времени может быть несовершеннолетним, в обеспечительных целях должен иметь готовый дом.

В XI веке начали формироваться, наряду с княжескими, боярские вотчины. Это происходило несколькими путями: 1) князь жаловал своим дружинникам на определенный период территории для сбора дани – «прокорма». Со временем эти земли становились наследственными владениями бояр; 2) князь награждал дружинников за службу государственной землей; 3) князь мог отдать своим приближенным часть своих владений [8]. Постепенно земля становится объектом частной собственности в результате захватов, пожалований, передачи по наследству. Собственниками земли становятся князья, церковь, родоплеменная знать (бояре), богатые общинники, служилая знать. Частная собственность на землю в этот период была основана на поземельной зависимости, использовании бесплатного труда смердов, рядовичей и даже рабов. Хозяева частных землевладений могли наделять землей пришлых крестьян, отрезать общинные земли, организовывать хозяйственные работы в своих интересах [9].

Выводы

1. Наследование согласно Русской Правде ограничивается тесным кругом семьи: боковые родственники не имеют никаких прав на наследство. С развитием русского наследственного права этот принцип постепенно изменяется в противоположную сторону – в сторону расширения круга родственников, призываемых к наследованию.

2. В Русской Правде отсутствует понятие недвижимого имущества, поскольку в то время земля не являлась объектом частной собственности и, соответственно, не могла перейти по наследству. С появлением права собственности на землю у знати стал возможным переход земли по наследству. Таким образом, право собственности на землю выступало в виде общинного землевладения, крестьянского землепользования внутри общины и вотчинного землевладения у знати.

3. Свобода завещателя ограничена кругом лиц, которые были бы наследниками и по закону. Завещанием можно было только перераспределить имущество между этими лицами.

4. Требования к форме завещания минимальны: достаточно устного волеизъявления завещателя. Это объясняется тем, что в завещании «выражается не субъективная воля завещателя, а общий “ряд” целой семьи» [10].

5. В круг лиц, считающихся наследниками по закону, входили только дети мужского пола, а при их отсутствии ко дню открытия наследства – дети женского пола.

6. Наследственное право по Русской Правде являлось сословным правом. Порядок наследования привилегированных сословий отличался от порядка наследования низших сословий.

 

2. Право наследования в Новгороде и Пскове в XIV и XV веках

 

С развитием феодального строя в России появились новые памятники русского права: в XIV–XV веках  Псковская Судная грамота, в XV веке – Новгородская Судная грамота. Псковская Судная грамота (далее – Грамота) различает наследство, оставленное по завещанию: «приказное» и наследство, переходящее без завещания - «отморщина». Каждое основание наследования получает самостоятельное значение. Субъективная воля наследодателя получает больший простор: завещание может составить любой член семьи и в отношении любого лица. Однако, как правило, завещатель оставлял все свое имущество наследникам по закону, не злоупотребляя своим правом для изменения порядка древнего наследования. Завещание, называемое «рукописанием, или «порядной», составлялось в письменной форме и скреплялось или утверждалось посредством положения его в ларь (архив) Святой Троицы – центральной церкви Пскова. Устные завещания, упоминаемые в ст. 100 Грамоты, могут иметь законную силу в том случае, если имущество наследодателя завещается родственнику, т.е. наследнику по закону.

Земельные владения в основном принадлежали боярам, вотчинникам и церкви. В новгородском праве недвижимое имущество делится на купленное, полученное по суду, родовое, т.е. имущество, которое когда-то находилось в общем владении целого рода, а потом перешло в отдельное и раздельное владение семьей. В зависимости от способа приобретения недвижимого имущества наследодателю необходимо было в завещание подробно описать историю получения имущества, особенно это касалось родового имущества, а также необходимо было в завещании указать основание прав на имущество: купчая и «утягальная».

Круг лиц, призываемых к наследованию по закону, расширяется включением в него боковых родственников, а именно братьев и сестер и «ближнее племя», под которыми следует понимать племянников [11]. Наследственные права признаются не только за женою после смерти мужа, но и мужем после смерти жены, при этом не только на часть имущества, а на пользование всем имуществом. Грамота призывает к наследованию и восходящих родственников наследодателя: отца и мать. Необходимо отметить, что сын лишался наследства, если отказывался содержать родителей и уходил из дому [12].

Выводы

1. Согласно Псковской Судной грамоте делается шаг вперед в развитии личных прав завещателя. Предоставляется большая свобода завещательного распоряжения. Завещатель имеет право завещать все свое имущество любому из лиц, как входящих в круг наследников по закону, так и не входящих в него.

2. Круг лиц, имеющих право на наследство по закону, расширяется. В него входят дети, супруг, братья и сестры, племянники, родители умершего.

3. Грамота делит имущество на движимое и недвижимое. При этом делается различие в недвижимом имуществе в зависимости от способа его приобретения: купленное, полученное по суду, родовое, т.е. имущество, которое когда-то находилось в общем владении целого рода, а потом перешло в отдельное и раздельное владение семьей.

4. Грамота не делает отличий в наследовании движимого и недвижимого имущества. Наследодатель вправе завещать любому лицу все свое имущество, не-смотря на родовой характер и значение недвижимого имущества.

5. Завещание в Грамоте приобретает другое значение по сравнению с Русской Правдой. В завещании выражается воля не семьи, а частного лица, ничем не руководящегося, кроме личного усмотрения. Соответственно и к форме завещания предъявляются другие, более высокие, требования. Завещание должно быть совершено не только в письменной форме, но и утверждено.

6. Завещательное право Пскова и Новгорода характеризуется тем, что завещательный порядок наследования предпочтительней порядка законного, даже если в завещании в качестве наследника указаны лица, являющиеся наследниками по закону; завещатель всегда предпочитает оставить наследство наследникам по закону, а не сторонним лицам.

 

3. Наследственное право в период создания Русского централизованного государства в XV–XVII веках

 

Наследственное право в Московском государстве долго держалось тех же начал, которые были заложены в Русской Правде, Псковской и Новгородской Судных грамотах. Круг лиц, призываемых к наследованию по закону, в начале этого периода продолжал оставаться в прежнем объеме. Судебники 1497 и 1589 годов особо не изменяют прежних постановлений [13]. Но в 1650 году издается указ, в силу которого «а будет ближе того рода никто не будет, отдавать и дальним того рода родственникам». Такое постепенное расширение круга лиц, призываемых к наследованию, находится в противоречии с развитием индивидуализма. Сужение семьи должно бы было отстранять дальних родственников от участия в наследстве. Это объясняется следствием тех изменений, которые произошли в экономике государства. Причина заключается в том, «что вопрос о наследовании и определение круга наследующих лиц разрешались не с точки зрения частно-правовой, а со стороны политической. Государство было заинтересовано в том, чтобы наследство, в виде лена или поместья, связанное со службою, находило себе по возможности скорее преемника. Расширение круга наследников на почве родственного союза обеспечивало этот интерес государства. С течением времени утратилась политическая основа наследственного преемства, и сохранились только частные права там, где некогда были общественные обязанности» [14].

В период правления Ивана Грозного происходит укрепление центральной власти. Церковное землевладение ограничивается: монастырям запрещалось без разрешения государя покупать земли, а потомкам удельных князей – передавать земли церкви [15]. В интересах государства завещателю не разрешалось оставлять все свое имущество церкви, не оставив ничего своим детям и родственникам. Также был наложен запрет на передачу родового имущества жене завещателя. Таким образом, начиная с XVI века родовые имения не могли быть предметом завещания, порядок их наследования определялся законом. Завещание оформлялось в письменной форме и подтверждалось свидетелями и священником.

Следует отметить, что в описываемый период правилу наследования недвижимого имущества придается особое значение. По Соборному Уложению 1649 года право собственности бывает или полное (вотчина) или неполное (поместье – неотчуждаемая земельная собственность, обусловленная службой правителю). Вотчиной называлось «земельное владение, хозяйственный комплекс, принадлежащий владельцу на правах полной наследственной собственности» [16]. «Первоначально… земли в уезде… городские дворы, лавки и пр., …назывались вотчинами… Позднее, в Московском государстве, со словами ”вотчина” начинают соединять всю совокупность прав, которые принадлежат вотчинникам… Они могли отчуждать их всякими способами… С прикреплением крестьян к вотчинным правам присоединилось и право на крепостных» [17]. Из этого А. Куликов делает вывод, что «первоначальной моделью предприятия как имущественного комплекса была вотчина, так как она охватывала движимое и недвижимое имущество, права» [18].

Вотчина была крупной, независимой хозяйственной единицей. Вотчинные хозяйства оставались почти полностью натуральными, все основные потребности удовлетворялись за счет той продукции, которая производилась внутри вотчины. Феодалов-вотчинников, служилых людей (дворян), духовенство стали все больше интересовать не просто земельные угодья, а общинные земли с работающими на них  крестьянами. Производительность труда на земле зависела только от крепостных крестьян. Крестьяне рассматривались как трудовой элемент вотчины. Чем больше в вотчине крепостных крестьян, тем больше ценность вотчины. Поэтому «землевладельцы начинают увеличивать объем различных повинностей и оброка, а значит, повышать степень зависимости крестьян…» [19].

Различные виды вотчин обусловливали и различный порядок наследования в них, так, например, по закону 1627 года определено относительно жены: «а до вотчины им дела нет, опричь купленных вотчин». Поместья оставались в пользовании помещика под условием службы, а потому переход их по наследству стоял в зависимости от способности к военной службе [20]. Однако законодатель был заинтересован в том, чтобы не оставить без средств существования жену и дочерей умершего помещика. Сначала обязанность содержания семьи возлагалась на того, к кому переходило поместье. Неудобство такого правила на практике привело к изменению законодательства, в котором указывалось на необходимость выделить жене и дочерям часть поместья «на прожиток», т.е. обеспечить их пенсией. Размер пенсии (доли) в XVI веке определялся правительством в каждом отдельном случае и колебался между 1/3, 1/5, 1/7 частями. Но в XVII веке устанавливается общая норма. Эта доля равнялась 10% для вдов людей, умерших на службе, 15 – умерших в походе, 20% – убитых на войне [21]. Впоследствии при обращении поместий в вотчины, когда понятие пенсии уступило понятию наследования, была принята средняя доля – 15%, которая составила приблизительно 1/7 часть недвижимого имущества мужа. В отношении движимого имущества установливалось правило, по которому жена получала 1/4 долю движимого имущества мужа [22].

Таким образом, к концу описываемого периода переход имущества от одного супруга (умершего) к другому получило характер наследования, но лишь в одной определенной доле имущества [23].

Если у наследодателя, не оставившего завещания, не было ни жены, ни родственников, имущество становилось выморочным. В период Московского государства такое имущество поступало в распоряжение церкви. Позднее этот порядок несколько изменился: недвижимое имущество получает государство, а церкви выплачивается полная стоимость вотчины.

Выводы

1. В общественных интересах был безгранично расширен круг лиц, имеющих право на наследство по закону. Государство было заинтересовано в том, чтобы наследственное имущество в виде лена и поместья, связанное со службой государю, переходило к правопреемнику любой степени родства, способного к службе.

2. Под влиянием роста товарно-денежных отношений наследственное, как и вещное, право в рассматриваемый период наиболее существенно изменилось в отношении землевладений. Земля и другое недвижимое имущество были выделены из общей наследственной массы в самостоятельный объект наследования с установлением  для него особого порядка наследования (ленное право, наследование вотчин). Недвижимое имущество стало главным объектом наследования. Соответственно,  внимание законодателя в вопросе наследования сосредоточивается именно на этом объекте.

3. В общественных интересах обязанность по содержанию оставшихся без  имущества детей женского пола и жены наследодателя возлагалась на наследника, получившего в наследство поместье наследодателя в виде определенной доли. Исчисление размера прожиточного поместья от оклада, который мог быть меньше фактических поместных землевладений, говорит не о наследственном, а о пенсионном характере прожиточных поместий [24].

4. Поскольку недвижимое имущество в период Московского государства приобретает главное значение, повысились и требования к форме завещания. Завещание совершалось в письменной форме и подтверждалось свидетелями и священнослужителем.

5. В общественных интересах, чтобы не оставить без обеспечения детей и других родственников, законодатель ограничил волю завещателя тем, что запретил ему завещать все свое имущество в пользу церкви.

6. Поскольку наследственный лен и вотчины феодалы получали за военную службу, то и наследовать это имущество могли только лица из привилегированных сословий, пригодных для несения такой службы. Наследование недвижимого имущества стало осуществляться не на началах кровного родства, а на сочетании двух признаков: родства и пригодности наследника к несению военной службы.

7. Законодатель выделил в отдельную категорию недвижимого имущества родовое имение, которое приобретает характер особого объекта при наследовании недвижимого имущества. Наследодателю было запрещено завещать родовое имущество своей жене. Таким образом, родовые имения не могли быть предметом завещания, порядок их наследования определялся законом.

 

4. Наследственное право в эпоху петровских преобразований

 

Период царствования Петра I ознаменован социально-экономическими преобразованиями в России. Экономика страны до реформ Петра I была преимущественно натуральной, со слабо развитой промышленностью. Очень громоздкой и неповоротливой была система управления народным хозяйством. Реформы «были направлены против старой боярской аристократии, не желавшей перемен и укрепления сильной централизованной власти. При этом Петр опирался на поместное дворянство, которое… поддерживало курс на укрепление абсолютной монархии. С целью экономической поддержки дворянства Петр издал в 1714 году Указ о единонаследии» [25]. В императорский период вопросы о наследстве разрешались не на основании начал, выработанных предыдущей историей русского права, а на основании примеров западноевропейского права, особенно Англии. Петр I Указом о порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах от 23 марта 1714 года, известным в науке как Указ о единонаследии, установил переход всего имущества к одному сыну. Предпринятая реформа распространялась на всех граждан государства, касалась не только дворян, но купцов и лиц, имеющих один двор. Указ завершил длительный процесс сближения правового режима поместий и вотчин, уравняв их в этом отношении и объединив в единой категории недвижимых вещей, к которым были отнесены также дворы и лавки. В соответствии со статьей I Указа собственники недвижимости лишались законной возможности продать ее, заложить, подарить [26].

В Указе 1714 года Петр I ввел понятие «государственный интерес». Содержание данного понятия раскрывается через перечисление того, что приносит пользу государству и что наносит ему вред. Из указа выясняется, что «великой вред» как «интересам государственным, так и подданным и самим дворянским фамилиям» причиняет как раз бытующее разделение недвижимых имений между детьми. Дробление имений влечет за собой усиление эксплуатации крестьян, отчего наступает вред интересам государственным, ибо, поясняет царь, «податей так исправно не смогут платить» и казне, и помещику. Следовательно, «от того разделения казне государственной великой есть вред, и людям подлым разорение». И, напротив, если недвижимость будет переходить только к одному сыну, а прочим – только движимое, то «государственные доходы будут справнее», и единонаследник нераздельного имения «не будет разорять своих крестьян, как это делают разделившиеся братья, чтобы жить по-отцовски, но будет льготить крестьян, облегчая им исправный платеж податей» [27]. Оставшиеся же без земли дворяне будут вынуждены трудиться и тем самым приносить пользу государству [28].

Изложенная выше мотивация Петром необходимости введения нового порядка наследования недвижимости вызвала у историков неоднозначное отношение. Большинство ученых сошлось на мнении о том, что именно забота о государственном интересе и была главной причиной, побудившей Петра I встать на путь окончательного слияния поместий и вотчин и одновременного ограничения свободы распоряжения ими, как и другими разновидностями недвижимости.

По петровскому законодательству наследодателю предоставляются следующие права завещательных распоряжений: отец или мать, имеющие сыновей, могут среди них выбрать одного главного наследника, а имеющие только дочерей – одну для наследования всего недвижимого имущества. Наследодатель, не имеющий нисходящих родственников, может назначить в завещании одного наследника для наследства недвижимого имущества из своего рода, а движимое имущество может завещать любым лицам. Если наследодатель не назначал сам наследника из своих сыновей, то имущество переходило к старшему из них. Если нет сыновей – старшей дочери. Если старшая дочь вышла замуж до смерти наследодателя, то главной наследницей становится старшая из незамужних дочерей. Если все дочери вышли замуж, главной наследницей становится старшая из них. Если ко времени открытия наследства нет ни сыновей, ни дочерей, наследником становится один из старших ближних родственников. Выморочное имущество поступало в казну. Движимое имущество распределялось поровну среди прочих (неглавных) наследников, если завещанием не определен другой порядок.

Из указа следовало, что завещательное право, успевшее значительно развиться, возвратилось к исходному пункту – свобода завещателя состояла только в выборе члена семьи; завещания в пользу посторонних лиц не допускались.

Таким образом, мы видим, что целью реформы являлся государственный интерес, который заключался в ожидаемой большей правильности отправления государственной службы и уплаты податей. Раздел наследства представлялся в глазах императора чрезвычайно вредным: раздробление имений уменьшает их экономическую ценность и отягощает крестьян, а вследствие этого страдает правильное поступление податей, знатные фамилии беднеют и теряют свое значение, а наследники уклоняются от государственной службы.

Указ о единонаследии является ярким историческим примером столкновения публичных и частных интересов при решении вопроса о наследовании общественно значимого имущества. Указ о единонаследии встретил сильное противодействие в обществе, потому что затронул и стремился изменить самые близкие ему интересы. Запрет дробления недвижимости мог быть желанным только для той группы нисходящих родственников, которая оказывалась или могла оказаться монопольным наследником земельной собственности. Однако совсем по-другому это запрещение должно было восприниматься теми из нисходящих, которых указ лишал родительской недвижимости и обрекал «хлеба своего искать службою, учением, торгами и прочим» [29]. Ограничение свободы распоряжения вотчинами и поместьями, которой дворянство фактически и юридически обладало до издания указа о единонаследии, встретило единодушное непонимание и осуждение среди дворянства.

Официальным мотивом отмены указа о единонаследии, содержащимся в докладе Сената Анне Иоановне, явилось следующее: «Родители, по равной любви ко всем своим детям, употребляли все средства для того, чтобы разделить между ними свое имение по равным частям, прибегали для того к подложным продажам и закладам, обязывали детей великими клятвами, чтобы получивший после них все имение передал часть его своим братьям; из-за наследства рождались между детьми и родственниками ссоры, ненависть, смертоубийства» [30]. Вот причины отмены закона о единонаследии при императрице Анне Иоанновне (указ от 17 марта 1731 года Анны Иоанновны, а также указы от 9 и 13 декабря 1730 года и 17 июля 1733 года).

 

Выводы

 

1. Главным мотивом издания Указа о единонаследии является государственный интерес – «главный руководительный мотив всех внутренних преобразований Петра» [31], который заключался в ожидании большей правильности отправления государственной службы и уплаты податей.

2. В Указе Петра I от 23 марта 1714 года завещательное право сужено в отношении круга лиц, которым разрешалось завещать недвижимое имущество, и расширено в отношении имущества. Завещатель имел право завещать на случай смерти недвижимое имущество только одному наследнику, при этом запрещалось завещать недвижимое имущество посторонним лицам. В то же время становится просторнее право завещателя распоряжаться на случай смерти любыми принадлежавшими ему вещами, в том числе и родовым имением.

3. Указ определил перечень вещей, отнесенных к недвижимому имуществу, тем самым объединив в единой категории недвижимых вещей как землевладения, так и строения (дворы, лавки).

4. В указе отсутствует указание на особый порядок наследования родового имения. Теперь переход всех вотчин, несмотря на характер их приобретения (родовое, купленное, выслуженное), подчиняется единым правилам о наследовании.

5. При наследовании недвижимого имущества действовал майоратный принцип. Наследником недвижимого имущества как по закону, так и по завещанию является только один-единственный родственник наследодателя.

6. Важно отметить, что указ Петра I затрагивал не только сословный интерес аристократии, он также распространял свое действие на всех граждан государства, касался как дворян, так и купцов, и однодворцев.

7. В связи с тем, что порядок наследования, определенный в указе, вступил в резкое противоречие с частными интересами дворян, под их давлением указ Петра I был отменен. Дворяне не были заинтересованы в том, чтобы другие сыновья, кроме старшего или другого назначенного в завещании родственника, не могли получать по наследству часть недвижимого имущества, так как опасались за их судьбу и материальное положение.

 



[1] См.: Гараевская И.А. Экономическое развитие Киевской Руси в IX–XII веках, Северной Руси, Московского княжества в XII–XIV веках // История экономического развития России: Учебное пособие для вузов / А.А. Борейко, А.В. Войц, И.А. Гараевская и др.; Под ред. А.К. Шуркалина. – М.: «Издательство ПРИОР», 2000, с. 12.

[2] См.: Там же, с. 9.

[3] См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.) / Вступительная статья Е.А. Суханова– М.: Фирма «СПАРК», 1995, с. 469.

[4] См.: Российское законодательство X-XX веков. В девяти томах. Т. 1. Законодательство Древней Руси. - М.: Юрид. лит., 1983, с.123.

[5] Умалчивание в Русской Правде о праве пользования мужа говорит о том, что после смерти отца семейства может последовать полный раздел семьи, а после смерти матери семейства при живом отце этого случиться не может.

[6] См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права (по изданию 1909 г.). – Ростов-на-Дону: Изд-во «Феникс», 1995, с. 468-471.

[7] См.: Российское законодательство X-XX веков. В девяти томах. Т. 1. Законодательство Древней Руси. - М.: Юрид. лит., 1983, с. 120.

[8] См.: Тимошина Т.М. Экономическая история России. Учебное пособие / Под ред. проф. М.Н. Чепурина. Издание 6-е, стереотипное. – М.: «Информационно-издательский Дом “Филинъ”, Юридический Дом «Юстицинформ», 2001, с. 20.

[9] См.: Гараевская И.А., указ. соч., с. 11.

[10] Владимирский-Буданов М.Ф. Указ. соч.,  с. 473.

[11] См.: Там же, с. 478.

[12] См.: История государства и права. – М.: Юрайт, 2000, с. 33.

[13] Судебник 1497 г ограничил возможность перехода крестьян от одного помещика к другому сроком за неделю до Юрьева дня осеннего и в течение недели после Юрьева дня. В отличие от Русской Правды Судебник 1497 года разрешал и низшим сословиям передачу наследственного имущества (при отсутствии сыновей) дочерям, а при отсутствии дочерей - ближайшим родственникам.

[14] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч., с. 471.

[15] См.: Григорьев А.Д. Хозяйство русского централизованного государства в XV–XII веках // История экономического развития России: Учебное пособие для вузов / А.А. Борейко, А.В. Войц, И.А. Гараевская и др.; Под ред. А.К. Шуркалина. – М.: «Издательство ПРИОР», 2000, с. 23.

[16] Экономика феодальной России // История экономики: Учебник / Под общ. ред. проф. О.Д. Кузнецовой и проф. И.Н. Шапикина. – М.: ИНФРА-М, 2000, с. 78.

[17] Сергеевич В. Лекции и исследования по древней истории русского права. –СПб., 1899, с. 406, 407, 415. Цит. по: Куликов А. Ипотека предприятия как имущественного комплекса: Учебно-практическое пособие. – М.: Издание г-на Тихомирова М.Ю., 2000, с. 7.

[18] Куликов А. Ипотека предприятия как имущественного комплекса: Учебно-практическое пособие. – М.: Издание г-на Тихомирова М.Ю., 2000, с. 7

[19] Тимошина Т.М. Указ. соч., с. 38.

[20] Уложение царя Алексея Михайловича 1649 года узаконило оконча­тельное закрепощение крестьян. Имущество крестьян становилось собственностью помещика, а сам крепостной крестьянин и его се­мья - товаром. Этим же Уложением разрешалось наследовать поме­стья не только лицам, способным нести службу царю, но и несовер­шеннолетним детям помещика.

[21] См.: Готье Ю.В. Очерк истории землевладения в России. – Сергиев-Посад, 1915, с. 52.

[22] Дочерям предоставлено было право получать вдвое меньше недвижимого и ­движимого имущества, чем жене, т.е. и 1/14 и 1/8 соответственно.

[23] См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Указ. соч., с. 483-484.

[24] См.: Российское законодательство X-XX веков. В девяти томах. Т. 4. Законодательство периода становления абсолютизма. - М.: Юрид. лит., 1986, с. 247.

[25] Тимошина Т.М., указ. соч., с. 71.

[26] См.: Там же, с. 296.

[27] Березин И.С. Краткая история экономического развития: Учебное пособие. 2-е изд., доп. – М.: Издательство РДЛ, 2001, с. 123.

[28] См.: Там же, с. 300-301.

[29] Преамбула Указа Петра I от 23 марта 1714 года О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах  // Российское законодательство X-XX веков. В девяти томах. Т. 4. Законодательство периода становления абсолютизма. - М.: Юрид. лит., 1986, с. 296.

[30] Неволин К.А. Полное собрание сочинений. Т. V, с. 412. Цит. по: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права (по изданию 1909 г.). – Ростов-на-Дону: Изд-во «Феникс», 1995, с. 491.

[31] Владимирский-Буданов М.Ф.. Указ. соч., с. 489.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100