Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Особенности реализации судебной власти в городах федерального значения и ее взаимодействия с нотариатом

06.08.2010

М.И. Москаленко,

консультант нотариуса, соискатель РААН

 

Аннотация:

Автор статьи описывает порядок формирования и деятельности судов городов федерального значения, уставных и мировых судов, а также анализирует идею передать нотариат в ведение Верховного Суда Российской Федерации и приравнять статус нотариуса хотя бы к статусу мирового судьи.

 

Annotation:

M.I. Moskalenko. Specific Features of Realization of the Judicial Authority in the Cities of Federal Significance and Its Interaction with the Notariat

The author of the article describes the order of formation and activity of the courts of the cities of federal significance, statutory and justice courts, as well as analyzes the idea to transfer the Notariat under the supervision of the Supreme Court of the Russian Federation or to equal the notary status at least to the peace justice status.

 

Ключевые слова: правосудие, судебное делопроизводство, кандидаты в присяжные заседатели, оптимизация судебной юрисдикции.

Keywords: justice, judicial procedure, candidates to jurors, optimization of court jurisdiction.

 Правосудие в России осуществляется исключительно судами (ч. 1 ст. 118 Конституции Российской Федерации), которые занимают наиболее важное место в системе органов государственной власти городов федерального значения. Право на судебную защиту гарантировано ст. 46 отечественной Конституции, и в этом плане судебная защита – основной механизм разрешения юридических конфликтов, защиты и восстановления нарушенных прав в демократическом правовом государстве. Именно суд в силу своего независимого, высокого статуса способен наиболее эффективно, беспристрастно и профессионально осуществлять эти задачи. Еще в 1992 г. Концепция судебной реформы, разработанная группой известных ученых-юристов, провозгласила положения, актуальные и в настоящее время. В частности, было отмечено, что «на арену общественной жизни выходит независимый, свободный от корыстных интересов и политических симпатий суд, выступающий гарантом законности и справедливости, играющий для государства ту же роль, какая в человеке принадлежит совести. Поэтому ядром всякой судебной реформы выступают преобразования суда и процесса, под знаком и во имя которых изменяется предназначение и деятельность других органов и институтов» [1].

Весьма распространенной является точка зрения, согласно которой суд не является правоохранительным органом. Это, как представляется, вызвано узкой трактовкой понятия правоохранительной деятельности лишь как деятельности по пресечению и расследованию преступлений и иных правонарушений. Включая суд в число правоохранительных органов, его не «наделяют» обвинительными функциями или функциями уголовного преследования, не ставят в один ряд с органами прокуратуры и внутренних дел. Напротив, признавая суд главным органом, осуществляющим охрану права в обществе, ученые подчеркивают его независимый статус от органов государственного обвинения, что обеспечивает его роль не только как гаранта закона и справедливости, но и как органа, способного защитить человека от произвола самого государства.

В законодательстве Российской Федерации можно обнаружить  понятие «суд города федерального значения». Этот орган правосудия (Московский городской суд, Санкт-Петербургский городской суд) в пределах своей компетенции рассматривает дела в качестве суда первой и второй инстанций, в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам, является непосредственно вышестоящей судебной инстанцией по отношению к районным судам, действующим на территории г. Москвы или г. Санкт-Петербурга [2]. В Федеральном законе от 20 августа 2004 г. № 113-ФЗ (ред. от 22.12.2008) «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» имеет место специальная норма, посвященная городам федерального значения (статья 5.1. «Особенности порядка составления списков кандидатов в присяжные заседатели в городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге») [3]. Там указывается, что списки кандидатов в присяжные заседатели в городах федерального значения составляются в соответствии с указанным Федеральным законом, но с учетом ряда особенностей. Так, в городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге списки кандидатов в присяжные заседатели составляются высшим исполнительным органом государственной власти соответствующего города федерального значения и (или) уполномоченным им исполнительным органом государственной власти соответствующего города федерального значения. Законами таких субъектов РФ полномочиями по составлению списков кандидатов в присяжные заседатели могут быть наделены исполнительно-распорядительные органы внутригородских муниципальных образований соответствующего города федерального значения. Общий и запасной списки кандидатов в присяжные заседатели, формируемые в городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге, изменения и дополнения, внесенные в них, публикуются в средствах массовой информации соответствующего города федерального значения и содержат только фамилии, имена и отчества кандидатов в присяжные заседатели. Средства федерального бюджета для финансового обеспечения полномочий по составлению списков кандидатов в присяжные заседатели в городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге предоставляются в порядке и размерах, определяемых Правительством Российской Федерации.

В соответствии с частью 5 статьи 5.1 Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» Правительство Российской Федерации утвердило «Правила финансового обеспечения переданных высшим исполнительным органам государственной власти городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга государственных полномочий по составлению списков кандидатов в присяжные заседатели федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» [4].

Можно также отметить, что судебное делопроизводство в городах федерального значения осуществляется по особым правилам, определенным приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 15 декабря 2004 г. № 161 (ред. от 27.12.2006) «Об утверждении Инструкции по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов» [5].

Однако федеральные органы государственной судебной власти (Московский городской суд, Санкт-Петербургский городской суд) не могут быть охарактеризованы как суды субъектов Российской Федерации и, следовательно, как суды городов федерального значения. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» к судам субъектов Российской Федерации относит конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, мировых судей, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации (ч. 4 ст. 4) [6]. В городах федерального значения могут быть созданы только уставные суды, которые также осуществляют конституционное судопроизводство. В Российской Федерации такое судопроизводство осуществляется Конституционным Судом Российской Федерации и конституционными (уставными) судами субъектов Российской Федерации, в том числе Уставным судом Санкт-Петербурга, ибо Московский уставный суд в настоящее время не создан.

Согласно части 2 статьи 118 отечественной Конституции судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Конституционный Суд Российской Федерации осуществляет правосудие путем разрешения конституционно-правовых споров о соответствии отечественной Конституции различных нормативных правовых актов по обращению заинтересованных государственных органов и должностных лиц, а также по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов на основании таких принципов, как независимость, коллегиальность, гласность, состязательность и равноправие сторон. Сущность правосудия состоит в том, что оно выступает в качестве главного механизма в разрешении споров о праве. Главная же особенность деятельности Конституционного Суда Российской Федерации при осуществлении им правосудия состоит в том, что он решает исключительно вопросы права и воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов (ст. 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 г.) [7].

Вместе с тем не следует игнорировать то обстоятельство, что судебный конституционный контроль осуществляет не только Конституционный Суд России, но также и конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, в том числе Уставный суд Санкт-Петербурга. Посредством конституционного правосудия конституционные положения наиболее общего характера (существующие в виде принципов, основ и т.п.) как бы трансформируются в специфические нормативно-правовые требования социальной действительности, приобретают характер конституционных императивов при разрешении противоречий и конфликтов [8].

По мнению ученых, конституционность государства, рассмотренная в аспекте организации и функционирования власти в ее отношениях с индивидами, предполагает наличие судебного института, основная функция которого состоит в рассмотрении споров между гражданами и органами государственной власти по поводу конституционности актов, издаваемых последними, т.е. по поводу нарушения прав, которые имеют фундаментальный характер и не могут быть нарушены даже законодателем [9]. Соответственно, специализированный орган конституционного контроля, в том числе уставный суд города федерального значения, является высшим «хранителем» устава и, следовательно, не только контролирует соблюдение Конституции, но и выступает как интерпретатор наиболее фундаментальных прав независимо от их выражения в тексте устава субъекта Российской Федерации [10].

По мнению автора статьи, можно выделить две модели конституционного (уставного) контроля в городах федерального значения:

1. Модель судебного уставного контроля г. Москвы, где Уставный суд не создан и вопросы соответствия законов и иных нормативных правовых актов города Москвы, и нормативных правовых актов органов местного самоуправления Уставу города Москвы разрешают, прежде всего, Московский городской суд и иные федеральные суды.

Так, в главе 8 Устава г. Москвы («Судебная власть и правоохранительные органы») указывается, что правосудие в городе Москве осуществляется только судом. Судебная система в городе Москве является составной частью судебной системы Российской Федерации и включает в себя Московский городской суд, районные суды, Арбитражный суд города Москвы, Уставный суд города Москвы, мировых судей, другие судебные органы, учрежденные в соответствии с федеральным законом (ст. 50) [11].

Уставный суд города Москвы должен рассматривать вопросы соответствия законов и иных нормативных правовых актов города Москвы, нормативных правовых актов органов местного самоуправления Уставу города Москвы, а также давать официальное толкование Устава города Москвы. Порядок формирования и деятельности Уставного суда города Москвы определяется законом города Москвы, принимаемым Московской городской Думой по представлению мэра Москвы (ст. 51). В городе Москве принят Закон от 13 февраля 2002 г. № 10 (ред. от 04.07.2007) «Об Уставном суде города Москвы» [12]. Там данный орган охарактеризован как судебный орган уставного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством уставного судопроизводства как разновидности конституционного судопроизводства, входящий в единую судебную систему Российской Федерации.

Уставный суд г. Москвы должен быть (в случае его создания) наделен следующей компетенцией:

1) разрешать дела о соответствии уставу:

а) законов города Москвы;

б) нормативных правовых актов Московской городской Думы, мэра Москвы, Правительства Москвы, иных органов и должностных лиц исполнительной власти города Москвы;

в) уставов муниципальных образований, нормативных правовых актов органов местного самоуправления и их должностных лиц;

2) давать официальное толкование Устава г. Москвы;

3) реализовать свое право законодательной инициативы.

2. Модель судебного уставного контроля г. Санкт-Петербурга, где создан и, как думается, успешно функционирует Уставный суд данного города федерального значения. Правовые основы организации и деятельности Уставного суда Санкт-Петербурга и осуществления судопроизводства в этом суде определяет соответствующий закон, характеризующий его как судебный орган, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть, входящий в единую судебную систему Российской Федерации и являющийся юридическим лицом [13].

Деятельность Уставного суда направлена на защиту Устава Санкт-Петербурга, укрепление законности в применении права. Для достижения этой цели Уставный суд рассматривает дела о соответствии законов и иных нормативных правовых актов Санкт-Петербурга, нормативных правовых актов органов государственной власти Санкт-Петербурга, органов местного самоуправления, образованных на территории Санкт-Петербурга, Уставу Санкт-Петербурга, а также осуществляет официальное толкование Устава Санкт-Петербурга. По вопросам внутренней деятельности Уставный суд принимает Регламент Уставного суда Санкт-Петербурга. Постановлением Законодательного Собрания Санкт-Петербурга от 6 июля 2005 г. № 424 такой документ принят [14].

Если обратиться к практике работы данного органа, то в качестве примера можно привести Постановление Уставного суда Санкт-Петербурга от 9 июля 2009 г. № 011/09-П «По делу о соответствии Уставу Санкт-Петербурга положений абзаца третьего статьи 9 Закона Санкт-Петербурга от 17 ноября 2004 г. № 589-79 “О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан в Санкт-Петербурге”» [15]. В частности, в Уставный суд Санкт-Петербурга 11 марта 2009 г. поступило обращение гражданина о соответствии Уставу Санкт-Петербурга положений абзаца третьего статьи 9 Закона Санкт-Петербурга от 17 ноября 2004 г. № 589-79 «О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан в Санкт-Петербурге», согласно которым гражданину, имеющему одновременно право на ежемесячную денежную выплату в соответствии с Законом Санкт-Петербурга № 589-79 и федеральным законодательством независимо от основания, по которому она устанавливается, предоставляется одна ежемесячная денежная выплата либо по указанному Закону Санкт-Петербурга № 589-79, либо по федеральному законодательству по выбору гражданина.

В период рассмотрения дела в Уставном суде Санкт-Петербурга Законодательным Собранием Санкт-Петербурга 10 июня 2009 года принят и 5 июля 2009 г. вступил в силу Закон Санкт-Петербурга № 281-53 «О внесении изменения в Закон Санкт-Петербурга “О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан в Санкт-Петербурге”». Соответственно, в судебном заседании представителем Законодательного Собрания Санкт-Петербурга было заявлено ходатайство о прекращении производства по делу, поскольку оспариваемые заявителем положения утратили силу. Уставный суд Санкт-Петербурга, исследовав представленные документы, посчитал, что принятие Закона Санкт-Петербурга № 281-53 не привело к изменению правового регулирования общественных отношений, связанных с порядком предоставления ежемесячной денежной выплаты. Фактически имело место воспроизведение оспариваемых положений. Не изменился субъектный состав соответствующих отношений, остался прежним объект – ежемесячная денежная выплата, сохранился порядок предоставления выплаты. Произошло лишь изменение формулировки «право на ежемесячную денежную выплату» на формулировку «право на получение ежемесячной денежной выплаты» и формулировки «либо по настоящему Закону Санкт-Петербурга, либо по федеральному законодательству» на формулировку «либо по федеральному законодательству, либо по настоящему Закону Санкт-Петербурга». Таким образом, оспариваемая заявителем норма сохранилась в системе действующего правового регулирования. С учетом изложенного предметом рассмотрения стала норма, первоначально установленная абзацем третьим статьи 9 Закона Санкт-Петербурга № 589-79 и на момент рассмотрения дела действующая в редакции Закона Санкт-Петербурга № 281-53, согласно которой гражданину, имеющему одновременно право на получение ежемесячной денежной выплаты в соответствии с Законом Санкт-Петербурга № 589-79 и федеральным законодательством независимо от основания, по которому она устанавливается, предоставляется одна ежемесячная денежная выплата по его выбору. Аналогичный правовой подход к возможности рассмотрения жалобы гражданина в случае, когда оспариваемые им положения нормативного правового акта были изменены в процессе рассмотрения дела в суде, но при этом сама норма сохраняется в системе действующего правового регулирования, нашел отражение в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2007 года № 4-П «По делу о проверке конституционности положения части первой статьи 15 Федерального закона “О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год” в связи с жалобой гражданки Т.А. Баныкиной» [16].

Уставный суд обратил внимание на то обстоятельство, что положения Устава Санкт-Петербурга не устанавливают конкретные меры социальной поддержки, их объем и способы предоставления; разрешение этих вопросов входит в компетенцию законодателя Санкт-Петербурга. Следовательно, законодатель Санкт-Петербурга при осуществлении правового регулирования отношений в сфере социальной поддержки ветеранов труда обладает достаточно широкой свободой усмотрения, но должен исходить из положений пункта 1 статьи 3 Устава Санкт-Петербурга, согласно которым в городе гарантируются права и свободы человека и гражданина в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

Закрепленное в Законе Санкт-Петербурга право выбора гражданином наиболее «выгодного» основания пользования мерами социальной поддержки не было расценено судом города федерального значения как нарушение гарантированных пунктом 1 статьи 3 Устава Санкт-Петербурга прав и свобод человека и гражданина. Кроме того, Судом было учтено, что позиция, согласно которой правовое регулирование, устанавливающее право выбора гражданином наиболее для него приемлемого основания пользования мерами социальной поддержки, не может расцениваться как ущемляющее права граждан, неоднократно высказывалась Конституционным Судом Российской Федерации, в частности, в определениях от 19 июня 2007 года № 474-О-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Зайцева Валентина Васильевича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 23.1 Федерального закона «О ветеранах», статьи 28.1 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» и др. [17]. Учитывая изложенное, Уставный суд Санкт-Петербурга пришел к выводу о том, что норма, первоначально установленная абзацем третьим статьи 9 Закона Санкт-Петербурга от 17 ноября 2004 г. № 589-79 «О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан в Санкт-Петербурге» и в настоящее время действующая в редакции Закона Санкт-Петербурга от 10 июня 2009 года № 281-53 «О внесении изменения в Закон Санкт-Петербурга “О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан в Санкт-Петербурге”», устанавливающая право выбора ветеранами труда наиболее выгодного основания получения ежемесячной денежной выплаты, соответствует Уставу Санкт-Петербурга.

Анализируя специфику организации правоохранительной деятельности в городах федерального значения, нельзя оставить без внимания и другой вид судов городов федерального значения – мировых судей [18]. Следует отметить, что именно в Петербурге и Москве первые в России мировые учреждения 17 мая 1866 г. приступили к работе [19]. В речи, произнесенной на торжественном открытии мирового суда в Москве, министр юстиции Д.Н. Замятнин приветствовал его и представил как «краеугольный камень гласного, скорого, правого и милостивого суда» [20]. Современники справедливо отмечали, что переход от старых учреждений, выполнявших назначение местного суда, к суду мировому был разителен [21]. Так, с его введением публичность и гласность для сторон получили значение одного из основополагающих принципов судопроизводства. Например, в Москве встречались случаи, когда мировые судьи из-за невозможности разместить публику в зале устраивали заседания во дворе под открытым небом [22]. В столице, как и во многих других городах, до введения мирового суда лиц, приходивших с жалобами на обиду или насилие, если они принадлежали к «черни», гнали из канцелярии полицейских частей, чтобы они «не беспокоили начальство». С началом же работы мировых судей прошения начали принимать «во всякий час дня и ночи, и где бы проситель судью ни встретил» [23]. У населения появилась уверенность в том, что мировой судья решит дело в соответствии с законом, не отдавая предпочтения более богатому или знатному. О тяжести работы, которую приходилось выполнять столичным мировым судьям, можно судить по количеству приходящихся на долю каждого из них дел. В 1886 г. был издан Указ Сената «О мерах по устранению медленности в делопроизводстве мировых учреждений». В нем Сенат принял за норму 10 дел, которые мировой судья должен был разбирать ежедневно, а за норму дел за год – до 2 тысяч. Между тем количество споров, рассматриваемых ими в г. Москве и Санкт-Петербурге, намного превышало указанные цифры [24]. Кроме того, для московских мировых судей всегда было характерно стремление сделать все максимально возможное для защиты интересов народа: так, в 1906 г. столичные мировые судьи стали даже посещать места заключения. К сожалению, последовало разъяснение Сената, согласно которому обязанность мирового судьи удостоверяться в законном содержании заключенных под стражей возникала только в том случае, если до него дошли сведения о том, что известное лицо заключено под стражу без соблюдения установленного порядка. Данное указание делало фактически трудно осуществимой возможность мировых судей бывать в местах заключения, так как при незаконном содержании лица под стражей администрация места заключения, конечно, заботилась о принятии мер, чтобы помешать заключенному своевременно довести до сведения судьи факты произвола [25].

В настоящее время статус мировых судей в городах федерального значения определен следующим образом. Так, мировые судьи города Санкт-Петербурга являются судьями общей юрисдикции города Санкт-Петербурга и входят в единую судебную систему Российской Федерации. [26]. Полномочия, порядок назначения (избрания) и деятельности мировых судей и порядок создания судебных участков и должностей мировых судей устанавливаются Конституцией Российской Федерации, Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации», иными федеральными конституционными законами, Федеральным законом «О мировых судьях в Российской Федерации», иными федеральными законами и указанным Законом города Санкт-Петербурга [27].

На мировых судей и членов их семей распространяются гарантии независимости судей, их неприкосновенности, а также материального обеспечения и социальной защиты, установленные Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и иными федеральными законами [28].

Мировые судьи осуществляют свою деятельность в пределах судебных участков; на каждом судебном участке работает один мировой судья. Законом города Санкт-Петербурга в этом городе федерального значения созданы 211 судебных участков и 211 должностей мировых судей в соответствии с федеральными законами.

Мировой судья в городе Санкт-Петербурге впервые назначается на должность на срок три года. По истечении указанного срока лицо, занимавшее должность мирового судьи, вправе снова выдвинуть свою кандидатуру для назначения на данную должность. При повторном и последующих назначениях на должность мирового судьи мировой судья назначается на срок пять лет.

Работа мирового судьи обеспечивается аппаратом, который организует прием граждан, принимает и выдает документы, удостоверяет копии документов мирового судьи, производит рассылку и вручение документов;,содействует мировому судье в подготовке дел к рассмотрению в судебном заседании, ведет учет движения дел и сроков их прохождения у мирового судьи, осуществляет хранение дел и документов, проводит информационно-справочную работу, обеспечивающую деятельность мирового судьи, ведет статистический учет в сфере деятельности мирового судьи, выполняет поручения мирового судьи по обеспечению его деятельности. Штатная численность аппарата мирового судьи устанавливается уполномоченным Правительством города Санкт-Петербурга исполнительным органом государственной власти города Санкт-Петербурга по согласованию с мировым судьей. Работники аппарата мирового судьи являются государственными гражданскими служащими города Санкт-Петербурга. Финансирование расходов на денежное содержание работников аппаратов мировых судей, а также материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей осуществляются за счет средств бюджета города Санкт-Петербурга.

Правительство города Санкт-Петербурга обеспечивает предоставление помещений для размещения судебных участков мировых судей. Более того, именно за счет средств бюджета города Санкт-Петербурга возмещаются следующие виды издержек, связанных с рассмотрением гражданского дела: расходы по оплате услуг представителя, назначенного мировым судьей в соответствии со статьей 50 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации; расходы по оплате вызова свидетелей, назначения экспертов, привлечения специалистов, а также других действий, подлежащих оплате в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации, в случае осуществления указанных действий по инициативе мирового судьи.

В зале судебных заседаний мировых судей наряду с Государственным флагом Российской Федерации и изображением Государственного герба Российской Федерации устанавливаются флаг города Санкт-Петербурга и изображение герба города Санкт-Петербурга.

Фактически аналогичный статус имеют мировые судьи города Москвы [29]. Мировые судьи в городе Москве являются судьями общей юрисдикции субъекта Российской Федерации – города Москвы и входят в единую судебную систему Российской Федерации. На территории города Москвы создаются 429 должностей мировых судей и 429 судебных участков в границах территориальной подсудности районных судов города Москвы.

Мировые судьи назначаются на должность Московской городской Думой по представлению Председателя Московского городского суда, основанному на заключении квалификационной коллегии судей города Москвы. Одновременно с представлением председатель Московского городского суда вносит в Московскую городскую Думу проект постановления о назначении мировых судей. Представление председателя Московского городского суда и проект постановления Московской городской Думы о назначении мировых судей направляются председателем Московской городской Думы в комиссию законодательного органа власти города федерального значения в соответствии с направлением ее деятельности для подготовки заключения о рекомендации кандидатов на назначение на должности мировых судей.

Проект постановления Московской городской Думы о назначении мировых судей рассматривается Московской городской Думой при наличии указанного заключения профильнойц комиссии МГД. Представительный орган в месячный срок со дня внесения проекта постановления назначает мирового судью на должность либо отклоняет представленную кандидатуру. При исчислении месячного срока время летнего и зимнего перерывов в работе Московской городской Думы не учитывается. Кандидатура на должность мирового судьи, отклоненная МГД, может быть представлена на рассмотрение Московской городской Думы повторно не ранее чем через год после отклонения этой кандидатуры.

Мировые судьи назначаются на должность сроком на пять лет. В случае, если в течение указанного срока мировой судья достигнет предельного возраста пребывания в должности судьи – 70 лет, он назначается на должность мирового судьи на срок до достижения им предельного возраста. Мировым судьям, назначаемым на должность впервые, срок полномочий устанавливается на три года.

Как справедливо замечают ученые, характеризуя основы взаимодействия судебной власти и нотариата в городах федерального значения, нельзя не отметить, что развитие нотариата способно стать важным элементом судебной реформы, поскольку решение одной из главных проблем судебной деятельности – обеспечение рассмотрения всех дел, отнесенных к их подведомственности, невозможно без снижения нагрузки на органы судебной власти [30]. Поэтому, как отмечают исследователи, помимо создания судов городов федерального значения (мировых судей, уставных судов), целесообразно развитие «несудебных гражданских юрисдикций. К их числу следует отнести помимо создания административных юрисдикций, наделенных правом разрешения споров, развития третейских судов также и более полное использование позитивного потенциала института нотариата в сфере гражданского оборота» [31].

Одним из реальных вариантов снижения судебной нагрузки может стать оптимизация судебной юрисдикции. Некоторым исследователям представляется, что «проводимые парламентом страны бесконечные изменения законодательства, направленные на “перелив” судебной компетенции между двумя тесно сообщающимися сосудами в виде мировых и районных судей, не способны позитивно повлиять на качество и оперативность правосудия, осуществляемого судами общей юрисдикции» [32]. Они предлагают принять более кардинальные меры, направленные на «уменьшение объема судебной компетенции» [33]. Ведь по общему правилу суд там, где есть спор. Но вопреки основному назначению суда в обществе к его подведомственности отнесено разрешение явно бесспорных и не требующих судебного разбирательства дел. К ним, прежде всего, относятся дела по требованиям о выдаче судебных приказов. А их огромный объем занимает как минимум треть рабочего времени судей и других сотрудников судов. Так, напрмер, в 2007 г. было выдано 3 млн. 977 тыс. судебных приказов, что составляет 63,4% от общего количества дел, рассмотренных мировыми судьями с вынесением решения [34]. Существенную из них часть расходов, произведенных в связи с розыском ответчика (должника), например, о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, задолженности по кредитным договорам и коммунальным платежам, начисленной, но не выплаченной заработной платы, могли бы разрешать другие органы, в том числе нотариат. В настоящее время идея развития институтов внесудебного урегулирования социальных конфликтов стала актуальной и, по меньшей мере, требует обсуждения учеными и практиками, тем более что сейчас идет работа по подготовке закона о нотариальной деятельности [35]. В этом плане В.А. Терехин полагает, что передача этих функций несудебным органам произойдет без ущерба для граждан, так как у суда в этом случае остаются контрольные полномочия [36].

Некоторые исследователи предлагают передать нотариат в ведение Верховного Суда Российской Федерации и «приравнять статус нотариуса хотя бы к статусу мирового судьи» [37]. По мнению других исследователей, напротив, современный нотариат не имеет никакого отношения к судебной системе, не вправе использовать методы, присущие судам как органам государственной власти в Российской Федерации [38].

Если обратиться к истории, то в Российской империи в ходе Судебной реформы 60-х годов XIX в. было принято в 1866 г. Положение о нотариальной части, по которому нотариус являлся судебным чиновником, совершал нотариальные действия. В уездах, где должность нотариуса была вакантна, нотариальные действия совершал мировой судья [39]. В случае отсутствия нотариуса в какой-либо местности его полномочия возлагались на мировых, городских судей либо на уездных членов окружного суда. Последние не вносили залог, не были подконтрольны судам и судебным палатам и выполняли лишь ограниченный круг нотариальных действий. За совершаемые действия судьи получали плату в соответствии с нотариальной таксой. Если же в конкретной местности (например, в силу ее небольших размеров) не было и судей, то обязанности нотариуса возлагались на чиновников местной полиции [40].

По мнению автора статьи, наиболее перспективный характер имеет оптимизация взаимоотношений суда и нотариата в контексте расширения компетенции последнего. Однако какая-либо «передача» именно судебных полномочий представляется недопустимой, ибо только суд наделен правом отправления правосудия. Вместе с тем некоторые полномочия мировых судов (судов субъектов Российской Федерации и, в том числе, судов городов федерального значения) не связаны непосредственно с разрешением социальных конфликтов как основной функции правосудия. В этом плане автор полагает возможным разделить мнение о том, что возможно, к примеру, наделение нотариатом права выдавать приказы на основании заявления о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества от должника по требованиям, основанным на: нотариально удостоверенной сделке, сделке, совершенной в простой письменной форме и т.п.

         Тем не менее еще более перспективным направлением совершенствования механизмов обеспечения прав и свобод граждан является, к сожалению, практически не исследованный в юридической литературе вопрос о взаимодействии нотариата и конституционных (уставных) судов субъектов и, в частности, Уставного суда г. Санкт-Петербурга. Так, например, в Законе «Об Уставном суде Санкт-Петербурга» нотариат не указан в перечне субъектов, имеющих право на обращение в этот суд города федерального значения (ст. 78). Вместе с тем, как показывает практика, часто именно нотариус является тем лицом, которое при совершении нотариальных действий сталкивается с необходимостью толкования основного закона городов федерального значения или проверки на соответствие уставу нормативных правовых актов городов Москвы и Санкт-Петербурга. В этом плане он должен быть наделен правом непосредственного обращения в уставные суды городов федерального значения.



[1]           Концепция судебной реформы в РСФСР, одобренная Постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. № 1801-1. М., 1992 // Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1991, № 44, ст. 1435.

[2]           См. ст. 20  Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ (ред. от 05.04.2005) «О судебной системе Российской Федерации»  // Рос. газета. № 3.06.01.1997.

[3]           Федеральный закон от 20 августа 2004 г. № 113-ФЗ (ред. от 22.12.2008) «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» // Рос. газета. № 182. 25.08.2004.

[4]           Постановление Правительства Российской Федерации от 19 августа 2009 г. № 673 «Об утверждении Правил финансового обеспечения переданных высшим исполнительным органам государственной власти городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга государственных полномочий по составлению списков кандидатов в присяжные заседатели федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации (далее – СЗ РФ). 24.08.2009. № 34. Ст. 4191.

[5]           Приказ Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 15 декабря 2004 г. № 161 (ред. от 27.12.2006) «Об утверждении Инструкции по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов» // Рос. газета. № 99. 12.05.2006.

[6]           Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» // Рос. газета. № 3. 06.01.1997.

[7]           Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ (ред. от 02.06.2009) «О Конституционном Суде Российской Федерации» // Рос. газета. № 138–139. 23.07.1994.

[8]          См.: Бондарь Н.С. Конституция, конституционный контроль и социальные противоречия современного общества // Журн. рос. права. М., 2003. № 11. С. 12.

[9]          См.: Хлобыстова К.А. Конституция и модели конституционного контроля // Конституционное и муниципальное право. М., 2006. № 2. С. 11.

[10]         См. подробнее: Брежнев О.В. Судебный конституционный контроль в России: проблемы методологии, теории и практики: Дисс. …докт. юрид. наук. М., 2006. С. 12.

[11]         Закон г. Москвы от 28 июня 1995 г. (ред. от 22.10.2008) «Устав города Москвы» // Тверская, 13. № 33. 15–21 августа, 2001.

[12]          Закон г. Москвы от 13 февраля 2002 г. № 10 (ред. от 04.07.2007) «Об Уставном суде города Москвы» // Тверская, 13. № 38-39.

[13]         Закон Санкт-Петербурга от 5 июня 2000 № 241-21 (ред. от 27.05.2005) «Об Уставном суде Санкт-Петербурга» // Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. № 9. 25.09.2000.

[14]         Постановление Законодательного Собрания Санкт-Петербурга от 6 июля 2005 г. № 424 «Об утверждении Регламента Уставного суда Санкт-Петербурга» // Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. № 1. 16.01.2006. См. также: приложение № 3 к диссертационному исследованию.

[15]         Постановление Уставного Суда Санкт-Петербурга от 9 июля 2009 г. № 011/09-П «По делу о соответствии Уставу Санкт-Петербурга положений абзаца третьего статьи 9 Закона Санкт-Петербурга от 17 ноября 2004 года № 589-79 «О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан в Санкт-Петербурге» // Санкт-Петербургские ведомости. № 130. 17.07.2009.

[16]          Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2007 года № 4-П «По делу о проверке конституционности положения части первой статьи 15 Федерального закона “О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год” в связи с жалобой гражданки Т.А. Баныкиной» // СПС «КонсультантПлюс».

[17]         См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июня 2007 г. № 477-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Стаховича Николая Адольфовича и Яковлева Алексея Леонидовича на нарушение их конституционных прав положениями пункта 13 приложения 3 к Федеральному закону «О федеральном бюджете на 2000 год», пункта 8 приложения 4 к Федеральному закону «О федеральном бюджете на 2001 год», пункта 5 приложения 9 к Федеральному закону «О федеральном бюджете на 2002 год», статьи 97 Федерального закона «О федеральном бюджете на 2003 год» и статьи 102 Федерального закона «О федеральном бюджете на 2004 год» // СПС «КонсультантПлюс».

[18]          Автор использует здесь терминологию Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», где мировые судьи охарактеризованы именно как «суд субъекта Российской Федерации». Прим. авт.

[19]         См.: Батыев Г.Г. Становление института мировых судей в России // Рос. судья. 2007. № 11. С. 29.

[20]         Журнал Министерства юстиции. 1866.

[21]         Как отмечал А.Ф. Кони, «у мирового в действительности совершался суд скорый, а личные свойства судей служили ручательством, что он не только скорый, но и правый в пределах человеческого разумения и вместе с тем милостивый». См.: Кони А.Ф. На жизненном пути. СПб., 1912. Т. 1. С. 431.

[22]         См.: Эпоха великих реформ. М., 1990. 8-е изд. С. 436.

[23]         Чернухина Л.С. Мировые суды и государственная власть в условиях дореволюционной России // Журн. рос. права. М., 2004. № 5. С. 27.

[24]          Там же.

[25]          Там же.

[26]         Закон Санкт-Петербурга от 24 октября 2000 г. № 552-64 (ред. от 09.07.2009) «О мировых судьях Санкт-Петербурга» // Вестник Администрации Санкт-Петербурга. № 11. 30.11.2000.

[27]         Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. № 188-ФЗ (ред. от 22.07.2008) «О мировых судьях в Российской Федерации» // Российская газета. № 242, 22.12.1998.

[28]         Закон Российской Федерации от 26 июня 1992 г. № 3132-1 (ред. от 09.11.2009) «О статусе судей в Российской Федерации» // Рос. юстиция. № 11. 1995.

[29]         Закон г. Москвы от 31.05.2000 № 15 (ред. от 16.09.2009) «О мировых судьях в городе Москве» // Ведомости Московской городской Думы. 2000. № 7.

[30]         См.: Гонгало Б.М., Зайцева Т.И., Крашенинников П.В., Юшкова Е.Ю., Ярков В.В. Настольная книга нотариуса. Том 1. М., 2004. С. 78–79.

[31]          Там же.

[32]         См.: Терехин В.А. К вопросу о возможности передачи мировой юстиции на федеральный уровень // Рос. юстиция. 2009. № 2. С. 23.

[33]          Там же.

[34]         См.: Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2007 году // Рос. юстиция. 2008. № 6. С. 66.

[35]         См., напр.: Москаленко И. Нотариат способен разгрузить судебные органы // Парламентская газета. 10.10.2008; Оптимизация гражданского правосудия России // Под ред. В.В. Яркова. М., 2007. С. 148–150.

[36]          Терехин В.А. Там же.

[37]         См.: Беньягуев Г.И. Нотариат как часть судебной системы // Нотариус. 2006. № 4. С. 13.

[38]         См.: Мохов А.А., Колганова С.В., Рабочий П.В. Отечественный нотариат: понятие и сущность // Нотариус. 2007. № 5. С. 11.

[39]         См.: Дударев А.В. Взаимодействие нотариата Испании и России: правовые основы и перспективы // Нотариус. 2009. № 3. С. 19.

[40]         Фемелиди А.М. Русский нотариат. История нотариата и действующее Нотариальное положение от 14 апреля 1866 г. С. 205–208.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100