Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Стабилизатор экономики

06.08.2010

Л.В. Усович,

кандидат юридических наук

Аннотация:

Автор статьи рассматривает лизинг как инструмент, имеющий определенное преимущество перед другими инвестиционными механизмами, однако в условиях кризиса фактором успешности развития той или иной лизинговой компании может стать наличие отработанного механизма изъятия и продажи предмета лизинга.

 

Annotation: 

L.V. Usovich. Economy Stabilizer

The author of the article considers leasing as an instrument having a definite advantage over other investment mechanisms, though in the conditions of crisis the vailability of practiced mechanisms of withholding and sale of the subject of leasing may become the factor of successful development of this or that leasing company.

 

Ключевые слова: лизинг, конъюнктура, спрос, кредитование, лизинговые компании, исполнительная надпись нотариуса.

Keywords: leasing, market conditions, demand, crediting, leasing companies, executive inscription of the notary

Повсеместное использование лизинга (финансовой аренды) в современном международном хозяйственном обороте трудно недооценивать, достаточно сказать, что в национальных экономиках промышленно развитых стран на основе лизинга осуществляется до 30% инвестиционных сделок. Преимущества лизинга перед иными инвестиционными механизмами очевидны:

· лизинг позволяет компаниям оперативно реагировать на конъюнктурный рыночный спрос, обновляя оборудование без крупных разовых инвестиций, при этом организация нового производства осуществляется без мобилизации компанией-лизингополучателем больших собственных (либо кредитных) финансовых ресурсов;

· применение лизинга в малом и среднем бизнесе дает возможность производителям использовать необходимое им оборудование, не становясь его собственником и не ставя его на баланс. Также в лизинге применяется метод ускоренной амортизации, арендные (лизинговые платежи) у лизингополучателей рассматриваются как текущие расходы;

· лизинг позволяет осуществлять периодические платежи за пользование необходимым для организации производства оборудованием из средств, полученных от реализации продукции.

В 2009 году основной тенденцией на рынке лизинга также стало снижение темпов роста. По данным рейтингового агентства «Эксперт РА», объем нового бизнеса в 1-ой половине 2009 года составил 90,1 млрд. руб., а суммарный портфель лизинговых компаний – 992 млрд. руб., что значительно хуже аналогичных показателей 2008 года.

 

Основными законодательными актами, регулирующими лизинговые правоотношения в России, являются:

· Конвенция УНИДРУА «О международном финансовом лизинге»;

· Федеральный закон «О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА “О международном финансовом лизинге”»;

· Гражданский кодекс Российской Федерации;

· Федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)».

Несмотря на то, что существующая в России законодательная база обеспечивает достаточные условия для использования лизинга в гражданском обороте, она нуждается в устранении целого ряда недостатков.

Весной 2010 года рабочей группой, созданной в Министерстве экономического развития (МЭР), был подготовлен проект федерального закона «О внесении изменений в часть вторую Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральный закон “О финансовой аренде (лизинге)” и отдельные законодательные акты Российской Федерации», который корректирует положения части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)», Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, Воздушного кодекса Российской Федерации, Федерального закона «Об исполнительном производстве», а также Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

Основанием для разработки проекта закона стали поручение Правительства Российской Федерации и пункт 75 Плана по реализации основных направлений антикризисных действий и политики модернизации российской экономики, утвержденного Председателем Правительства РФ В.В. Путиным.

Важнейшим правом лизингодателя как инвестора является право на получение лизинговых платежей, а способом защиты инвестиций – предоставленное лизинговой компании законом (п. 1 ст. 13 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)», далее – Закон) право на получение образовавшейся задолженности в бесспорном порядке. Однако на практике оно может быть реализовано только при наличии у компании-лизингополучателя финансовых средств. Если таковые отсутствуют, то единственным способом возврата инвестиций является расторжение договора и предъявление требования о возврате имущества. Но данный способ решения проблемы эффективен только в случае добровольного возврата. Сложившаяся негативная практика показывает, что даже при наличии существенных нарушений со стороны лизингополучателя и расторжении договора остановить использование арендуемого имущества практически невозможно. Пунктом 2 ст. 13 Закона предусмотрена возможность изъятия предмета лизинга, т.е. право лизингодателя потребовать досрочного прекращения договора и возврата имущества в разумный срок. Вместе с тем законодательство не содержит норм, однозначно регулирующих порядок такого изъятия, другими словами, до вынесения судебных актов всеми инстанциями и осуществления мер по принудительному исполнению судебного акта изъять имущество по договору лизинга нельзя. Запрет на использование особо ценных объектов несостоятельным лизингополучателем в качестве меры обеспечения иска по сложившейся практике также судами не применяется.

Предложенное указанным законопроектом правовое регулирование защиты инвестиций и сокращение сроков по возвращению имущества с использованием механизма исполнительной надписи нотариуса направлено на упрощение процедуры изъятия лизинговыми компаниями предмета лизинга.

Институт исполнительной надписи нотариуса относится к несудебным формам защиты интересов граждан и юридических лиц по формально удостоверенным обязательствам, в том числе и кредиторов. Причем в государствах с континентальной правовой системой, куда входит Россия, функции исполнительной надписи выполняет официальный документ, составленный нотариусом, включающий согласие должника на исполнение содержащегося в этом документе требования.

Правовой основой института исполнительной надписи нотариуса является концепция бесспорности, которую следует понимать как «свойство гражданского дела, указывающее на то, что ответчик не имеет реальных перспектив защиты ввиду обоснования истцом своих требований доказательствами высокой степени достоверности (т.е. документами). При наличии такого свойства проведение судебного разбирательства (по крайней мере, в полном объеме) не является целесообразным и необходимым» [1]. Анализ зарубежной практики свидетельствует о том, что бесспорность требования кредитора о возврате долга презюмируется, если она основана на нотариальном акте [2].

Сегодня нормы законодательства о залоге предусматривают возможность совершения исполнительной надписи нотариуса в отношении обязательств должника-залогодателя, основанных на договорах (кредита, займа, залога) и соглашениях о внесудебном обращении взыскания, составленных в простой письменной форме. Практика показала ошибочность подобного подхода, т. к. в результате нотариус при обращении к нему заинтересованных лиц за совершением исполнительной надписи вынужден оценивать законность таких соглашений уже после их совершения.

Очевидно, что и простая письменная форма договора финансовой аренды (лизинга) также изначально не содержит в себе условий, гарантирующих бесспорность обязательств, поскольку в этом случае отсутствует возможность проведения нотариусом независимой правовой экспертизы всех положений договора. Предлагаемый проект ФЗ предусматривает квалифицированную форму договора лизинга, содержащего условие о возможности истребования и изъятия предмета лизинга по исполнительной надписи нотариуса. Особое внимание стоит обратить на тот факт, что законопроект предлагает заключать договор лизинга в письменной форме в виде одного подписанного сторонами документа и только в случае, если лизинговая компания имеет намерение применить в дальнейшем механизм внесудебного изъятия с использованием исполнительной надписи нотариуса, такой договор удостоверяется нотариально. Наделяя нотариуса определенными полномочиями и устанавливая обязательность такого нотариального акта, законопроект тем самым ограничивает права юридических и физических лиц, что, по сути, экономически оправдано. Участники сделки получают значимые гарантии, которые при отсутствии нотариального удостоверения они не могли бы иметь. Речь идет о реальной имущественной ответственности нотариуса, проведении квалифицированной правовой экспертизы на этапе согласования положений договора, контроле за исполнением договора, а в случае его неисполнения – создание условий для защиты добросовестной стороны. Предоставляя лизинговой компании право отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке, в случае существенных нарушений лизингополучателем условий соглашения, законопроект содержит положение об обязательном нотариальном удостоверении заявления об одностороннем отказе. При этом договор будет содержать необходимое условие о возможности изъятия предмета лизинга по исполнительной надписи нотариуса и обязывать нотариуса направить такое заявление лизингополучателю с соблюдением всей предусмотренной законопроектом процедуры.

По окончании срока действия договора лизинга для лизингополучателя в случае добросовестной выплаты всех лизинговых платежей могут наступить следующие правовые последствия: возврат предмета лизинга лизинговой компании либо выкуп его при условии необходимости заплатить оговоренную  договором выкупную стоимость. Следует отметить, что согласно ст. 19 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» порядок выкупа имущества должен быть прямо предусмотрен договором лизинга.

На практике нередки ситуации, когда выкупная цена предмета лизинга включается в общую сумму лизинговых платежей. Если лизингополучатель не в состоянии больше выплачивать лизинговые платежи, а лизинговая компания выступает с инициативой одностороннего расторжения договора и изымает имущество, можно предположить, что лизингополучатель приобрел долю в праве собственности на предмет лизинга в тот период времени, когда он исправно выплачивал лизинговые платежи с включенной в ее состав выкупной ценой. Анализ норм действующего законодательства свидетельствует о том, что такой вывод ошибочен. Лизингополучатель в любом случае приобретает право собственности на предмет лизинга только после всех платежей, в противном случае он не может претендовать на возврат части выкупной цены, которая была включена в лизинговые отчисления, и не может ссылаться на неосновательное обогащение лизинговой компании (ст. 1109 ГК РФ). Адекватное законодательное регулирование должно исключить имеющуюся в настоящее время неоднозначность правовой природы договора финансовой аренды и снизить количество судебных исков по вопросу возврата выкупной стоимости предмета лизинга.

По оценкам экспертов, рынок лизинга недвижимости в 2009 году потерял в объемах более 3 млрд. руб. и сократился по сравнению с 2008 годом на 44%. В общем объеме рынка лизинга недвижимость составляет всего от 1,5 до 2%. Такое положение дел во многом связано с несовершенством законодательной базы в этой сфере. Притом, что финансовая аренда объектов недвижимости обладает массой преимуществ перед другими видами сделок. В отличие от использования классической аренды, где арендодатель вправе изменять арендные ставки один раз в год, механизм лизинга позволяет после окончания действия договора получить имущество в собственность по заранее установленной цене. При заключении лизинговой сделки размеры платежей, как правило, не изменяются в течение всего срока.

Одним из вопросов, урегулированных в проекте федерального закона, является проблема погашения записи о государственной регистрации аренды недвижимого имущества в результате изъятия предмета аренды по исполнительной надписи нотариуса. Процедуру предполагается осуществлять на основании заявления арендодателя и нотариально удостоверенного договора лизинга, содержащего условие о возможности изъятия имущества на основании исполнительной надписи нотариуса, заявления лизингодателя об одностороннем отказе от договора, содержащего отметку о совершении исполнительной надписи.

В настоящее время приобретение предмета лизинга лизингодателем возможно на основании договора купли-продажи, как следует из буквального толкования определения договора лизинга, содержащегося в ст.  2 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)». В случае наличия у лизинговой компании определенных материальных активов, которые не обладают характеристиками, необходимыми для лизингополучателя, последний заключает договор лизинга в отношении данного имущества и самостоятельно осуществляет необходимые улучшения его характеристик. Предлагаемое проектом федерального закона расширение круга сделок, связанных с приобретением лизингодателем имущества за счет включения в него договоров подряда, будет способствовать расширению оснований приобретения предмета лизинга для последующей его передачи лизингополучателю. В случае принятия указанных изменений в законодательстве становится возможным заключение договора лизинга в отношении имущества, которое будет доработано по договору подряда с учетом пожеланий лизингополучателя.

Законопроектом предлагается расширить круг лизингополучателей и за счет включения туда некоммерческих организаций и физических лиц, что позволит существенно расширить сферу применения финансовой аренды. При этом предоставление имущества в лизинг для публичных (государственных или муниципальных) нужд предполагается допускать только в соответствии со специальными положениями законодательства.



[1] В.С. Никитин. Некоторые вопросы приказного производства. – Арбитражный и гражданский процесс, 2008, № 7.

[2] Медведев И.Г. Бесспорность как условие совершения исполнительной надписи. Сравнительно-правовой обзор (Германия, Франция, ЕС). Центр нотариальных исследований.

 


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100