Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Профессиональная этика журналиста и нотариуса

06.08.2010

Можно ли найти общий язык при разнице в моральных критериях

 

К.А. Катанян,

главный редактор Фонда развития правовой культуры

 

Современная этика оказывается способной дать обществу то, к чему интуитивно стремился еще Сократ: во-первых, знания о сущности морали, ее природе, структуре, функционировании, а во-вторых, специально разрабатываемые нормативы – идеалы, принципы, нормы.

Распространенное заблуждение, будто «этика и есть мораль в современном смысле». Однако тождества между моралью и нормативной этикой нет и быть не может. Ведь мораль – это объективно сложившийся механизм, который «рассчитан» на развитие и основывается на субъективных проявлениях включенной в общественные отношения личности. Этика же – объективно-субъективное отражение данного механизма. Она предназначена для постижения принципов его функционирования и содействия развитию, т.е. для получения знания о морали.

Журналистика и мораль тесно связаны. Профессиональная мораль, понимаемая социологами как система моральных требований, норм, ценностей, свойственных людям, профессионально занятым определенным видом трудовой деятельности, регулирует поведение журналиста, заставляет его при оценке описываемых явлений исходить из нравственного опыта человечества, из тех критериев нравственности, которые выработало общество.

При этом журналист ориентируется и на этические правила, но как на вторичный документ, созданный корпоративным сообществом.

Для нотариуса мораль важна не меньше. Он не должен совершать действий, которые заслуживают порицания. Но нотариальная этика – это документ, который подлежит неукоснительному соблюдению. Это не просто нормативный акт, это документ, который нельзя нарушать, так как такое нарушение может стоить карьеры.

Этические нормы каждого сообщества строятся с учетом моральных критериев. Но они совершенно разные для разных профессиональных групп.

Нотариус обязан опираться на понятие «тайна нотариального действия», хранить эту тайну. Разглашение этой тайны – грубое нарушение этических норм.

Журналист обязан все тайное сделать явным, если общество заинтересовано в разглашении сведений, которые отдельный индивид хотел бы утаить от всех. Журналист может порой нарушить кучу этических норм, чтобы выполнить свою работу. И за это его никто не осудит.

Нотариат как негосударственная структура во многом зависит от общественного мнения. Пресса создает это общественное мнение, рассказывая о фактах, пропущенных сквозь призму собственной интерпретации всего происходящего.

Нотариат будет оценен и востребован обществом только тогда, когда СМИ начнут благосклонно относиться к деятельности большинства нотариусов. До тех пор, пока нотариус при любом удобном случае ссылается на свою тайну, журналисты будут подозревать его в стремлении скрыть что-то недостойное и даже противозаконное.

Нотариусы недостаточно активно взаимодействуют с журналистами, порой они даже избегают встреч с ними, не понимая, что журналистов интересует не само нотариальное действие, а общественно значимая, полезная или просто интересная информация.

Если нотариус считает, что он не вправе разглашать сведения о лице, которое, скажем, решило приобрести яхту за миллион долларов, то он может вообще ничего не сообщать прессе.

С другой стороны, что мешает ему рассказать о каких-то интересных деталях этой сделки, не называя продавца и покупателя? Все равно их имена завтра появятся в прессе, но без упоминания нотариуса. А ведь он мог отлично себя разрекламировать, если бы описал, как умело ему удалось обойти те подводные камни, которые мешали этой сделке.

Напротив, нотариус просто обязан обратиться в прессу, если ему предлагают совершить действие, заведомо противоречащее закону. Но это обязательство нигде не прописано. Мораль подразумевает такое поведение, а профессиональная этика препятствует раскрытию тайны. Может быть, пора отказаться от этого пыльного покрывала, сохранив тайну нотариального действия в более узком смысле?!

Например, нет никакой тайны в том, что какое-то юридическое лицо подготовило свой устав и удостоверило его копию у нотариуса. Не является тайной и сделка, о которой всем уже известно из СМИ. А вот завещание – это тайна. Но одни полагают, что не подлежит разглашению только содержание завещания, а другие не хотят даже вносить в электронный реестр сведения о тех, кто оставил свое завещание у нотариуса. Даже наследники порой не могут узнать, оставил ли их умерший предок завещание. Что уж говорить о лицах, которые доподлинно не уверены в том, что упомянуты в завещании?

Журналисты не могут мириться с положением, когда им отказывают даже в такой информации, какую уже разгласила, скажем, одна из сторон, участвовавших в сделке. В суде хотя бы какая-то часть документов всплывает в ходе их публичного оглашения. У нотариуса весь этот бумажный айсберг находится под водой. Это неправильно, считают журналисты. И у них есть основания считать именно так.

Почему даже банковская тайна подлежит разглашению, если речь идет, скажем, о вкладах лиц, которые не платят налоги? А нотариус не обязан ничего сообщать прессе, даже если он столкнулся с очевидной несправедливостью или даже правонарушением. Сегодня такое поведение нотариуса не противоречит законодательству. Но это вовсе не значит, что завтра в новом законе не появится другая норма, которую надо будет выполнять хотя бы ради того, чтобы не появлялись «липовые» документы, нотариально удостоверенные с нарушением закона или вообще изготовленные на множительной технике без всякого участия нотариуса.

Давайте задумаемся о том, нужна ли нотариусу эта тайна? Или ему гораздо выгоднее заносить все свои действия в общедоступный реестр, чтобы никто не мог заподозрить его в стремлении скрыть какую-то незаконную сделку?

Давайте также задумаемся о том, нужно ли взимать деньги за правовую помощь даже в тех случаях, когда никакая помощь не оказывалась? Разве что перенесли текст с электронного носителя на специальный бланк. И тут же говорят – это техническая помощь. Пусть так. Только такая помощь должна стоить не более 20% от нотариального тарифа, а у нас кое-где хотят получить чуть ли не 500%.

Разве будет общество относиться лояльно к таким действиям? Даже если неблаговидный поступок совершит один нотариус, дурная слава тут же распространится и на всех остальных. Значит, надо не просто чтить свое профессиональное сообщество, надо целенаправленно заботиться о его имидже. А для этого надо сотрудничать с прессой.

И пусть, как мы уже отмечали, у журналиста и нотариуса разные задачи, это вовсе не означает, что они не могут решать некоторые из них сообща.

Журналист будет информировать общество о возможностях нотариата, пропагандировать его важность и полезность, если сам будет убежден в том, что нотариусы работают честно и на благо граждан. А нотариус будет помогать журналисту, разъясняя положения действующего законодательства применительно к житейской ситуации, объясняя, как надо поступать в той или иной ситуации и что делать, если человек попал в сложное положение.

Пресса поможет нотариату обеспечить заметное положение в современной правовой системе, но для этого нотариат должен идти навстречу прессе, которая нуждается как в интересных фактах, так и в грамотных комментариях. Привлекая внимание к проблемам нотариата, пресса вовсе не намерена очернить этот институт гражданского общества. Она только хочет, чтобы этот институт работал качественно, выполнял возложенные на него государственные функции и не превратился в дорогостоящий, недоступный для многих инструмент защиты прав и свобод человека.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100