Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Нотариально удостоверенное согласие супруга на сделку: теория и практика совершения

21.06.2010

Е.В. Головизнина, нотариус г. Перми

 

 

«Если нотариуса перестали обвинять в формализме,

 значит, он отклоняется от предписанного».

 Равиль Алеев [13]

 

Аннотация:

Автор подробно рассматривает теорию и практику совершения нотариально удостоверенного согласия супруга на сделку: вопросы правового регулирования имущественных отношений в семье, режим имущества супругов, законодательное определение нотариально удостоверенного согласия супруга на совершение сделки другим супругом, право супруга отменить свое согласие на сделку, выданное ранее, возможность последующего одобрения супругом сделки, совершенной ранее без его согласия, и др.

 

Annotation:

Elena Goloviznina. Notarized consent of the spouse on the transaction: the theory and practice of committing.

The author examines the theory and practice of the commission of a notary certified by the spouse's consent to the transaction: the legal regulation of property relations in the family, the regime of marital property, the legislative definition of a notary certified by the spouse's consent to the transaction by the other spouse, the spouse the right to revoke its consent to the transaction, issued previously, the possibility subsequent approval of the spouse of the transaction, done earlier without his consent, etc.

 

Ключевые слова: нотариат, нотариальное действие, согласие

Keywords: notary, notarial act, consent

По общему правилу гражданского законодательства разрешено все, что не запрещено законом. Буквальная трактовка этого правила зачастую приводит к обидам на нотариусов, а нередко – и к судебным разбирательствам. «…Покажите, где написано, что ТАК нельзя?!» – возмущается иной субъект при отказе нотариуса в удостоверении сделки с «удобной» формулировкой и «желаемым» содержанием.

Действительно, участники гражданского оборота приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых, не противоречащих законодательству условий договора (п. 2 ст. 1 ГК РФ) [2]. Действия граждан и юридических лиц, даже если они прямо не предусмотрены законом, в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности (ст. 8 ГК РФ). Участники гражданского оборота осуществляют принадлежащие им права по своему усмотрению (п. 1 ст. 9 ГК РФ).

Вместе с тем действующее законодательство устанавливает соответствующие пределы осуществления гражданских прав. Так, гражданские права могут быть ограничены, если это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (п. 3 ст. 55 Конституции РФ и п. 2 ст. 1 ГК РФ) [1]. Согласно п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускается злоупотребление правом. Свобода договора гарантируется законом (ст. 421 ГК РФ), но то же в известных пределах: «договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом… (императивным нормам), действующим в момент его заключения» (п. 1 ст. 422 ГК РФ).

 Чем же, где и как определяются эти «общие начала», «смысл», «права», «интересы», «мера ограничений» при применении права, в частности, при совершении супругами согласий на сделки? Ответ один – ЗАКОНОМ. Другое дело, что правила и методы применения норм закона, особый юридический язык, которым закон изложен, требуют специальных знаний. Недопустимо упрощенное отношение к тексту (языку) закона, поскольку это искажает смысл закона, разрушает правовую систему [22].

В системе применения права не последнее место принадлежит нотариату. Недаром нотариальный акт называют «переводом житейского на юридический» [13].

 

I. Вопросы правового регулирования имущественных отношений в семье и в первую очередь в браке, как основе семейного союза, всегда актуальны. Развитие общества непрерывно; соответственно и взгляды на права и обязанности супругов не остаются неизменными. Положения действующего СК РФ [4] впервые в истории России легально закрепили понятие режима имущества супругов и наряду с законным ввели также договорный режим.

Однако следует помнить, что семейное право образует своеобразную подотрасль гражданского права [15], все нормы семейного законодательства должны соответствовать ГК РФ (ст. 3). Спецификой семейного права является регулирование сугубо личных отношений. При этом ст. 4 СК РФ устанавливает, что к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений. 

В соответствии со ст. 244 ГК РФ совместной собственностью является имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц без определения долей каждого из собственников в праве собственности на него. И возникает совместная собственность только в случаях, предусмотренных законом.

 

II. Законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности, который действует, если брачным договором не установлено иное (ст. 33 СК РФ). Режим совместной собственности предполагает равные права супругов по осуществлению владения, пользования и распоряжения общим имуществом. А пункт 1 статьи 35 СК РФ прямо устанавливает, что супруги осуществляют владение, пользование и распоряжение общим имуществом по обоюдному согласию. Эта норма, кроме подтверждения равноправия супругов в отношении их общего имущества, также свидетельствует о построении правоотношений собственности супругов на началах эквивалентности [26].

Право общей собственности каждого супруга (сособственника) распространяется на всю вещь целиком, иными словами, оба супруга в одинаковом объеме считаются собственниками всего общего имущества. Но это вовсе не означает, что один из супругов вправе произвольно, единолично (без согласия другого) распоряжаться всем имуществом.

Вступая в договорные отношения с тем, кто состоит в браке, вполне естественно предполагать, что он согласовал свои действия со своим супругом и является «носителем права общей собственности». В подтверждение брачных отношений как особо доверительных, свидетельствующих об общности супружеских интересов, законом установлена презумпция (предположение) взаимного согласия супругов на распоряжение их общим имуществом (п. 2 ст. 35 СК РФ) [26], что соответствует общему правилу по распоряжению общей совместной собственностью (п. 2, 3 ст. 253 ГК РФ). Такая презумпция признана необходимой в интересах устойчивости гражданского оборота, защиты интересов добросовестного контрагента (т.е. другой стороны в сделках с супругами, участниками общей совместной собственности).

В случае если один из супругов совершает сделку без согласия другого, такая сделка может быть признана судом недействительной по иску супруга, чье право было нарушено, только тогда, когда другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о несогласии супруга на совершение данной сделки (п. 2 ст. 35 СК РФ), что также соответствует общему правилу (ст. 253 ГК РФ) [24].

 

III. Специальные правила установлены п. 3 ст. 35 СК РФ для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке. На совершение такой сделки презумпция согласия не распространяется, поэтому необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Сам факт выделения в законе сделок, предусмотренных п. 3 ст. 35 СК РФ (например, договор об ипотеке (ст. 339 ГК РФ), договор продажи недвижимости (ст. 551 ГК РФ [3]), договор продажи предприятия (ст. 560 ГК РФ), договор дарения недвижимости (ст. 574 ГК РФ), договор ренты (ст. 584 ГК РФ), договор аренды недвижимого имущества (ст. 609 ГК РФ), договор аренды здания или сооружения (ст. 651 ГК РФ), договор аренды предприятия (ст. 658 ГК РФ), договор доверительного управления недвижимым имуществом (ст. 1017 ГК РФ), сделка, направленная на отчуждение доли/части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью (ст. 21 Закона «Об ООО» [5]), подтверждает, что именно этим правоотношениям законодателем придается особое значение.

Норма п. 3 ст. 35 СК РФ не является абсолютной новеллой [26]. До принятия действующего СК РФ похожее требование существовало в отношении отчуждения жилья (совместной собственности супругов), поскольку оно представляло наибольшую ценность для семьи [7, 8].

 

IV. Так что же такое «нотариально удостоверенное согласие супруга на совершение сделки другим супругом» по действующему законодательству?

ГК РФ не содержит отдельного понятия «согласие». Отсюда – недопонимание правовой природы «согласия супруга», существа правоотношения, которое им создается.

Чтобы выяснить природу указанного правового явления, свободу и границы его применения, необходимо учитывать следующее.

В силу ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом, в том числе из договоров и иных сделок, предусмотренных законом.

Действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, признаются сделками (ст. 153 ГК РФ). При этом права и обязанности устанавливаются, изменяются или прекращаются постольку, поскольку это позволяет закон. Односторонней считается сделка, для совершения которой необходимо и достаточно выражения воли одной стороны (ст. 154 ГК РФ). Односторонняя сделка создает обязанности для лица, совершившего сделку, а для других лиц – в случаях, установленных законом либо соглашением с этими лицами (ст. 155 ГК РФ). Поскольку обязанности без корреспондирующего ей права не бывает, то односторонняя сделка порождает у третьего лица право, либо прекращает его обязанность.

Порядок владения, пользования и распоряжения общим имуществом супругов предусмотрен в ст. 35–42 СК РФ, при этом, как уже говорилось выше, специальное правило (получение нотариально удостоверенного согласия) установлено п. 3 ст. 35 СК РФ.

У каждого из супругов в отдельности право совершить сделку, предусмотренную п. 3 ст. 35 СК РФ (для краткости далее «сделка по отчуждению общей вещи»), отсутствует; это право (правомочие по распоряжению вещью сообща) появляется при их совместном решении. Такое совместное решение может быть выражено супругами одновременно или последовательно.

Таким образом, представляется, что согласие супруга – это:

– правомерное действие лица, создающее предпосылку для установления правоотношения;

– юридический факт (воля супруга производит правовой эффект – другой супруг получает возможность/право на распоряжение общей вещью);

– условие (необходимое и достаточное для возникновения права у второго супруга; кроме того, само согласие может содержать определенные условия и (или) срок предстоящей сделки);

– обязательство (может содержать определенные условия и (или) срок его действия, поскольку супруг сам определяет границы действия своего обязательства при его возникновении);

– сделка (действие одного из супругов, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей);

– односторонняя сделка (для ее совершения необходимо и достаточно выражения воли одного супруга;

– стадия (в процессе, необходимом для совершения сделки с общей вещью, возможно, даже часть такой сделки, например, при продаже вещи – часть договора купли-продажи, ведь соглашающийся супруг – сособственник);

– нотариально оформленный документ (волеизъявление лица, которому придана квалифицированная форма).

 

V. Почему согласие супруга с формулировкой «на покупку и продажу любого имущества» или «на распоряжение всем общим имуществом» другому супругу не имеет правового смысла, то есть недействительно?

Сделка представляет собой совокупность четырех элементов: субъекта(-ов) – лиц, участвующих в сделке, субъективной стороны – единства воли и волеизъявления, формы и содержания. Порок любого или нескольких элементов сделки приводит к ее недействительности, то есть юридические последствия, которые стороны имели в виду при заключении такой сделки, не возникают [15].

Законом установлено, что доведение внутренней воли до остальных участников сделки должно совершаться в определенной законом форме. Нотариальная форма обычно предусмотрена для сделок, в которых волеизъявление лица необходимо зафиксировать достаточно определенно и гарантированно (завещание, согласие) [15]. В силу значимости таких сделок, как согласие супруга на указанные в п. 3 ст. 35 СК РФ сделки, законодатель установил для них необходимость квалифицированной формы, поскольку именно нотариус при удостоверении любой сделки призван установить, правильно ли сформирована воля лица, соответствует ли содержание сделки действительным намерениям этого лица, не противоречит ли сделка требованиям закона с тем, чтобы юридическая неосведомленность не могла быть использована этому лицу во вред (ст. 15–17, 54 Основ о нотариате) [6].

Под содержанием сделки как основанием возникновения гражданских правоотношений следует понимать совокупность составляющих ее условий. Содержание сделки, под страхом признания ее недействительной, должно соответствовать требованиям закона, т.е. не должно нарушать ни запретительных, ни предписывающих норм действующего законодательства [18]. При этом следует отличать цель сделки (к достижению которой стремятся субъекты) от ее основания («causa» – тот объективный типовой юридический результат, который должен быть достигнут исполнением сделки) [15]. Конкретная правовая цель лиц может не совпасть с основанием сделки, такая сделка является притворной, либо мнимой (ст. 166, 170 ГК РФ).

В соответствии со ст. 156 ГК РФ к односторонним сделкам соответственно применяются общие положения об обязательствах и о договорах постольку, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки. Отсюда с необходимостью следует: 1) односторонняя сделка (согласие) должна соответствовать обязательным правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент ее заключения (правила ст. 422 ГК РФ); 2) сделка считается заключенной, если стороной в требуемой форме изложены все существенные условия сделки. Существенными являются условия о предмете сделки, а также условия, которые названы в законе как существенные или необходимые для сделок данного вида (правила ст. 432 ГК РФ).

Поэтому верное изложение (идентификация) предмета сделки есть залог ее заключения.

Как правило, согласия супругов требуются для сделок с недвижимостью. В главе 30 ГК РФ выделены особые правила, посвященные недвижимости, что обусловлено рядом обстоятельств:

> неразрывной связью большинства объектов недвижимости с землей;

> повышенной ценностью (по сравнению с  другими объектами) недвижимости, требующей особых мер охраны интересов всех участников таких сделок;

> рядом ограничений по участию в обороте объектов недвижимости, установленных законом в связи с целевым назначением и особой социальной значимостью недвижимости;

> тем, что недвижимость, как правило, является индивидуально-определенной и незаменимой вещью [15].

Учитывая названные факторы, законодатель предъявляет особые требования к степени детализации предмета договора по отчуждению недвижимости, то есть предмет такой сделки (достаточная его идентификация) является ее существенным условием (правила ст. 554, 559, 561, 567, 572 ГК РФ). Поэтому порок (дефект) в изложении предмета сделки приводит к тому, что сделка вообще не считается заключенной – некоторые авторы-теоретики говорят в этом случае о «несостоявшейся» сделке [16, 17] и о правовом «ничто» [28].

Например, согласно правилам ст. 554 ГК РФ в сделке по продаже недвижимости «…должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю, в том числе данные, определяющие расположение недвижимости на соответствующем земельном участке либо в составе другого недвижимого имущества.

При отсутствии этих данных в сделке условие о недвижимом имуществе считается не согласованным, а сделка не считается заключенной».

Закон пишется особым языком, в котором «обычные» слова выражают разные юридические понятия, содержание каждого слова, понятия, выражения, правовой нормы соотносится со всей системой и теорией права в целом на основании определенных методов и правил толкования [22].

Норма п. 3 ст. 35 СК РФ (в которой речь идет о СДЕЛКЕ в единственном числе) является императивной и, кроме того, исключением из общих правил по распоряжению общим совместным имуществом. Согласно правилам толкования правовые нормы-исключения толкуются буквально, поскольку любое исключение – это всегда ограничение прав. И, чтобы ограничение прав (исключение) не стало нормой (правилом), принято не расширительное, а буквальное толкование правовой нормы-исключения [22].

Для достижения же такого правового результата и правовой цели, и основания («causa»), при котором стали бы возможными «распоряжение всем совместно нажитым имуществом» либо «покупка и продажа любого движимого и (или) недвижимого имущества» только одним из супругов, законом предусмотрен специальный правовой инструмент – брачный договор. Брачный договор имеет совершенно иное содержание, правовое регулирование, влечет иные последствия, нежели согласие супруга (односторонняя сделка) [31]. Заключение брачного договора предусмотрено главой 8 СК РФ для регулирования имущественных прав и обязанностей супругов в браке и (или) в случае его расторжения, в отличие от общего порядка, установленного законом.

Следовательно, удостоверение нотариусом согласия супруга с формулировкой «на распоряжение всем совместно нажитым имуществом» либо «на покупку и продажу любого движимого и (или) недвижимого имущества», т.е. отсутствие идентификации предмета согласия на конкретную сделку, означало бы:

> порок содержания (вследствие расхождения формулировки существенного условия сделки – идентификации предмета – с требованиями закона);

> применение нормы-исключения с расширительным толкованием;

> совершение сделки то ли для вида, то ли с целью прикрыть другую сделку;

 > с юридической точки зрения, совершение недействительной сделки, а с практической – стороны (или одна из сторон) сделки с общей вещью супругов будут введены в заблуждение [19]. Каждое из указанных последствий «такого» согласия прямо противоречило бы действующему законодательству. Поэтому нотариус в силу ст. 48 Основ о нотариате обязан отказать в удостоверении незаконной сделки.

Изложенное, с учетом ст. 156 ГК РФ, приводит к необходимому выводу, что для совершения сделки с общей вещью (ч. 3 ст. 35 СК РФ) согласие супруга должно быть получено в отношении индивидуально-определенной вещи, то есть предмет сделки должен быть указан конкретно для его бесспорной идентификации. Данный подход находит свое отражение и в Концепции развития гражданского законодательства в смысле установления для согласий обязательного требования по указанию всех существенных условий сделок, на которые выдаются такие согласия.

 

VI. Вправе ли супруг отменить свое согласие на сделку, выданное ранее?

В содержание права совместной собственности на общую вещь супругов входит, в том числе, и правомочие распоряжения общей вещью сообща [21]. Поэтому, давая надлежащее согласие второму супругу («титульному собственнику») [27] на сделку с общей вещью, первый супруг обеспечивает второму супругу необходимый объем правомочий, без которого невозможно вообще совершить сделку. Ведь сделка по распоряжению  чужой вещью недействительна [25].

Кроме того, давая согласие, первый супруг предоставляет право супругу – «титульному собственнику» совершить сделку с их общей вещью.

Какие именно обязательства порождает, изменяет или прекращает согласие супруга?

1. Прекращается право супруга, давшего согласие, на отмену и оспаривание совершенной сделки как совершенной без согласия супруга.

2. Прекращается обязанность второго супруга получить согласие первого супруга на сделку.

3. И самое главное: второй супруг приобретает право совершить сделку с общей вещью (если нет иных ограничений). Нет согласия супруга – нет права совершать сделку, есть согласие – есть право [23].

Какое же правоотношение при этом возникает – право совершить сделку довольно традиционное, а вот что ему корреспондирует? Какая обязанность? Да та же самая, что корреспондирует праву собственника распоряжаться своим имуществом – неопределенный круг субъектов обязан воздержаться от действий, которые мешают собственнику осуществлять свои правомочия. В разбираемой ситуации – то же самое, только круг субъектов ограниченный, из одного лица. Это первый супруг, давший согласие, обязуется теперь воздержаться от действий, препятствующих второму супругу  совершить сделку с общей вещью на условиях и в сроки, указанные в согласии. Обязанность воздержаться от каких-либо действий ничем принципиально не отличается от обязанности совершить какие-либо действия, только она, обычно, «не так заметна» [23].

Таким образом, согласие создало у третьего лица право, а у самого согласившегося – обязанность (воздержаться от действия). Возникло обязательство: второй супруг имеет право совершить сделку на условиях согласия, а первый супруг, давший согласие, обязан воздержаться от действий, препятствующих совершению сделки.

Поскольку законом прямо не установлено право первого супруга на отмену согласия, такая отмена возможна только по соглашению со вторым супругом. Односторонний отказ от исполнения обязательства «по желанию» должника не допускается. Должны быть некие уважительные причины, и, как правило, все они реализуются в судебном порядке.

Исключения из этого правила возможны только, когда законом прямо предусмотрено право на односторонний отказ (отмену), например, завещание, доверенность, или когда сама сделка предусматривает возможность одностороннего отказа (отмены). Согласие (как одностороннее обязательство выражающего его лица) может содержать определенные условия и (или) срок его действия, поскольку супруг сам определяет границы действия своего обязательства при его возникновении.

Возникает видимость отсутствия равноправия супругов? Никакого неравенства нет. Каждый супруг вправе определять условия предстоящей сделки и согласовывать их с другим супругом. Каждый может передумать до выражения своей воли на заключение сделки в требуемой законом форме. Первый супруг может передумать – до подписания согласия. Второй супруг может передумать – до подписания договора на основании согласия первого супруга. Воля выражена – передумать нельзя. Недаром понятие «право» определяется как мера возможного поведения.

Другое дело – должная осмотрительность супругов при решении вопросов о том, какие условия сделки с общей вещью являются достаточными и соответствующими их действительному намерению.

Как отмечено в Определении Конституционного Суда РФ от 24.01.2008 г. № 29-О-О, ст. 35 СК РФ в системной связи со ст. 253 ГК РФ направлена на конкретизацию положений статьи 35 (ч. 1 и 2) Конституции РФ, не препятствует согласованию супругами условий совершаемой конкретной сделки, и сама по себе не может нарушать конституционные права супругов [12].

Очевидно, что юристов, считающих возможной одностороннюю отмену согласия супруга, вводят в заблуждение два фактора:

1. Аналогия с доверенностью и завещанием. Аналогия уместна при наличии пробела в законе или праве, однако никакого пробела в случае с согласием супруга нет – общие положения об обязательствах в ГК РФ распространяются полно и без пробелов, в том числе и на одностороннее прекращение обязательства (ст. 156 ГК РФ). И главное: как уже говорилось, норма п. 3 ст. 35 СК РФ является исключением и из общего правила по распоряжению общим совместным имуществом (ст. 253 ГК РФ), и из общего правила по распоряжению общим совместным имуществом супругов (п. 1, 2 ст. 35 СК РФ). Поэтому норма п. 3 ст. 35 СК РФ не может толковаться расширительно, ее содержание не может предполагаться, а к указанным отношениям не может применяться аналогия права или закона [22].

2. Целесообразность. Возможно, целесообразно было бы предусмотреть определенный порядок отмены согласия в одностороннем порядке, потому что сущность этой сделки делает это желательным (можно представить себе обстоятельства, когда отмена согласия явилась бы разумным выходом, например, если супруг ввел в заблуждение другого супруга относительно условий сделки, и последнему стало известно, что в результате сделки он лишится своей вещи фактически бесплатно). Тем не менее нет оснований для того, чтобы делать так, как нам кажется целесообразным, ведь на законе это не основано [23].

Любые ограничения в осуществлении права продиктованы наличием другого права, интереса. Произвольный отказ от согласия повлек бы разрушение гражданского оборота – даже доверенность нельзя отозвать, не известив поверенного, а желательно – и контрагентов. Итак, «самодеятельная» отмена согласия супруга при действующем законодательстве – произвол в применении закона. Сегодня нет никаких правовых оснований для односторонней отмены сделки, которая создала права у третьего лица, пока это прямо не указано в законе.

 

VI. Возможно ли последующее одобрение супругом сделки, совершенной ранее без его согласия?

Согласие супруга, само по себе являясь сделкой, выступает предварительным условием либо для сделки другого супруга, либо для исполнения каких-либо обязательств по ней. Условие для исполнения обязательства и условие для совершения сделки (заключения договора в том числе) – это разные условия по сути, но все же у них много общего. Прежде всего, то, что без выполнения условия, например получения надлежаще оформленного согласия, не может быть заключен или исполнен договор [23].

Право можно осуществить только в тех рамках, в которых позволяет закон. У каждого человека есть право приобрести вещь, однако только законными способами, иначе последует санкция – признание сделки недействительной (причем не всегда ничтожной).

То обстоятельство, что последствиями некоторых действий не всегда являются санкции и реституция, еще не означает, что они были законны и правомерны. Просто закон или оставил защиту права на усмотрение пострадавшего лица, которое не посчитало нужным защищать право, или фактического ущерба не было, и поэтому нарушение не подлежало наказанию. Но право, которое нельзя реализовать, реализация которого является противозаконной, «правом» не является [23].

Субъективное право – это законная возможность лица совершить какие-либо действия или воздержаться от совершения каких-либо действий, и при этом требовать от третьего лица совершить какие-либо действия или воздержаться от их совершения. Если исключить из указанного тезиса «законность», то «незаконное право» станет противоправной возможностью. Многие теоретики вообще «незаконную» сделку считают правонарушением, а не сделкой [29, 30].

Действительно, сам факт продажи (например, общей квартиры) без согласия второго супруга не свидетельствует о том, что у первого супруга было на это право. Такая продажа означает: первый супруг нарушил закон, третьи лица не воспрепятствовали нарушению. Следует ли из этого, что действия нарушителя были законны? Конечно, нет [23]. При этом необращение второго супруга за защитой своего нарушенного права, во-первых, не легализует действия первого супруга; во-вторых, сохраняет сделку в «состоянии оспоримости», поскольку неосуществление вторым супругом прав на защиту не влечет прекращения этих прав (ст. 9 ГК РФ). Как гласит известное латинское изречение, «что порочно с самого начала, не может быть исправлено течением времени» [14].

Представляется, что сделку, совершенную супругом без необходимого согласия другого супруга, следует считать совершенной без надлежащих правомочий, с пороком и формы, и содержания, а значит, недействительной (оспоримой). Оспоримая сделка недействительна с самого момента ее совершения, но мы «не знаем» этого до вынесения судебного решения: судебное решение удостоверяет факт недействительности [14].

ГК РФ предусматривает возможность одобрения сделок во многих случаях; однако во всех этих случаях речь идет о «преобразовании» действительной сделки в другую действительную сделку. Это, например, одобрение сделки, совершенной неуполномоченным представителем, которая признается действительной, но считается совершенной от имени и в интересах совершившего ее лица (п. 1 ст. 183 ГК РФ). Представляемый же может путем одобрения превратить сделку в действительную от своего имени (п. 2 ст. 183 ГК РФ). Другие примеры одобрения действительных сделок с соответствующим изменением их правовых последствий – п. 2 ст. 98, ст. 898, 982 ГК РФ.

По общему правилу, последующее «преобразование» недействительных сделок в действительные не предусмотрено ГК РФ.  Однако имеется несколько исключений: три случая «преобразования» ничтожной сделки в действительную судебным решением (ст. 165, 171, 172 ГК РФ) и один (уникальный) случай «преобразования» оспоримой сделки в действительную путем последующего одобрения надлежащей стороной (абз. 1, 2 ст. 26 ГК РФ) [14].

Правило логического толкования гласит: еxceptio firmat regulam in contratium – исключение из общего правила подтверждает, что общее правило имеет противоположное содержание [22]. Значит, оспоримая сделка не может превратиться в действительную путем последующего одобрения стороны.

Поскольку в ГК РФ нет прямого запрета на «преобразование» оспоримой сделки в действительную посредством последующего одобрения, представляется, что этот запрет:

> презюмируется в силу самого понятия недействительной сделки и п. 1 ст. 167 ГК РФ [13];

> сформулирован в виде квалифицированного умолчания законодателя («запрет путем молчания»), то есть отсутствие прямого дозволения в законе [22].

Следовательно, последующее согласие супруга на сделку, уже совершенную другим супругом без надлежащего согласия первого, – одобрение, как исправление порока сделки, – не может ее «оживить», то есть сделать действительной.

Из приведенного анализа следует вывод: для применения «последующего одобрения» супругом сделки, совершенной без его согласия другим супругом, материально-правовых оснований не имеется,  применение такого «одобрения» на сегодняшний день невозможно.

 

VIII. Может ли согласие супруга быть выражено и совершено от его имени представителем по доверенности?

Семейное законодательство (ст. 2 СК РФ) регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи, в том числе супругами, и к этим отношениям, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений (ст. 4 СК РФ). В силу ст. 150 ГК РФ личные неимущественные права, принадлежащие гражданину в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. При этом критериев разграничения личных неимущественных и имущественных прав супругов действующее законодательство не содержит.

Наличию же семейных отношений иногда придается значение и при отсутствии регистрации брака (к общему имуществу супругов приравнивается имущество, нажитое до 8 июля 1944 года лицами, брачные отношения между которыми установлены судом по признакам фактической обстановки жизни) [9]. Следовательно, основанием возникновения супружеского имущества является совокупность юридических фактов – факта состояния в зарегистрированном браке и факта наличия семейных отношений (ведения общего хозяйства) [26].

Очевидно, что специфика семейного законодательства, регулирующего сугубо личные супружеские отношения, в том числе имущественные, не допускает их полного отождествления с обычными товарно-денежными отношениями иных участников гражданского оборота. Ведь объективно присутствующая в браке супружеская общность (бытовая, эмоциональная, физическая), а также неизбежно происходящее в семье в той или иной степени фактическое обобществление имущества супругов существенно отличают их имущественные отношения от традиционных отношений между имущественно обособленными и автономно действующими участниками гражданского оборота [26].

Правовая природа согласия супруга (как односторонней сделки) на совершение сделки другим супругом с их общей вещью определяется тем, к какой отрасли права  такое согласие (односторонняя сделка) относится, какие отношения регулируются его условиями. Представляется, что в этой связи согласие супруга в той его части, в которой оно регулирует правоотношение собственности супругов, является гражданско-правовой сделкой, а в части субъектного состава, определенного семейным правом, его следует считать особой семейно-правовой сделкой, которая по своему характеру может быть заключена только лично (п. 4 ст. 182 ГК РФ).

Из вышеизложенного вытекает, что доводы сторонников совершения согласия супруга через представителя о том, что если в доверенности предусмотрены все существенные условия согласия супруга, то вряд ли было бы целесообразным отказать супругу в осуществлении его права совершить согласие по доверенности, не основаны на законе. Собственно оформление супругом у нотариуса доверенности на совершение его согласия с указанием всех существенных условий последнего само по себе доказывает, что соглашающийся супруг не был лишен возможности надлежаще осуществить свое право и, как мы выяснили ранее, принять на себя обязанность.

 

IX. Требуется ли согласие бывшего супруга для совершения сделки другим бывшим супругом с их общим имуществом?

Прежде всего следует еще раз отметить роль такого института, как брачный договор в правоприменительной практике: очевидно, что при развитии этого института имущественные споры супругов при расторжении брака будут или исключены, или сведены к минимуму [20]. Брачный договор дает возможность супругам определить судьбу их общего имущества на случай расторжения брака.

Кроме того, необходимо подчеркнуть отличие правовых понятий «супруги» и «бывшие супруги». В результате расторжения брака происходит утрата правового статуса супругов, прекращается законный режим имущества супругов – режим совместной собственности. Но это отнюдь не влечет автоматического прекращения права  общей совместной собственности бывших супругов в отношении имущества, ранее приобретенного ими в браке и не разделенного.  К требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности (п. 7 ст. 38 СК РФ).

Порядок исчисления этого срока для многих до сих пор неочевиден, хотя имеется достаточно определенное толкование названного положения: 

> «течение трехлетнего срока исковой давности… следует исчислять со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права» – п. 1 ст. 200 ГК РФ, п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5.11.1998 г. № 15 [10];

> «в частности, если после расторжения брака бывшие супруги продолжают сообща пользоваться общим имуществом, то срок исковой давности начинает течь с того дня, когда одним из них будет совершено действие, препятствующее другому супругу осуществлять свои права в отношении этого имущества (например, произведено отчуждение имущества)» – п. 2 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ (утвержден постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 7 и 14 июня 2006 г.) [11];

> данный порядок определения начала течения срока давности по требованию о разделе общего совместного имущества разведенных супругов означает, что при отсутствии каких-либо нарушений права собственности бывшего супруга (как в случае продолжения совместного пользования общим имуществом, так и в случае добровольного неосуществления бывшим супругом правомочий по пользованию таким имуществом) срок давности не начинает течь.

Из вышеизложенного следует: несмотря на истечение трех лет с момента расторжения брака, бывший супруг – «титульный собственник» общей вещи не вправе распоряжаться ею без согласия другого бывшего супруга (ныне – «обычного» участника общей совместной собственности), если отсутствуют доказательства определения иного режима собственности – долевой или раздельной (т.е. брачный договор, соглашение о разделе, решение суда). Но может ли такое согласие другого бывшего супруга оформляться в виде односторонней сделки (согласия как отдельного документа), предусмотренной п. 3 ст. 35 СК РФ? Ведь гипотеза ст. 35 СК РФ должна быть исполнена – согласие на сделку с общей вещью должен дать именно супруг, являющийся таковым с позиций закона [20].

Нормы семейного законодательства не могут регулировать отношения между иными участниками, нежели члены семьи. Следовательно, к отношениям между бывшими супругами нормы семейного законодательства подлежат в части, корреспондирующей нормам гражданского законодательства. Так, все имущество, нажитое супругами в период брака, после его прекращения остается  в совместной собственности бывших супругов, из чего следует, что согласие бывшего супруга требуется уже как мнение (ст. 253 ГК РФ), но не как документ (п. 3 ст. 35 СК РФ).

Таким образом, после расторжения брака сделка с общей вещью возможна только, если в отношении этой вещи супругами предварительно в их соглашении (либо непосредственно в самой сделке по распоряжению общей вещью) определен иной режим собственности (долевой, раздельной).

Резюмируем: истребование согласия бывших супругов при совершении сделок, предусмотренных ст. 35 СК РФ, не основано на законе.

Представляется, что в любом ином случае:

>когда сделка совершена бывшим супругом с получением нотариально удостоверенного согласия другого бывшего супруга;

> либо бывшим супругом – вообще без согласия другого бывшего супруга (участника совместной собственности), – такая сделка окажется оспоримой, и правом на обращение в суд с иском о признании ее недействительной будет обладать только участник совместной собственности (бывший супруг, не являвшийся титульным собственником).

Вопросов же совершения оспоримой сделки и ее последствий мы уже касались, исходя из теории сделок, в разделе V настоящей статьи.

_____________________________________________________________________________

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Нормативные правовые акты

1. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12.12.1993). «Российская газета», 25.12.1993. .

2. Гражданский кодекс РФ (часть I) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ГК РФ).

3. Гражданский кодекс РФ (часть II) от 26.01.1996 № 14-ФЗ.

4. Семейный кодекс РФ от 29.12.1995 № 223-ФЗ (СК РФ).

5. Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 № 14-ФЗ («Закон «Об ООО»); (ред. от 27.12.2009 с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2010), .

6. Основы законодательства РФ о нотариате, утв. ВС РФ 11.02.1993 № 4462-1 («Основы о нотариате»).

7. Инструкция о порядке совершения нотариальных действий государственными нотариальными конторами РСФСР, утв. Приказом Минюста РСФСР от 06.01.1987 г. № 01/16-01, п. 47  (утратила силу).

8. Положение о Государственном нотариате РСФСР, утв. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 30.09.1965г. ст. 50 (утратил силу).

9. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10.11.1944 г. (Ведомости Верховного Совета СССР. 1944. № 60) (применение ограничено).

Постановления высших судебных органов

10. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 г. № 15.

11. Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 2006 г. (по гражданским делам), утвержденного Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 7 и 14 июня 2006 г. (Определение № 4-В05-49) // Бюллетень ВС РФ. 2006. № 9. С. 12.

12. Определение Конституционного Суда РФ от 24 января 2008 г. № 29-О-О.

Литература

13. Алеев Равиль. Афоризмы и нотариат. Интернет-сайт «Мир нотариата».

14. Будылин С.Л.  Исправим ли порок? Обратимость сделок в российском праве. «Современное право». 2007, № 2.

15. Гражданское право: учебник в 3-х томах. Тома 1, 2 / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой.  М.: Проспект, 2009.

16. Егоров Ю.П. к.ю.н., доц.  Недействительность противозаконных по содержанию сделок. «Законность». 2004. № 6.

17. Егоров Ю.П. к.ю.н., проф. Несостоявшиеся сделки. Журнал российского права. 2004. № 10. С. 67.

18. Егоров Ю.П. к.ю.н., проф. Законодательные требования к совершению сделок. «Право и экономика», 2004, № 6.

19. Комментарий к Гражданскому  кодексу РФ. Часть первая (под ред. д.ю.н., проф. Т.Е. Абовой и д.ю.н., проф. А.Ю. Кабалкина).  М.: Издательство «Юрайт», 2002.  С. 244; 246.

20. Мананников О.В. Права на имущество бывших супругов. «Бюллетень нотариальной практики», № 3, 2004.

21. Нотариат и нотариальная деятельность: учебное пособие для курсов повышения квалификации нотариусов, под ред. д.ю.н., проф. В.В. Яркова, Н.Ю. и к.ю.н., доц. Рассказовой. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 29, 280.

22. Рассказова Н.Ю., к.ю.н., доц. Материалы лекции «Применение нормативных актов», 2008–2009.

23. Радченко И.В., нот. г. Москвы.  Материалы обсуждения нотариальной интернет-конференции. Сентябрь, 2008.

24. Реутов С.И., к.ю.н., проф. Правовые особенности удостоверения согласия супруга при совершении сделок. «Бюллетень нотариальной практики». 2002. № 1.

25. Семенов  М.И. Законность содержания сделки как условие ее действительности. «Юрист». 2001. № 5.

26. Слепакова А.В. Правоотношения собственности супругов. М.: Статут, 2005. (Новые имена.) С. 8, 168, 170, сл.

27. Титул – юридическое основание какого-либо права. Современный словарь иностранных слов. М.:  Русский язык, 1992.

28. Степанова И.Е. Правовая природа незаключенного договора.  «Закон». 2007. № 6.

29. Телюкина М.В., к.ю.н.  Понятие сделки: теоретический и практический аспекты.

30. Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М., 2000. С. 15.

31. Шабалина О.В. Ограничение свободы брачного договора.  «Нотариус». 2005. № 3.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100