Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Специфика правового регулирования перехода наследственного имущества

21.06.2010

Бегичев А.В.,

доцент кафедры нотариата Российской академии адвокатуры и нотариата,

кандидат юридических наук

 

Аннотация:

В статье представлен анализ различных подходов к определению понятий наследственного имущества и наследственного правопреемства, выявлены их характерные признаки. На основании проведенного исследования автор предлагает самостоятельные выводы и суждения о составе наследстве и универсальности наследственного правопреемства. Изменение в регулировании имущественных отношений, прежде всего отношений собственности, отражается и на наследственном праве, которое определяет судьбу имущества умершего после его смерти. Преобразования в жизни общества, появление новых форм собственности, развитие рыночной экономики влекут изменения в наследственном праве, практика применения которого показывает на необходимость дальнейшего совершенствования норм наследственного права.

 

Annotation: A.V. Begichev. The specifics of legal regulation of the transition inherited property.

The article presents an analysis of different approaches to the definition of hereditary property and hereditary succession, identified their characteristics. Based on the study the author proposes independent conclusions and judgments about the composition of the inheritance and the universality of the hereditary succession. Changes in the regulation of property relations, especially relations of property, reflected in the succession law, which determines the fate of the estate of the deceased after his death. The transformations in society, the emergence of new forms of property, development of market economy entail changes in the succession law, the practice of which points to the need for further improvement of the rules of inheritance law.

 

Ключевые слова: нотариат, наследство, наследственное имущество

Keywords: notary, inheritance, estate

Наследственное имущество

Одной из важнейших категорий наследственного права является наследственное имущество.

По поводу наследственного имущества, представляющего объект наследственного преемства, в отечественной науке существует несколько мнений. Их различия сводятся к выяснению вопроса о том, из каких элементов состоит имущество: имущественные права и обязанности или только имущественные права. 

Г.М. Степаненко, проводя анализ гражданского законодательства, в частности ст. 553 ГК РСФСР, устанавливающей, что наследник, принявший наследство, отвечает по долгам наследодателя в пределах действительной стоимости перешедшего ему имущества, считает, что «в наследственном праве под наследственным имуществом понимается совокупность имущественных прав и обязанностей наследодателя» [i].  Такого же мнения придерживаются большинство авторов [ii].

Другую позицию отстаивает В.И. Серебровский, который рассматривает наследственное имущество «как совокупность  имущественных прав, принадлежавших умершему гражданину (наследодателю), переходящих после его смерти к наследникам” [iii]. При этом “в состав имущества не могут входить долги, а тем более не может имущество состоять из одних долгов» [iv].  Как далее отмечает автор, долги могут уменьшить  наследственное имущество, даже полностью его исчерпать, однако в состав наследственного имущества входить не могут. Если бы долги и входили в состав наследственного имущества, то они никак не могли бы «обременять» его. Отстаивая свою точку зрения, В.И. Серебровский указывает, что в ГК РСФСР не упоминается о наследственном имуществе как о совокупности имущественных прав и обязанностей наследодателя [v].

Чтобы разобраться в поставленной проблеме, необходимо выяснить, что представляет собой имущество.

Понятие «имущество» означает совокупность имеющих экономическое содержание прав, принадлежащих лицу и обременяющих это же лицо обязанностей того же, экономического, содержания. Названные права и обязанности образуют юридическую совокупность, т.е. имущество сохраняет свою целостность независимо от составляющих его отдельно прав и обязанностей. Эти права и обязанности могут возникать, изменяться и прекращаться – от этого имущество может меняться только в объеме, но не в своей сущности. Имущество неотделимо от личности и непередаваемо как таковое, кроме случая смерти его обладателя. В этом случае оно как бы «растворяется» в имуществе наследника, поскольку необходимо обладать имуществом; каждое лицо обладает всего одним имуществом, которое так же неделимо, как личность его обладателя. «Имущество становится наследственным, если оно передается или может быть передано в связи со смертью наследодателя именно его наследникам» [vi].

Более детальное толкование понятию «наследственного имущества» дает Э.Б. Эйдинова, под которым она подразумевает «имущественные и некоторые личные неимущественные права и обязанности наследодателя, которые не прекращаются с его смертью, а как одно целое переходят к наследникам на основании норм наследственного права» [vii].

Наследство или наследственное имущество понимается как некое единство, в состав которого входят и принадлежащие умершему гражданину права (актив, т.е. то наличное имущество, которое принадлежало наследодателю, а также принадлежащие ему имущественные права), и его долги (пассив, т.е. обязанности по обязательственным требованиям) [viii]. Следовательно, можно говорить, что имущество складывается из двух элементов, которыми являются: 1) прежде всего актив, охватывающий совокупность прав экономического содержания, носителем которых являлся наследодатель, – вещных прав, обязательственных требований, прав на нематериальные блага; 2) затем пассив, охватывающий совокупность обязанностей, т.е. обязательственных правоотношений, в которых наследодатель участвовал в качестве должника.

Согласно абз. 1 ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежащие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Таким образом, нормативно закрепленное понятие наследства позволяет избежать разных толкований этого понятия и тем более неверного его использования в практике.

Указание в ст. 1112 ГК РФ на то, что вещи входят в состав наследства, представляется неверным. Сами вещи не могут быть предметом наследства, здесь правильнее говорить о праве на вещи, а не о самих вещах. Поскольку наследством называется совокупность имущественных прав и обязанностей наследодателя, а не его вещи, то в состав наследства входят, например, не ценные бумаги, а право на ценные бумаги, не автомобиль, а право на автомобиль и т.д. Переход права на наследство на вещь, принадлежащую наследодателем, не всегда корреспондируется с переходом самой вещи, поскольку она может находиться у посторонних лиц, или же может получиться так, что местонахождение этой вещи вообще неизвестно. Например, автомобиль, принадлежащий гражданину, был украден. Во время розыска автомобиля милицией его владелец скончался. Хотя местонахождение автомобиля было неизвестно, право на него, тем не менее, вошло в состав наследства умершего и перешло к его наследнику. Спустя некоторое время милиция установила, у кого находится угнанный автомобиль, и вернула его наследнику, основываясь на том, что к нему перешло право собственности [ix]. При этом надо отметить, что «вещи, включая деньги и ценные бумаги» охватываются понятием наследственного имущества.

 

Наследственное правопреемство

Основным понятием наследственного права является преемство прав и обязанностей лица в результате его смерти.

Вопросу о наследственном преемстве в отечественной литературе уделялось достаточно внимания. Анализ высказанных по данному вопросу суждений показал различие мнений относительно формы наследственного преемства.

Переход прав и обязанностей наследодателя к его наследникам происходит в порядке правопреемства. Это означает, что правопреемство характеризуется тем, что «имеет место юридическая зависимость прав и обязанностей правопреемника от прав и обязанностей его предшественника (праводателя)» [x]. В юридической литературе различают два вида преемства: универсальное (общее) преемство, когда на стороне нового лица воспроизводится юридическая ситуация предшественника как таковая, и сингулярное (частное), когда субъект преемства воспринимает лишь отдельные права, прежде принадлежавшие другому лицу. При этом надо отметить, что различие между сингулярным и универсальным преемством «не количественное, а качественное, потому что в первом случае новый субъект, преемник, занимает место только активного субъекта, тогда как во втором он входит в положение и пассивного субъекта, которое занимал его предшественник» [xi].

Большинство правоведов сходятся во мнении, что наследование представляет собой общее (универсальное) преемство [xii]. Другие авторы считают, что наследование возможно в форме как универсального, так и сингулярного преемства [xiii].

Чтобы установить, как, в какой форме происходит переход к наследнику имущества, принадлежавшего наследодателю, необходимо выявить характерные признаки, присущие как универсальному, так и сингулярному преемству.

1. В основе концепции универсальности лежит тезис о единстве наследственной массы как объекта, переходящего к наследникам в нераздельной совокупности прав и обязанностей умершего, т.е. все принадлежавшие наследодателю права и обязанности переходят как единое целое, со всеми способами их обеспечения и лежащими на них обременениями. Так, например, если обязательство обеспечено неустойкой или поручительством, то они сохраняют силу и при переходе прав кредитора по обязательству к наследнику. Наследник замещает наследодателя во всех правоотношениях, участником которых был наследодатель, кроме случаев, когда закон не предусматривает такого замещения. Так, не могут передаваться по наследству право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина, право авторства (не путать с отчислениями по авторским правам, они-то как раз по наследству передаются).

Преемство отдельных прав умершего к наследникам, даже если оно регулируется нормами наследственного права, не является наследованием, поскольку переход с одного лица на другое совокупности отношений, в которых состояло первое, хотя и объединенных единством цели, например при отчуждении предприятия, не исчерпывает всей массы отношений, в которых оно находилось.

Даже когда наследников несколько, то они всегда приобретают соответствующие доли актива и соразмерные этим долям пассива наследственного имущества. Если кто-либо из наследников откажется от наследства или не примет его, то его доля с соответствующим активом и пассивом перейдет к другим наследникам в полном объеме.

Не утрачивает принципа универсальности наследование по завещанию какого-либо одного права, например права собственности на автомобиль, поскольку в данном случае наследник также будет нести ответственность по обязательствам наследодателя, но в пределах полученной доли наследства, в которую входит автомобиль. Таким образом, можно заключить, что «кто является наследником в чем-либо, может стать наследником во всем, что допускается законом в качестве объекта наследования» [xiv].

2. К наследнику переходят все права и обязанности наследодателя без участия третьего лица. В этом заключается непосредственность универсального правопреемства.

В отличие от универсального правопреемства сингулярное лишено признака непосредственности, поскольку сингулярный преемник приобретает какое-либо отдельное право не непосредственно от наследодателя, а через наследника. Наследодатель может обязать наследника совершить в пользу одного или нескольких лиц то или иное действие: предоставить в пожизненное пользование помещение в переходящем по наследству доме, передать из состава наследства какую-то вещь или несколько вещей, выдать определенную сумму денег и т.д.

Непосредственность означает, что между волей наследодателя, действительной или предполагаемой, направленной на то, чтобы наследство перешло именно к тем, к кому оно перейдет, и волей наследника, который принимает наследство, не должно быть никаких посредствующих звеньев. Исключениями здесь могут быть случаи, предусмотренные законом. Так, если наследником является малолетний, то за него согласно ст. 28 ГК РФ будет действовать его законный представитель, он же и будет принимать наследство.

В случае, когда наследник, пропустивший срок на принятие наследства, восстанавливает срок, то он имеет право истребовать свою долю у наследников, уже осуществляющих управление наследством. Это не означает, что наследники, принявшие наследство ранее и потому уже владеющие наследством, создают субъективные права для наследников, явившихся позднее. В данном случае действие наследников приравнивается к требованию собственника о выдаче своей вещи, обращенное к третьему лицу, не имеющему законного основания для владения вещью.

3. Принятие наследства представляет собой единый акт, который распространяется на все объекты наследования, в чем бы они ни выражались и где бы они ни находились. В силу акта принятия наследства приобретаются такие права и обязанности, о наличии которых наследник и не знал в момент принятия наследства. Например, наследник может и не знать о вкладах в банках, совершенных наследодателем.

Принятие наследства действует с обратной силой во времени. Наследник, принявший наследство, приобретает право не только на то имущество, которое оказалось в наличии в момент принятия наследства, но и на все имущество, которое было в наличии в момент открытия наследства.

Принятие наследства под условием или с оговорками не допускается. Наследство может быть принято только целиком, нельзя принять лишь часть наследства. На первый взгляд исключением из этого правила является предоставленная наследнику возможность отказаться от наследства в пользу других наследников того же наследодателя. На самом деле никакого исключения здесь нет, поскольку речь идет именно об отказе от наследства, а не о его принятии.

Отказ наследника от принятия наследства имеет юридическое последствие, обратное акту принятия наследства. «Отказ от наследства сразу и одновременно отсекает все права и все обязанности, которые могли вытекать для наследника из факта призвания его к наследованию и из последующего акта принятия наследства» [xv]. Таким образом, отказ от наследства, так же как и акт принятия наследства, носит безусловный, безотзывный характер.

На основании изложенного можно сделать вывод, что универсальность наследственного преемства характеризуется следующими признаками:

1) наследник приобретает наследство как единое целое;

2) наследник приобретает наследство всегда и непосредственно;

3) наследник приобретает все переходящие к нему по наследству права и обязанности сразу и одновременно.

Попытки раскрытия характерных черт универсальности наследственного преемства предпринимались в проекте части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации [xvi]. В окончательном варианте законодательно (ч. 1 ст. 1110 ГК РФ) нашло закрепление следующее определение наследования: «При наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное».

Однако данное определение не охватывает всех признаков универсального наследственного преемства. Один из них, отличающий универсальное правопреемство от сингулярного преемства, упущен. Характерным свойством универсального преемства является то, что наследник – непосредственный преемник в правах и обязанностях умершего, т.е. наследство переходит от наследодателя к наследнику или наследникам непосредственно.

В отличие от общепринятого мнения о том, что при наследовании имеет место только универсальное правопреемство, принципиально иной точки зрения придерживается П.С. Никитюк, утверждая, что наследование «может строиться по модели как универсального и непосредственного, так и сингулярного и опосредованного правопреемства» [xvii].

Идея универсальности, как утверждает П.С. Никитюк, «противоречит дифференциации наследственной массы на части, подчиненные разным наследственно-правовым режимам и наследуемые в качестве самостоятельных объектов разными кругами наследников» [xviii]. Подтверждение того, что наследство не единое целое, Никитюк находит в различной процедуре оформления прав на разные части наследства. Так, в наследстве можно выделить части, которыми наследники могут овладеть, а впоследствии и распорядиться без постановления какого-либо органа (предметы домашней обстановки и обихода, ценности и т.п.), и вещи, которыми без специальной регистрации уполномоченного на то органа распорядиться нельзя (автомобиль, квартира, дом и т.д.). Другим признаком неоднородности наследственной массы является различное налогообложение перехода отдельных ее частей.

Опровержение теории о том, что наследование предполагается только как универсальное правопреемство, П.С. Никитюк видит при анализе действующего законодательства.

В связи с тем, что завещательный отказ (легат) обременяет саму наследственную долю его исполнителя и подлежит выдаче за счет этой доли независимо от того, дожил ли исполнитель завещания до открытия наследства и принято ли последнее им, дает основания для отнесения к одному из видов наследственного преемства легата (завещательного отказа). Данное утверждение спорно уже лишь потому, что отказополучатель в отличие от наследников не отвечает по долгам наследодателя и получает завещательный отказ из оставшегося после удовлетворения кредиторов наследодателя и выдела обязательной доли наследникам – исполнителям завещательного отказа. Здесь мы видим нарушение принципа непосредственности наследственного преемства: отказополучатель приобретает право на имущество не непосредственно от наследодателя, а через исполнителя завещания. При этом отказополучатель приобретает лишь только какое-нибудь отдельное право или несколько отдельных прав, а не совокупность имущественных прав и обязанностей наследодателя.

Еще большее противоречие усматривается в отнесении к сингулярному преемству «преемство по завещанию, в котором указано, какая вещь кому из наследников предназначается» [xix]. Актив наследства и его пассив составляют единое целое. Поэтому наследование какого-либо отдельного права, например права собственности на дом, не утрачивает характер универсальности наследственного правопреемства, поскольку наследник не отстраняется от ответственности по обязательствам наследодателя, эта ответственность будет соразмерна доли получаемого наследства. Лицо, назначенное наследником в каком-либо отдельном праве, не может приравниваться к лицу, полностью отстраненному от наследства. В части 1 статьи 1119 ГК РФ, говоря о лишении завещателем наследника права наследования, речь идет о лишении наследства в общепринятом смысле, а не о том случае, когда наследодатель распределяет доли наследства между назначенными им наследниками. Права наследника как универсального правопреемника в рассматриваемом случае проявятся в полном мере, как только отпадут ограничения, установленные для данного наследника в пользу других наследников.

В работе «О правовой природе наследственного преемства в социалистическом обществе» П.С. Никитюк приводит и другие примеры, обосновывающие его теорию о том, что наследование возможно в форме сингулярного правопреемства. Опосредствовано и сингулярно получение наследником доли, от которой в его пользу отказался другой наследник. Наследование денежных средств в банке признается случаем сингулярного правопреемства, поскольку наследство делится на две части, подчиненные различным правовым режимам. Не соответствует принципу универсальности разделение наследственной массы на части, подчиненные разным правопорядкам, предусмотренные договорами об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам [xx].

Критикуя концепцию универсальности наследственного правопреемства, П.С. Никитюк отмечает, что конструкция наследования как преемства только универсального и непосредственного стесняет наследников ограничением свободы распоряжения наследственными правами. Так, сделки по частичному отказу от наследства, по реальному его разделу не в соответствии с наследственными долями при получении свидетельства о праве на наследство, по отзыву акта о принятии наследства, совершенному иным путем, нежели подача заявления в нотариальную контору, не могут в принципе нарушить защищаемые законом интересы какого-либо лица. «Такие сделки не противоречат общим началам и смыслу гражданского законодательства, т.е. они правомерны, хотя и не предусмотрены прямо в законе» [xxi].

Интересной представляется по данному вопросу точка зрения В.И. Серебровского. Разделяя утверждение, что наследование является общим и универсальным правопреемством, он, однако, отмечает, что наследственное преемство понимается как переход совокупности имущественных прав от наследодателя к наследникам. Обязанности наследодателя не являются свойством универсального наследственного преемства, они только его обременяют. Поэтому ответственность наследника по долгам, обременяющим наследство, являет собой «самостоятельный, хотя и находящийся с ним в близкой связи институт наследственного права, существование которого обусловлена специальной нормой закона» [xxii]. Ограничение состава наследства активом наслед­ственной массы, дальнейшей поддержки ни в научной литературе, ни законодателя она не получила.

О проявлении сингулярности наследственного правопреемства в отдельных видах наследования упоминается в работах и других авторов. Так, В.А. Рясенцев, подвергая сомнению правильность отрицания частичного наследственного правопреемства при получении завещательного отказа, признает завещательный отказ видом наследственного правопреемства [xxiii]. Б.Б. Черепахин, рассматривая вопрос о правопреемстве вклада в кредитном учреждении, признает, что завещательное распоряжение сберкассе или госбанку является особым случаем частного (сингулярного) наследственного преемства [xxiv]. Соглашается с ним и Г.М. Степаненко, утверждая, что «не противоречит выводу о том, что специальное указание вкладчика сберегательной кассе или госбанку является особой формой завещательного распоряжения, имеющей в своей основе частное (сингулярное) преемство наследников в имуществе завещателя» [xxv].

Конструкция универсального правопреемства была создана, прежде всего, собственниками и исторически предназначалась «для определения судьбы именно вещных, а не обязательственных прав на случай, если с собственником вещи произойдет что-то непредвиденное и непредотвратимое» [xxvi]. Обязательственные отношения первоначально трактовались лишь как отношения строго личного характера и прекращались как со смертью должника, так и со смертью кредитора. Возникнув в глубокой древности, данная концепция продолжала развиваться сообразно развитию товарного и денежного оборота. В Древнем Риме под универсальным наследственным преемством понимался «переход прав и обязанностей покойного, включая также те отношения, которые не могут быть предметом гражданского оборота, как семейные святыни и отправление культа предков» [xxvii]. В этот же период возникло и сингулярное преемство, когда субъект преемства воспринимает лишь отдельные права, прежде принадлежавшие другому лицу. Виды сингулярного наследственного преемства, которые в принципе сохранились и в нашем законодательстве, известны были в Древнем Риме: к ним относили отказ по завещанию и фидеикомисс – приказ наследодателя наследнику по завещанию передать наследственную массу третьему лицу.

Дореволюционный русский юрист И.А. Покровский (1868–1920) отстаивал позиции об универсальности наследственного преемства. «Наследственная масса, – говорил он, – мыслится не как сумма разрозненных имущественных объектов, а как некоторое единство, в котором наличность и долги сливаются в одно юридическое целое, переходящее не к случайному захватчику, а к известным, заранее предопределенным лицам, наследникам– [xxviii].  Свою мысль И.А. Покровский выводит из того, что развитие денежного и товарного оборота требовало соединения долгов с имуществом. Все деловые отношения строятся на кредитоспособности их участников, а эта кредитоспособность была бы совершенно непрочной, если бы она могла быть разрушена таким случайным событием, как смерть контрагента.

Наследственное право стран с континентальной системой права рассматривает наследование как «универсальное преемство, вследствие чего права и обязанности умершего переходят непосредственно к наследникам» [xxix].

Французское, итальянское, швейцарское и японское наследственное право восприняло концепцию универсальности наследственного преемства из римского права. Более того, в германском праве, отличающемся своей глубокой разработанностью и детализацией норм наследственного права, в норме воспроизведен один из описанных выше признаков универсальности наследственного правопреемства. Так, в § 1922 Книги пятой «Наследственное право» установлено правило, по которому «со смертью лица (открытие наследства) его имущество (наследство) как целое переходит к одному или нескольким другим лицам (наследникам)» [xxx]. В отечественном законодательстве как дореволюционного, так и советского периода определение понятия о принципах наследственного правопреемства отсутствовало.

Подводя итог вышесказанному, можно утверждать, что закрепление на законодательном уровне принципа универсальности наследственного правопреемства позволило снять споры о форме наследственного преемства и устранить ошибки в его правильном понимании [xxxi].

 Развитие в России отношений частной, в том числе предпринимательской собственности ставит перед современной наукой новые задачи по дальнейшему совершенствованию законодательства, адекватно отражающему реальность. Наследование находится в непосредственной связи и зависимости от общественно-экономических условий воспроизводства. Для обеспечения нормальных торговых (предпринимательских) отношений субъекты этих отношений заинтересованы в том, чтобы эти отношения, прежде всего обязательства, не прекращались со смертью участника экономических отношений.  Поэтому наследственное право в современных условиях призвано обеспечить заинтересованность предпринимателей в нормальном течении торгового оборота, укрепление частной и других форм собственности, создавая тем самым возможность уменьшения риска в предпринимательской деятельности.



[i] Степаненко Г.М. Наследственное право РСФСР. – Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1965, с. 11.

[ii] Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. – М.: Госюриздат, 1955, с. 48; Барщевский  М.Ю. Наследственное право, изд. 2-е. –  М.: Белые альвы, 1996, с. 18;  Гордон М.В. Наследование по закону и по завещанию. – М.: Юрид. лит., 1967, с. 8; Кулагина Е.В. Наследственное право // Гражданское право: В 2 т. Том 1.–- М.: Изд-во БЕК, 1998, с. 539; Никитюк П.С. Наследственное право и наследственный процесс. – Кишинев: Издательство «Штиинца», 1973, с. 24,  и др.

[iii] Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права // Избранные труды. – М.: «Статут» (в серии «Классика российской цивилистики»), 1997, с. 57.

[iv] Серебровский В.И., ука. соч., с. 55.

[v] В последующих своих работах В.И. Серебровский  изменил свою точку зрения: «наследственное имущество по своей юридической природе представляет собой совокупность принадлежащих умершему имущественных прав и обязанностей». (Гражданское право в 2 томах. Том 2. – М.: Юрид. лит., 1970, с. 532.)

[vi] Гаврилов В.Н. Наследование в условиях проведения правовой реформы в России: Автореф. дис. канд. юрид. наук. – Саратов, 1999, с. 16.

[vii] Эйдинова Э.Б. Наследование по закону и завещанию. – М.: Юрид. лит., 1985, с. 6.

[viii] См.: Серебровский В.И., указ. соч., с. 54.

[ix] См.: Рубанов А.А. Право наследования. – М.: Московский рабочий, 1978, с. 7–8.

[x] Толстой Ю.К. Наследственное право. //. Гражданское право. Часть III. – М.: ПРОСПЕКТ, 1998, с. 492.

[xi] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.) / Вступительная статья Суханова Е.А. – М.: Фирма «СПАРК», 1995, с. 60.

[xii] Антимонов Б.С., Граве К.А. Указ. соч., с. 51; Гордон М.В. Указ. соч., с. 8; Кулагина Е.В. Указ. соч., с. 533; Рубанов А.А. Указ. соч., с. 6; Толстой Ю.К. Указ. соч., с. 492 и след.

[xiii] Никитюк П.С. О правовой природе наследственного преемства в социалистическом обществе // Правоведение, 1973, № 5, с. 50–57; Серебровский В.И. Указ. соч., с. 64–66.

[xiv] Антимонов Б.С., Граве К.А. Указ. соч., с. 53.

[xv] Там же, с. 54.

[xvi] См.: ст. 1155 Проекта Гражданского кодекса Российской Федерации. Часть третья // Российская газета, 8.02.97.

[xvii] Никитюк П.С. О правовой природе наследственного преемства в социалистическом обществе// Правоведение, 1970, № 5, с. 54.

[xviii] Никитюк П.С. Реализация наследственных прав // Советское государство и право, 1973, № 2, с. 114.

[xix] Никитюк П.С. О правовой природе наследственного преемства в социалистическом обществе // Правоведение, 1970, № 5, с. 52.

[xx] См.: там же, с. 52–53.

[xxi] Там же, с. 55.

[xxii] Серебровский В.И. указ. соч., с. 65.

[xxiii] См.: Рец. на кн.: Б.С. Антимонова, К.А. Граве. Советское наследственное право // Советское государство и право, 1956, № 4, с. 144.

[xxiv] См.: Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. – М.: Госюриздат, 1962, с. 140.

[xxv] Степаненко Г.М. Наследственное право РСФСР. – Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1965, с. 50.

[xxvi] Белов В.А. Правопреемство в связи с законодательной концепцией квалификации имущественных прав как объектов гражданских прав // Законодательство, 1998, № 6, с. 81.

[xxvii] Дождев Д.В. Римское частное право. – М.: ИНФРА М-НОРМА, 1997, с. 562.

[xxviii] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. – М.: Статут, 1998, с. 297.

[xxix] Гражданское и торговое право капиталистических государств. – М.: Междунар. отношения, 1993, с. 533.

[xxx] Германское право. Часть 1. Гражданское уложение: Пер. с нем. М., 1996, с. 408.

[xxxi] Серебровский В.И. свою теорию об универсальности наследственного преемства, как наследование только в правах наследодателя, а не в его обязательствах, основывал на ошибочном толковании неудачно сформулированных норм действующего в 1953 году  законодательства о наследовании (в частности ст. 434 ГК РСФСР 1928 года) (См.: Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права. // Избранные труды. - М.: Статут, 1997, с. 54-66). В последствии (после принятия, действующего и ныне, ГК РСФСР 1964 года) Серебровский В.И. к характерным свойствам универсального преемства относит то, “что наследник – непосредственный преемник в правах и обязанностях умершего” (Гражданское право, т. II, - М.: Юрид. лит.,1970, с.534). Однако принятие ГК РСФСР 1964 года не сняло все требующие разрешения вопросы, поскольку и в последующий период некоторые авторы, как указывалось выше, придерживались теории о двух формах наследственного правопреемства: универсального и сингулярного (См.: Никитюк П.С. О правовой природе наследственного преемства в социалистическом обществе// Правоведение, 1970, № 5, с. 50-57).


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100