Официальный сайт небюджетного нотариата Российской Федерации
 Главная
Информбюро
Нотариат
ФНП
Теория и практика
Нотариальный вестник
Гостиная
Избранное
 
Архив

Обобщение вопросов, возникающих в нотариальной практике при применении отдельных норм Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»

21.06.2010

Обобщение составлено по наиболее актуальным вопросам, содержащимся в обращениях нотариальных палат субъектов Российской Федерации, о применении отдельных норм Федерального закона от 8 февраля 1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» в редакции от 27 декабря 2009 года № 352-ФЗ (далее – Федеральный закон), поступивших в Федеральную нотариальную палату в период с 15 ноября 2009 года по 31 марта 2010 года, не вошедшим в Рекомендации по применению отдельных положений Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (опубликованы в журнале «Нотариальный вестникъ» № 12, 2009).

 

 

О полномочиях доверительного управляющего, осуществляющего управление долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью в порядке статьи 1173 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ)

 

Доверительное управление наследством как одна из мер по охране наследственного имущества и управлению им принимается нотариусом в целях защиты прав наследников (пункты 1, 2 статьи 1171 ГК РФ). Таким образом, основная задача доверительного управления наследством состоит в сохранении имущества наследодателя, перешедшего наследникам.

В соответствии со статьей 1173 ГК РФ доверительное управление учреждается, если в составе наследства имеется имущество, требующее не только охраны, но и управления. Доверительное управление наследственным имуществом вводится на период, в течение которого наследники не имеют возможности самостоятельно управлять определенным имуществом, перешедшим к ним по наследству. К такому имуществу относятся, в том числе, и доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью (далеедоля в уставном капитале общества), поскольку права наследников в отношении указанных долей не могут быть подтверждены документально в течение срока, установленного для принятия наследства.

К отношениям по доверительному управлению наследством применяются правила, предусмотренные главой 53 Гражданского кодекса Российской Федерации «Доверительное управление имуществом», если иное не предусмотрено законом и не вытекает из существа таких отношений (пункт 2 статьи 1026 ГК РФ). В обозначенной главе ГК РФ определено, что доверительный управляющий осуществляет полномочия собственника в отношении имущества, являющегося объектом доверительного управления: ему предоставлено право совершать любые фактические и юридические действия с имуществом, переданным ему в доверительное управление. При этом, управляя имуществом, он действует от своего имени и приобретает соответствующие права и обязанности своей волей (пункты 2, 3 статьи 1012 ГК РФ, пункт 1 статьи 1020 ГК РФ). Исходя из содержания положений статьи 1022 ГК РФ (пункт 2), перед третьими лицами доверительный управляющий выступает как собственник переданного ему в управление имущества, наделенный всеми правами в отношении этого имущества в совокупности.

Деятельность доверительного управляющего определяется исключительно интересами выгодоприобретателя (пункты 1, 2 статьи 1012 ГК РФ). Гражданским кодексом Российской Федерации (пункт 1 статьи 1022) предусмотрена ответственность доверительного управляющего в случае, если он не проявил должной заботливости об интересах выгодоприобретателя.

Таким образом, доверительный управляющий, осуществляя полномочия собственника наследственного имущества, переданного ему в доверительное управление, вправе совершать по своему усмотрению те или иные виды действий в отношении этого имущества в целях обеспечения его сохранности или сохранения стоимости.

Доля в уставном капитале общества как один из видов имущества содержит в себе комплекс прав и обязанностей лица, которому принадлежит такая доля. В их числе не только имущественные права (принятие участия в распределении прибыли, продажа или осуществление отчуждения иным образом своей доли в уставном капитале общества, получение в случае ликвидации общества части имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимости), но и корпоративные права и обязанности, вытекающие из статуса участника общества (участие в управлении делами общества, включая присутствие на общем собрании участников общества, обсуждение вопросов повестки дня собрания, голосование при принятии решений; реализация права преимущественной покупки доли другого участника общества или отказ от реализации данного права; дача согласия на переход доли или части доли в уставном капитале общества к третьим лицам, получение информации о деятельности общества и право ознакомления с его бухгалтерскими книгами и иной документацией).

Вытекающие из права на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью имущественные и корпоративные права участника общества с ограниченной ответственностью неразрывно связаны друг с другом и реализуются в совокупности. Представляется, что формальное отделение имущественных прав участника общества с ограниченной ответственностью от его корпоративных прав нарушает целостность доли в уставном капитале общества как самостоятельного объекта гражданских прав.

Таким образом, при передаче в доверительное управление доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью доверительный управляющий как лицо, имеющее право осуществлять любые права собственника имущества, переданного ему в управление, может быть наделен на период доверительного управления наряду с имущественными правами также и корпоративными правами участника общества с ограниченной ответственностью, что в полной мере соответствует главной цели доверительного управления – защите прав выгодоприобретателей.

Посредством участия в управлении обществом доверительный управляющий, обладая правами его участника, может оказывать реальное влияние на происходящие в обществе процессы, в том числе своевременно препятствовать принятию решений, не отвечающих интересам выгодоприобретателей и обеспечивать сохранение стоимости соответствующей доли.

Статьей 1012 ГК РФ (абзац 2 пункта 2) предусмотрена возможность установления в договоре доверительного управления отдельных ограничений в отношении полномочий доверительного управляющего. Однако необходимо иметь в виду, что добросовестно действующий доверительный управляющий с учетом характера имущества, переданного в управление, и иных факторов (в том числе курса валют, состояния определенных рынков, общей экономической ситуации и т.п.) определяет, какие меры необходимо и достаточно предпринять для сохранения переданного в доверительное управление имущества или сохранения его стоимости. Поскольку нотариус не является специалистом в области управления имуществом, представляется нецелесообразным устанавливать ограничения в отношении отдельных действий доверительного управляющего по управлению наследственным имуществом в учреждаемом нотариусом договоре доверительного управления.

 

 

Об учреждении нотариусом доверительного управления долей в уставном капитале общества

 

Гражданским кодексом Российской Федерации (статья 1173) нотариусу предоставлено право выступать учредителем доверительного управления наследственным имуществом, требующим управления, в том числе долей в уставном капитале общества, входящей в состав наследства.

В соответствии с законодательством (пункт 1 статьи 1176 ГК РФ; пункт 8 статьи 21 Федерального закона) принадлежащая наследодателю доля в уставном капитале общества переходит к его наследникам, если это не запрещено уставом общества; уставом может быть предусмотрено, что переход доли к наследникам допускается только с согласия участников общества. Если уставом общества установлен запрет на переход доли к наследникам умершего участника общества, не получено согласие участников общества на такой переход или получен отказ от дачи такого согласия, доля в уставном капитале общества переходит к самому обществу (статья 23 Федерального закона).

Таким образом, нотариус вправе учредить доверительное управление долей в уставном капитале общества, если доля вошла в состав наследства: устав общества не содержит запрета на переход доли к наследникам, не предусматривает необходимость получения согласия участников общества на переход доли к наследникам умершего участника общества или такое согласие от участников общества получено.

Если для перехода доли в уставном капитале общества к наследникам умершего участника общества требуется согласие участников общества, нотариусам во избежание нарушения требований статьи 1173 ГК РФ рекомендуется воздержаться от учреждения доверительного управления долей до получения такого согласия, то есть до подтверждения возможности рассматривать долю как составную часть наследства.

 

 

О моменте возникновения преимущественного права покупки доли в уставном капитале общества у лица, приобретающего долю по нотариально удостоверенному договору

 

В случае продажи одним из участников общества доли в уставном капитале общества по частям нескольким третьим лицам возникает вопрос о том, появляется ли у лица, которое первым удостоверило у нотариуса сделку о приобретении части доли, преимущественное право покупки в отношении еще не проданных частей доли, принадлежащих этому же продавцу.

Согласно Федеральному закону (пункт 12 статьи 21) доля в уставном капитале общества переходит к ее приобретателю с момента нотариального удостоверения сделки, направленной на отчуждение этой доли. Соответственно к приобретателю доли в уставном капитале общества переходят все права и обязанности участника общества, возникшие до совершения названной сделки, за исключением дополнительных прав и обязанностей (пункт 2 статьи 8, пункт 2 статьи 9 Федерального закона).

Однако при решении вопроса о возникновении преимущественного права покупки доли или части доли в уставном капитале общества у нового участника общества необходимо учитывать следующее.

Участник общества, намеренный продать свою долю третьему лицу, обязан известить об этом остальных участников общества и само общество путем направления через общество оферты, содержащей условия продажи доли. Оферта считается полученной всеми участниками общества в момент ее получения обществом. При этом оферта может быть акцептована только тем лицом, которое является участником общества на момент акцепта (пункт 5 статьи 21 Федерального закона).

Таким образом, закон относит к лицам, наделенным преимущественным правом покупки продаваемой доли (равно как и ее частей), лишь тех лиц, которые были участниками общества до начала процесса отчуждения доли, а не приобрели данный правовой статус в результате покупки части реализуемой доли. Данный вывод соотносится с понятием акцепта, содержащимся в Гражданском кодексе Российской Федерации. В соответствии со статьей 438 ГК РФ акцептом признается ответ о принятии оферты лица, которому оферта адресована. Поскольку в соответствии с Федеральным законом (пункт 5 статьи 21) оферта – извещение участника общества о намерении продать свою долю в уставном капитале общества, направляется лицам, являющимся участниками общества на момент направления оферты, то и принять ее могут именно те лица, которые были участниками общества в момент получения оферты.

 

 

О возможности представления нотариусу копии устава общества при нотариальном удостоверении сделки об отчуждении доли в уставном капитале общества

 

Если устав общества необходим для проверки правоспособности юридического лица, созданного в форме общества с ограниченной ответственностью (например, общество с ограниченной ответственностью является одной из сторон сделки, направленной на приобретение доли в уставном капитале другого общества), нотариус обязан истребовать подлинник устава общества, на основании которого проверяется правоспособность данного общества.

При удостоверении сделки по отчуждению участником общества доли в уставном капитале общества условия и порядок отчуждения доли к другим участникам общества или третьим лицам также устанавливаются нотариусом на основании устава общества, в котором должны содержаться сведения о порядке перехода доли к другим лицам (пункт 1 статьи 12 Федерального закона).

Однако истребование участником общества от общества подлинного экземпляра устава для предъявления его нотариусу может быть весьма затруднено или невыполнимо, поскольку устав общества обязан храниться в самом обществе (статья 50 Федерального закона), и общество может отказать своему участнику в предоставлении подлинного экземпляра учредительного документа.

В случае отказа общества передать участнику подлинник своего устава участник общества не сможет реализовать предоставленную ему законом возможность распорядиться принадлежащей ему долей в уставном капитале общества. В связи с этим представляется, что для удостоверения сделки по отчуждению участником общества своей доли в уставном капитале общества нотариусу может быть предоставлена копия устава общества, оформленная регистрирующим органом, ведущим Единый государственный реестр юридических лиц (подпункт «е» пункта 1 статьи 5, пункт 2 статьи 6 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», далее – Закон о регистрации).

Сличение идентичности сведений, содержащихся в копии устава общества, выданной регистрирующим органом, со сведениями, содержащимися в выписке из Единого реестра юридических лиц (пункт 2 статьи 6 Закона о регистрации), позволит нотариусу судить о достоверности информации, содержащейся в копии устава общества, выданной регистрирующим органом.

 

 

О свидетельствовании нотариусом верности копии с копии устава общества в случае, если данная копия выдана регистрирующим органом

 

Порядок свидетельствования нотариусом верности копии с копии документа установлен статьей 79 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (далее – Основы), согласно которой засвидетельствовать верность копии с копии документа возможно, если копия выдана юридическим лицом, от которого исходит подлинный документ, при этом копия документа должна быть изготовлена на бланке юридического лица, скреплена печатью и иметь отметку о том, что подлинный документ находится у юридического лица.

Свидетельствование нотариусом верности копии с копии учредительного документа юридического лица, выданной регистрирующим органом, в государственном реестре которого содержится учредительный документ, не согласуется с требованиями статьи 79 Основ, поскольку регистрирующий орган не является юридическим лицом, от которого исходит учредительный документ, кроме того, в государственном реестре не всегда содержатся подлинники учредительных документов (подпункт «в» статьи 12 Закона о регистрации).

 

 

Об удостоверении нотариусом договора отчуждения доли в уставном капитале общества, находящегося в процессе ликвидации

 

В соответствии с законодательством общество с ограниченной ответственностью может быть ликвидировано добровольно либо по решению суда, основания и порядок ликвидации обществ определены Гражданским кодексом Российской Федерации и другими федеральными законами (статья 92 ГК РФ, пункт 5 статьи 57 Федерального закона).

Общие требования к порядку ликвидации юридического лица установлены статьей 63 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно пункту 8 указанной статьи ГК РФ ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо – прекратившим существование после внесения об этом записи в Единый государственный реестр юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ). При этом, как отмечено в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 90 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 14 от 9 декабря 1999 г. «О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью”» (пункт 26), до завершения ликвидации общества, то есть исключения его из ЕГРЮЛ, общество действует, руководствуясь нормами Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и положениями устава, не противоречащими закону.

Федеральный закон не устанавливает ограничений на отчуждение доли в уставном капитале общества, находящегося в процессе ликвидации.

Закон о регистрации (пункт 2 статьи 20) устанавливает запрет на государственную регистрацию изменений, вносимых в учредительные документы ликвидируемого юридического лица. При этом после 1 июля 2009 года сведения об участниках общества, о номинальной стоимости принадлежащих им долей в уставном капитале общества не относятся к сведениям, подлежащим включению в учредительный документ общества – устав. Таким образом, Закон о регистрации не содержит запрета на внесение изменений в содержащиеся в ЕГРЮЛ сведения об участниках общества и причитающихся им долях общества, если рассматриваемые изменения касаются общества, находящегося в процессе ликвидации.

С учетом изложенного представляется, что удостоверение договора отчуждения доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, находящегося в процессе ликвидации, не противоречит законодательству. Указанная позиция может быть проиллюстрирована следующим примером. Согласно статье 88 (пункт 1) ГК РФ, статье 7 (пункт 3) Федерального закона число участников общества не должно быть более пятидесяти. Если в течение года общество с числом участников более 50 не будет преобразовано в открытое акционерное общество и число участников не уменьшится до установленного предела, оно подлежит ликвидации. Уменьшение числа участников ликвидируемого общества путем отчуждения доли в уставном капитале общества несколькими участниками другим участникам общества устраняет причину, на основании которой возбужден процесс ликвидации общества, что должно привести к прекращению процесса ликвидации.

Вместе с тем в рамках оказания содействия в осуществлении прав и защите законных интересов лиц, обратившихся за совершением нотариального действия, во избежание негативных последствий для приобретателя доли ликвидируемого общества нотариусу рекомендуется разъяснять возможные негативные последствия приобретения доли в уставном капитале общества, находящегося в процессе ликвидации.

 

 

О передаче в залог доли в уставном капитале общества, состоящего из одного участника общества

 

Согласно Федеральному закону (пункт 1 статьи 22) передача в залог доли в уставном капитале общества третьему лицу возможна лишь с согласия общего собрания участников общества. При определении результатов голосования голос участника общества, который намерен передать в залог свою долю, не учитывается.

Правила Федерального закона на общества с одним участником распространяются постольку, поскольку Федеральным законом не предусмотрено иное и поскольку это не противоречит существу соответствующих отношений (пункт 2 статьи 7 Федерального закона).

Особенности управления обществом, состоящим из одного участника, предусмотрены статьей 39 Федерального закона, в соответствии с которой решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников общества, принимаются единственным участником общества единолично и оформляются письменно. К обществам с одним участником не применяются положения Федерального закона, касающиеся порядка и сроков подготовки, созыва и проведения собрания участников общества, исключением для такого участника является соблюдение сроков проведения годового общего собрания участников общества (статьи 34–39 Федерального закона).

Учитывая установленные Федеральным законом особенности организации деятельности общества, состоящего из одного участника, можно прийти к выводу, что положения пункта 1 статьи 22 Федерального закона о порядке оформления согласия на передачу в залог доли в уставном капитале общества третьему лицу не могут применяться к обществам, состоящим из одного участника. Следовательно, решение о передаче в залог третьему лицу доли в уставном капитале общества, состоящего из одного участника, принимается этим участником единолично в порядке, установленном статьей 39 Федерального закона.

 

 

О направлении оферты обществу при намерении единственного участника общества продать свою долю общества третьему лицу

 

Общество с ограниченной ответственностью вправе приобретать доли в своем уставном капитале только в случаях, предусмотренных Федеральным законом (пункт 1 статьи 23 Федерального закона).

В соответствии с Федеральным законом (пункт 4 статьи 21) уставом общества может быть предусмотрено преимущественное право покупки обществом доли, принадлежащей участнику общества, если другие участники общества не использовали свое преимущественное право покупки доли общества. Исходя из буквального толкования данного положения, иных положений статьи 21 Федерального закона, можно прийти к выводу, что реализация обществом преимущественного права покупки доли общества возможна лишь в тех случаях, когда общество не состоит из одного участника.

Предусматривая возможность выхода участника из общества, последствием которого является переход доли к обществу, Федеральный закон (статья 26) устанавливает запрет на выход из общества единственного участника общества. Следовательно, Федеральный закон исключает ситуации, при которых все доли в уставном капитале общества могут принадлежать самому обществу.

С учетом изложенного установление в уставе общества с одним участником преимущественного права покупки обществом доли в своем уставном капитале или реализация такого положения не согласуются с нормами Федерального закона и противоречат существу рассматриваемых отношений.

Таким образом, требования пункта 5 статьи 21 Федерального закона о необходимости направления обществу его участником, намеренным продать свою долю в уставном капитале общества третьему лицу, оферты о продаже доли, не могут распространяться на единственного участника общества.

 

 

О правовом статусе заявления участника общества о выходе из общества

 

Согласно статье 26 (пункт 1) Федерального закона участник общества вправе выйти из общества путем отчуждения доли обществу независимо от согласия других участников общества или самого общества, если это предусмотрено уставом.

Право участника общества на выход из общества обеспечивается обязанностью общества выплатить участнику действительную стоимость его доли или выдать с его согласия имущество в натуре в порядке, предусмотренном статьей 23 Федерального закона: доля выходящего участника переходит к обществу с момента получения обществом заявления о выходе (подпункт 2 пункта 7), в то время как расчеты с вышедшим участником производятся в течение трех месяцев со дня возникновения соответствующей обязанности, если иной срок или порядок выплаты не установлены уставом общества (пункт 6.1).

Таким образом, правовые последствия подачи заявления о выходе из общества наступают исключительно в силу волеизъявления участника, которое направлено на прекращение прав участия в обществе, и не зависят от воли общества. Такое волеизъявление участника является односторонней сделкой, поскольку для совершения ее в соответствии с законом необходимо и достаточно воли одной стороны (пункт 2 статьи 154 ГК РФ). Данный вывод согласуется с позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, высказанной в Постановлении от 18.01.2005 № 11809/04 о том, что заявление участника общества о выходе является сделкой.

Обязательное нотариальное удостоверение таких сделок не требуется, поскольку переход доли к обществу в порядке, предусмотренном статьями 23 и 26 Федерального закона, отнесен к исключению из общего правила об обязательном нотариальном удостоверении сделок, направленных на отчуждение доли в уставном капитале общества (абзац второй пункта 11 статьи 21 Федерального закона).

 

 

О приобретении доли, принадлежащей обществу, единственным участником этого общества, осуществляющим функции его единоличного исполнительного органа

 

Федеральным законом (пункты 2, 4 статьи 24) установлено, что в течение одного года со дня перехода доли в уставном капитале общества к самому обществу эта доля должна быть по решению общего собрания участников общества распределена между всеми участниками общества пропорционально их долям или предложена для приобретения участниками общества и (или), если это не запрещено уставом общества, третьим лицам. Продажа доли участникам общества, в результате которой изменяются размеры долей его участников, и определение цены на продаваемую долю осуществляются по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками единогласно. При этом в обществе, состоящем из одного участника, решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников общества, принимаются единственным участником общества единолично и оформляются письменно (последний абзац пункта 2 статьи 7, статья 39 Федерального закона).

При продаже принадлежащей обществу доли в уставном капитале общества участнику общества одной стороной договора выступает само общество, а другой стороной – участник общества. Без доверенности действует от имени общества, в том числе совершает сделки, единоличный исполнительный орган общества (пункт 3 статьи 40 Федерального закона).

Таким образом, в рассматриваемом случае единственный участник общества, являющийся одновременно его единоличным исполнительным органом, должен выступать как на стороне продавца, представляя интересы общества, так и на стороне покупателя, действуя от себя лично. Вместе с тем в статье 182 (пункт 3) ГК РФ содержится запрет на совершение представителем сделки от имени представляемого в отношении себя лично.

Представляется, что при рассмотрении данного вопроса следует учитывать, что согласно статье 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными нормативными актами и учредительными документами. В силу указанной нормы органы юридического лица не должны рассматриваться как самостоятельные субъекты гражданских правоотношений и, следовательно, вправе выступать в качестве представителей юридического лица в гражданско-правовых отношениях, аналогичных рассматриваемым, поскольку не подпадают под действие положения пункта 3 статьи 182 ГК РФ. Такую позицию при рассмотрении аналогичных вопросов занимают суды различных инстанций (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12.10.2006 № Ф09-9072/06-С6; определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 03.09.2008 № 11092/08; постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.04.2006 № 10327/05; определение Конституционного Суда Российской Федерации от 13.10.2009 № 1193-О-О).

С учетом изложенного, по мнению Федеральной нотариальной палаты, доля в уставном капитале общества, принадлежащая самому обществу, может быть приобретена единственным участником общества, выполняющим функции единоличного исполнительного органа общества. Иная позиция привела бы к нарушению законных прав и интересов единственного участника общества и не позволила бы самому обществу выполнить требования Федерального закона (пункт 2 статьи 24) о распределении или продаже доли в уставном капитале, принадлежащей обществу.


Вернуться


© Федеральная нотариальная палата, 2006-2012

Пишите нам:info@notariat.ru Web-редактору: web@notariat.ru

Разработка сайта и дизайн «ИнфоДизайн» © 2006
Rambler's Top100